30 Янв

ФАБУЛЬНАЯ ПАМЯТЬ ГОТИЧЕСКОГО РОМАНА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

«Память жанра» — понятие, данное М.М. Бахтиным в книге «Проблемы поэтики Достоевского» для обозначения существования устойчивых традиций внутри жанра, имеющих свою логику развития. «Жанр живёт настоящим, но всегда помнит своё прошлое, своё начало. Жанр — представитель творческой памяти в процессе литературного развития» [2, с. 163].

В качестве рабочего определения фабулы будем использовать определение Р.Г. Назирова: «Фабула — событийная конструкция произведения, предопределенная литературной традицией, мыслимая как жизнеподобно выпрямленная в плане общечеловеческого опыта времени и выведенная из-под субъективной точки зрения, в отличие от сюжета» [4, с. 2].

Мы утверждаем, что каждый жанр имеет свой фабульный репертуар, наиболее частотно употребляемый и закрепленный в «фабульной памяти жанра». Для подтверждения нашей идеи мы рассмотрим готический роман. Согласно нашим наблюдениям, за готическим романом закрепились две фабулы – это фабула о колдуне-предателе и фабула о возрождении грешника.

Р.Г. Назиров в статье «Гоголь и английский готический роман» перечисляет следующие признакиготического романа: жанр конституируется тайной и интригой, готическому роману присущи романтический эклезиастицизм, (очуждение религиозного человека от окружающего мира) и часто главным героем романа выступает замок. Также характерен фаталистический сюжет.Героев преследует фатум проклятия. В своей основе сюжет имеет сверхъестественный или противоестественный характер: пакт с дьяволом, кощунство, нарушение норм морали: предательская узурпация, братоубийство и в особенности инцест. Все преступления обычно наказываются в финале: поверженный либо раскаивается в нравственном падении, либо обретает свой конец в аду. Действие часто сводится к преследованию добродетельного героя или лучше героини, их заточению в замке, монастыре, тюрьме инквизиции и их запугиванию эффектными ужасами (кровавыми следами, таинственными голосами, оживающими портретами, кровоточащими статуями). В роли злодея всегда либо человек высшего сословия, либо существо большого ума с коварными замыслами, либо прямой посланник дьявола, призванный развратить добродетель. Этот готический злодей (the hero-villain) — единственный характер, все прочие персонажи стереотипны [5, с. 58].

В.В. Гиппиус отмечает, что «к готическим традициям восходят и образ колдуна, и подробности его чародейства» [3, с. 68].

Также исследователь в своей работе отмечает, что фабула о колдуне-предателе присутствует в таких готических романах, как «Страшная месть» Н.В. Гоголя (отметим вслед за ним, что это единственный русский готический роман, хотя это спорный вопрос) и «Замок Отранто» Горация Уолпола, что является одним из аргументов в защиту нашего тезиса. Готический роман в русской традиции неразрывно связан с западной традицией и потому мырассмотрим подробнее скандальный для того времени роман «Монах» Мэтью Грегори Льюиса, которого критики его времени обвиняли в богохульстве и святотатстве в связи с претенциозными для 18 века эпизодами книги и называли роман «эпатажным», «провокативным», «сенсационным» [1, с. 53]. Мрачный, исполненный мистического ужаса роман о священнослужителе, продавшем душу дьяволу ради любви женщины, жертвы дьявольских козней и губителя двух жизней – о новом Фаусте. В романе совершенно четко просматривается контаминация двух фабул: фабула о колдуне-предателе иперверсия фабулы о возрождении грешника. Фабульный               инвариант фабулы о колдуне-предателе складывается из мотивов, перечисленных в диссертации Р.Г. Назирова: 1) колдовство ради обладания юной Антонией. Главный герой, монах Амбросио влюбляется в прихожанку Антонию и, используя колдовство, и при помощи серебряной магической палочки врывается к ней в дом. 2) раздвоение героини между колдуном и близким ей человеком, препятствующим его преступной страсти – в тексте Антонию пытается предостеречь ее мать, заметив сверкающие глаза Амбросио, когда его взоры обращены на Антонию. Антония испытывает замешательство между возникшим интересом к монаху и наставлениями матери. 3) мотив убийства колдуном этого человека. Для свершения колдовского рока Амбросио убивает мать Антонии. 4) следующий мотив – безумие героини. Антония, очнувшись после грехопадения в одном из подземелий монастыря, теряет рассудок.

Также в романе присутствует перверсия фабулы о возрождении грешника. Если в классической фабуле грешник проходит путь очищения и обретает нравственную чистоту, то здесь с помощью посланца из ада, чья цель — развратить монаха, изначально духовный и чистый человек спускается на дно порока. Необходимо отметить, что фабула о возрождении грешника присутствует и в романе Э.Т. Гофмана «Эликсир дьявола» — Медард, также монах, главный герой в финале раскаивается в преступлениях и умирает приобщенным к святой благодати. Его судьба трактуется как искупление своих грехов, пример победы над дьявольскими силами. Также фабула о возрождении грешника присутствует в «Романе в лесу» Энн Рэдклифф, в классическом готическом романе. Маркиз, сначала совершивший гнусное убийство ради похищения наследства Аделайн в последние минуты перед смертью испытывает нравственное возрождение и успевает искупить свои грехи, восстанавливает Аделайн в ее законных правах и завещает значительное наследство. Мэтью Льюис же в романе «Монах» не ломает фабульную традицию, представив ее перверсию.

Итак, мы видим на примере готического романа, что действительно каждый жанр имеет закрепленные за ним фабульные традиции, наиболее часто употребляемые: фабула о колдуне-предателе появляется в следующих готических романах, таких как «Страшная месть» Н.В. Гоголя, в «Замке Отранто» Хораса Уолпола и в «Монахе» Мэтью Льюиса. Фабула о возрождении грешника присутствует в «Монахе» Мэтью Льюиса (в перверсированном виде), в «Эликсире дьявола» Э.Т. Гофмана, в «Романе в лесу» Энн Рэдклифф.

Список литературы:

  1. Miles R. Ann Radcliffe and Matthew Lewis. Blackwell, 2000. —384
  2. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. — М., 1963. — 363 с.
  3. Гиппиус В. В. От Пушкина до Блока. М. — Л., 1966. — 346 с.
  4. Назиров Р.Г. Традиции Пушкина и Гоголя в русской прозе. Сравнительная история фабул / автореф. дисс. … докт. филол. н. — Уфа, 1995. — 46 с.
  5. Назиров Р.Г. Н. В. Гоголь и английский готический роман // Назировский сборник: исследования и материалы / под ред. С. С. Шаулова. — Уфа: Издательство БГПУ, 2011. — С. 57—61.
    ФАБУЛЬНАЯ ПАМЯТЬ ГОТИЧЕСКОГО РОМАНА
    Written by: Авхадиева Индира Артуровна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/15/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.01.2017_1(34)
    Available in: Ebook