30 Дек

ОБОСНОВАНИЕ ОПТИМИЗАЦИИ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ КОМПЕНСАЦИЙ ЗА РАБОТУ ВО ВРЕДНЫХ УСЛОВИЯХ ТРУДА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Научная новизна исследования заключается в формировании перечня показателей (вопросов), позволяющих разработать предложения по совершенствованию системы предоставления работникам, занятым во вредных условиях труда, гарантированных государством компенсационных мер. Практическая значимость исследования состоит в том, что по результатам проведенного опроса были сформулированы изменения в трудовое законодательство Российской Федерации.

Актуальность результатов приведенного исследования может быть обоснована статистическими данными.

В течение последних лет удельный вес численности занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, которым установлен хотя бы один вид компенсаций, в целом по Российской Федерации увеличивался.

Наибольшая доля численности занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, которым установлен хотя бы один вид компенсаций, была в организациях следующих видов экономической деятельности: добыча полезных ископаемых – 68,1%, в том числе добыча каменного угля, бурого угля и торфа – 82,8%, добыча металлических руд – 74,6%; металлургическое производство – 76,2%; производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов – 66,2%.

Анализ структуры численности работников, пользующихся правом на отдельные виды компенсаций за работу во вредных и (или) опасных условиях труда, свидетельствует, что наибольший удельный вес составляют работники, которым установлен повышенный размер оплаты труда. Их численность только по обследованным Росстатом предприятиям в 2015 году составила 3 840 550 человек или 29,6% от численности работающих[1] и 66,9% от численности работников, которым установлен хотя бы один вид компенсаций[2] (в 2014 году – 3 641 844 человек или 63,4% от численности работников, которым установлен хотя бы один вид компенсаций).

В среднем на одного работника, имеющего право хотя бы на один вид компенсаций, израсходовано 7 646 рублей (что на 4,2% больше по сравнению с 2014 годом).

На Графике 1 ниже приведено распределение получателей компенсаций с разбивкой по основным видам экономической деятельности. По каждому виду экономической деятельности (далее – ВЭД) проводилось сравнение: удельный вес занятых во вредных и опасных условиях труда (классы 3 и 4) от общей численности занятых в ВЭД, удельный вес занятых в классе условий труда 3.1 и 3.2 (с предполагаемым наличием устранимых вредных факторов в этих видах экономической деятельности) от общей численности занятых в ВЭД, численность получателей дополнительного ежегодного оплачиваемого отпуска за работу во вредных и (или) опасных условиях труда и удельный вес получателей хотя бы одного вида компенсаций в общей численности занятых в ВЭД.

График 1. Распределение получателей компенсаций по основным видам экономической деятельности

Из графика следует, что во всех видах экономической деятельности удельный вес работников, получающих хотя бы один вид компенсации, значительно выше удельного веса занятых во вредных и (или) опасных условиях труда.

Величина потерь фонда рабочего времени из-за производственного травматизма и предоставляемых работникам компенсаций в связи с работой во вредных и (или) опасных условиях труда в виде ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска и сокращенной продолжительности рабочего времени в 2015 году составила по экспертным оценкам 103,5[3] млн. человеко-дней. Значительная часть данной величины обусловлена предоставлением работникам ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска (46,0%) и сокращенной продолжительности рабочего времени (41,6%); потери фонда рабочего времени из-за общего производственного травматизма составляют 12,4%. Недопроизводство продукции и услуг в этой связи приводит к значительным потерям валового внутреннего продукта (порядка 0,6%), которые в абсолютном выражении составили около 406,1 млрд. рублей.

В целом экономические потери, связанные с состоянием условий труда в Российской Федерации, в 2015, году составили приблизительно
1,36 трлн. рублей или 1,7 % ВВП. Из них экономические издержки вследствие потерь рабочего времени составляют около 406,1 млрд. рублей, в связи с выплатой досрочных пенсий по Списку № 1 и Списку № 2 – 65,4 млрд. рублей в месяц или 784,8 млрд. рублей за год, расходы на компенсации – 105,4 млрд. рублей, на выплаты обеспечения по страхованию –
63,1 млрд. рублей.

В целях оптимизации предоставления компенсаций Минтрудом России еще в 2013 году был подготовлен проект федерального закона, предусматривающего, в том числе, внесение изменений в ряд статей Трудового кодекса, устанавливающих требования к предоставлению работникам, занятым во вредных и (или) опасных условиях труда, оплаты труда в повышенном размере, дополнительного ежегодного оплачиваемого отпуска и сокращенной продолжительности рабочего времени.

Для целей разработки проекта указанного выше закона по поручению Минтруда России ФГБУ «ВНИИ охраны и экономики труда» был проведен опрос работников, получающих эти три основные компенсации. В статье приведены результаты проведенного в сентябре-октябре 2013 года исследования [1].

Основным методом исследования для сбора информации, необходимой для выработки рекомендаций по совершенствованию системы реализации компенсационных мер, являлось статистическое наблюдение — научно организованный сбор и обработка данных.

Целью исследования являлось выявление мнения выбранных контингентов работников, занятых во вредных условиях труда (добыча полезных ископаемых, металлурги и др.), относительно оптимизации порядка и условий предоставления гарантий и компенсаций за работу во вредных условиях труда для подготовки предложений по совершенствованию законодательства в соответствующей сфере.

Формирование выборки для проведения исследования и контингента опрашиваемых работников основывалось на данных Росстата о численности и категориях работников, занятых на работах во вредных условиях труда, которым установлен хотя бы один вид компенсаций, и корреспондирующих им видов экономической деятельности.

Выборка организаций для проведения исследования была сформирована из предприятий, отнесенных к видам экономической деятельности, в которых высока доля численности работников, занятых на работах с вредными условиями труда, которым установлен хотя бы один вид компенсаций (добыча полезных ископаемых, обрабатывающая промышленность и пр.).

Для обеспечения репрезентативности выборочной совокупности использовался метод квотированной выборки.

В процессе проведения опроса было получено более 25 000 анкет. Для целей исследования и в соответствии с утвержденной методикой для обработки и анализа было отобрано 5467 анкет от 10 предприятий.

По видам экономической деятельности респонденты распределились следующим образом:

  • Добыча угля (СА) – 2297 анкет (или 42% респондентов)
  • Добыча и переработка нефти (DF) — 1000 анкет (или 18% респондентов)
  • Черная и цветная металлургия (DJ) – 1670 анкет (или 31% респондентов)
  • Машиностроение (DK) – 500 анкет (или 9% респондентов).

По возрасту респонденты распределились следующим образом:

  • Младше 25 лет – 9%.
  • 26-35 лет – 37%.
  • 36-50 лет – 40%.
  • Старше 50 лет – 14%.

Диаграмма 1. Распределение респондентов по возрасту.

Из диаграммы следует, что в опросе приняло участие подавляющее число работников наиболее экономически активного возраста (26-50 лет).

По стажу работы в профессии респонденты распределились так:

  • Стаж менее 5 лет имеет 22% респондентов.
  • Стаж от 5 до 10 лет – 29% респондентов.
  • Стаж от 10 до 15 лет – 23% респондентов.
  • Стаж свыше 15 лет имеет 26% респондентов.

Диаграмма 2. Распределение респондентов по стажу.

Как видно из диаграммы, по стажу работы респонденты распределились в примерно равных долях.

В процессе обработки вопросы были поделены на группы. Ответы обрабатывались и анализировались по следующим направлениям.

Информированность работников о положенных им компенсациях

Все респонденты показали довольно высокий уровень информированности о положенных им гарантиях и компенсациях.

Положительно ответили на вопрос об информированности о положенных компенсациях 86% респондентов, о своем праве на досрочную пенсию (либо об отсутствии такого права) известно 97% респондентов.

Данные о фактической ситуации с получением компенсаций.

  • Сокращенный рабочий день имеет 37% респондентов.
  • Дополнительный ежегодный оплачиваемый отпуск предоставляется 84% респондентов.
  • Доплату к заработной плате получает 34% респондентов.
  • Бесплатное лечебно-профилактическое питание получает 15 % респондентов.
  • Бесплатное молоко или равноценные молочные продукты получает 57 % респондентов.
  • Право на досрочный выход на пенсию имеет 81% респондентов.

На Гистограмме 1 показано распределение получателей по видам компенсаций.

Гистограмма 1. Распределение по получению компенсаций.

Как видно из гистограммы, большинство респондентов получает дополнительный ежегодный оплачиваемый отпуск, молоко и равноценные молочные продукты, а также имеет право на досрочный выход на пенсию.

Мнение работников о социальном партнерстве.

В данном разделе содержатся ответы респондентов на вопросы относительно того, обсуждались ли с ними вопросы включения компенсаций в коллективный договор, а также мнение работником относительно того, могул ли работодатели и работники самостоятельно договориться о размере и порядке предоставления компенсаций или эти вопросы должны регулироваться государством.

Согласны с тем, что договориться между собой самостоятельно работники и работодатели могут, 35% респондентов. Не согласны с этим 39% респондентов, которые уверены в том, что вопрос порядка и размеров компенсаций должен регулироваться на государственном уровне. 26% опрошенных считают, что договориться возможно, однако размеры и порядок предоставления компенсаций необходимо закреплять в коллективном договоре предприятия.

Диаграмма 3. Должны ли работники и работодатели иметь право самостоятельно договариваться о размере и порядке предоставления компенсаций.

Ответы респондентов на вопрос, обсуждалось ли с ними (или с представителями работников) включение вопросов предоставления компенсаций в коллективный договор предприятия, положительно ответило большинство респондентов, а именно 56%. Отрицательный ответ дали 37% респондентов. 7% опрошенных не знают о существовании на их предприятии коллективного договора.

Диаграмма 4. Обсуждалось ли с работниками или их представителями включение вопросов предоставления компенсаций в коллективный договор предприятия.

 

Мнение работников, имеющих право на досрочную пенсию, о том, как они поступят после наступления пенсионного возраста.

Респондентам было предложено четыре варианта ответа на вопрос, что они собираются делать по достижении возраста, позволяющего досрочно выйти на пенсию:

  1. Продолжать работу по той же профессии.
  2. Перейти на другую работу (включая работу у того же работодателя)
  3. Не работать
  4. Пока не задумывались над этим.

В целом по выборке ответы распределились следующим образом.

Диаграмма 5. Мнение респондентов о том, что они будут делать после выхода на пенсию.

Был проведен анализ зависимости ответа респондентов на эти вопросы от стажа и возраста. Распределение ответов показано на Графиках 1 и 2.

График 2. Ответы респондентов в зависимости от стажа работы.

Из графика видно, что большинство респондентов настроено продолжать работать по той же профессии, хотя наибольший процент показали более стажированные (опытные) работники. Ожидаемо не собираются менять работу работники с самым маленьким стажем. Средний процент тех, кто не собирается продолжать работу после пенсии, примерно одинаков. Также 30 % работников с небольшим стажем не задумывались о том, что будут делать после выхода на пенсию в сравнении с 15% тех, чей стаж свыше 15 лет.

График 3. Ответы респондентов в зависимости от возраста.

На графике нет ошибки. Просто пропорционально ответы работников двух возрастных категорий (младше 25 лет и от 26 до 35 лет) абсолютно совпали.

В этом случае чуть ниже процент тех, кто не будет работать, среди респондентов в возрасте младше 25 и до 35 лет. Процент тех, кто собирается продолжать работать по специальности, в обоих случаях наиболее велик у более возрастных и более опытных работников.

Но в среднем зависимость ответов от стажа и возраста примерно одинакова.

Мнение работников о реформировании системы предоставления компенсаций.

Респондентам задавался вопрос относительно справедливости того, что всем работникам, работающим во вредных условиях труда, предоставляются все три вида компенсаций.

В целом по выборке ответы распределились следующим образом:

Положительный ответ дали 72% респондентов, отрицательный 23%.

По видам экономической деятельности справедливым существующий порядок предоставления компенсаций считают:

  • Добыча угля – 67%
  • Добыча и переработка нефти – 93%
  • Черная и цветная металлургия – 55%
  • Машиностроение — 99%

Распределение ответов показано на Гистограмме 2.

Гистограмма 2. Согласны с существующим порядком предоставления компенсаций в среднем по видам экономической деятельности

Отношение работников к возможности получать денежную доплату за нереализованную сокращенную продолжительность рабочей недели.

График 4. Мнение работников по поводу доплаты за рабочую неделю свыше 36 часов. Зависимость от стажа.

Работники со стажем работы от 5 до 15 лет в основном готовы получать доплату при условии включения порядка и размеров таких денежных компенсаций в коллективный договор. Более опытные работники по большей части не согласны работать больше установленного им времени.

График 5. Мнение работников по поводу доплаты за рабочую неделю свыше 36 часов. Зависимость от возраста.

Из графика очевидно яркое недоверие работников в возрасте 26-35 лет к коллективному договору: очень незначительный процент этой возрастной категории отметил, что согласен на доплату за рабочую неделю свыше 36 часов, если порядок и размеры компенсаций будут прописаны в коллективном договоре.

В целом, работники всех возрастов скорее не согласны получать денежные выплаты взамен сокращенной рабочей недели. Это нашло отражение в редакции Статьи 94 ТК РФ, вступившей в силу 1 января 2014 года.

Мнение работников о продолжительности рабочей смены.

Представленные в опросе профессии также были условно поделены на группы.

Группа 1: руководители среднего руководящего звена (мастера, бригадиры, начальники цехов и т.п.)

Группа 2: Дежурные, диспетчеры, аппаратчики.

Группа 3: основные специальности по ВЭД (горнорабочий, горняк, дробильщик, пробойщик, проходчик, стволовой, нагревальщик металла, оцинковщик, плавильщик, электролизник, гальваник, кузнец, термист, травильщик, формовщик, шлифовщик и т.п.)

Группа 4: вспомогательные специальности (сварщик, слесарь, электрогазотварщик, электромонтер, электросварщик и т.п.)

Группа 5. Это единственная группа, куда вошла наиболее встречающая профессия по всем ВЭД: машинисты и помощники машинистов. Эта профессия встречается в 3 из 4 ВЭД.

По этим группам был проведен анализ распределения наиболее оптимальной с точки зрения респондентов продолжительности рабочей смены. Анализ проводился как по группам внутри каждого ВЭД, так и по каждой группе по всем ВЭД. К сожалению. Очень незначительное число респондентов ответило на вопрос о существующей продолжительности своей рабочей смены. Следовательно, сравнение оптимальной и реальной продолжительности рабочих смен можно считать условным.

Гистограмма 3. Оптимальная с точки зрения респондентов продолжительность рабочей смены. Добыча угля

Из гистограммы видно, что в среднем по угольной отрасли для основных и вспомогательных специальностей оптимальная продолжительность рабочей смены составляет 8 и 12 часов соответственно. Исключение составляют машинисты и их помощники, готовые работать по 12 часов в смену, а также диспетчеры и аппаратчики, оптимальная продолжительность смены для которых по данному ВЭД составляет 10-12 часов.

Гистограмма 4. Оптимальная с точки зрения респондентов продолжительность рабочей смены. Добыча и переработка нефти

По данному виду экономической деятельности, как видно из гистограммы, оптимальной работники считают восьмичасовой рабочий день, за исключением работников основных видов работ и машинистов, где предпочтительная продолжительность смены в 12 часов вероятно обусловлена производственным циклом добычи и переработки нефти.

Гистограмма 5. Оптимальная с точки зрения респондентов продолжительность рабочей смены. Черная и цветная металлургия.

 

По данному ВЭД 8 часов также считается оптимальной продолжительностью смены, без особых отклонений по основным группам.

Гистограмма 6. Оптимальная с точки зрения респондентов продолжительность рабочей смены. Машиностроение.

По данному ВЭД 8 часов также считается оптимальной продолжительностью смены. Но в отличие от предыдущих ВЭД, в машиностроении также довольно высокий процент считает оптимальным временем работы 6 часов. Это может обусловлено тем, что большая часть ответивших на этот вопрос на момент проведения опроса уже имела сокращенный рабочий день.

Обобщая результаты полученных ответов, был сделан вывод о том, что большинство опрошенных считают оптимальной 8- и 12-часовую рабочие смены, что и нашло отражение в редакции Статьи 96 ТК РФ, вступившей в силу 1 января 2014 года.

Отношение работников к возможности получения денежной компенсации за неиспользованные дни дополнительного отпуска.

Следующим этапом был анализ отношения респондентов к возможности замены положенных им сверх минимального размера компенсаций денежными выплатами.

Ответы анализировались в зависимости от стажа и возраста респондентов. Распределение ответов приведено в Графиках 6 и 7.

График 6. Мнение работников по поводу доплаты за дополнительный отпуск свыше 7 дней. Зависимость от стажа.

На этом графике также нет ошибки, т.к. мнение двух групп респондентов со стажем до 10 лет полностью совпало. Из графика видно, что чем больше стаж, тем более категорично работники требуют дополнительного отпуска.

Вывод из графика довольно однозначен: чем больше стаж работы в профессии, тем глубже у работников понимание необходимости компенсации временем в виде дополнительных дней отпуска.

График 7. Мнение работников по поводу доплаты за дополнительный отпуск свыше 7 дней. Зависимость от возраста.

Очевидным представляется то, что возрастная зависимость почти повторяет зависимость ответом от стажа работы.

Но в основной массе при тех или иных условиях опрошенные выразили согласие получать денежную компенсацию в случае неиспользования превышающих минимум дней дополнительного отпуска. Это нашло отражение в редакции Статьи 117 ТК РФ, вступившей в силу 1 января 2014 года.

Из приведенного вначале статьи статистического материала, а также по результатам анализа результатов опроса получателей компенсаций можно сделать следующие выводы. Не смотря на то, что в 2014 году в законодательстве произошли значительные изменения (классы условий труда, установленные по результатам специальной оценки условий труда) были «привязаны» к правам работников на конкретные компенсации, значительное превышение численности занятых во вредных условиях труда в сравнении с численность работников, имеющих право хотя бы на один вид компенсаций, говорит о том, что предпринятых мер недостаточно.

Необходимо и в дальнейшем продолжить работу в направлении перехода от «списочного» подхода к предоставлению государственных гарантий и компенсаций к стимулированию работодателей улучшать условия труда, что, с одной стороны, позволит снизить финансовую нагрузку по предоставлению дополнительных отпусков, доплат и отчислений в различные государственные фонды, так и сократить издержки, связанные с недопроизводством продукции в связи с неблагоприятными условиями труда.

 

Список литературы:

  1. Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Разработка предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации об охране труда в части предоставления гарантий и компенсаций работникам отдельных видов экономической деятельности в связи с работой во вредных условиях труда». – 2013. – 124 с.

[1] Списочная численность работников по обследованным Росстатом в 2015 году организациям составила 12 967 067 человек (в 2014 г. —  12 322 838 человек).

[2] Численность работников, которым установлен хотя бы один вид гарантий и компенсаций, по обследованным Росстатом в 2015 году организациям составила 5 738 657 человек (в 2014  г. — 5 748 780 человек).

[3] Расчеты осуществлялись исходя из минимально установленной продолжительности ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска — 7 календарных дней.

ОБОСНОВАНИЕ ОПТИМИЗАЦИИ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ КОМПЕНСАЦИЙ ЗА РАБОТУ ВО ВРЕДНЫХ УСЛОВИЯХ ТРУДА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Целью исследования являлось выявление мнения выбранных контингентов работников, занятых во вредных условиях труда (добыча полезных ископаемых, металлурги и др.), относительно оптимизации порядка и условий предоставления компенсаций за работу во вредных условиях труда для подготовки предложений по совершенствованию законодательства в соответствующей сфере. Основным методом исследования для сбора информации, необходимой для выработки рекомендаций по совершенствованию системы реализации компенсационных мер, являлось статистическое наблюдение — научно организованный сбор и обработка данных. Результаты исследования нашли отражение в изменениях, внесенных в статьи 92, 94,117 и 147 Трудового кодекса Российской Федерации.
Written by: Кузнецова Екатерина Анатольевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 01/12/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.12.16_33(1)
Available in: Ebook