30 Дек

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА ВОСПРОИЗВОДСТВА СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В последние десятилетия понятие и сущность социального капитала становятся предметом исследования многих наук, включая экономическую. Систематизация теорий социального капитала до сих пор не завершена. Впервые термин «социальный капитал» использовал американский исследователь Л. Ханифан в дискуссии по поводу общественных центров в сельских школах для определения «субстанций, важных в повседневной жизни людей». Такими «субстанциями», согласно Ханифан, были солидарность и социальные связи между людьми [6, c. 100]. Для раскрытия сущности социального капитала автор использовал такие категории, как «товарищество», «симпатия», а также исследовал социальное взаимодействие людей в рамках общины и семьи. Понятийная картина в дальнейшем была дополнена трудами П. Бурдье, Дж. Коулмана, Р. Патнэма, Ф. Фукуямы и других учёных.

По нашему мнению, социальный капитал – это экономический ресурс, основанный на доверии, репутации и позитивных ожиданиях субъектов экономики, связанный, как правило, с явными и неявными социальными сетями, различными по широте охвата интенсивности социальных связей, и приносящим своим участникам экономические выгоды в виде экономии издержек, дополнительного дохода, приоритетного доступа к редким ресурсам, а также путём конвертации в другие формы капитала, непосредственно приносящие экономическую отдачу.

Как и многие явления экономической и общественной жизни, социальный капитал способен воспроизводить себя. Воспроизводство представляет собой некий возобновляющийся процесс производства экономических благ, ресурсов или отношений. Воспроизводство социального капитала представляет собой совокупность отношений, порождающих процесс его накопления, распределения, обмена и потребления, основанный на механизме компенсации в виде отложенных возможностей. Отложенные возможности означают уверенность в том, что сложившийся тип экономических отношений будет приносить ощутимую выгоду в будущем по мере необходимости для экономических агентов, то есть, их потребности в оказании помощи или доступе к ресурсам в критической ситуации будут удовлетворены.

Согласно формулировке Д. Норта, институты – это «правила игры» в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения  между людьми. Следовательно, они задают структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия – будь то в политике, социальной сфере или экономике» [7, с. 17]. Таким образом, институты не существуют изолированно, а находятся в постоянном взаимодействии. Оно, в свою очередь, описывается в терминах «институциональная структура», институциональный порядок» и «институциональная среда».

Институциональная структура – это определенный упорядоченный набор институтов, создающих матрицы экономического поведения, определяющих ограничения для хозяйствующих субъектов, которые формируются в рамках той или иной системы координации хозяйственной деятельности [9, c. 38] . Под институциональным порядком подразумевается системный компонент хозяйственного порядка, определяющий фундаментальные регулярности при осуществлении экономической деятельности основными агентами независимо от сфер и видов деятельности [4, c. 168]. Некоторое сходство данных понятий склоняет ряд учёных к тому, чтобы считать их если не синонимичными, то очень близкими.

Наконец, институциональная среда, согласно О. Уильямсону, – это основные политические, социальные и правовые нормы, являющиеся базой для производства, обмена и потребления [10]. Исходя из вышеперечисленного, под институциональной средой воспроизводства будем понимать совокупность базовых социальных, экономических и юридических институтов, как формальных, так и неформальных, регулирующих деятельность экономических субъектов в процессе воспроизводства [8, c. 178-179]. Соответственно, институциональная среда воспроизводства социального капитала, по нашему мнению, – это совокупность институтов, определяющих содержание экономических отношений по поводу его формирования, развития и использования. Этого определения мы и будем придерживаться в данном исследовании.

На уровне всего общества воспроизводство социального капитала сопряжено с функционированием институтов, регулирующих хозяйственные связи между субъектами экономики разного уровня. Поэтому проблема качества социального капитала не может рассматриваться отдельно от проблемы формирования и функционирования институтов и институциональной среды экономики. Необходимо учитывать, что функционирование как формальных, так и неформальных институтов определяется сферой их деятельности, культурными традициями и многими другими факторами, в числе которых эффективность является далеко не определяющим параметром. Перемены чаще происходят с ними потому, что меняются те ценности, которые обусловливают их существование, или они сами становятся несовместимыми с другими ценностями и институтами, но не обязательно по соображениям эффективности [5, с. 15].

Социальный капитал как продукт социальной связи отражает ее качество, организует взаимодействие в соответствии с принципами доверия и способствует достижению агентами экономического результата. Однако выполнить свое предназначение в полной мере он может лишь при наличии институциональной среды, адекватной поставленным задачам.

Таким образом, социальный капитал – это дополнительный источник экономического роста, предполагающий существование развитой институциональной среды.

Было бы логично предположить, что, например, социальный капитал, основанный на доверии и солидарности, формирует институты иного свойства, нежели институты, основанные на принципах коллективизма, принуждения и патернализма. Использование концепции социального капитала позволяет рассматривать взаимодействие экономических агентов сквозь призму взаимных обязательств и солидарности в условиях рыночных отношений.

Предположения о разности свойств институтов подтверждается концепцией институциональных матриц. Данный термин был предложен К. Поланьи и Д. Нортом в значении некоторых системных составляющих экономического, политического и идеологического толка, которые определяют «веер возможных траекторий дальнейшего развития» общества [7, c. 147-148]. Свойство «матричности» институтов иллюстрирует идею, высказанную в предыдущем параграфе исследования, а именно: воздействие на одни институты (например, экономические) не проходит бесследно для других, способствуя постепенному изменению всей институциональной среды.

Несмотря на распространенные суждения о том, что матрица каждой страны обладает уникальными чертами, с некоторыми оговорками всё же можно выделить два основных типа институциональных матриц. Первый из них (обозначаемый как X-матрица) характеризуется наличием в государстве институтов командно-административной экономики, унитарного политического устройства и коллективистской идеологии. Второй тип (Y-матрица), соответственно, представлен доминирующими институтами рыночной экономики, федеративного устройства и идеологией верховенства интересов личности. Для двух диаметрально противоположных типов матрицы (описывающих идеальные состояния) характерно воспроизводство двух типов социального капитала: объединяющего и разобщающего. При этом понятие институциональной среды, на наш взгляд, значительно шире и потому подходит для передачи большего количества уникальных характеристик общества. Тем не менее, типы институциональных матриц, сочетаясь с типами воспроизводимого социального капитала, оказывается чрезвычайно полезными для оценки состояния институциональной среды воспроизводства социального капитала на уровне общества в целом.

Типы институциональных матриц показывают границы институциональных возможностей, которые обусловливают конечный выбор населения в пользу диктатуры (соответствующей X-матрице) или демократии (соответствующей Y-матрице). Оптимальный выбор осуществляется путём сравнения издержек государственного и частного регулирования. Расположение границы институциональных возможностей зависит от целого ряда факторов, однако одним из главных является качество накопленного в обществе социального капитала. Население, в зависимости от установок, целей и ценностей, которые зависят и от деятельности государства, обеспечивает спрос на регулирование. Там, где нет доверия и объединяющего социального капитала, укрепление регулирующих функций государства является оправданным и общественно необходимым.

По мнению Е. Авраамовой и Т. Малевой, реализация возможностей основана на следующих характеристиках институциональной среды:

– устойчивость институциональных рамок социально-экономического поведения (на одном полюсе — благоприятном для выстраивания позитивных и относительно долгосрочных социально-экономических практик — может быть воспроизводство стимулирующих их «правил игры», а на другом — ситуативное и неумеренное нормотворчество, подрывающее соответствующие стимулы);

– лояльность установленных институциональных правил к реализации накопленных населением ресурсов в форме разнообразных,        социально-экономи-ческих практик (принцип – разрешено все, что не запрещено);

– трансляция установленных норм и правил в общество для создания адекватных представлений о границе институциональных возможностей [1, c. 145].

На наш взгляд, данное описание подходит и для характеристики институциональной среды воспроизводства социального капитала вследствие функционирования сходных закономерностей.

Если институциональная матрица отражает механистическую сторону институциональной среды, то отношенческую сторону мы можем описать термином «социальный контракт». В рамках национальной экономической системы контракты рассматриваются как институционализированная форма отношений между хозяйствующими субъектами [2, c. 63]. Под социальным контрактом мы подразумеваем групповое неявное соглашение о распределении прав и обязанностей между государством и населением, которое может закреплять вертикальную или горизонтальную контрактацию в обществе. Для вертикального социального контракта свойственно наличие изначально неравноправных участников договора. При таком типе социальной контрактации спецификация прав собственности будет осуществляться непосредственно государством, которое будет насаждать их сверху. При горизонтальном социальном контракте все его участники равны и государство является специально созданной структурой для представления и защиты интересов всего населения. Таким образом, тип контрактации очерчивает границы институциональных возможностей общества и увеличивает либо уменьшает спрос на государственное регулирование, что находит отражение в господствующем типе институциональной матрицы, а следовательно, и в характеристиках институциональной среды воспроизводства социального капитала.

Институционализация социального капитала приводит к формированию такой институциональной среды, которая, кроме снижения трансакционных издержек, создает у экономических агентов стимулы для участия в хозяйственных процессах. На наш взгляд, качество социального капитала оказывает влияние на разнообразие экономической активности населения. Одной из причин этого является более глубокое разделение труда в современных обществах [3, c. 199-204].

Активными субъектами институциональной деятельности должны стать не только политики и общественные деятели, но и рядовые экономические субъекты. Организации и институты гражданского общества являются незаменимой средой социального и экономического диалога, а потому — производителями разнообразных форм и инструментов отношений доверия. Особое значение имеет атмосфера толерантности и терпимости в культивировании институтов различных национальностей и религиозных конфессий, активизация контактов их представителей на основе общезначимых институтов и государственных приоритетов.

Таким образом, институциональная среда – это основные политические, социальные и правовые нормы, являющиеся базой для производства, обмена и потребления. Институциональная среда воспроизводства социального капитала представляет собой систему формальных (законодательных) и неформальных образований (в форме традиций, обычаев, ценностных ориентаций), позволяющих осуществлять процесс его накопления, распределения, обмена и использования полезного результата и определяющих соответствующие экономические отношения. Связь между характеристиками институциональной среды и качество воспроизводимого социального капитала отчетливо прослеживается при рассмотрении типов институциональных матриц и социальной контрактации. Кроме того, взаимодействие институтов и социального капитала носит двусторонний характер.

Список литературы:

  1. Авраамова Е. М. О причинах воспроизводства социально-экономического неравенства: что показывает ресурсный подход? [Текст]/ Е. М. Авраамова, Т. М. Малеева// Вопросы экономики. – 2014. – №7. С. 144-160..
  2. Ваславская И. Ю. Контракты как формы институционализации отношений между хозяйствующими субъектами [Текст]/ Ваславская И. Ю. // Экономические науки. – 2013. – №3. – С. 63-67.
  3. Вольчик В. В. Институциональная и эволюционная экономика [Текст]/ В. В. Вольчик. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2011. –228 с
  4. Вольчик В. В. Отбор и экзаптация институтов: роль групп специальных интересов (глава 8) [Текст]/ В. В. Вольчик, И.В. Бережной // Эволюционная и институциональная экономическая теория: дискуссии, методы и приложения / Под. ред. Архипова А.Ю., Кирдиной С.Г., Мартишина Е.М. – Спб: Алетейя, 2012. – 368 с.
  5. Вольчик В. В. Проблема доверия и модернизация институтов [Текст]/ В. В. Вольчик// Terra economicus. – 2012. – №2. – С. 12-18.
  6. Демкив О. Социальный капитал: теоретические основания исследования и операциональные параметры [Текст]/ О. Демкив// Социология:теория, методы, маркетинг. – 2004. – №4. – С. 99-111.
  7. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики [Текст] / Д. Норт/ Пер. с англ. А. Н. Нестеренко;предисл. и науч. ред. Б. З. Мильнера. – М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. – 180 с.
  8. Саблин К. С. Институты развития и квазиинституты развития: значение институциональной среды [Текст]/ К. С. Саблин // Журнал экономической теории. – 2012. – №3. – С.177-181
  9. Силин В. В. Институциональная экономика. Монография [Текст]/ В. В. Силин, Н. М. Улицкая. – М.: Московская академия рынка труда и информационных технологий, 2012. – 82 с.
  10. Уильямсон О. И. Частная собственность и рынок капитала [Текст] / О. И. Уильямсон// ЭКО. – 1993. – №5.
    ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА ВОСПРОИЗВОДСТВА СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА
    Written by: Стебаков Алексей Александрович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/23/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook