28 Апр

ПРОБЛЕМЫ МОНОГОРОДОВ В РАЗРЕЗЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Городская среда как наивысшая степень концентрации людей, жилья, мест приложения труда и капитала в городах способствует наиболее выраженному проявлению социально-экономических проблем. Особенно это касается такого уникального типа городских поселений, как моногорода.

На сегодняшний день в России к моногородам, т.е. муниципальным образованиям, сформировавшимся вокруг градообразующего предприятия, официально относят 319 городов и поселений разного типа.

Перечень моногородов сформирован в соответствии с критериями отнесения муниципальных образований к монопрофильным с учётом категорий монопрофильных муниципальных образований в зависимости от рисков ухудшения их социально-экономического положения (утверждены постановлением Правительства от 29 июля 2014 года №709)[1].

Моногорода распределены на три категории в зависимости от степени ухудшения складывающейся в них социально-экономической ситуации, в том числе во взаимосвязи с проблемами функционирования градообразующей организации. Актуализация перечня моногородов осуществляется по представлению Минэкономразвития России не реже одного раза в год с учётом изменений социально-экономического положения в указанных муниципальных образованиях.

Сформулированная президентом экономическая миссия государства звучит как «диверсифицировать экономику моногородов, сделать её более устойчивой, создать условия для привлечения инвестиций, для развития бизнеса и появления новых рабочих мест». Временные рамки установлены 2014 – 2017 гг., бюджет проекта – 29,6 млрд. рублей, на которые могут рассчитывать моногорода «красной зоны» [2].

К числу монопрофильных муниципальных образований Российской Федерации с наиболее сложным социально-экономическим положением (в том числе во взаимосвязи с проблемами функционирования градообразующих организаций) отнесли 99 моногородов. В зоне риска ухудшения социально-экономического положения находятся 131, тогда как стабильная социально-экономическая ситуация наблюдается в 89 моногородах [2]. Эта оценка часто для наглядности даётся в цветах светофора, таким образом, моногорода «красной зоны» — это муниципалитеты, находящиеся в стадии затяжной депрессии экономического цикла. О некоторых из них на государственном уровне решается вопрос о ликвидации субъекта с расселением людей ввиду его абсолютной экономической неэффективности.

В условиях переходной и рыночной экономики эффективность социально-экономических институтов можно отследить, исходя из конкурентоспособности региона.

Рейтинг конкурентоспособности в соответствии методикой IMD отражает две способности стран/регионов:

– во-первых, способность формализованных институтов формировать и поддерживать среду, помогающую бизнесу создавать добавленную стоимость;

– во-вторых, способность граждан улучшать свое благосостояние, как совокупный результат формальных и неформальных институтов [4].

Институциональные рамки хозяйственной деятельности в отечественной экономике в значительной степени задаются государством, поэтому Россия традиционно принадлежит к тем странам, которые больше ориентированы на государство, чем на гражданское общество. В целом, патерналистские ожидания характерны для экономического образа мышления значительной части населения. Уместно также говорить о нецелевом использовании институтов, когда формализованные институты не позволяют в полной мере реализовывать экономические интересы хозяйствующих субъектов, то включаются иные механизмы, которые принято связывать с отрицательными явлениями в экономической сфере (рейдерство, взятки, нелегальный бизнес). Неформальные институты, в данном случае, лучше улавливают происходящие перемены в социально-экономическом развитии общества, более оперативно реагируют на них, но в отрицательной форме.

Взаимодействия формальных и неформальных институтов в моногородах сопровождается противоречиями в экономической системе и привело к возникновению так называемых институциональных ловушек.

Антикризисные программы градообразующих предприятий, как ответ на мировой экономический кризис 2008 года, были направлены на тотальное сокращение издержек. Наибольшее распространение получили такие меры, как сокращение инвестиционных программ и сокращение расходов на персонал, а также резкое сокращение расходов на социальные программы поддержки моногородов.

В результате применения градообразующими предприятиями перечисленных антикризисных мер моногорода сталкиваются с проблемой безработицы, с ростом преступности, с социальной напряженностью, перекладыванием администрацией городов и руководителями предприятий друг на друга ответственности за состояние объектов социальной инфраструктуры. Снижение доходов и появление лишнего свободного времени у уволенных работников в сочетании с закрытием спортивных секций и домов культуры приводят к развитию таких социально опасных явлений, как наркомания и алкоголизм. Таким образом, спровоцирована деформация и деградация социально-экономических институтов в монопрофильных городах.

Для принятия обоснованного решения о применении инструментов федеральной поддержки моногородов Министерством регионального развития России разработан подход, в соответствии с которым субъект Федерации совместно с администрацией органа местного самоуправления, местным экспертным сообществом, внешними консультантами проводит тщательную диагностику моногорода. По итогам диагностики составляется комплексный инвестиционный план моногорода: выстраивается комплексная система, включающая цели и подцели, меры преодоления выявленных критических рисков.

Ключевыми факторами, влияющими на эффективность институтов управления в моногородах, являются:

– профессионализм управляющих бизнесом вкупе с желанием и готовностью к ситуационным изменениям, в первую очередь, на муниципальном уровне, при учете заведомо более низкой заинтересованности региональных властей;

– заинтересованность гражданских институтов на местах в улучшении ситуации и готовность населения занимать активную позицию в решении вопросов местного значения, в том числе его степень социальной и экономической мобильности;

– проявление институтов конкуренции в части преимуществ территории моногорода, которые могут быть реализованы в виде фактора инвестиционной привлекательности;

– устойчивость связей институтов власти, то есть местной администрации — с федеральной и региональной властью, в части взаимодействия бюджетов как источников финансирования мероприятий государственной поддержки экономического и социального развития моногорода;

– степень финансовой независимости местного бюджета в решении вопросов местного значения, так как дотационность местных бюджетов «сковывает» местную администрацию;

– воздействие института социальной ответственности бизнеса как нацеленности собственников градообразующего предприятия на социальное и экономическое развитие территории, их готовность к диалогу с социумом и местными органами власти, а также готовность нести дополнительные расходы [5].

В последние годы всё чаще подчеркивается необходимость развития института страхования моногородов, в первую очередь, в виде механизма обязательного страхования ответственности владельцев градообразующих предприятий, позволяющего формировать фонды денежных средств в объеме достаточном для компенсации основной части расходов по перепрофилированию населенного пункта и/или отселению населения в случае возникновения длительной кризисной ситуации.

Формальная сторона указанного института может быть сформирована на основе разработки и принятия соответствующего Федерального закона «О региональных фондах обязательного страхования ответственности градообразующих предприятий монопрофильных населенных пунктов», а также соответствующих подзаконных нормативных правовых актов, внесения изменения в налоговый, трудовой и кодекс об административных правонарушениях.

Особенностью института является фактическое сочетание механизма обязательного государственного страхования и страхования гражданской ответственности. Предполагается, что в результате страхования гражданской ответственности владельца градообразующего предприятия, уплачиваемая страховая премия формирует внебюджетные фонды администраций субъектов Российской Федерации.

Моногорода в России представляют модель освоения обширных малозаселенных или нежилых территорий, позволяющей развивать производительные силы страны. Задача нового освоения актуальна и в настоящее время. Однако вопрос о конфигурации социально-экономических институтов, которая позволит в текущих условиях формировать новые монопрофильные города и реформировать прежние с точки зрения устойчивого, эффективного развития регионов, остаётся открытым.

Список литературы:

  1. Постановление Правительства Российской Федерации от 29 июля 2014 года №709.
  2. Материалы официального сайта некоммерческой организации «Фонд развития моногородов» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.frmrus.ru/
  3. Цветкова Г.С. Модели взаимодействия формализованных и неформализованных институтов рынка // Российское предпринимательство. — 2011. — № 9 Вып. 1 (191). — c. 4-9.
  4. Всемирный экономический форум: рейтинг глобальной конкурентоспособности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// GNmarket.ru/ news/state/2010/09/09.
  5. Развитие монопрофильных населенных пунктов в Российской Федерации: сборник научных трудов. М.: Финансовый университет, 2012. — 100 с.
    ПРОБЛЕМЫ МОНОГОРОДОВ В РАЗРЕЗЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ
    Целью данной статьи является освещение проблемы моногородов в разрезе социально-экономических институтов. Моногорода как институциональная модель развития региона подвержены сильному влиянию внешних факторов и могут стать как залогом устойчивого развития, так и очагом затяжного социального конфликта.
    Written by: Ефимова Ольга Николаевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/20/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook