30 Янв

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В условиях невысокого уровня интенсивности интеграционного сотрудничества в рамках СНГ субрегиональная интеграция выступает одним из путей повышения его эффективности.

Одним из относительно продвинутых субрегиональных группировок на пространстве СНГ, целью которого является ускорение интеграции и создание единого экономического пространства, выступает (выступало) Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС).

Субрегиональная интеграция в рамках ЕврАзЭС является результатом поиска оптимальной формы сотрудничества для достижения основной цели СНГ – создания единого экономического пространства.

Несомненно, определяющим шагом на пути решения поставленной задачи стало образование 20 января 1995 г. Таможенного союза (ТС) между Россией, Беларусью и Казахстаном. В марте 1996 г. к нему присоединился Кыргызстан, а в 1998 г. – Таджикистан. Однако поставленные цели не были достигнуты. Это послужило одной из причин преобразования в 2000 г. ТС в Евразийское экономическое сообщество.

К сожалению, стратегическая цель ЕврАзЭС – формирование единого экономического пространства в Евразии – не была достигнута. Согласно договоренностям между учредителями ЕврАзЭС, предполагалось в течение непродолжительного времени завершить оформление в полном объеме режима свободной торговли, сформировать единый таможенный тариф и единую систему мер нетарифного регулирования, установить общие правила доступа на внутренние рынки стран – членов объединения, выработать общие согласованные позиции во взаимоотношениях с ВТО, сблизить и гармонизировать национальные законодательства и т. п.

За прошедшие годы страны ЕврАзЭС достигли целей главным образом в области либерализации взаимной торговли, т. е. в обеспечении режима свободной торговли в рамках объединения.

Несмотря на принятие многих документов и решений в области продвижения к Таможенному союзу, к середине 2000 гг. члены сообщества не смогли достичь поставленных целей. Основная проблема в этом направлении была в разном подходе к согласованию уровня ставок таможенных пошлин. В 2006 г. между Россией, Беларусью и Казахстаном импортные таможенные пошлины были согласованы лишь на 62%, а таможенные тарифы Таджикистана и особенно Кыргызстана были слабо согласованы с базовым перечнем общего таможенного тарифа стран объединения.

Не были реализованы и другие задачи, в числе которых можно отметить: формирование общего рынка транспортных услуг, энергетического рынка, координация и унификация мер экономической и внешнеэкономической политики, необходимые для достижения интеграционных целей.

Отсутствие наднационального органа и реальных властных полномочий у органов ЕврАзЭС, необязательность выполнения принимаемых решений и соответственно отсутствие ответственности за невыполнение принимаемых решений также являются основополагающими причинами неэффективности интеграционного взаимодействия.

Известно, что экономический эффект от интеграции определяется через статические и динамические эффекты. Однако ни по cтатическим, ни по динамическим эффектам для стран сообщества оценить его как положительный нельзя, поскольку реального эффекта от внешней торговли в рамках ЕврАзЭС, качественным показателем которого является прежде всего экспорт, не наблюдается.

Подтверждением вышесказанного являются данные табл.1, характеризующие динамику удельного веса отдельных государств в общем объеме товарооборота стран евразийского экономического сообщества.

Таблица 1.

Удельный вес стран содружества, стран ЕврАзЭС и других стран мира в общем объеме внешнеторгового оборота отдельных государств ЕврАзЭС* (в процентах)

Страны мира 2000 2005 2008 2009 2010 2011 2012
Беларусь

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

       
страны СНГ 66 56 56 55 57 56 58
из них страны ЕврАзЭС 59 49 48 48 48 47 49
другие страны мира 34 44 44 45 43 44 42
Казахстан              
страны СНГ 37 27 26 26 26 25 25
из них страны ЕврАзЭС 32 23 21 19 22 19 19
другие страны мира 63 73 74 74 74 75 75
Кыргызстан              
страны СНГ 48 53 54 52 50 49 54
из них страны ЕврАзЭС 29 45 48 39 40 40 44
другие страны мира 52 47 46 48 50 51 46
Россия              
страны СНГ 19 15 14 15 15 15 14
из них страны ЕврАзЭС 10 8 8 8 7 8 7
другие страны мира 81 85 86 85 85 85 86
Таджикистан              
страны СНГ 64 47 44 47 45 45 45
из них страны ЕврАзЭС 32 25 39 35 35 36 38
другие страны мира 36 53 56 53 55 55 55
Всего по ЕврАзЭС              
страны СНГ 25 20 19 20 20 20 20
из них страны ЕврАзЭС 17 13 13 13 12 13 13
Другие страны мира 75 80 81 80 80 80 80
               

___________________________

* Источник: Евразийское экономическое сообщество в 2012 году : статистический сборник / Межгосударственный статистический комитет Содружества Независимых Государств.– М., 2013.– С. 64.

Из анализа приведенных в табл. 1 данных следует, что взаимная торговля для стран ЕврАзЭС весьма значима. Однако очевидно, что у всех стран внешняя торговля географически диверсифицирована. Доля других стран в общем объеме товарооборота стран ЕврАзЭС в целом составляет 81%.

Следует отметить и тот факт, что внешнеэкономическая стратегия стран группировки свидетельствует о наличии разнонаправленности векторов развития торгово-экономических связей. Она ведет к большей фрагментации некогда единого политического и экономического пространства в рамках ЕврАзЭС и СНГ в целом.

К объективным факторам сложившейся тенденции можно отнести различия в уровнях экономического развития и структуру экономик, степень обеспеченности природными ресурсами, в степени зависимости от внешних рынков и целенаправленное разрушение связей, сложившихся в рамках народно-хозяйственного комплекса СССР в первые годы приобретения независимости государствами СНГ. Этим одновременно были разрушены накопленный экономический потенциал стран СНГ (ЕврАзЭС), комплиментарность их экономик и формирование сильной зависимости от внешних рынков, находящихся за пределами бывшего экономического пространства СССР.

Среди субъективных факторов низкого уровня эффективности интеграции в рамках сообщества (как и в целом Содружества) можно выделить низкую исполнительскую дисциплину и отсутствие политической воли.

Логично предположить, что без повышения экономического потенциала каждой из стран и конкурентоспособности невозможно добиться успеха в экономическом взаимодействии, получить желаемый экономический и политический эффект.

Подкрепить тенденцию к интеграции можно также, активизировав субъективный фактор – экономическую политику стран, которая должна быть эффективной и интеграционной.

Реальное положение дел свидетельствует об обратном –дезинтеграционном. Отчетливой тенденцией стало усиление конкуренции стран между собой на внешних рынках.

Другая проблема – усиление тенденции создания в пределах национально-государственных границ производственных циклов в наиболее важных базовых отраслях экономики, с тем чтобы не зависеть от соседей. Наиболее четко это проявляется и в инфраструктурных отраслях экономики. По сути, подрывается интеграционный потенциал стран на постсоветском пространстве.

Характер дезинтеграции был обусловлен и в силу внешних факторов, ведущих к усилению конкуренции в условиях роста глобальной конкуренции в целом и в силу отсутствия скоординированных подходов к вопросам вступления стран группировки к ВТО. Ситуация с вхождением Кыргызстана во ВТО, без согласования с другими партнерами условий ее присоединения привели к прекращению договора о создании Таможенного союза в 2000 г.

Развитию эффективной интеграции в рамках ЕврАзЭС не способствовал и сильный разрыв в уровнях экономического потенциала стран группировки. Россия, Казахстан и Беларусь являются относительно высокоразвитыми странами, а Таджикистан и Кыргызстан существенно отстают от них в уровне развития.

В совокупном объеме ВВП стран ЕврАзЭС доля России составляет 87,6%; Казахстана – 8,7%; Беларуси –3,2; Таджикистана – 0,3 и Кыргызстана – 0,2%.

Примерно так выглядит и распределение доли стран во внешнеторговом обороте. Во внешнеторговом обороте Россия обеспечивает 79,8% всего объема товарооборота стран сообщества, Казахстан – 11,4%, Беларусь – 7,7%, а Таджикистан и Кыргызстан – соответственно 0,5 и 0,6%[1].

Между тем из теории и практики региональной интеграции известно, что интеграция наиболее эффективна между странами с сопоставимыми уровнями экономического развития, хотя современный этап развития интеграционных связей отчасти дает опыт интеграции стран с разным уровнем экономического развития.

Это в свою очередь обусловливает различную степень заинтересованности партнеров в экономическом взаимодействии и интеграции.

Реализация интеграционной модели по типу евразийской интеграции в ближайшем будущем будет непростой. В рамках евразийского интеграционного объединения, как и в рамках СНГ в целом, нет одновременного движения стран друг к другу, что обеспечивало бы формирование модели взаимной интеграции.

Соотношение между вектором евроинтеграции России и Беларуси и вектором евразийской интеграции складывается в пользу первой, прежде всего за счет структуры экономики и внешнеторгового оборота этих стран.

Усиление китайского вектора в реализации внешнеэкономических стратегий стран Центральной Азии, России и в последнее время Беларуси – важный фактор увеличения роли стран дальнего зарубежья в общем объеме товарооборота стран ЕврАзЭС.

Объективно структура товарооборота стран группировки и уровень их социально-экономического развития пока не способствуют укреплению интеграционного потенциала.

В ЕврАзЭС заметно различаются и структуры экономики стран, что серьезно осложняет развитие взаимного обмена. Россия и Беларусь считаются наиболее развитыми в индустриальном плане, в Казахстане преобладает добывающая и сельскохозяйственная отрасли, а в Кыргызстане и Таджикистане происходит падение доли промышленности и увеличение доли аграрного сектора.

На фоне невысокого уровня эффективности интеграционного взаимодейcтвия в рамках Сообщества, Россия инициировала новый проект под названием Единое экономическое пространство России, Украины ,Беларуси и Казахстана .

ЕЭП в составе четырех государств не был реализован прежде всего в силу нежелания Украины в продвижении интеграционного сотрудничества.

В 2005 г. на встрече глав государств «ЕЭП четырех» лидеры России, Казахстана и Беларуси объявили о том, что эти страны будут совместно двигаться по пути создания полноценного таможенного союза и общего рынка товаров услуг капитала и рабочей силы.

В дальнейшем одним из важнейших механизмов укрепления интеграционного взаимодействия на евразийском пространстве стало создание Таможенного союза с участием России, Казахстана и Беларуси. Договоренность о создании ТС была достигнута в ходе неформального саммита лидеров стран ЕврАзЭС в августе 2006 г.

Главы России, Казахстана и Беларуси обозначили план создания таможенного союза в рамках трех государств, с перспективой включения к нему остальных членов сообщества по мере их готовности.

В октябре 2007 г.был подписан Договор о создании Таможенного союза. Таможенный союз начал функционировать с 1 января 2010 г. С этого периода действует единое для трех стран таможенно-тарифное и нетарифное регулирование торговли товарами с третьими странами.

В соответствии с намеченными планами с июля 2010 г. введен Единый Таможенный кодекс ТС, обеспечивающий организационно-правовую базу функционирования единой таможенной территории. С 1 июля 2011 г. таможенный контроль был полностью перенесен на внешние границы стран ТС, что означало завершение процесса формирования общей таможенной территории.

В декларации о евразийской экономической интеграции от 18 ноября                        2011 г. стороны заявили завершить к 2014 г. кодификацию международных договоров, составляющих правовую базу ТС-ЕЭП и формировать на ее основе Евразийский экономический союз.

С 1 января 2012 г.вступили в силу соглашения о формировании Единого экономического пространства и формально оно начало функционировать. В соответствии с базовыми соглашениями о формировании ЕЭП к концу текущего десятилетия должны быть реализованы в полном объеме свободное перемещение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, обеспечены гармонизация и унификация национальных законодательств, формирование общих отраслевых рынков, реальная координация экономической и внешнеэкономической политики с перспективой формирования валютного союза.

Такая задача теперь будет стоять перед Евразийским экономическим сообществом. ЕАЭС было учреждено 29 мая 2014 г. в Астане, куда вошли Россия, Казахстан и Беларусь. ЕАЭС создано на базе Таможенного союза Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Позднее к ним присоединилась Армения (10 октября 2014 г).

Договор вступает в силу с 1 января 2015 г. и в соответствии с договоренностями о создании ЕАЭС с этой даты ЕврАзЭС прекращает свое существование.

Поскольку ЕАЭС было создано на базе ТС ЕврАзЭС, основными кандидатами на вступление в новую интеграционную группировку являются Кыргызстан и Таджикистан.

Кыргызстан заявил о готовности вступить в эту организацию и планирует присоединиться к ней на ближайшем саммите стран ЕврАзЭС – 23декабря текущего года.

На пути вступления Кыргызстана и Таджикистана в ЕАЭС (Таможенный союз) имеются весьма существенные барьеры. Для Таджикистана основная проблема заключается в отсутствии таможенных границ между Таджикистаном и странами – членами Таможенного союза. Вступление Республики Таджикистан в Таможенный союз возможен после вступления Кыргызстана, однако это осложняется членством Кыргызстана в ВТО. Кыргызстан, как и Таджикистан, столкнулся с определенными трудностями при вступлении в Таможенный союз.

Статья 24 ГАТТ устанавливает принципы, которыми должны руководствоваться страны-участницы, создавая таможенные союзы и зоны свободной торговли[2].

Другими словами, Согласно Уставу ВТО, член этой организации не имеет права вступать в союзы, подобные Таможенному, включающие не членов ВТО, без пересмотра условий своего членства.

У Таджикистана (у Кыргызстана еще ниже) ставки таможенных пошлин ниже, чем у стран ТС, и она не сможет вступить в нее без согласования с другими членами ВТО.

Однако, как отмечает посол Казахстана в РТ А. Смагулов, Евразийский экономический союз создается на принципах ВТО, а основной принцип этой организации – постепенное снижение тарифов и устранение барьеров на пути торговых потоков. Россия вступила в ВТО и имеет обязательства по снижению ставок. Казахстан планирует завершить переговорный процесс в этом году и примет обязательства по снижению ставок импортных пошлин в отношении третьих стран, разумеется, с переходными периодами для наиболее чувствительных товаров. По его мнению, с учетом переходных периодов Таджикистана, ставки наших стран будут снижаться и сближаться. Тем более что на данный момент простое среднее арифметическое адвалорных частей ставок импортных пошлин тарифного расписания Таджикистана ненамного ниже этого показателя ТС: 8,71 и 9,45%. К концу 2020 г. по расчетам, основанным на обязательствах перед ВТО, эти показатели будут еще ближе: 7,73 и 7,90%.

В числе решений он предлагает выработать предложения по временному применению в отношении определенных товаров ставок ввозных таможенных пошлин, отличных от единого таможенного тарифа Евразийского экономического союза[3].

На наш взгляд, поскольку Россия и Таджикистан также вступили в ВТО, в числе механизмов решения этой проблемы наиболее реальный вариант – это вступление в ВТО Беларуси, Казахстана на общих согласованных условиях. Тогда включение в ТС Кыргызстана и Республики Таджикистан станет вполне реальным. Таким образом, будут созданы условия, способствующие реализации одной из перспективных идей интеграционного взаимодействия на евразийском пространстве.

Несмотря на все трудности и нерешенные проблемы в рамках ЕврАзЭС возможно создание глубокое и прочное экономическое взаимодействие в рамках нового объединения ЕАЭС, поскольку в нем сложилось ядро интеграционного взаимодействия на евразийском пространстве, и в котором сосредоточена большая часть совокупного экономического потенциала.

Укрепление сотрудничества в рамках евразийского сообщества, безусловно, отвечает долгосрочным интересам стран-участниц, соответствует общемировым тенденциям в мировой экономике. Однако его дальнейшее развитие и перспективы зависят прежде всего от решения экономических задач, соответствующих интересам всех государств – его участников, достижения реального улучшения жизни населения в евразийском пространстве. В свою очередь ее жизнеспособность в перспективе будет определяться как силой внутренних потребностей сближения, так и волей и желанием к углублению сотрудничества его участников.

Один из путей укрепления интеграционного взаимодействия нам видится в активизации разных форм экономического сотрудничества, прежде всего производственно-технологической кооперации и инвестиционной активности. Структурообразующим элементом могут стать отрасли российской экономики, обладающие наибольшим экспортным потенциалом и финансовыми возможностями, способными реально стать основным элементом выстраивания вертикально интегрированных структур в рамках ЕАЭС.

На наш взгляд в ближайшей перспективе ЕАЭС станет основной возможной моделью интеграционного взаимодействия на пространстве Содружества Независимых Государств. Однако перспективы развития ЕАЭС в целом и ее эффективность зависят прежде всего от способности России в полной мере реализовать интеграционный потенциал этой организации, особенно в условиях ухудшения геополитической обстановки в мире, введения санкций США и западных стран против России .С другой стороны, они (санкции) могут служит катализатором интенсификации интеграционного взаимодействия в рамках ЕАЭС, перехода от декларативных заявлений – как было в рамках СНГ, – к реальному объединению на евразийском пространстве.

[1] Статистика стран Евразийского экономического сообщества : статистический сборник / Межгосударственный статистический комитет Содружества Независимых Государств. – М., 2012. – С. 17.

[2] Всемирная торговая организация /И. И. Дюмуллен. – М. : ЗАО «Издательство Экономика»,  2003. – C. 117.

[3] URL: http://news.tj/ru/newspaper/article/kazakhstan-delitsya-opytom

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
Written by: Асламов Абдурафи Ильесович
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 05/29/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
Available in: Ebook