28 Апр

РОЛЬ СОБСТВЕННОЙ ГАЗОВОЙ ГЕНЕРАЦИИ В ЭНЕРГООБЕСПЕЧЕНИИ НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ ПРЕДПРИЯТИЙ.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Не будет преувеличением сказать, что добыча нефти в большой, а в чём-то в решающей мере, определяет не только уровень экономической и политической безопасности России в мире, но и уровень благосостояния самих россиян. Слишком очевидно, что любое продвижение в этой области осознаётся обществом как жизненно важное. Не требует обсуждения и вопрос о жизненной важности обеспечения процесса добычи нефти энергией, прежде всего электрической.

Энергетику можно разделить на крупные объекты генерации, обеспечивающие централизованные поставки, в том числе и на большие расстояния, и объекты с малой мощностью, работающие на традиционных видах топлива (уголь, торф, сланцы, газ, дизельное топливо, нефть) и нетрадиционных видов. В последнее время в мире, в том числе и в России, наблюдается опережающий рост объектов собственной генерации за счет вводов небольших тепловых электростанций с газотурбинными и газопоршневыми генерирующими установками, которые подключаются к внутренним сетям, либо работают параллельно с распределительными сетями различного класса напряжения.

В соответствии с «Концепцией развития и использования возможностей малой и нетрадиционной энергетики в энергетическом балансе России», разработанной Министерством топлива и энергетики РФ в 1993г., к установкам малой энергетики отнесены электростанции мощностью до 30 МВт с агрегатами единичной мощности до 10 МВт, котельные и котлы общей теплопроизводительностью до 20 Гкал/ч, нетрадиционные энергоустановки, использующие солнечную, ветровую, геотермальную энергию, энергию биомассы, низкопотенциальное тепло, а также гидростанции и микро-ГЭС
(с единичной мощностью агрегатов до 100 кВт). Как правило, малая генерация присоединяется на класс напряжения 35-6 кВ, но может быть включена  на
0,4 кВ.

Понятно, что назначением малой энергетики для каждого хозяйствующего субъекта является в первую очередь самообеспечение энергией, т.е. собственная генерация.

Собственная (распределенная) генерация – одно из важных направлений в энергообеспечении энергоемких отраслей промышленности, в том числе нефтегазового комплекса. Единицей собственной генерации являются локальные энергосистемы, которые могут быть изолированными, представляя собою энергетические «острова», либо связаны с ЕЭС.

Внедрение объектов собственной генерации на промышленных предприятиях, в том числе в нефтедобыче, обусловлено несколькими факторами, которые могут быть объединены, по нашему мнению, в две группы:

Группа-А – факторы, получающие количественную оценку. Это:

  1. Снижение себестоимости продукции за счет снижения затрат на электроэнергию, в том числе за счет использования вторичного топлива для выработки электроэнергии и тепла (биогаз, мусорный газ, шахтный газ, сжигание тяжелых остатков переработки (мазут, асфальтены) на нефтеперерабатывающих заводах, доменный и конвертерный газ в металлургических производствах).
  2. Минимизация затрат, связанных с платой за резерв за заявленную мощность присоединения к внешним сетям или с реализацией технических мероприятий по технологическому присоединению.
  3. Снижение затрат на передачу электроэнергии по магистральным и распределительным электрическим сетям (тариф на передачу).

Группа-Б – качественные факторы, которые, как правило, не могут быть выражены количественно, но по значимости для предприятия могут быть определяющими. В этой группу имеет смысл, как нам представляется, выделить две подгруппы:

Б-1 – факторы, допускающие достаточно чёткую формулировку и потенциальную возможность их количественного выражения. Это:

Б-1.1 Обеспечение стабильного электроснабжения независимо от ограничения электропотребления от внешних сетей.

 Б-1.2 Возможность энергоснабжения удаленных и изолированных от сетевой инфраструктуры потребителей, в том числе перспективных участков по добыче полезных ископаемых.

Количественная оценка фактора Б-1.1 может быть определена, например, через объём добычи данного полезного ископаемого в течение суток и числа дней (часов) возможного перерыва в добыче вследствие перерывов в энергоснабжении от головных сетевых подстанций и электрических сетей, стоимости полезного ископаемого (нефти).

По фактору Б-1.2 количественная оценка возможна по варианту отказа от потребления дизельного топлива (работа на дизельных электростанциях) либо переноса начала добычи полезных ископаемых на перспективных участках на период, необходимый для строительства внешних сетей по сравнению с собственным строительством газовой генерации.

Б-2 – факторы сугубо качественного характера, выражаемые определёнными доминантами. Сюда могут войти:

Б-2.1 Полная или частичная независимость от одной из естественных монополий, в частности, ликвидация или ослабление возможностей подключения новых потребителей и трудностей в увеличении мощности присоединенной нагрузки к существующим распределительным сетям (наличие закрытых центров питания).

Б-2.2 Снижение порога неопределённости, формы проявления которой могут быть самыми разнообразными и непредсказуемыми.

Б-2.3 Высокая определённость в величине затрат на энергоснабжение, отсутствие зависимости от государственного регулирования тарифов.

Приведенная классификация справедлива, вообще говоря, для любого вида экономической деятельности (ВЭД), поскольку ВЭД, не потребляющей энергию, видимо вообще не существует. Единственным исключением является нефтедобыча!

         В самом деле, добыча нефти, как вид экономической деятельности, в плане собственной генерации принципиально отличается буквально от любого другого ВЭД, в том числе и газодобычи, наличием естественного энергетического ресурса, который жизненно необходимо утилизировать – попутного нефтяного газа.

Добыче нефти сопутствует получение растворённого в пластах газа, который в отличие от естественного газа, получил название попутного нефтяного газа. Проблема рационального использования попутного нефтяного газа (ПНГ) – одна из самых острых экономических проблем нефтегазодобычи, десятилетиями обсуждаемая не только в экономической литературе, но и на всевозможных форумах и на самых высоких уровнях управления. Одновременно это и крупная экологическая проблема. Россия в этом вопросе значительно отстаёт от других нефтедобывающих стран.

Согласно данным Всемирного банка, полученным со спутниковых карт, общемировой показатель сжигания ПНГ на факельных установках в 2011 году составил 140 млрд м³ и превысил показатель 2010 года — 138 млрд м³  [2, с. 16]. Россия в списке стран была абсолютным лидером —  26, 7 % (37 млрд м³), США заняли 5-е место – 5,1 %. По расчётам автора на основе этих данных, всего страны, занявшие места  со 2-го по 5-е – Нигерия, Ирак, Иран и США – суммарно сожгли ПНГ в 2011 г. несколько больше, чем Россия, но удельно по объёму добычи Россией было сожжено больше в 1,1 раза,  в т.ч. в сравнении с США – в 3,5 раза. Оценка Всемирного Банка практически совпадает с оценкой [3, с. 96], [1, с. 55].

Официальная российская статистика [4], [5 – 2015, с. 367] даёт по России другие показатели: по данным Росстата в 2011 г. в России добыто ПНГ
50,7 млрд м³, сожжено в факелах 16,4 млрд м³, что даёт коэффициент использования ПНГ 0,72. В 2014 г. он вырос до 0,86 (расчётно по [5 – 2015, т. 14.18,14.19]). Для сравнения: в 1990 г. этот коэффициент составил 0,8 [5 – 2007, с. 402].

Большинство специалистов подвергают сомнению официальные данные на том простом основании, что далеко не на всех промыслах налажен (тенически, в виде приборов контроля и измерения) соответствующий учёт.

Каковы потенциалы использования ПНГ для производства энергии и о каких видах энергии идёт речь? Легче всего ответить на вторую часть вопроса: это а) электроэнергия б) электроэнергия + тепло (когенерация)
в) электроэнергия + тепло + холод (тригенерация). Энергетическое машиностроение не только в мире, но и в России, в состоянии обеспечить соответствующие запросы, и одной из насущных проблем здесь будет защита национальных интересов, которые могут вступать в противоречие с узкоутилитарными (например, экономическими) критериями. Для оценки энергетического потенциала сжигаемого на факелах ПНГ в целом по России нужно определиться с объёмами сжигания, а далее следуют простейшие расчёты. Видимо методически можно утверждать, что никакого универсального ответа на этот вопрос не существует, кроме одного: это должно определяться в первую очередь по критерию минимизации «факельного хвоста».

Список литературы:

1.Генерация без штрафов//Разведка и добыча, 2012, №2, с. 51-55.

2.Кирюшин П.А., Книжников А.Ю., Кочи К.В., Пузанова Т.А., Уваров С.А. «Попутный нефтяной газ в Росии: «Сжигать нельзя, перерабатывать!» Аналитический доклад об экономических и экологических издержках сжигания попутного нефтяного газа в России. – М. Всемирный фонд дикой природы(WWF), 2013. – 88 с.

3.Леушева Е.Л., Моренов В.А. Система комплексного снабжения нефтегазопромыслов с использованием нефтяного газа в качестве энергоносителя. – ж. Нефтяное хозяйство, 2015, № 4, с. 96 – 100.

4.Охрана окружающей среды в России. Статистический сборник./ Росстат. – М., 2014.

5.Российский статистический ежегодник. Статистический  сборник /Росстат.  www.gks.ru (при ссылке указывается год выхода сборника, при необходимости указывается номер таблицы).

РОЛЬ СОБСТВЕННОЙ ГАЗОВОЙ ГЕНЕРАЦИИ В ЭНЕРГООБЕСПЕЧЕНИИ НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ ПРЕДПРИЯТИЙ.
Статья посвящена проблеме утилизации попутного нефтяного газа путем строительства собственной генерации в целях энергообеспечения нефтедобывающих предприятий. Целью исследования является изучение факторов, обуславливающих внедрение собственной генерации на предприятиях нефтедобычи. В результате исследования выделено 2 группы факторов (количественные и качественные), влияющих на внедрение в нефтедобыче собственной генерации, работающей на попутном газе.
Written by: Каплун Юлия Александровна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 12/20/2016
Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
Available in: Ebook