28 Ноя

ФРЕЙМ-АНАЛИЗ СТРАТЕГИЙ САМООБВИНЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Современная отечественная публицистика так же часто отзывается эмоциями на происходящее в политике и социуме России, как и рефлексией. Эмоциональная реакция таких материалов вербально выстраивает суггестивный образ у читателя. Этот образ в свою очередь, оживлённый как рефлексией, так и эмоциями публицистов, центрирует вокруг себя картину мира, создаваемую автором. Возникает своеобразный эффект мифологизации России, поскольку вербальные образы, к которым обращаются авторы, чаще всего религиозно-мифологизирующего характера. Это можно увидеть в материалах ниже.

Анализ картины мира в современной публицистике и мифологизация центрального объекта, а именно образа России как актуального явления, через которое происходит генезис представлений о месте и времени, в котором мы живём, представляется интересным. Это не только неизбежное следствие процесса саморефлексии, который активно происходит в русской культуре сейчас,  но и выявление реперных точек «оппозиционной» стороны русской рефлексии.

Для удобства работы с образами мы используем фрейм-анализ, который позволит разложить «на составляющие» данные образы, выявив те суггестивные образы, которые за ними скрываются, а через это — выявив ту картину мира, которую конструируют посредством данных образов.

Первый материал: С. Протасов «Хватит отливать» [3].

Таблица 1.

Репрезентация фреймов в материале С. Протасова «Хватит отливать»

фрейм субфрейм пример
Современная Россия Памятник Дзержинскому,

 

 

загаженные людьми подъезды

«И вот теперь — памятник Дзержинскому»;

 

«Гадят в подъезде — козни Госдепа. Я не говорю, что их нет: наверняка добавляют мочегонное в нашу русскую кока-колу, — но вы хоть в своем подъезде не мочитесь».

Вечная Россия Чугунный истукан, претензия — народ-богоносец ненависть всех ко всем кара апокалипсис: вонь и мрак «Символ садизма, гражданской войны и братоубийства встает над Россией во всей своей остолбенелой мерзости»

 

«Потерпите еще один лестничный пролет, гордые и несгибаемые. Если уж богоносцы, то хоть донесите до унитаза мочу».

 

«В железном пальто с торчащей над ней маленькой страусиной головой и козлиной бородкой, стекающей с вампирской морды, как сгусток чужой крови. Уж лучше тельцу золотому кланяться, чем чугунному всененавистнику»; «Какая разница, либерал ты или государственник, если в дискуссии у нас на всех один аргумент — ненависть к друг другу? Ненавидят все…»

«Страшная кара обрушилась на мой бедный народ — эпидемия тотальной зависти и обиды. Не любим мы никого, никто нам не нужен, потому что все плохие. А мы — хорошие».

 

«Опомнитесь. Мрак опускается на Россию — такой густой, что найти дорогу домой можно будет только по запаху. И если вас это не беспокоит, то можете дальше мочиться в подъездах. Русский бес пахнет не серой, а сами знаете чем. И еще — на весь мир — кровью».

Нео-средневековая картина мира Мёртвый мир, ненависть, мрак, вонь «Мой народ превращен в зомби…»

Картина мира, которая в результате возникает — это увековечивание образа России — как есть, вместе со всей её деформацией. Генерализация и утверждение этого обобщённого образа вне времени. Вечный символ упадка.

Между двумя точками в пространстве — современной Россией и вечной Россией в статье — нет прослойки, какой-то границы: они перетекают одна в другую — и это видится трагедией, потому что Россия-символ — это прежде всего символ упадка и деградации, всего негативно окрашенного, а Россия в реальности, не обобщённая, не прошедшая через аналитику существует в текстах только мгновение, после которого пространство авторской рефлексии её ассимилирует и превращает в Россию-символ.

В тексте «Хватит отливать!» прослеживается триада: грех — кара — апокалипсис. К этой триаде читатель вместе с автором приходит через две заявленные в начале проблемы, два события — памятник Дзержинскому и моча в подъездах. Триада сводится к причинно-следственной связи по Достоевскому: преступление — наказание. Преступление — гордыня, зависть, ненависть, а наказание — Альцгеймер, то есть безумие.

В результате возникает своеобразная нео-средневековая картина мира, которая подразумевает грех и наказание за него в аду, где сера и бесы. Вечная метафизическая, символическая Россия застывает картиной ада, напоминающей полотна Босха и «Трудно быть Богом» Алексея Германа.

Второй материал:  А. Канюков «Трагедии навстречу» [2]

Таблица 2.

Репрезентация фреймов в материале А. Канюкова «Трагедии навстречу»

фрейм субфрейм пример
СМИ-депрессия стресс в российском обществе искусственно создана ситуация вечного стресса
Общество в стрессе

начало падения

Молчание, замалчивание отмирание в России гражданского общества;

 

российское общество миновало точку невозврата

Грехи Ожесточение и деградация общества Постоянный стресс и информационный диссонанс породили у многих нежелание и неспособность нести ответственность за происходящее в стране

 

Эгоизм и ориентация на удовлетворение сиюминутных потребностей убили мечту о «лучшей жизни для всех»

 

Мы забыли, как бороться друг за друга и совместно защищаться от несправедливости

Страшный суд Смерть праведников, ягнята — на убой власть заставляет нас либо молчать, либо быть агрессивно-послушным стадом

 

убийство праведника, освобождение преступника, повышение цен – это лишь еще один стресс, который лишь усиливает истощение

 

Именно тогда молчаливых ягнят и поведут на убой

Библейский дискурс («праведники», «молчаливые ягнята») к финалу статьи усиливает ощущение надвигающейся катастрофы. Мысль автора развивается от констатации СМИ-агрессии и мрачных прогнозов, которые являются источником постоянного стресса для общества, к перечислению грехов общества — и до предсказания Страшного суда в скором будущем («ягнят — на убой»). Апокалиптический образ усиливается словами о «смерти праведника», которая вопреки мифу не оскорбляет послушное и смирившееся общество.

Третий материал: Г. Ефремов «Дожить до востребования» [1]

Таблица 3.

Репрезентация фреймов в материале Г. Ефремова «Дожить до востребования»

фрейм субфрейм пример
Рабство

безгласное подчинение

пустота (недостаток чего-то или отсутствие, мертвенность, мёртвое). Мёртвая Россия

«применительно к подлости» Салтыков-Щедрин Но в России нет ни общества, ни народа, ни тяготения к свободе, а потому и политики нет и не может быть.

 

Взамен общества – общественность, а на месте народа – население

Камертон как надежда на будущее (грядущий мир добра) и стимул жить и исправлять, бороться Дети, внуки — будущие поколения Мой внук – он и есть моя родина. Моя судьба и карьера. Мне больше нечего делать на свете, иначе как – хотя бы ради него – быть и оставаться собой. Такая забота. Не встраиваться в чужую шеренгу, не радеть об успехе и славе. Но – жить, чтобы не было грязно и мерзостно. Прощать виноватых. И помнить, откуда и почему они – грязь и мерзость. Противостоять. Живешь с неправедной родимой державой – держись, не сдавайся, противься.
Ад Неправедность, мерзость и смрад, нечистота;

 

болезнь (муки)

 

безысходность

Я давно живу в ощущении нечистоты, среди мрака и смрада. Под восторженный рев торжествующей черни. Я сам – ее часть. Но мне все-таки стыдно. Когда они, говорящие и кричащие на одном языке со мной, сливаются в диком согласном восторге перед преступной властью… Это гнусное пугало – моя родина? Только оно и всегда оно?
Спаситель Я как соучастник, самообвинение, взять вину на себя Невыносимо это гнойное тавро соучастия.

 

Это на мне вся невинная кровь. Насильники моего народа и черствой родной земли, соседних стран и людей – это я неизменный ваш меценат!

 

Мы все – массовка в этом гнусном спектакле.

 

И вина все равно – моя. Моими копейками вымощен ад Чечни. С моего молчаливого позволения жируют и множатся нелюди.

Вечность как атрибут адских мук Апелляция к классике, к литературе, к «вечным присказкам» Ведь у них – несменяемость. Род невменяемости. С них, вроде, спроса нет. Это у них (нас) природное. Но ведь разуму непостижимо: поколение за поколением сгорает в этой всепожирающей топке. А при том »веселится и ликует весь народ». Особенная стать.
Истинная и желаемая, живая Россия Объединение, надежда, выход А надо объединяться. Искать руку ближнего, взгляд встречного, вздох милосердного.

 

Если есть на свете какая-то живая Россия, она в напевности языка, в порыве жертвенности, в непреклонной культуре.

Здесь предстаёт схема по позициям: неправедность, борьба, личная ответственность, жертвенность, позиция Спасителя, «чтобы не было стыдно», жизнь в аду,  грех и личная вина. Библейский религиозный дискурс ещё более явный, чем во всех ранее представленных материалах. Кроме библейского дискурса есть намёки на сюжет греческих мифов — Орфей спускается в ад.

В результате перед читателем возникает мифологизированный образ России: ад, место мучений, нечистоты, смрада, неправедности и болезней, место, где нет святого, обесчещенное

Статья построена на антитезе мёртвой России, места для мучений, ад, атрибутом которого является вечность, дурная бесконечность, повторяемость, и живой России — желанного, возможного места, рая, утопии, где все поддерживают друг друга и нет несправедливости и соответственно неправедности.

 Проанализированные в этой статье материалы создают образ России как народа страдающего, но по собственной вине. Народ-грешник не хочет видеть своих грехов, отказывается от покаяния и, соответственно, не получает прощения. Зло совершаемое государством, целиком ложится на этого грешника. Россия как  место в этих материалах предстаёт в образе ада, испытания для своего народа.

В целом необходимо отметить, что рефлексия c с позиции несогласия с большинством, от так называемой современной «оппозиции» власти направлена в сторону мысли о покаянии, признании совершённых ошибок и преступлений, вообще признания вины за прошлое и настоящее.

Список литературы:

  1. Ефремов Г. Дожить до востребования. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.svoboda.org/content/article/27311526.html. (Дата обращения: 15.11.2015).
  2. Канюков А. Трагедии навстречу. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.svoboda.org/content/article/27002277.html. (Дата обращения: 15.11.2015).
  3. Протасов С. Хватит отливать! [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://www.sguschenka.com/09-hvatit/. (Дата обращения: 15.11.2015).
    ФРЕЙМ-АНАЛИЗ СТРАТЕГИЙ САМООБВИНЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ
    Эта статья посвящена исследованию картины мира в современной российской публицистике. Для анализа по системе фрейм-анализ выбраны три публицистических материала. В результате автор делает вывод о том образе России и русского народа, который сейчас складывается в оппозиционных российских СМИ.
    Written by: Касьянова Ольга Александровна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/23/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_28.11.15_11(20)
    Available in: Ebook