30 Дек

УПРАВЛЕНИЕ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬЮ: МОДЕЛЬ ФОРМИРОВАНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПРИБЫЛИ В ЗОНТИЧНЫХ СТРУКТУРАХ ЛЕСНОГО КОМПЛЕКСА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Актуальность проблемы обусловлена созданием на Дальнем Востоке территорий опережающего развития (ТОР) или территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), составной частью которых должны стать инновационно-технологические зоны, экотехнополисы, экотехнопарки, инкубаторы и другие формы зонтичных структур.

Разработка инвестиционной политики и концепции улучшения инвестиционной привлекательности в стране и регионах должна строиться исходя из следующих основных принципов: инвестиционные ресурсы везде ограничены, поэтому делать ставку лишь на иностранные инвестиции нельзя; иностранные вложения придут лишь тогда, когда будут осуществляться собственные инвестиции, в том числе государственные; необходим не просто рост инвестиционной активности, но повышение эффективности капвложений и усиление инновационности; привлечение инвесторов должно осуществлять через создание равных условий  и снижение налогов для всех их видов;  необходимо прекратить отток капитала из страны и стимулировать выход бизнеса из тени [1].

Инвестиционная политика обычно определяется как совокупность хозяйственных решений, определяющих темпы развития производства, сбалансированность и эффективность экономики и получение максимального количества продукции на единицу затрат, как определение целей и объема инвестиций.

Полагаем, что важно обеспечить повышение «инновационной» составляющей, ибо инновации это не только новые или усовершенствованные продукты, но и целевое изменение в функционировании предприятия, связанное с повышением его конкурентоспособности. Рост конкурентоспособности производства, как справедливо утверждается, можно реализовать на основе активизации «ключевых» инноваций, выделения групп успешных предприятий и развития «мягкой» инфраструктуры [2].

Поэтому, подчеркивая рост значимости инноваций, допустимо говорить о единой инвестиционно-инновационной политике, содержание  которой может быть определено как система государственных, корпоративных и общественных мер, направленных на инвестиционное обеспечение устойчивого управления лесами, сфокусированных в точках роста, нацеленных на ключевых адаптивных технологиях, общественно значимых, контролируемых и обеспечивающих получение оптимальных социально-экономических и эколого-лесоводственных эффектов [1].

Цель инвестиционной политики – реализация стратегий, обеспечивающих устойчивое управление лесами, а ее задачами является выбор и поддержка отраслей и предприятий территории, обеспечение конкурентоспособности предприятий, развитие малого бизнеса и экспортных производств.

Механизм инвестиционной политики  включает источники и методы финансирования, органы ответственные за ее  разработку и осуществление, правовую и информационную базу. Как «работает» механизм повышения инвестиционной привлекательности предприятия или данная схема на уровне предприятия? Инвестиционная привлекательность определяется системой рисков и инвестиционным потенциалом, а уровень его использования обуславливает соответствующую результативность или эффективность хозяйствования на предприятии, его прибыльность. Здесь и возникает первый контур управления инвестиционной привлекательности предприятия, который связан с повышением эффективности производства на основе системы стимулов и организационных мер. Эффективность производства определяет в конечном счете величину инвестиционных ресурсов, которые являются основой дальнейшего развития объекта. В зависимости от величины инвестиционных ресурсов при принятии управленческих решений возникает проблема выбора источников и методов финансирования; при нехватке собственных средств возникает необходимость использования заемных, в том числе в виде финансового лизинга. Инвестиционные ресурсы предопределяют ресурсное обеспечение, т.е. образуется второй внутренний контур управления, когда выбор методов финансирования рассматривается как существенный элемент системы управления прибылью и стимулирования качественного развития и совокупности организационных мероприятий. Третий контур управления связан с созданием внешних побудительных стимулов.

Важное место в системе регионального и отраслевого регулирования финансово-инвестиционных процессов занимает создание «зонтичных» структур, которые включают в себя технополисы, научно-технологические и экологические парки, инновационные центры, бизнес-инкубаторы и т.д..

Главное назначение экотехнопарков заключается в усиление инновационного стиля развития с целью повышения эффективности хозяйствования всех субъектов данных образований и территории. Важнейшей функцией зонтичных структур является поиск источников инвестиций,  создание соответствующей инфраструктуры для НИОКР и внедрения наработок, ориентация на нововведения предпринимателей, экономия общехозяйственных расходов, обеспечение безопасности, формирование хорошего имиджа предприятия, предоставление инфраструктуры и посреднических услуг.

Ведущая роль в поддержке технопарков отводится их налоговому стимулированию, финансированию развития инфраструктуры района.

Так, например, в США в депрессивных районах с целью привлечения инвестиций налог штата снижается до 50 %; часто отменяется налог с продаж.

В Японии также снижают местные налоги и создают региональные резервы для поощрения предприятий, образующих ядро технопарков, а в Италии на срок до 10 лет малые предприятия освобождаются от уплаты местного подоходного налога, регистрационных и ипотечных сборов за землю. Все это определяет высокую эффективность технопарков [3, 4].

В Китайской народной республике стимулирование инноваций еще разнообразнее вследствие большого количества разновидностей свободных экономических зон. В китайской практике выделяют пять особых экономических районов, 54 государственные зоны технико-экономического развития, 53  зоны развития новой и высокой технологии государственного значения, 15 беспошлинных зон, 14 приграничных зон экономического сотрудничества,  57 экспортно-производственных зон [5, 6].

Длительный зарубежный опыт функционирования зонтичных структур свидетельствует, что идея их создания рациональная. Однако не удалось обеспечить высокий мультипликативный эффект и повысить привлекательность производств для местного населения вследствие отсутствия квалифицированных кадров и силы традиций. Так опыт Японии показал, что перспективен лозунг: «одна деревня – один продукт» [7, 8].

Отечественный опыт показывает недостаточную их эффективность, обусловленную слабостью муниципальной базы, плохим менеджментом, отсутствием налоговых каникул и льгот, ограниченной возможностью получения кредитов, неопределенным правовым статусом.

В лесном комплексе формой технопарков выступают образцово-показательные, модельные или программно-целевые леса (ПЦЛ), которые рассматриваются нами как способ повышения инвестиционной привлекательности лесного комплекса [1, 9, 10].  Для ПЦЛ, как   модели адаптивного, устойчивого  развития лесного комплекса характерен полиформизм содержания, т.е. многообразие моделей [11].

Создание экотехнопарков, инновационных центров или бизнес-инкубаторов нами предлагалось осуществлять на основе организации районных ассоциаций, в точках наибольшей инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности или иначе в полюсах роста лесопромышленного комплекса региона. Это позволит аккумулировать финансовые ресурсы, повысить инвестиционную привлекательность и решить проблемы инновационного инвестирования.

Участие предприятий в ассоциациях районов и в созданных в них различных инновационных структур предопределяет необходимость планирования инвестиционной прибыли от реализации совместных проектов.

Разумеется, речь идет о принципиальной схеме такого управления, об использовании общей модели формирования инвестиционной прибыли.

Формирование инвестиционной прибыли включает в себя минимальную норму прибыли на капитал, продолжительность инвестиционного процесса, темп инфляции, уровень инвестиционного риска и ликвидности вложений, а также особенности объекта инвестирования [12].

К особенностям «лесных» объектов следует отнести сезонность лесозаготовок и транспортно-переместительный характер, резкую дифференциацию материальных объектов  по уровню их ликвидности, преобладание собственных источников финансирования, что существенным образом определяет величину ставок приведения и стоимость капитала, величину рисков, структуру и уровень эффективности инвестиций.

Минимальная норма прибыли на капитал характеризует минимальный уровень прибыли, который побуждает инвестора к вложениям при условии, что учитываются инвестиционные риски и возможность быстрого изъятия средств.     Наилучшим образом этим условиям отвечает ставка депозитного процента на вклады до востребования. Продолжительность инвестиционного проекта определяет уровень прибыли с учетом концепции оценки стоимости денег во времени, сложных или простых формул приведения эффектов и ставок процента наращения прибыли. Темп инфляции используется для определения реальной ставки процента, которая определяется как разница минимальной нормы прибыли на капитал и темпа инфляции. Инвестиционный риск трактуется как вероятность потерь в условиях неопределенности внешней инвестиционной среды, а его уровень определяется этой вероятностью и объемом вложенных средств. Вероятность возникновения риска рассчитывается на основе статистических и других методов и определяется посредством показателей дисперсии, среднеквадратического отклонения, коэффициентов вариации и ее размаха, бета-коэффициентов [12, 13, 14].

Основными характеристиками ликвидности выступает время трансформации и размер финансовых потерь, которые находятся в обратной зависимости друг от друга: чем больший уровень потерь принимается инвестором, тем быстрее он продаст объект и наоборот.

Коэффициент ликвидности определяется как частное от деления единицы на число дней их конверсии в деньги. Размер премии за ликвидность может быть определен как разница депозитных ставок по срочным вкладам и ставкам по вкладам до востребования и скорректирован на коэффициент ликвидности.

Общая модель формирования инвестиционной прибыли может быть представлена следующим образом [12]:

ИП = ( НПм ± ИОп + Пр + Пл + Пi) х (1 + i)n ,                     (1)

где, ИП – сумма инвестиционной прибыли по объекту инвестирования;

НПм – сумма минимальной нормы прибыли на инвестируемый капитал (по ставке минимальной нормы прибыли на капитал на денежном рынке);

ИОп – отклонения суммы прибыли по индивидуальному объекту от среднерыночных условий ее формирования;

Пр – сумма прибыли за риск;

Пл – сумма прибыли за ликвидность;

Пi – сумма инфляционной премии;

i – процентная ставка, принимаемая для наращивания суммы прибыли;

n – продолжительность процесса инвестирования.

В соответствии с этой моделью представляется возможным определить размер нормы прибыли и инвестиционной прибыли (табл. 1).

Таблица 1.

Расчет нормы прибыли на инвестиции в ПЦЛ-экотехнопарке

 

 

 

Объекты

Коэффициент

ликвидности

Безрисковая ставка, % Депозитная ставка, % Норма прибыли , % Премия за  риск, % Премия за

ликвидность, %

Общая норма

прибыли, %

Доля инвестиций, %

Взвешенная стоимость

капитала, %

Лесо-

заготовки

1/30дн

0,003

15,0 8,0 20,0 5,0 /

2,5

0,0 25,0 /

22,5

33,0 8,325 /

7,493

Дерево-

обработка

1/90дн

0,011

15,0 15,5 20,0 5,0 /

2,5

7,5 32,5 /

30,5

33,0 10,823 /

9,999

Строитель-ство дорог 1/180дн

0,006

15,0 17,0 20,0 5,0 /

2,5

9,0 34,0 /

32,5

33,0 11,322 /

10,823

Итого 100,0 30,47 /

28,315

Примечание: норма прибыли – ставка рефинансирования (20%); числитель – b = 1, знаменатель – b = 0,5.

Изложенные выше принципы можно использовать в районных ассоциациях и зонтичных структурах, в рамках основных существенно отличных объектов инвестирования (лесозаготовки, переработка, строительство дорог), для планирования и распределения инвестиционной прибыли.

Список литературы

  1. Инвестиционная привлекательность лесного комплекса региона: типологическая оценка и дифференцированное управление / под ред. В.К. Резанова. Владивосток: Дальнаука, 2010. — 432 с.
  2. Бурдакова Г.И. Формирование системы успешных предприятий – основная задача структурной политики на территории технополиса «Комсомольск-Амурск-Солнечный» // Проблемы развития экономики Дальнего Востока на современном этапе: Мат. междунар. научн. практ. конф. Хабаровск: Изд-во ХГТУ, 2000. Ч.1. С. 248-250.
  3. Шайбаков Л. Региональное регулирование инновационных процессов // Экономист. 1996. № 9. С. 59-64.
  4. Слонимский А. Инкубационная инфраструктура инновационного бизнеса // Наука и инновации в период становления постиндустриального общества: Мат. к III междунар. Кондратьевской конференции. М., 1998. — С. 99-109.
  5. Зубарев А.Е., Го Шухун. Классификация и характеристика свободных экономических зон (СЭЗ) КНР // Власть и управление на Востоке России. № 4. 2008. — С. 18-24.
  6. Го Шухун. Свободные экономические зоны как эффективная форма развития экономики (на примере КНР): дисс. …к.э.н. Хабаровск, ТОГУ, 2010. — 131 с.
  7. Опыт Японии в решении социально-экономических проблем. М.: Наука, 1995. — 327 с.
  8. Тимонина И. Япония: опыт регионального развития. М.: Наука, 1992. — 125 с.
  9. Резанов В.К., Резанов К.В. Зонтичные структуры как способ реструктуризации предприятий и повышения их инвестиционной привлекательности // Власть и управление на Востоке России. № 2 (27). 2004. — С. 35-38.
  10. Резанов В.К., Резанов К.В. Инвестиционная привлекательность лесного комплекса: оценка и управление. Хабаровск: Изд-во ХГТУ, 2003. – 191 с.
  11. Резанов В.К. Адаптивное управление трансформацией и развитием лесопользования. Владивосток: Дальнаука, 2001. — 351 с.
  12. Бланк И.А. Управление прибылью. К.: Ника-Центр, 1998. — 544 с.
  13. Риски в современном бизнесе / П.Г. Грабовый, С.Н. Петрова, С.И. Полтавцев и др. М.: Аланс, 1994. — 200 с.
  14. Ковалев В.В. Методы оценки инвестиционных проектов. М.: Финансы и статистика. 1998. — 144 с.
    УПРАВЛЕНИЕ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬЮ: МОДЕЛЬ ФОРМИРОВАНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПРИБЫЛИ В ЗОНТИЧНЫХ СТРУКТУРАХ ЛЕСНОГО КОМПЛЕКСА
    Written by: Владимир Константинович Резанов, Константин Владимирович Резанов
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/23/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook