28 Фев

ДИСКУРСНЫЕ МАРКЕРЫ В РУСЛЕ ТЕОРИИ ПОНИМАНИЯ ТЕКСТА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В настоящее время существуют два взгляда на понимание текста – традиционный и интерпретационный.

Традиционный или научно-рационалистический взгляд на понимание текста связан с именами И. Канта (1907), В. Дильтея (1911), Р. Карнапа (1928), Х.Г. Гадамера (1960), Г.Х. фон Вригта (1971). Он базируется на понимании взаимосвязи двух процессов, имеющих место как в непосредственном (живом), так и в косвенном (опосредованном) общении: процесса опредмечивания (объективации субъективного) и процесса распредмечивания (раскрытия объективированного мира). При этом содержание знания одного субъекта общения, заложенное в произнесенных или написанных предложениях и тексте или выраженное в поступках или предметах, становится достоянием внутреннего мира другого субъекта. В 1970–1980-х годах Ф. Джонсон-Лэрд, основываясь на данных экспериментальной психолингвистики, развил исходные представления теории понимания текста в своей статье «Процедурная семантика и психология значения». Автор, основываясь на том, что «индивиды обычно не запоминают ни поверхностную форму предложений, ни их глубинную синтаксическую структуру», задается вопросом, действительно ли «предложение является самой крупной единицей, обычно участвующей в воспроизведении текста по памяти (recall of language), или же, возможно, слушающий из значений предложений в связном дискурсе имплицитно создает сильно сокращенную и необязательно языковую модель повествования, а воспроизведение текста по памяти в большей мере является активной реконструкцией, базирующейся на том, что осталось от этой модели» [2, с. 234-257].

Интерпретационный (интерпретативный) взгляд на понимание текстов возник на рубеже 1970-х годов и связан с именами таких ученых, как Дж. Брансфорт, Дж. Баркли и Дж. Фрэнкс [Bransfort, Barclay, Franks, 1972], которые, выдвинув гипотезу теории понимания, разграничили «интерпретативный» и «конструктивный» подходы к семантике. Интерпретативный подход исходит из предположения о том, что семантическая интерпретация предложения обеспечивает полноценный анализ его значения. Конструктивный подход утверждает, что индивид строит интерпретацию, выходящую за рамки представленной в языковой форме информации. В дальнейшем, данный подход нашел свое развитие в научных исследованиях П. Рикёра и Ж. Дерриды.

П. Рикёр рассматривал понимание текста как интерпретацию, подразумевая под ней «работу мышления, которая состоит в расшифровке смысла, стоящего за очевидным смыслом, в раскрытии уровней значения, заключенных в буквальном значении; <…> интерпретация имеет место там, где есть многосложный смысл, именно в интерпретации обнаруживается множественность смыслов» (4, с. 18). Из этого утверждения следует, что на смену реконструкции замысла приходит конструкция смысла, а также что интерпретация является процессом оперирования концептуальными средствами для согласования смыслов. Согласимся с мнением ученых, высказавших мысль не столько о научности, сколько о глубокой познавательности интерпретации смыслов. Выделяются следующие виды интерпретации текста: структурный (формальный) анализ, анализ звуковой организации текста, анализ формального (грамматического) строения слов; анализ тематики, композиции текста художественного произведения; анализ поэтического синтаксиса; постструктуралистское толкование.

Последнее, как отмечает Ж. Деррида, включает «… два способа истолковать истолкование, структуру, знак и игру. Первое истолкование стремится и силится истолковать некую истину <…> Второе истолкование, отвратившее свой взор от начала, утверждает игру и пытается встать по ту сторону человека и гуманизма <…>» [1, с. 425]. В рамках данной теории постулируется свободная игра интерпретации текста.

В отличие от интерпретативной и конструктивной теорий Ф. Джонсон-Лэрд выделил две стадии понимания. Первая стадия характеризуется поверхностным пониманием высказывания, создающим пропозициональную репрезентацию, близкую к поверхностной форме предложения и строящуюся на ментальном языке, сопоставимым по богатству со словарем естественного языка. Данную гипотезу отстаивают, в том числе, когнитивный психолог В. Кинч [Kintsch, 1974], а также Дж. А. Фодор, Т. Г. Бевер и М. Гаррет [Fodor, Bever, Garrett, 1974]. Пропозициональные репрезентации как экономное средство представления дискурса содержат достаточное количество информации для обеспечения ее дословного воспроизведения, по меньшей мере, в течение короткого промежутка времени.

Неотъемлемыми элементами дискурса являются дискурсные маркеры – «неоднородный класс неизменяемых слов, не совпадающих по своим функциональным и дистрибутивным качествам», но «формирующих единое лингвистическое пространство» [7, с. 4].

Теоретический анализ функционирования дискурсных маркеров в контексте учения Ф. Джонсона-Лэрда о двух стадиях понимания текста позволяет прийти к следующему заключению. Дискурсные маркеры оперируют на первой стадии понимания высказываний. Они способствуют построению адекватной ментальной модели дискурса в сознании коммуникантов благодаря их способности отмечать содержательно значимые блоки в дискурсе и однозначно устанавливать границы интерпретации данных блоков и логическую взаимосвязь между ними. Например,

<Высказывание 1>. On the other hand, <высказывание 2>. Well, <высказывание 3>.

Данный пример показывает, что даже при отсутствии сведений о смысловом наполнении каждого из высказываний представляется возможным построить абстрактную ментальную модель, устанавливающую границы и характер интерпретации данных высказываний. Так, второе высказывание контрастивно по отношению к первому, в то время как третье является подытоживающим выводом или же переходом к новой теме разговора.

Вторая, факультативная стадия понимания по Ф. Джонсону-Лэрду использует пропозициональные репрезентации как основу построения ментальной модели, структура которой аналогична ситуации, описываемой в дискурсе. Процесс конструирования ментальной модели основывается также на контекстуальной информации и имплицитных умозаключениях, основанных на знаниях о мире. «Высказывание – это скорее ключ к конструированию модели, чем чертеж, по которому она могла бы быть построена» [2, с. 235]. Как следствие, построение ментальной модели в обязательном порядке предваряется выявлением пропозициональной репрезентации.

Интерпретируя роль и место дискурсных маркеров на второй стадии понимания высказывания, следует отметить следующее. Несмотря на то, что дискурсные маркеры не привносят новых содержательных знаний о мире, они способны отмечать значимую информацию подобного рода и фокусировать внимание реципиента на ней. Тем самым, дискурсные маркеры актуализируют конкретный смысл высказываний в дискурсивном взаимодействии.

Теория ментальных моделей дает объяснение второй стадии понимания. Согласно данной теории смысл некоторого высказывания устанавливается соотнесением его пропозициональной репрезентации с ментальной моделью, представляющей существенный контекст высказывания, а также со знаниями о мире. Когда референты определены, новая информация, содержащаяся в высказывании, может быть добавлена к модели в целях ее приведения в соответствие с текущим моментом. Данный процесс может происходить не на уровне полных предложений, а на уровне предикативных синтагм или их составляющих.

Построение ментальной модели, основанной на пропозициональной репрезентации, требует больших когнитивных усилий в сравнении с формированием индивидуальной пропозициональной репрезентации. В силу данного факта считаем возможным предположение о лучшей запоминаемости индивидом модели, нежели пропозиции.

В модели воплощаются умозаключения, активированные схемы, отсылки, что позволяет гипотетически заключить, что модель выходит за рамки буквального значения и значения исходных предложений невосстановимы по модели. Вышеперечисленные гипотезы подтверждаются экспериментальными исследованиями, проведенными Р. Глушко и Л. Купером.

Согласно наблюдениям вышеназванных ученых, конструктивный процесс замедляется любыми выражениями, трудно поддающимися интерпретации, такими как отрицательные элементы и семантически «маркированные» слова. Однако, как только построение модели завершается, данные переменные не оказывают какого-либо заметного влияния [6, с. 391-421].

Учение о двух стадиях интерпретации Ф. Джонсон-Лэрд развил в более общую теорию, основанную на ряде независимых допущений.

  1. Процесс интерпретации вымышленного дискурса тождествен процессу интерпретации истинных утверждений.
  2. В процессе понимания создается единая ментальная модель дискурса.
  3. Интерпретация модели зависит как от модели, так и от процессов ее построения, расширения и оценки.
  4. Функции, строящие, расширяющие, оценивающие и пересматривающие ментальные модели, в отличие от функций интерпретации в теоретико-модельной семантике, не могут трактоваться абстрактно.
  5. Дискурс истинен, если он имеет, по крайней мере, одну ментальную модель, удовлетворяющую его условиям истинности, которая может быть встроена в модель, соответствующую действительному миру [2, с. 237-238].

Современный взгляд на проблему понимания текста принадлежит В.В. Попову, Б.С. Щеглову и С.А. Петрушенко, выделившим три уровня глубины понимания текста.

  1. Поверхностный («лингвистический») уровень характеризуется пониманием на уровне явления, то есть: 1) выделяются лексические единицы и синтаксические отношения между ними; 2) устанавливаются семантические характеристики; 3) добавляется информация для расширения поиска логических процедур, восстанавливающих пропуски или обнаруживающих некоторые рассогласования в тексте. Данный уровень рационалистического анализа допускает интенсивное использование современной компьютерной системы.
  2. Интерпретация как более глубокий уровень анализа текста включает в себя выделение элементов текста, соответствующих смысловым структурам интерпретатора и импонирующих ему. В процессе интерпретации и понимания текста интерпретатором используются собственный жизненный опыт, совокупность историко-культурных знаний (вертикальный контекст), лингвистическая интуиция (лингвистический вертикальный контекст) и смысловые доминанты, сформировавшиеся в определенной культурной среде в данное время.
  3. Постижение смысла текста является уровнем, на котором происходит наполнение текста авторским смыслом [3, с. 235-236].

Таким образом, с позиции современной когнитивной лингвистики текст рассматривается как способ фиксации индивидуального сознания его автора.

Поскольку первый уровень глубины понимания текста, то есть поверхностный или «лингвистический», коррелирует с первой стадией понимания высказывания по Ф. Джонсону-Лэрду, то, по нашему мнению, к данному уровню глубины следует отнести и функционирование дискурсных маркеров. Так как, согласно В.В. Попову, Б.С. Щеглову и С.А. Петрушенко, поверхностный уровень в значительной степени подвержен анализу с применением компьютерных систем, то считаем, что и дискурсные маркеры могут найти адекватное формализованное описание с применением специализированных алгоритмических процедур. Второй уровень глубины понимания текста коррелирует со второй стадией понимания высказывания по Ф. Джонсону-Лэрду и характеризуется функционированием дискурсных маркеров как фокусных регулятивных элементов в высказывании.

Согласно рассматриваемой теории, понимание текста невозможно без определенных усилий сознания и психики человека, его эрудиции, специальных знаний о нашем мироустройстве и общественной жизни, а для понимания текста на иностранном языке – без знания данного языка. Исследование проблемы понимания обнаруживает появление «ситуаций понимания», тесно связанных с условиями существования субъектов общения, – частным жизненным опытом, познавательными способностями, психологическими особенностями и т.п. По В.П. Филатову, «ситуация понимания» всегда разрешается в языке, и решение дается в «игровой», то есть неоднозначной, незаконченной форме [5, с. 214].

Итак, из проведенного теоретического анализа следует, что в русле теории понимания текста дискурсным маркерам отводится важная роль в формировании ментальной модели дискурсивного взаимодействия, отражающей на высоком уровне обобщения структуру дискурса, границы понимания входящих в него логических блоков и связей между ними. Кроме того, дискурсные маркеры, выступая фокусными элементами дискурса, актуализируют конкретное содержание высказываний и способствуют правильной расстановке акцентов в их интерпретации. Как следствие, идентификация дискурсных маркеров и их когнитивно-функциональных параметров может применяться в системах искусственного интеллекта как теоретико-методологическое основание автоматизированного понимания логической структуры текста на естественном языке. Дискурсные маркеры могут быть подвергнуты автоматизированной идентификации в силу специфики их синтагматических и позиционных свойств как дискурсивных элементов, расположенных на границах логически выделимых и значимых блоков в дискурсе. Следовательно, теория понимания текста предоставляет теоретические основания как для определения высказывания в качестве основы моделирования лингвокогнитивной ситуации в дискурсе, так и с точки зрения теоретических подходов к автоматизированному когнитивному анализу дискурсных маркеров.

 

Список литературы:

  1. Деррида Ж. Письмо и различие. СПб.: Академический проект, 2000. – 430 с.
  2. Джонсон-Лэрд Ф. Процедурная семантика и психология значения // Новое в зарубежной лингвистике. – 1988. – Вып. XXIII. – С. 234 – 257.
  3. Попов В.В., Щеглов Б.С., Петрушенко С.А. Рационалистический подход к пониманию текста // Текст в системе высшего профессионального образования: материалы I Международной научно-практич. конф. Таганрог: Таганрогский гос. пед. ин-т, 2003. – С. 235- 236.
  4. Рикёр П. Конфликт интерпретаций: Очерки о герменевтике. М.: «КАНОН-пресс-Ц»; «Кучково поле», 1995. – 411 с.
  5. Филатов В.П. Научное познание и мир человека. М.: Политиздат, 1989. – 270 с.
  6. Glushko R.J., Cooper L.A. Spatial comprehension and comparison processes in verification tasks // Cognitive Psychology. – 1978. – Vol. 10. – P. 391-421.
  7. Hansen, M.-B. The Functions of Discourse Particles. A study with special reference to spoken French. Amsterdam: John Benjamins, 1998. – 417 p.
    ДИСКУРСНЫЕ МАРКЕРЫ В РУСЛЕ ТЕОРИИ ПОНИМАНИЯ ТЕКСТА
    Written by: Каменский Михаил Васильевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/17/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook