28 Апр

Деловая коммуникация с позиции этико-коммуникативных норм (на материале жанра «извещение»)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

«Человеку без документов строго воспрещается существовать» ,- сказано в  романе М.А.Булгакова «Собачье сердце». Несмотря на утрированность, фраза содержит серьезную долю истины: устные и письменные тексты официально-делового стиля (в дальнейшем ОДС), обслуживающие названную сферу, сопровождают нас с первых и до последних дней жизни, регулируя разнообразные отношения с социумом. Как и в любой другой сфере речевой коммуникации, деловой текст имеет автора и адресата. Следовательно, даже с учетом требований максимальной безличности, унификации и стандартизации деловой текст создается и принимается субъектом (причем и в том случае, когда субъекту приписывается роль объекта). Принципиально то, что это всегда люди. Или отдельный гражданин как физическое либо юридическое лицо, или любая организация любого уровня (районная, поликлиника, отдел ЕИРЦ, теле-/радиостанция), МИД, ООН и т.д. и т.п.) как объединение на определенной основе личностей с присущими им особенностями. Пересечение и в итоге полное/частичное совпадение/ несовпадение ценностей, взглядов, интересов отдельных личностей, проявляющееся в конкретных речевых и неречевых действиях, дает о себе знать в разнообразных ситуациях социальных отношений, причем происходит постоянное взаимовлияние положительного / отрицательного характера этих отношений. Закономерно, что ведущая роль в их построении принадлежит речевой коммуникации: именно ее посредством реализуются любые социальные контакты.

Изложенные обстоятельства определили наше обращение к такому жанру ОДС, как извещение. В связи с этим представляется важным остановиться на принципиальных для дальнейшего рассмотрения положениях.

Отражая насущную потребность в упорядочении жизнедеятельности посредством создания правил, на основе которых возможно утверждение соответствия / несоответствия им отношений и поступков людей, тексты ОДС:

  • конституируют статусы:

а) разнообразных субъектов всех социальных контактов;

б) самих контактов и их конкретных проявлений (ситуаций), а также иные действия;

в) результатов контактов и иных действий;

2) обосновывают позиции с опорой на научные данные в самых разных областях, на общечеловеческие нормы морали;

3) носят правовой статус, отражая его путем прохождения ряда процедур;

4) имеют цель обеспечение условий для комфортного существования и сосуществования, личного и общественного блага в соответствии с определенными законами.

Логично, что к текстам ОДС предъявляются строгие требования абсолютной точности, стандартизированности, недопустимости наличия эмоционально-экспрессивных средств (за исключением иллюстративного материала в случае необходимости), безличности (для части из них), долженствующе-предписывающего характера (для части их них)

Принципиальность приведенных положений заключается в том, что тексты ОДС, воплощающие такое содержание при столь жестких требованиях прежде всего к словесному языку, должны или исключать возможность появления конфликтов, или минимизировать их, или позволять оперативно ликвидировать их даже в случаях применения серьезных мер воздействия. Между тем часто наблюдается совершенно противоположное: вызывает несогласие не только правомерность применения норм, но и их содержание и формулировка. Одним из примеров подобного положения дел может служить, на наш взгляд, воплощение жанра «извещение».

Вердикт, вынесенный энциклопедическим словарем — справочником по культуре русской речи, гласит: «… вторичный речевой жанр деловой сферы, информативный, содержит сообщение о фактах, имеющих прямое отношение к адресату. Оформляется, как правило, в виде документа на специальном бланке, куда вносятся необходимые конкретные данные…

Автором извещения выступает социальный институт – официальная инстанция, а адресатом конкретный человек.

… Информативный по происхождению, этот жанр в деловой сфере общения стал по существу императивным. Извещение предполагает осуществление адресатом определенных действий: почтовое … фактически является приглашением получить посылку или перевод «[3, с. 201].

Итак, на первый взгляд, совершенно безобидный по содержанию жанр: большинство взрослых неоднократно получали (-ют) извещения названного выше либо близкого ему содержания и положительно / нейтрально реагировали (-руют) на них.

Но немалому количеству россиян со 2-ой половины 90-х гг. знакомы извещения с иной информацией. Проиллюстрируем это без указания конкретных данных по причине типичности явления:

Уважаемый абонент …

В связи с имеющейся у Вас задолженностью в размере … необходимо в срок до … погасить его в …

В случае невыполнения предписания к Вам будут приняты меры судебного воздействия.

Завершает текст название организации — адресата.

Более того, извещения аналогичного содержания россияне получают и по телефону, однако в этих случаях есть два «но»: не называется конкретный адресат и точная сумма.

Логично предугадать, что все реакции носят отрицательный характер, причем и у тех, кто «заслужил» их.

Для ответа на вопрос о соответствии подобного воплощения жанра «извещения» коммуникативным и этическим нормам общения в административно-правовой сфере и о его речевых и неречевых последствиях необходимо учитывать влияние установленных еще Аристотелем сущностных составляющих речи: оратора (=адресанта), предмета (=темы), слушателя (=адресата).

Практика показывает, что представленное содержание извещений объективно обусловлено: не все граждане, организации, систематически и своевременно оплачивают коммунальные услуги. Однако большая часть потребителей делают это постоянно и в установленные сроки, а иногда и заранее. Адресованность таким потребителям и последствия этого интересуют нас в свете рассматриваемой темы.

С позиции именно таких адресатов нарушены частично или полностью все коммуникативные нормы.

Знание русского языка (общий код) и владение речью на нем позволяют понять каждому из подобных адресатов, что, в силу известных ему объективных причин, отправитель текста и содержание последнего не имеют к нему отношения (принцип наличия технических предпосылок общения); это, собственно, обуславливает коммуникативную бесполезность официальности высокой степени соответствующего стиля и представляющего его жанра (принцип целесообразности), отрицает по сути принципы кооперации, гармоничности, структурирования.

Что касается этических норм, то они также по сути игнорируются, несмотря на то, что формально соблюдаются. Формула речевого этикета в начале текста и отсутствие неприличных слов, оскорбительной двусмысленности, публичного высмеивания (одни из составляющих правила вежливости) не оказывают должного воздействия, а напротив, расцениваются как издевка: сущностные сведения не соответствуют действительности (правило «не лги / старайся не лгать»).

Последствия воздействия подобной информации многим известны: кто-то прочитает извещение и отбросит его (сколько раз такое было!), но таких меньшинство; большинство адресатов станет тратить физические и эмоциональные силы, время и деньги на посещение (часто неоднократное) инстанций-адресантов и доказывать отсутствие у них задолженности, выплескивая негатив от всего этого на близких, коллег; кто-то почувствует себя плохо (в анализируемых извещениях нередко фигурируют суммы в размере от нескольких и более десяти тысяч рублей); кто-то неожиданно скончается вследствие резкого ухудшения здоровья после прочитанного (это не фантастика, об этом писала, в частности, газета «Аргументы и факты»). Почти все перечисленное соответствующим образом отражается на окружающих, которые, будучи родственниками или друзьями, приятелями, знакомыми, переживают за адресата, пытаются ему помочь, терпя нередко выплескиваемый с его стороны негатив от всех разбирательств, страдают от его болезни, тем более – кончины близкого человека. Это, в свою очередь, может иметь новый виток последствий.

Обратимся к стороне инстанции – адресанта.

Учитывая потенциальные и реальные объяснения ошибок в конкретных данных извещений колоссальным масштабом обслуживаемых потребителей, либо сбоем в компьютерной программе, либо когда-то и почему-то неучтенными сведениями, физическим и психоэмоциональным состоянием сотрудника, внесшего неверную информацию в бланк извещения, сменой работника и программы и проч., мы тем не менее позволим себе утверждать: исключительно редко кто-то из отправителей несет наказание за подобные нарушения, чаще всего они даже не приносят извинения за доставленные неудобства. Заметим: особенно трудным, по большей части, практически невозможным представляется доказать причинно-следственную связь между содержанием подобных ошибочных извещений и болезнью, тем более кончиной адресата.

Анализируя извещения-ошибки, мы не единожды использовали выражение «по сути». Оно позволяет показать несовпадение между должным и настоящим в плане следования требованиям, предъявляемым к работе «Кодексом этики и служебного поведения муниципальных служащих» конкретных муниципальных образований. В их число входит и г. Астрахань, где соответствующий Кодекс был утвержден постановлением мэра от 17.03.2011 [4]. Показательно следующее: в п. 27 ч. II «Основные принципы и правила поведения государственных (муниципальных) служащих» говорится, что названные служащие «должны быть вежливыми, доброжелательными, корректными, внимательными в общении с гражданами и коллегами»; в случае отступлений их действия «подлежат моральному осуждению», грубые нарушения влекут применение «мер юридической ответственности» [Там же]. Выражение «по сути» показывает: декларация о том, что «профессиональная деятельность, объектом которой выступают люди, образует сложную систему взаимосвязанных нравственных отношений, куда, в частности, входит отношение специалиста к обществу» [1, с.7], далеко не всегда согласуется с реальным положением дел в ситуациях с извещениями-ошибками, и не только с ними. Как говорили древние, бумага не краснеет. Но не краснеют и люди, её создающие, что подтверждается, к сожалению, только возрастающим количеством конфликтов между гражданами и учреждениями.

В завершение считаем уместным привести мнение С.Г. Тер-Минасовой: «Слова и тексты, окружающие нас … не только регулируют наше поведение, определяют каждый наш шаг, но и … формируют определенный социальный мир» [2, с. 229 — 330]. Таким образом, исполнение жанра «извещение» в немалой степени влияет на то, каким оказывается этот «социальный мир».

 

Список литературы

  1. Атаманчук Г.В., Ионова А.И., Ульянова А.Я. Этика и культура муниципального управления. – М.: Флинта: МПСИ, 2005. – 176 с.
  2. Тер – Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М.: Слово, 2008. – 264 с.
  3. Шмелева Т.В. Извещение // Культура русской речи. Энциклопедический словарь – справочник / Под ред. А. Сковородникова, Е.М. Ширяева. – М.: Флинта: Наука, 2013. – 813 с.
  4. Постановление мэра г. Астрахани от 17.03.2011 « Об утверждении Кодекса этики и служебного поведения муниципальных служащих муниципального образования «г. Астрахань». – Режим доступа : www.kadr.ulgov.ru (дата обращения 12.04.2014), свободный. – Заглавие с экрана. Язык русский.
    Деловая коммуникация с позиции этико-коммуникативных норм (на материале жанра «извещение»)
    Высокая степень конфликтности речевой коммуникации россиян, в том числе в административно-правовой сфере, требует выявления причин и осознания последствий. Цель работы - выяснение соответствия формы и содержания делового текста этическим и коммуникативным нормам, для достижения которой был проведен дискурс-анализ реального наполнения одного из самых распространенных жанров официально-делового стиля – извещения.
    Written by: Елена Евгеньевна Молчанова
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/20/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook