28 Апр

АНТРОПОЦЕНТРИЗМ КАК ПРИНЦИП ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ «БАХУВРИХИ»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Антропоцентризм, относимый сегодня к числу приоритетных принципов научного исследования, знаменует, по выражению Е.С. Кубряковой, «тенденцию поставить человека во главу угла во всех теоретических предпосылках», человек оказывается не просто вовлеченным в анализ тех или иных явлений, но определяет «перспективы этого анализа и его конечные цели» [3, с. 212]. Толчком к формированию антропоцентрической парадигмы в лингвистике послужило осознание необходимости разграничения двух аспектов рассмотрения фактов языка, обозначенных В.А. Звегинцевым как язык в его состоянии и язык в его деятельности: «Если быть до конца честным, то следует признать, что при изучении языка в его состоянии как замкнутой в себе структуры его отношение к человеку, когда оно и постулируется, обычно носит чисто декларативный характер. <…> перед исследователем остается лишь автономное и авторитарное образование – язык «в самом себе и для себя»», человек же «оказывается за пределами языка» [2, с. 164].

Новый ракурс рассмотрения языковых явлений был обозначен как «субъективность в языке» (Бенвенист), или «антропоцентрический принцип» (Степанов). Исходным постулатом антропоцентрической парадигмы в лингвистических исследованиях является признание «способности говорящего присваивать себе язык в процессе его применения» [4, с. 50].

Реализация антропоцентрического принципа в исследовании лексической структуры художественного текста также предполагает внимание к особенностям функционирования слова, но в «пространстве», ограниченном рамками замкнутой системы, каковой является текст. Полисубъектный художественный текст, где автор — «говорящий», по образному выражению Т.Г. Винокур, как минимум «о трёх головах» (автор, рассказчик, персонаж) [1, с. 35], представляет собой продукт самого сложного вида коммуникации – коммуникации литературной, субъектами которой являются, с одной стороны, автор и читатель, с другой – персонажи как личности, говорящие и слушающие, мыслящие и действующие в воображаемом мире, «творимом» автором и отражаемом текстом.

Каждый из субъектов литературной коммуникации может рассматриваться в качестве модели языковой личности, реальной (автор), потенциальной (читатель) или фиктивной (персонаж). При этом основанием для реконструкции текстовых языковых личностей является анализ закономерностей организации текста. Внимание к автору, «стоящему за текстом», связано с вопросами идиостиля писателя.

Антропоцентрический принцип, будучи реализованным в анализе лексической структуры прилагательных «бахуврихи» в художественном тексте, открывает перед исследователем как минимум два возможных пути: 1) постижение инвариантного (не авторского и не читательского, но собственно «языкового») смысла текста посредством реконструкции по лексическим экспликаторам и последующего взаимного соотнесения индивидуальных (персонажных) лексических систем и стоящих за ними систем концептуальных, т.е. прилагательные «бахуврихи», зафиксированные в словарях и употребляемые в речи в своем прямом значении, ср.: аblebodied здоровый,  badtempered раздражительный, crookbacked горбатый, lightminded  легкомысленный и т.д.; 2) описание различных уровней организации языковой личности персонажа в процессе вторичной номинации типа: bigheaded самовлюблённый, cleanhanded честный, doublefaced двуличный и др. Cp.:

She was young and beautiful, willful it is true and quick-tempered, but magnanimous (Murdock) – Она была молода и красива, своевольна и вспыльчива, но благородна. Прилагательное quicktempered используется в своем прямом значении, складывающемся из суммы значений его компонентов.

She regaled me with lurid tales of royal or very highminded adorers (Murdock) – Она потчевала меня страшными сказками о королевской семье или историями о благородных поклонниках (прямое значение).

Взаимопереходы того или иного образа из общего языка в художественный текст и наоборот не означают тождества или близости (семантической, коммуникативной) языковой и художественной метафор:   «Образность языковой метафоры обычно осознается только исследователем: в спонтанной речи (или в художественном тексте, если нет особой эстетической нагрузки) языковая метафора не обнаруживает образного элемента без ущерба для смысла высказывания и может быть заменена своим семантическим эквивалентом (сравним: песня льется – песня звучит) [5, с. 113].

В художественной метафоре это невозможно: если бы мы попытались произвести такую замену, то легко убедились бы, что этого нельзя сделать, не уничтожив самого высказывания, сравним, например: a highranked Madyar > famous; a goodlooking one > pretty;  twopennyhalfpenny authors > untalented;

high-minded adorers > opulent; soul-stirring > tender; a big-hearted woman > generous.

Процесс метафоризации способствует развитию многозначности адъективных композит антропосемического поля, что свидетельствует о семантической емкости, словообразовательной продуктивности и устойчивости лексем указанной разновидности: long-faced: 1) «с продолговатым, вытянутым лицом», 2) «с вытянутой физиономией, с унылым видом»; long-headed 1) «длинноголовый», 2) «проницательный»; black-browed: 1) «чернобровый»; 2) «насупившийся», «хмурый»; widemouthed: 1) «большеротый»; 2) «горластый»; 3) «прожорливый»; 4) «с широким горлом (о бутылке); stiffnecked: 1) «упрямый»; 2) «высокомерный».

Переносное употребление слова может привести к появлению у него производных значений и, более того, к изменению его значения: light-handed: 1) «ловкий», «быстрый», перен. «тактичный»; 2) «налегке», «без ноши», 3) «неполностью укомплектованный (рабочими)»; red-handed: 1) «краснорукий», 2) перен. «пойманный на месте преступления, с поличным».

Литература:

  1. Винокур Л.П. Грамматика английского языка. Л.: Прогресс, — 213 с.
  2. Звегинцев В.А. История языкознания 19-20 веков. М.: Наука , — 321 с.
  3. Кубрякова Е.С. О словообразовательной системе языка и отношениях словообразовательной производности. Рига: Знание, — 246 с.
  4. Степанов Ю.С. Семантика производного слова. М.: Наука, 1975. — 279 с.
  5. Телия В.Н. Типы языковых значений. Связанное значение слова в языке. М.: Наука, — 290 с.
    АНТРОПОЦЕНТРИЗМ КАК ПРИНЦИП ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ «БАХУВРИХИ»
    В статье рассматривается проблема образования прилагательных типа «бахуврихи» в английском языке на основе принципа антропоцентризма, соотношение их первого и вторичного значения, а также - явлений метафорического и метонимического переноса в прилагательных указанного типа в английской художественной прозе.
    Written by: Таджибова Разият Раджидиновна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/20/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook