26 Сен

ЭМОТИВНОСТЬ КАК ЭЛЕМЕНТ СМЫСЛОВОЙ СТРУКТУРЫ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОГО ТЕКСТА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Наметившееся в последние десятилетия изменение парадигмы гуманитарного знания в сторону антропоцентризма ознаменовалось формированием на стыке существующих наук новых исследовательских областей, направленных на изучение человека в его многообразии взаимоотношений с окружающим миром. Антропоцентрический подход к изучению сущности человека, согласно которому при анализе любых языковых средств определяющим становится человеческий фактор, является одним из важнейших направлений развития современной филологической науки.

Одним из результатов такой антропоцентрической переориентации явилось наблюдаемое в последние десятилетия в отечественной лингвистике повышение интереса к проблеме эмоций и способам их вербализации. Современные исследования в области языка доказывают, что к базовым функциям языка наравне с коммуникативной, когнитивной, гносеологической, экспрессивной относится и эмоциональная. Интерес к эмоциональной сфере человека вполне оправдан, поскольку она пронизывает все стороны нашего существования. Проблема эмотивности сегодня уже не является новой в лингвистике. Последние двадцать лет ей уделяется все большее внимание: признается, что современные работы, посвященные вопросам семантики, грамматики и прагматики не могут быть полными без учета субъективного фактора. В связи с этим выделилась особая отрасль исследований – эмотиология или лингвистика эмоций, изучающая отражение эмоциональных состояний в языке. Весомый вклад в развитие этой отрасли познания уже внесли А.Вежбицкая, Н.А.Лукьянова, Е.Ю.Мягкова, З.Е.Фомина, В.И.Шаховский и мн. др.

Эмоциональные процессы изучают в различных науках: философии, физиологии, психологии, лингвистике. Несмотря на то, что современная наука насчитывает сегодня более 20 различных теорий эмоций, они остаются относительно малоизученным феноменом. Объективная картина репрезентации эмоций в языке может быть получена при интеграции разноуровневых подходов к изучению языка эмоций в рамках единой концепции. Сложность создания теории эмоций заключается в их многогранности.

Одной из приоритетных тем различных междисциплинарных исследований является проблема взаимодействия языка, эмоций и сознания, поскольку эмоции так или иначе сопровождают человека во всех сферах его жизнедеятельности, в поступательном освоении им мира, в когнитивно-языковой деятельности человека.

Несмотря на то, что лингвистика позже других наук обратилась к изучению сферы эмоционального, за несколько десятилетий были получены значительные результаты: от отдельных важных высказываний (Ш. Балли) до создания особой науки о вербализации и выражении эмоций — эмотиологии. К настоящему времени накопилось большое количество работ, посвященных исследованию психоэмоциональных характеристик, объективированных в слове и тексте, эмотивных смыслов и эмоциональных доминант текста, эмоциональных концептов и метафор, т.е. отражения человеческих эмоций в языке (С.Г. Воркачев, Е.В. Димитрова, С.В. Ионова, Н.А. Красавский, В.В. Леонтьев, Е.Ю. Мягкова, Н.Н. Панченко, В.А. Пищальникова, Я.А. Покровская, Ю.А. Сорокин, О.Е. Филимонова, З.Е. Фомина, В.И. Шаховский).

Проблема эмоции в языке чаще всего рассматривается в лексикологии (В.Н. Гридин, И.Н. Худяков, М.К. Шакова, З.Е. Фомина, Л.Г. Бабенко, О.Ф Шматина и др.) и связана с проблемой отражения в языке национального сознания, культуры, традиций народа (А. Вежбицкая, Ю.С. Степанов. Ю:Д. Апресян и др.). Многие ученые считают, что эмоции выражаются преимущественно в сфере лексической семантики и исследовать эмотивность в языке нужно как лексико-семантическое явление (Дж. Эйтчисон, Б. Волек).

Известно, что природа эмоций по своей сути невербальна, однако в рамках эмотиологии представляется возможным говорить о вербализации эмоций, хотя их адекватное обозначение в языке оказывается довольно сложным, что объясняется нечеткостью денотатов эмоций. [3]

Средства вербальной концептуализации эмоций разноуровневы. В реальной речи они выступают в комплексе, придавая ей образность и экспрессию. Наиболее коммуникативными являются лексический и фразеологический уровни языка. Лексические средства языка являются важнейшим инструментом формирования и развития феномена «эмоциональный концепт», так как наличие отдельной лексемы служит прямым свидетельством существования понятия.

Постигая окружающий мир, человек, не может охватить действительность целиком, процесс познания и концептуализации носит поступательный характер. Результат процесса концептуализации заключается в осмыслении полученной информации, формировании смысла об объектах познания и структурировании полученных знаний (концептов). Когнитивная деятельность человека понимается как процесс концептуализации фрагментов объективного мира, в результате которого сознанием формируются концепты – ментальные сущности, соотносящиеся с предметами, процессами и явлениями действительности. Концепт как объект идеальный, результат ментальной деятельности человека репрезентируется в языке. Язык выступает кодовым (знаковым) организатором, связующим звеном между внутренним миром человека и внешним миром: воспринимая в процессе деятельности мир, человек фиксирует в языке результаты познания. Соответственно концепт как знание об обозначаемом фрагменте объективного мира во всех его связях и отношениях может быть реконструирован через свое языковое отражение.

Наряду с лексической семантикой категория эмоциональности изучается и в других разделах лингвистики. В настоящее время проблема эмоций активно исследуется и применительно к тексту. Способность текстов волновать, воздействовать, заставлять переживать содержание, доставлять удовольствие всегда признавалось их имманентным качеством. Формирование лингвистических взглядов на данную проблему во многом обусловлено общенаучной традицией противопоставлять чувственное рациональному в природе человека. В связи с этим эмотивность долгое время рассматривалась как явление субъективное по своей природе, противоречащее принципу рациональности, информативности и не подлежащее лингвистическому описанию.

Решение многих проблем, связанных с изучением эмотивной формы и эмотивного содержания текстов стало возможным с введением в исследовательский аппарат лингвистики понятий и процедур когнитивной науки.

Когнитивными исследованиями доказано, что традиционное оперирование понятиями как логическими категориями, не соответствует в полной мере представлениям современной науки о сущности мыслительной деятельности человека. Использование когнитивного подхода к исследованию содержания текста позволяет учесть роль различных факторов интеллектуально-психической деятельности человека (в том числе и субъективных, эмоциональных) в порождении и восприятии текста.

Известный голландский лингвист Тейн ван Дейк, говоря о внутренней структуре говорящего, подчеркивает, что при построении реальной когнитивной модели человека в расчет должны браться не только абстрактные ментальные знания человека, но также и реальные мнения, потребности, желания, предпочтения, установки, намерения, чувства, эмоции. В связи с этим все более настойчиво звучит тезис ученых о том, что любая когнитивная модель человека будет неполной без включения в нее сферы эмоциональности [2, с. 25]. Однако разброс мнений по поводу места и роли эмоций в структуре человеческого сознания и в формировании содержания текста велик: от признания факультативности текстовых эмоций до утверждения, что эмоционально нейтральных высказываний, будь они устными или письменными, не существует, так как не существует нейтральных состояний человека.

Для решения данного вопроса плодотворной оказалась выявленная когнитивной психологией мысль о способности эмоционального опыта, как и любых знаний человека о мире, накапливаться, храниться, кодироваться знаковыми средствами, воспроизводиться и адекватно восприниматься окружающими. Известно, что знания о мире в нашем сознании организованы в виде абстрактных ментальных единиц: фреймов (Минский М.), скриптов, сценариев (Шенк Р., Абельсон Р.), ментальных моделей (Джонсон М.), моделей ситуаций (Кинч В., ван Дейк Т.), которые организованы вокруг некоторого концепта.

Любой концепт, как показывает Ю.С. Степанов, представляет собой многомерное смысловое образование, в котором, помимо понятийной части, облигаторно содержится эмоциональный элемент, оценки, ассоциации, образы, мифологемы и т.д., характерные для данной культуры. Существуют также особые виды концептов, ядром которых являются базовые эмоции, — эмоциональные концепты [1, с. 4]. Ценностные и образные элементы концепта отражают видение мира человеком, его пристрастное отношение к предметам и явлениям реальности. В эмоциональных концептах эти элементы доминируют, обобщая индивидуальные и коллективные представления человека о действительности.

Специфика лингвистического аспекта эмоциональности состоит в объективации семантической интерпретации эмоциональности. Как отмечает В.И.Шаховский, «на языковом уровне эмоции трансформируются в эмотивность; эмоция — психологическая категория, а эмотивность – языковая, поскольку эмоции могут и вызываться и передаваться (выражаться, проявляться) в языке и языком» [7, с. 13]. Таким образом, категория эмотивности отражает систему эмоциональных характеристик языковой личности (ее эмоциональное состояние и эмоциональное отношение к отражаемому миру) и делает возможным существование эмоциональной коммуникации. При этом важно, что эмотивность – имманентно присущее языку семантическое свойство выражать системой своих средств эмоциональность как факт психики, отраженные в семантике языковых единиц социальные и индивидуальные эмоции.

Письменный текст, будучи результатом текстовой деятельности, отражает все проявления эмоциональности человека. Как один из «всепроникающих» аспектов человеческого опыта, эмоции затрагивают и его форму, и содержание, выражаются в эмоциональной позиции автора, в выборе темы текста и формах его структурной организации. Эмоциональные особенности личности становятся как бы призмой, сквозь которую человек смотрит на мир, определяя субъективность восприятия и особый, субъективный, модус текста (радостно, иронично, трагически, торжествующе и т. д.). При этом язык выполняет специфическую функцию опосредования: эмоциональное отражение тесно связано с языком, фиксируется в знаках языка и в таком виде может находить воплощение в тексте.

Таким образом, проблема отражения эмоций не может ограничиваться их номинацией, а требует рассмотрения и иных способов объективации эмоций, которые предполагают обращение к тексту. Для отражения всей полноты эмоциональных проявлений в тексте используются косвенные способы, среди которых наиболее употребительными считаются следующие: а) указание на известную ситуацию, в которой возникает эмоциональное явление, б) сравнение этого эмоционального явления с похожим на него другим явлением, знакомым адресату [1, с. 454].

Когнитивная лингвистика выявила, что в ментальном представлении текста выделяются принципиально различные эмоциональные явления, которые соответствуют эмотивности как объекту отражения и как способу отражения: первый тип эмоций относится к миру, описываемому в тексте, второй, связан с характером интерпретации этого мира автором.

По мнению Е.Н. Нурахметова, любой текст оказывает то или иное эмоциональное воздействие на адресата (это в равной степени относится к научным, художественным, публицистическим текстам и к обиходно-разговорной речи) [5]. Содержание текста представляет собой отражение некоторого фрагмента реальной действительности. Смысл текста включает в себя и оценку данного фрагмента, как интеллектуальную, так и эмоциональную. Следовательно, конкретные эмоции входят компонентом в смысловую структуру текста. Таким образом, автор текста кодирует определенными языковыми средствами свое собственное эмоциональное отношение к событиям текста, персонажам и т. д., и в то же время он стремится вызвать у адресата текста эмоции, созвучные авторскому замыслу, так что одновременно осуществляется экспрессивная функция, т.е. функция самовыражения и функция воздействия.

Итак, современные исследования категории эмоциональности доказывают, что эмоциогенность потенциально присуща любому тексту как единице дискурса, и эмотивность является составной частью смысла текста даже в тех типах дискурса, где интеллективная информация доминирует и является ведущим признаком типа дискурса.

Список литературы:

  1. Апресян Ю.Д. Интегральное описание языка и системная лексикография. Избр. труды. Том II. М., 1995. – 767 с.
  2. Дейк Т. А. ван. Язык. Познание. Коммуникация; под ред. В. И. Герасимова. М.: Прогресс, 1989. – 312 с.
  3. Кириллова Н. В. Концептуализация эмоции страха в разноструктурных языках (на материале русского, английского и чувашского языков): автореф. канд. фил. наук. Чебоксары, 2007. – 30 с.
  4. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Теория метафоры. — М., 1990. – 256 с.
  5. Нурахметов Е.Н. Роль эмоции в создании картины мира художественного текста [Электронный ресурс] [2008]. URL: http://www.rusnauka.com/NTSB_2006/Philologia/3_nurahmetov.doc.htm (дата обращения: 23.08.2015)
  6. Фомина З.Е. Немецкая эмоциональная картина мира и лексические средства её вербализации. Воронеж: ВГУ, 2006. – 336с.
  7. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж, 1987. – 190 с.
    ЭМОТИВНОСТЬ КАК ЭЛЕМЕНТ СМЫСЛОВОЙ СТРУКТУРЫ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОГО ТЕКСТА
    В статье проведен обзор изучения лингвистического аспекта эмоциональности в отечественной и зарубежной лингвистике. Автор детально описывает характеристики эмоциональных концептов, категорию эмотивности как лингвистического аспекта эмоциональности. Автор приходит к заключению, что эмотивность является составной частью смысловой структуры научно-популярного текста при доминанте интеллективной информации.
    Written by: Смолина Людмила Валерьевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/06/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_09(18)
    Available in: Ebook