30 Янв

ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕХАНИЗМА РЕАЛИЗАЦИИ ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ПОВЫШЕНИЯ ИНОВАЦИОННОСТИ ЭКОНОМИКИ ЧЕРЕЗ СИСТЕМУ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В России отсутствует длительная история равноправного диалога между государством и частным сектором, что накладывает отпечаток на реализацию принципов ГЧП. Государство как доминирующий актор не воспринимает бизнес как эффективного партнера, и бизнес, с другой стороны, еще не готов к активным паритетным взаимодействиям с органами власти. Так, государственно-частное партнерство в нашей стране рискует лишиться своей ключевой характеристики – «равноправия участников».

Отсюда необходимо обеспечить реформирование и совершенствование имеющейся модели.

В отечественной практике в рамках ГЧП государство предоставляет некоторые необходимые гарантии и льготы, а также материальные и финансовые ресурсы. Со своей стороны бизнес обеспечивает основные финансовые вложения, эффективное управление, профессиональный опыт, гибкость и оперативность в принятии решений, способность к нововведениям.

Хотя степень инновационности конечных результатов проектов ГЧП, насколько нам известно, детально не анализируется, при реализации соглашений о партнерстве обычно совершенствуются техника и технологии, возникают новые формы организации производства, вводятся дополнительные производственные мощности и инфраструктурные объекты. В то же время становится все более очевидным, что для реализации президентской стратегии социально-экономического развития России, перехода экономики нашей страны на инновационный тип роста необходимо полнее задействовать механизмы государственно-частного партнерства в собственно инновационной сфере.

Действительно, государственное присутствие обусловлено необходимостью подъема тех областей экономики, развитие которых бизнес либо не заинтересован взять на себя без опоры на государство (к примеру, из-за длительности сроков окупаемости вложений), либо не может обойтись без него вследствие значительной капиталоемкости проектов. В инновационной сфере присутствуют оба эти обстоятельства. Кроме того, вмешательство государства в инновационные процессы нужно для того, чтобы в самом частном секторе создать те стимулы к инновациям, которые не генерирует несовершенная институциональная среда.

«Провалы» рынка в области инноваций вынуждают государство принимать на себя ряд институциональных и финансовых функций по регулированию инновационного цикла, в рамках которого в большей или меньшей мере присутствуют «нерыночные» стадии. Однако организация инновационных процессов не должна базироваться исключительно на государственном программном финансировании или адресной финансовой поддержке.

Мировая практика создания и функционирования национальных инновационных систем демонстрирует четыре основных способа преодоления несостоятельности рынка: прямое участие государства; государственный заказ научно-исследовательским центрам; предоставление безвозмездных субсидий (грантов) на проведение фундаментальных научных исследований; налоговые, имущественные и иные льготы предприятиям и организациям, осуществляющим научную и инновационную деятельность.

Поэтому было бы неверно сводить решение проблемы «провалов» рынка в осуществлении инноваций только к одностороннему расширению прямого участия государства в инновационном процессе (например, к увеличению бюджетных вложений в некоторые приоритетные направления исследований и разработок). В современных условиях эффективность инновационной деятельности в силу ее принципиальных особенностей в значительной мере зависит от привлечения к ней бизнеса, тесного взаимодействия государственного и частного секторов экономики. Конкретные формы этого взаимодействия призвано «внедрять» государство, главный интерес которого состоит в том, чтобы под своим контролем добиться реализации социально значимых научно-технических и инновационных программ, а бизнеса – в снижении коммерческих рисков и сроков окупаемости инвестиций в инновации.

На концептуальном уровне, таким образом, суть государственно-частного партнерства в инновационной сфере состоит в согласовании интересов государства и бизнеса, а также координации их действий в процессе доведения научных результатов до инноваций. Оно возникает как формализованная кооперация государственных и частных структур, специально создаваемая для достижения определенных целей. К основным целям государства здесь следует отнести: привлечение финансовых средств из различных внебюджетных источников в приоритетные направления развития науки, техники и технологий, реализация которых позволит обеспечить модернизацию производства и повысить инновационную составляющую экономики; расширение и совершенствование взаимосвязей между субъектами инновационного процесса; стимулирование малого и среднего предпринимательства к инновационной деятельности.

Идентифицировать конкретные области партнерства в инновационной сфере могут представители как государства (в зонах его традиционной ответственности, а также там, где ощущается недоинвестирование в инновации со стороны частного сектора при их высокой социальной значимости), так и научно-технического сообщества и бизнеса по тем направлениям исследований и разработок, проведение которых собственными силами сопряжено со значительными трудностями.

К первоочередным мерам государства по становлению ГЧП в инновационной сфере следует отнести нормативно-правовое обеспечение, софинансирование и косвенное (налоговая и тарифная политика) финансирование собственно инновационной деятельности, организационно-институциональную поддержку (стимулирование кооперационных связей, становление системы технологического прогнозирования, учреждение инвестиционных фондов, включая венчурные), а также инвестиции в инновационную инфраструктуру и образование [1, с. 43].

Интенсификацию механизмов ГЧП обуславливает и развитие инновационных кластеров, которые формируются в секторах «новой экономики», таких как информационные технологии, биотехнологии, новые материалы (нанотехнологии).

Отношения партнерства государства и бизнеса должны быть формализованными. В инновационной сфере наиболее рациональным является оформление этих отношений в рамках некоторой научно-технической (инновационной) программы. Под такой программой понимается целевая программа, ориентированная на развитие фундаментальных и прикладных научных исследований, продвижение в области научно-технического и технологического прогресса, освоение достижений науки и техники[1]. К этому классу относятся программы, направленные на решение важнейших научно-технических проблем, освоение и широкомасштабное внедрение принципиально новых видов техники и технологий, комплексное осуществление крупных научно-технических проектов отраслевого и межотраслевого характера с охватом всего цикла «наука – техника – производство – применение».

Для перехода к инновационно-инвестиционному социально ориентированному развитию экономики необходимо становление полноценной институциональной среды. В настоящее время особенно необходимо формирование и развитие института ГЧП, института благотворительности, а также формирование профессиональной российской элиты. В этом плане целесообразно использовать такой правовой институт, как торгово-промышленные палаты. Однако на современном этапе чрезвычайно актуальным является вопрос формирования Единого координирующего органа по развитию ГЧП. Следует подчеркнуть, что для создания конкурентоспособных промышленных кластеров необходима программно-целевая политика. Очевидно, что основополагающей причиной возникновения финансового кризиса является утрата доверия населения разных стран мира к финансовым институтам. По сути дела, мировой кризис является следствием потери нравственного начала в мировой экономике. Исходя из этого крайне необходимы: подготовка управленцев новой генерационной волны, институциональный диалог власти и бизнеса, нравственное и духовное воспитание, поскольку основным богатством экономик всех стран является качество человеческого потенциала.

Процесс вовлечения ГЧП в инновации должен осуществляться в тех формах и на тех направлениях, которые обеспечивают максимальный эффект и стимулируют бизнес-инновации[2, с. 26]: подготовка кадров, софинансирование разработки новых подрывных и прорывных коммерческих технологий, налоговое и административное стимулирование, поддержка национально значимых технологий и трансфера технологий, грамотное использование госзаказа[2, с. 38], финансирование фундаментальной и прикладной науки и т.д. При этом государство не должно претендовать на функции «заменителя» рынка или «госплана инноваций», а играть в сфере коммерческих инноваций роль партнера и регулятора рынка. Важно учитывать специфику отраслей. В высококапиталоемких отраслях (космос, авиация, атомная отрасль) в силу масштаба необходимых вложений и расходов государству или, лучше, оптимизированным госкорпорациям альтернатив пока нет, хотя привлекать бизнес (российский и зарубежный) к их операциям необходимо. В других отраслях следует поддерживать смешанные формы или полностью частный бизнес, поощряя в разумных пределах международную кооперацию.

Иными словами, задача состоит не в том, чтобы уменьшить роль государства, а в том, чтобы увеличить роль бизнеса и здесь вопрос о механизмах ЧГП-ГЧП оказывается ключевым. Решения, способные инициировать начало перемен, более или менее очевидны. Прежде всего, это расширение имеющихся и генерация новых форматов постоянного и специализированного, но практического и влиятельного диалога инновационного бизнес-сообщества (или его отдельных сегментов) и власти.

Однако светлые перспективы инноваций, к сожалению, даже при условии абсолютно рациональной и полностью просчитанной стратегии в любом случае будут находиться в зависимости от «внеинновационных» факторов риска. Высокая инфляция, бюрократизм, коррупция, некорректное или выборочное правоприменение способны не просто ухудшить, но и погубить хрупкие элементы инновационной экономики. Аналогичным образом настораживают и перемены в настроениях российских элит, которые в условиях финансового кризиса и некритических оценок успехов мобилизационной модели научно-технического «рывка» СССР в 1940–1960-х годов явно нашли «убедительные доказательства» безальтернативности роли государства для инноваций в России.

Истинной гарантией успеха является кардинальная перемена самого мышления российских элит, чтобы концепция, акценты и практика госполитики изменились, а вместе с ними изменились и приоритеты ЧГП-ГЧП. Пока сигналов о том, что сама эта проблема осознается политическими элитами РФ, нет. Конечно, есть некоторые намеки на возможности усиления инновационного потенциала при ВУЗах и НИИ, но они явно не свидетельствуют о радикальном изменении воззрений[2]. Возможно, реалистичная комплексная оценка эффективности нынешней модели в условиях мирового кризиса, когда каждая ошибка будет стоить дорого, при одновременной скоординированной активности бизнес-сообщества и сообщества академического позволят изменить ситуацию. В конце концов, выбор у России небольшой и будем надеяться, что он связан именно с инновационным будущим.

В организационном плане связующим звеном между государственными организациями и бизнес сектором служат различные «посредники» — центры по трансферу технологий, бизнес инкубаторы, технологические парки, венчурные фонды и т.д. — помогающие сокращать разрыв между НИОКР и рынком и занимающиеся коммерциализацией знаний и технологий, разработанных в государственных институтах. В большинстве случаев такие посредники формируются при участии государственных и частных структур в рамках проектов государственно-частного партнерства. Именно область взаимодействия государства и бизнеса определяет условия взаимосвязи всех ключевых элементов НИС.

Эффективность мер государственного воздействия на инновационные процессы непосредственно определяется степенью и направленностью взаимодействия предпринимательского и государственного секторов, которое (взаимодействие) в свою очередь должно быть интегрировано с научной и образовательной средой. При этом отношения между государством и бизнесом в области регулирования и поддержки инновационной сферы должны носить характер как прямой, так и обратной связи. Наличие обратной связи позволяет фирмам корректировать государственную инновационную политику и определенным образом воздействовать на выбор государственных методов регулирования инновационных процессов в соответствии с потребностями предпринимательского сектора[3, с. 103].

Развитие инновационной системы России на основе концепции ГЧП может быть реализовано в рамках следующего механизма: компании совместно с государством участвует в разработке перспективных направлений инновационного развития страны (методика Форсайта), исходя из которых, а также на основе собственных потребностей частный сектор формулирует заказ и «размещает» его в университетах. Финансирование и проведение научных исследований осуществляется при поддержке государственных структур. Коммерциализацию результатов НИОКР (выполненных государственными или малыми научными фирмами и университетскими центрами) обеспечивает частный сектор, а задача государства — разработка благоприятных условий: подготовка кадров, информационное сопровождение проектов, развитие института легального использования интеллектуальной собственности и финансовых инструментов [4, с. 67].

Список литературы:

  1. Кочкаров Р.А. Целевые программы: инструментальная поддержка. — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007. — С. 280.
  2. Edler А. and J., Georghiou L. Public procurement and innovation-Resurrecting the demand side // Research Policy. 36, №7, Sept. 2007
  3. Хайсберс, Критический анализ практики научно-технической инновационной деятельности и результатов коммерциализации технологий в Российской Федерации и в ЕС. — М.: Проект «Наука и коммерциализация технологий» (EuropeAid/115381/C/SV/RU). – 2006, февраль
  4. Михеев О.Л., Финансовые и правовые проблемы частно-государственного партнерства / В.И. Осипов. — М.: Анкил, 2009. — С. 320
    ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕХАНИЗМА РЕАЛИЗАЦИИ ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ПОВЫШЕНИЯ ИНОВАЦИОННОСТИ ЭКОНОМИКИ ЧЕРЕЗ СИСТЕМУ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА
    Written by: Семенков Вячеслав Петрович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/30/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
    Available in: Ebook