22 Сен

ФОНОСЕМАНТИЧЕСКАЯ И ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ЯЗЫКОВОГО ЗНАКА В ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ А.А. АХМАТОВОЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Феномен трансформации, или целенаправленного преобразования, пока еще не имеет общепринятой трактовки в языкознании, хотя некоторые аспекты языковых единиц в творческом идиостиле того или иного автора привлекали внимание филологов.

С.О. Карцевский отмечал, что способность лингвистического знака изменяться является его необходимым и неизбежным свойством, которое позволяет языку оставаться живой и развивающейся системой [2, с. 85].

Рассмотрение аспекта асимметрии языкового знака в художественном тексте дает возможность лучше осознать соотношение плана выражения и плана содержания языкового знака как такового, а также полнее раскрыть его семантические возможности. Хотя произведения А.А. Ахматовой неоднократно привлекали внимание ученых, занимающихся стилистикой и поэтикой, все же осталось довольно большое пространство для разностороннеого исследования художественной семантики языкового знака в творчестве этой поэтессы, многие тексты которой  до недавнего времени были недоступны широкому читателю, относятся к так называемой «возвращенной литературе» ХХ в. Интеграция разноуровневых языковых средств для создания художественного образа в стихотворном тексте  – сложный процесс; что влечет неоднозначность и вариативность определения этого смысла, представляя богатый материал для тщательной языковой интерпретации.

    Трансформация языкового знака может происходить за счет нарушения структуры означающего в слове (морфологическая трансформация), словосочетании и предложении (лексическая и синтаксическая трансформация).

    Некоторые примеры такой трансформации весьма необычны. Обратимся к названию книги поэтессы «Anno Domini» (Лето Господне). Его интерпретация дает возможность усмотреть в нем сложный трехъязычный каламбур: латинское слово anno переводится как «год»; оно созвучно с именем автора – Анна, которое заимствовано русским языком из Библии (в переводе с иврита оно означает «милость», «благодать»). Следовательно, получается картина: автор книги Анна творит свои стихи по благодати Божией, т.е. приравнивается к пророчице (ср. с библейской Анной-пророчицей).

    Строки стихотворения  «Anno Domini MCMXXI» (в переводе «Лето Господне 1921») демонстрируют паронимическое сближение с помощью звукового сходства лексем, имеющих один корень или близкую семантику: Всё расхищено, предано, продано, / Черной смерти мелькало крыло, / Всё голодной тоскою изглодано, / Отчего же нам стало светло? В данном случае лексема предано актуализирует семантический признак ‘продать’: ведь предатель почти всегда продажен, как Иуда; он преследует собственную выгоду. А прилагательное голодный в сочетании с тоской, которая всё  изглодала,  актуализирует семантическое значение ‘полное опустошение, отсутствие всего’.

    В стихотворении «В Царском селе» слово игрушечный несет несколько значений, определяемых по контексту: Странно вспомнить! Душа тосковала, /  Задыхаясь в предсмертном бреду, / А теперь я игрушечной стала, / Как мой розовый друг какаду. В этом отрывке написание с заглавной буквы слова Душа, хотя и объясняется началом предложения, добавляет символичное значение при ассоциативном восприятии «игрушечной» героини. Лексема игрушечный в переносном значении может означать что-то неживое, бесчувственное, ненастоящее, или же «весёлое, забавное, несерьёзное» (возможно, как розовый какаду – живая птица). В таком случае здесь наблюдается явление энантиосемии: игрушечный – неживой и живой одновременно). Кроме того, птица-друг скорее всего приручена человеком. Образ ручного какаду вызывает следующую ассоциацию лексемы  игрушечная = та, которая покорна, послушна чужой воле. Данное метафорическое значение соотносится с гипонимом лексемы игрушка словом кукла – игрушка, сделанная в виде человека. В этом же тексте наблюдаем многозначный каламбур, связанный с  причастием поверженный: …А там мой мраморный двойник, / Поверженный под старым кленом, /  Озерным водам отдал лик, /  Внимает шорохам зеленым. / И моют светлые дожди / Его запекшуюся рану… / Холодный, белый, подожди, / Я тоже мраморною стану.

Лексема поверженный реализует прямое (‘поваленный, упавший’)  и переносное значение (‘потерпевший поражение, раненый, убитый’) в одном словоупотреблении. Образ усиливается сочетанием запекшуюся рану (здесь о неживом говорится как о живом), а утверждение героини о том, что она тоже станет мраморною, можно понимать по-разному: может быть, героиня чувствует свою смерть (ассоциация с мраморным памятником), а может, качество холодного мрамора соотносится с человеческим качеством – бесчувственностью. Как видим, вторичные семантические функции лексем-трансформ могут реализовываться актуализацией в художественном тексте одновременно двух (и более) парадигматических связей лексемы в одном и том же словоупотреблении.

   В лирике Анны Ахматовой наблюдается один из излюбленных приемов поэзии – синестетика  восприятия – который проявляется в нераздельном, целостном восприятии  предмета и явления разными анализаторами органов чувств. В стихотворении «Песенка» читаем: Страшно мне от звонких воплей / Голоса беды, / Всё сильнее запах теплый /  Мёртвой лебеды. Сочетание «запах теплый» вряд ли можно интерпретировать как метафору. Скорее, это метонимия, подвергшаяся трансформации: лебеда имеет налет на листьях, они теплые на ощупь, и именно это тактильное ощущение соединяется с запахом сорванной или скошенной травы.

    Еще пример находим в стихотворении «Я пришла сюда…»: Замечаю все как новое, /  Влажно пахнут тополя. Скорее всего исходной была форма «влажные тополя пахнут», которая трансформировалась в поэтическом тексте. С одной стороны, это морфологическая трансформация, но в итоге получился синестетичный образ функционально измененного слова влажно.

Как видим, модели лексико-семантических трансформаций в поэзии А.А. Ахматовой многообразны: это и преобразования на основе  парономазии, и каламбур, и синестетика образа.

   Список литературы:

  1. Ахматова А.А. Сочинения в 2-х т. – М.: Художественная литература, 1986.

Карцевский С.О. Об асимметрическом дуализме лингвистического знака // Звегинцев В.А. История языкознания в очерках и извлечениях. Ч II. – М., 1965.

ФОНОСЕМАНТИЧЕСКАЯ И ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ЯЗЫКОВОГО ЗНАКА В ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ А.А. АХМАТОВОЙ
Цель исследования – описание фоносемантической и лексико-семантической трансформации языкового знака в поэтических текстах А.А. Ахматовой. Объектом исследования данной работы являются языковые трансформации в художественном тексте, а предметом исследования – свойства функционирующих в системе языковых знаков, на которых базируется возможность их трансформации. Использованы описательный, трансформационный, лексико-семантический, структурно-словообразовательный, компонентный методы исследования. Поэтические тексты А. Ахматовой демонстрируют разные типы трансформации знака языка. Любое использование трансформации знака в поэтическом тексте направлено на создание художественного образа и является по-своему уникальным.
Written by: Федорова Наталья Николаевна
Published by: Басаранович Екатерина
Date Published: 12/07/2016
Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
Available in: Ebook