30 Дек

ЕВРОЦЕНТРИЗМ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ОСНОВА СОВРЕМЕННОГО ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

 Западноевропейская традиция науки о переводе, существовавшая в течение многих веков в неизменном виде, становится все менее и менее значимой в современном бурно развивающемся мире. Дело в том, что переводоведение Западной Европы, как и любая другая наука, формировалось в условиях доминирующей идеологической перспективы – распространения цивилизации западных стран по всему миру. Крах идеологии позитивизма,  имевший место в ХХ столетии, привел исследователей перевода к выводу о том, что евроцентрическое переводоведение идеально соответствовало требованиям исторического развития западных стран, но не может более соответствовать изменениям, происходящим в современном глобализованном мире.

Действительно, перечитывая труды латинских мыслителей, таких как Цицерон или Св. Иероним, ранние работы немецких теоретиков перевода, в частности, Мартина Лютера или Фридриха Шлейермахера, британских исследователей того времени, таких как Александр Тайтлер или Матью Арнольд, можно констатировать, что все они творили в рамках своего времени и определенных исторических обстоятельств, при этом ни один из перечисленных мыслителей не задумывался о каких-либо альтернативных подходах к выдвигаемым им теориям, и тем более не предполагал ограниченности своих умозаключений с точки зрения их исторической перспективы. В результате, сложившаяся в Европе система концептов переводоведения представляет собой устоявшуюся доктрину, адресованную переводчикам всех времен и народов, при этом весьма ограниченную с точки зрения учёта культурологических факторов перевода.

Ограниченность западных теорий в сфере переводоведения вполне очевидна. Возьмем, к примеру, тот факт, что большинство этих теорий было сформулировано применительно к анализу канонических текстов, включающих тексты Священного Писания и классических произведений художественной литературы. Вследствие этого, западные теории, созданные исключительно на основе изучения письменного слова, не могли быть универсальными и всеобъемлющими. Даже сама терминология переводоведения не свободна от указанной ограниченности: термин «перевод» (translation) ассоциируется у читателей с переносом священных реликвий (слов) в неизменном виде из одного языка в другой.

В современном переводоведении возникает острая необходимость выработки более гибкого и глубокого понимания процесса перевода, поэтому в настоящее время особую важность приобретает освоение опыта незападных народов в области изучения этого центрального явления человеческой деятельности. При этом следует иметь в виду, что для развития существующих западных теорий далеко не достаточно просто инкорпорировать в них достижения не-западных теоретиков и практиков перевода. Существует необходимость полного обновления базовых постулатов западных теорий перевода, осуществлённого на основе учёта достижений не-западных цивилизаций.

В частности, любая теория базируется на тех или иных пресуппозициях (или аксиомах, как в математике). В случае переводоведения современные пресуппозиции носят ярко выраженный евроцентрический характер. Действительно, все они восходят к весьма ограниченному набору европейских культурных контекстов, основанных на греко-римских текстуальных традициях, к христианским ценностям, националистическим взглядам на соотношение языка и культурной идентичности, а также к идее безусловной грамотности и переводческого мастерства, развиваемой высшими классами общества. Все эти пресуппозиции следует внимательно изучить и пересмотреть, если мы стремимся создать более универсальные и всеобъемлющие теории перевода.

В качестве иллюстрации приведённых выше рассуждений рассмотрим несколько «аксиом» современного переводоведения и укажем некоторые пути их переосмысления в условиях жизни языковых сообществ 21 века.

Аксиома 1. Переводчики необходимы в ситуациях межъязыкового и межкультурного общения; они являются посредниками между двумя языковыми и культурными группами населения.

Это базовое положение научной дисциплины «переводоведение», вместе с тем, все, кто изучает перевод, подсознательно признают, что существует множество ситуаций, к которым данная аксиома неприменима. Исторически монолингвизм всегда считался нормой, он до сих пор остается нормой в сознании переводоведов, несмотря на тот факт, что мультилингвизм становится все более широко распространенным явлением в мире.

Для более полного понимания функционирования перевода в сообществах с многоязычным населением (например, в бывших колониях европейских стран) необходимо получить и переработать больше информации по языковому поведению и языковому посредничеству, свойственной таким культурам. Так, например, совершенно не изучены случаи, когда перевод, являясь важным элементом многоязычной культуры, не используется для целей коммуникации между языковыми группами. Билингвы — жители Гавайских островов, для которых английский язык является первым языком, настаивают на использовании гавайского языка в официальных контекстах правительства США (особенно в юридических). Они требуют услуг государственных переводчиков для работы с гавайским и английским языками. В данном случае цель билингвов – добиться признания существования на островах до-английской культуры.

Аксиома 2. Перевод имеет дело с письменными текстами. Второй постулат теории перевода отодвигает на второй план исследования по устному переводу (interpretation)/ Верным признаком данного положения вещей является тот очевидный факт, что даже исследования процесса устного перевода направлены преимущественно на изучение «перевода на конференциях» (conference interpreting), т. е. переводческой деятельности, которая изначально опирается на фиксированный письменный текст.

Очевидно, что это очень серьезный недостаток существующей теории перевода, поскольку большинство культур, существующих на Земле веками, имеют лишь устную природу. Эта традиция сохранилась по настоящее время в большом количестве мировых культур не-западной ориентации. Из сказанного следует, что перевод как человеческая деятельность имеет по преимуществу многовековую устную традицию во всем мире.

Таким образом, развивая современную теорию перевода в направлении исследования не-западного опыта переводческой деятельности, следует изменить постулат о приоритете письменных или фиксированных текстов как основных объектов изучения. Поскольку большинство народонаселения нашей планеты по-прежнему проживает в культурах, где грамотность играет очень ограниченную роль, ученым-переводоведам следует скорректировать свои приоритеты в направлении инкорпорирования в свои изыскания богатого опыта устной (бесписьменной) переводческой деятельности народов мира. Действительно, в первичных устных культурах народов мы встречаемся с многими отличиями по сравнению с культурами письменными: бесписьменные носители языка по-другому изучают и создают тексты, их память также специфична, они по-своему трактуют традицию и вариативность и т. д.

Аксиома 3. Основные типы текстов, с которыми работают переводчики, строго определены и классифицированы.

Большинство западных исследователей полагают, что они знают, используют и изучают базовые типы текстов, созданные человеческой цивилизацией: эпическая, драматическая и лирическая поэзия, роман, учебная лекция, деловое письмо и т. п. В действительности типы текстов в различных культурах разительно отличаются друг от друга и определение репертуара первичных форм и типов текстов, свойственных той или иной культуре, представляет собой довольно сложную проблему для исследователя. Теоретики перевода почти не исследовали проблему типологии текстов, в то же время её решение является настоятельно необходимым, особенно при анализе переводческой деятельности в бесписьменных культурах. Совершенно очевидно, что «устные» культуры имеют свою типологию текстов и особенное семиотическое структурирование речевых произведений, отличное от культур с развитой письменной традицией.

Так, например, утверждение о том, что литература на кельтском языке не имеет природных драматических форм, соответствующих драматическим произведениям, существующим в европейской традиции, не подтверждается фактическим материалом. Кельтские тексты, определяемые в существующей научной традиции как изящные примеры европейской лирической поэзии – эмоциональные поэмы от первого лица, приписываемые известным историческим персонажам, – возможно, следует рассматривать как примеры в жанре перформанс (performance genre). Декламируемые (performed), как правило, известными в стране профессиональными поэтами (пророками), эти поэмы могут рассматриваться как аналог драматических произведений, существующих в других средневековых культурах Европы и якобы отсутствующих в литературах Ирландии и Уэльса.

Аксиома 4. Процесс перевода происходит в «чёрном ящике»: переводчик-индивидуал кодирует переводимый отрезок текста и декодирует его на языке перевода.

Несмотря на многочисленные критические высказывания исследователей, указанная модель имплицитно присутствует в формулировках большинства теоретических исследований процесса перевода. Процесс перевода, понимаемый таким образом, очень индивидуализирован и непосредственно связан с философией западного индивидуализма и западной теоретической базой перевода. При кросскультурном рассмотрении переводческой практики становится очевидно, что такая модель перевода отнюдь не является всеобъемлющей, более того, она не является и доминирующей в умах исследователей. Так, например, её следует соотнести с переводческой практикой, имеющей место в КНР, которую можно проследить за период, составляющий более двух тысяч лет. В рамках китайской переводческой традиции в переводе текста обычно участвует целая группа специалистов, при этом каждый участник процесса решает свою собственную задачу. Очевидно, что примеры, подобные этому, противоречат базовым принципам евроцентрической теории перевода и требуют дополнительных исследований.

Так, следует инвентаризировать весь репертуар приемов, существующих в мировой переводческой практике. Модель «чёрного ящика» с переводчиком-индивидуалом в её центре следует заменить уточненными данными применения других моделей процесса перевода как с точки зрения объемов переведенных материалов, так и с точки зрения частотности применения тех или иных методик. Совершенно естественно, что исследование инноваций в практике перевода должно осуществляться с учётом применения бурно развивающихся информационных технологий. Подобные исследования несомненно расширят горизонты современного переводоведения.

Аксиома 5. В настоящее время перевод входит в совершенно новую фазу своего развития, принимает неизвестные ранее формы ввиду культурного смешения народов, связанного с глобализацией и гибридизацией культурологических конфигураций.

Эта гипотеза, благополучно существующая в мире европейского переводоведения более двадцати лет, отнюдь не выдерживает элементарной критики с исторических позиций. Даже хорошо описанная история стран Запада изобилует документальными свидетельствами миграции народов с незапамятных времен. Так, например, Римская Империя, охватывавшая огромные территории Африки, Азии и Европы, представляла собой пространство, на котором происходило постоянное взаимодействие различных языков и культур, а, следовательно, имели место интенсивные межкультурные и межъязыковые контакты. Изменения языка и культуры мигрирующего населения всегда было в центре политической жизни Римской Империи. Точно так же древняя Китайская Империя объединяла в своем составе множество народов, языков и культур, которые постоянно взаимодействовали не только друг с другом, но даже со странами Запада благодаря наличию Великого Шелкового Пути. Результаты взаимного влияния народов с точки зрения языков и культур детально описаны китайскими учёными с древнейших времен до наших дней. Открытие Северной и Южной Америк в 15-м столетии и его влияние на активизацию взаимодействия языков и культур народов-иммигрантов также получило подробное освещение в письменных памятниках той эпохи и в трудах современных исследователей.

Таким образом, аксиома 5 должна быть кардинально переформулирована с учётом не только западных, но и мировых данных, только после этого она будет иметь право на использование в трудах современных теоретиков перевода. Лучшим способом совершенствования теории и практики перевода в этом отношении является углубленное изучение исторических данных о культурных диаспорах и миграционных процессах языковых групп населения, а также о проблемах гибридизации культур и развитии переводческой деятельности в различные исторические эпохи.

В заключение следует сказать, что в данной статье я пытался показать неадекватность сугубо евроцентрической теории перевода применительно к описанию языков незападного ареала. По моему глубокому убеждению, современная теория перевода должна базироваться на подлинно интернациональном характере переводоведения. Она призвана разрабатывать новые способы перевода и методические принципы подготовки переводчиков, которые позволят обеспечить современные процессы взаимодействия языков и культур всех народов мира.

ЕВРОЦЕНТРИЗМ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ОСНОВА СОВРЕМЕННОГО ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ
Written by: Шадрин Виктор Иванович
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 06/19/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
Available in: Ebook