28 Фев

Предложения Е. Г. Либермана по совершенствованию плановой организации накануне экономической реформы 1965-1970 гг.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Экономическая дискуссия по поводу необходимости стимулирования экономического развития страны развернулась задолго до начала экономической реформы инициированной в середине 1960-х гг. председателем Совета Министров СССР А. Н. Косыгиным. Наиболее показательными в этом отношении становятся предложения экономистов отказаться от увлечения администрированием, ад­министративными методами в планировании и управлении, чрезмерной опеки предприятий со стороны вышестоящих ведомст. Снижение темпов роста советской экономики подталкивало как академические круги, так и органы власти искать пути устранения кризисных явлений в экономике.

За три месяца до публикации предложений Е. Г. Либермагна в газете «Правда» произошли протестные выступления народных масс в Новочеркасске. Рабочие протесты были вызваны повышением цен на мясомолочные продукты в конце мая 1962 г. при одновременном снижении расценок за дневную выработку [3, с. 153]. Экстенсивные способы развития сельского хозяйства исчерпали себя к тому моменту. В первой половине 60-х гг. в этой отрасли были самые низкие показатели развития: в 1960 г. — 102,2; в 1961 г. — 103,0; в 1962 г. — 101,2; в 1963 г. — 92,5% [7, с. 41]. Россия была на грани продовольственного кризиса. В начале 1960-х гг. страна была вынуждена перейти к массовому импорту зерновых. Но у новочеркасских событий, безусловно, имелась более глубокая подоплека. Командно-административной система, которая помогла СССР осуществить индустриализацию, выстоять в войне и выйти на лидирующие позиции в мире по темпам роста промышленного производства, к началу 1960-х гг. стала основным фактором, тормозящим дальнейшее экономическое развитие. Деятельность советского правительства, которое взяло на себя руководство хозяйственным и социально-культурным строительством, породила преувеличенную веру в него. Отношения государства с обществом стали искажаться. Возникло стремление связывать любые достижения с административными методами управления, как «наилучшими». На базе объективно обусловленного процесса концентрации производства выросла гигантомания. Проводилось объединение предприятий, укрупнение колхозов. Мелкие и средние предприятия и колхозы не получали необходимого развития, хотя нередко доказывали свою эффективность. В 1951-1963 гг. на долю экстенсивных факторов приходилось 68,2 % прироста конечного продукта. Ухудшилось использование основных фондов. Если 1955 г. принять за 100 %, то выпуск продукции на 1 руб. их в промышленности в 1965 г. снизился до 86,3 %. Уменьшилась роль производительности труда в увеличении объемов производства. В 1961-1965 гг. за счет ее роста было получено лишь 62% прироста промышленной продукции, а 38 % — за счет быстро возраставшей численности рабочих. Предреформенный период (1961-1965 гг.) дал среднегодовой прирост национального дохода, использованного на потребности и накопление, 5,7 %. Это было намного меньше, чем в предыдущие пятилетки, и недостаточно для решения основных социально-экономических задач [6, с. 53]. Все вышеперечисленное заставляло руководство страны задуматься о принципах хозяйственного управления.

Переломным моментом стала программа, принятая на XXII съезде (октябрь 1961 г.), поставившая задачу поиска новых возможностей повышения ко­личественных и качественных показателей производства. Эта программа активизировала деятельность экономистов в поиске механизмов стимулирования производительности труда. В развернувшейся дискуссии приняло участие большое число спе­циалистов — научных работников и практиков, среди кото­рых были В. С. Немчинов, О. К. Антонов, М. З. Бор, Л. М. Гатовский, Б. М. Сухаревский и многие другие. Обсуждение шло на страницах газет «Правда», «Известия», «Экономическая газета», в журналах «Коммунист», «Вопросы экономики», «Плановое хозяйст­во», в других изданиях. В центре внимания участников дискуссии встал вопрос о механизме, обеспечивающем заинтересованность предприятий в разработке и выполнении напряженных планов, вопрос о том, как сделать полезное и выгодное для народного хозяйства полезным и выгодным для данного предприятия [4, с. 642].

В развернувшейся дискуссии принял участие и экономист харьковского инженерно-экономического института Г. Е. Либерман. 9 сентября 1962 г. в газете «Правда» им была опубликована статья «План, прибыль, премия», в которой содержались наиболее конструктивные предложения по совершенствованию планиро­вания и хозяйственного руководства. Впервые он заявил о себе в середине 1920-х гг., когда группа учёных под его руководством осуществи­ла ряд исследовательских проектов на харьковском заводе сельскохозяйственного машиностроения «Серп и Молот». Крупнейшим из них был проект по внедрению, впервые в СССР, версии аналитического нормативного учёта [5, с. 122].

В статье в «Правде» Е. Г. Либерман предлагал совершенствование хозяйствен­ного механизма сверху донизу, предполагая оценивать работу предприятий по конечной эффек­тивности и расширять их инициативу и самостоятельность, используя принцип «долевого участия в доходе». Автор отмечал и то, что необходимо откорректировать порядок планирования производства, предоставив предприятиям самим составлять планы, но опираясь на утвержденную но­менклатурную программу. Выдвинул Либерман и идею фондов поощрения из прибылей пред­приятий, позволив им расходовать средства на нужды коллективного и личного поощрения [1, с. 35].

Что касается порядка планирования производства, Е. Г. Либерман настаивал на том, что до предпри­ятий надо доводить только главные, решающие показатели, пре­доставляя директорам больше прав для хозяйственного маневри­рования. Соответственно и оценивать предприятия следует по конечному эффекту, а не по большому числу показателей, де­тально регламентирующих их хозяйственную деятельность. Для обеспечения заинтересованности предприятий в вы­соких планах Е. Г. Либерман предлагал доводить до них только задания по объему продукции в номенклатуре и по срокам поставок с учетом длительных хозяйственных свя­зей, все остальные показатели доводить только до совнархо­зов и не разверстывать между предприятиями. На основе объемно-номенклатурной программы предприятия должны сами разработать полностью законченный план, в том числе по производительности труда и численности работающих, по заработной плате, себестоимости и рентабельности, по капиталовложениям, накоплениям и новой технике [4, с. 643].

Согласно предложению Либермана, предприятие, стремясь повысить рентабельность, ока­зывалось заинтересованным в лучшем использовании производственных мощностей, в снижении себестоимости, в по­вышении производительности труда. В итоге, предприятия стремясь к росту производства при уменьшении текущих и капитальных затрат, неизбежно обеспечат выполнение и да­же перевыполнение централизованных плановых заданий. В свою очередь от рентабельности предприятий зависело сколько средств поступит в фонд поощрения самого предприятия, от которого уже зависело насколько значительным будет заработок как руководства конкретного предприятия, так и его рабочих. Предполагалось, что эта схема будет заинтересовы­вать предприятия в увеличении производительности труда и перевыполнении плановых показателей.

Вместе с тем, вышеперечисленное не ослабляло централизованного начала в планировании, позволяя центру сосредоточиться на решении стратегических вопросов и стимулируя предпри­ятия вскрывать свои внутренние резервы, которые лучше всего знает и может вскрыть только само предприятие. Кроме того, подчеркивалось, что все основные рычаги централизо­ванного планирования и руководства (цены, финансы, бюд­жет, учет, крупные капиталовложения, все стоимостные, тру­довые и важнейшие натуральные показатели темпов и про­порций в сфере производства, распределения и потребления) полностью будут определяться из центра. Вышестоящие ор­ганы на основе экономического анализа должны проверять, оценивать и улучшать самостоятельно разрабатываемые предприятиями планы без изменения шкал рентабельности (чтобы возможное увеличение планового задания всегда со­провождалось более высоким поощрением).

Система предложенная Е. Г. Либерманом также открыла широкий простор соревнованию за лучшие методы руково­дства. Предприятия сами, имея из центра производ­ственную программу и длительный норматив рентабельно­сти, должны были показать, на что они способны в соревновании за луч­шие результаты [4, с. 644 — 645].

Следует отметить также тот факт, что Либерман не абсолютизировал предложенную им систему, подчеркивал, что сама по себе она не устранит всех недостатков. Отдавая дань своему времени, он выражал уверенность, что контролирующая работа партий­ного аппарата останется решающей си­лой, но эффективность этой работы должна будет возрасти благодаря заинтересованности предприятий в успехе дела не столько ради показателей, сколько ради реальной эффективности производства.

Многие экономисты и хозяйственные работники в своих откликах, регулярно публиковавшихся центральных изданиях, солидаризировались с предложением Е. Г. Либермана. Только в течении двух месяцев с момента публикации статьи «План, прибыль, премия», в «Правде» было опубликовано еще восемь статей экономистов и хозяйственников, доказывающих несомненную эффективность мер по ослаблению плановых заданий и стимулированию руководства и персонала предприятий через премиальные фонды [4, с. 646]. Результатом столь широкой поддержки стало проведение инициированного правительством эксперимента с предприятиями легкой промышленности. На практике впервые начали внедряться принципы децентрализации и автономности предприятий. Так, например, предприятиям «Большевичка» и «Маяк» были даны льготы действовать независимо от совнархозов: заключать договора напрямую с магазинами, минуя оптовые торговые организации, при этом цены товаров могли быть повышены (как правило, в соответствии с их качеством) [2, с. 9]. Результаты эксперимента оказались весьма обнадеживающими и в итоге, по инициативе Косыгина была образована комиссия под руководством заместителя председателя Госплана СССР А. В. Коробова. После тщательных расчетов и обсуждения различных вариантов и точек зрения комиссия подготовила проект концепции реформы. На сентябрьском (1965 г.) Пленуме ЦК КПСС концепция была принята [3, с. 150].

В заключении можно отметить, что необходимость реформы к середине 1960-х гг. была очевидна, хотя консервативная часть политбюро восприняла ее начало со скепсисом. Тем не менее, предложения Е. Г. Либермана нашли отклик в правительстве и в академических кругах. Сами предложения Е. Г. Либермана заостряли внимание не на политическом, а на прикладном аспекте экономических отношений. Это позволило им, не вступая в конфликт с властью, найти свою реализацию.

Список литературы:

  1. Давыдова Ю. А, Громенко В. В. Экономические реформы в период «застоя»: 1964-1985 гг. // Теория и практика общественного развития. 2014. № 7. – 5 с.
  2. Золотай П. А. Экономическая реформа 1965 г. и ее теоретическая база: оценки зарубежных экономистов // Экономический журнал. 2005. № 10. – 26 с.
  3. Косыгинские реформы — невыученный урок истории: круглый стол // Вопросы экономики. 2009. № 8. – 8 с.
  4. Мау В. А. Сочинения в 6 томах. Том 1. Государство и экономика. Опыт экономической политики. 2006. М.: Дело АНХ. – 712 с.
  5. Михайличенко Д.Ю. Недосягаемая эффективность: работы исследовательской группы Е. Г. Либермана на харьковском машиностроительном заводе «Серп и Молот» // Журнал Научные ведомости Белгородского государственного университета. 2014. № 8. – 8 с.
  6. Фарахшин Р. Х. Управленческий и социальный аспекты деятельности А. Н. Косыгина // Управление персоналом. 2009. № 23. – 5 с.
  7. Экономическая история СССР: очерки / рук. авт. колл. Л. И. Абалкин. М.: ИНФРА. М, 2007. – 496 с.
    Предложения Е. Г. Либермана по совершенствованию плановой организации накануне экономической реформы 1965-1970 гг.
    Written by: Терняев Андрей Павлович
    Published by: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Date Published: 05/10/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook