28 Апр

ДЕВАЛЬВАЦИЯ ЮАНЯ: ПРЕДПОСЫЛКИ И ПОСЛЕДСТВИЯ.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

11 августа 2015 года Народный банк Китая провел самую крупную за двадцать лет  девальвацию юаня, что спровоцировало усиленное падение национальной валюты Китая; курс был снижен на 1,9 %.

В последующие дни, 12 и 13 августа НБК продолжал ослаблять юань, что неизбежно повлияло на ситуацию рынка, понизились китайские фондовые индексы, фьючерсы на американские индексы, цены на мировом сырьевом рынке.

Еще весной 2015 года мировые эксперты заявляли о девальвации китайской национальной валюты — все факторы были налицо: слабеющий экспорт, резкий спад на цены производителей, а так же и временный отказ МВФ о включении юаня в корзину валют для расчета специальных прав заимствования (SDR).

Сами китайские власти заявили о том, что девальвация была единоразовой, и положительно повлияет на стабильность китайского рынка, повышая внешние спрос и предложения.

Реакция МВФ так же была положительной: в опубликованном на сайте заявлении говорится, что эксперты этой международной организации видят позитивные моменты в девальвации китайской валюты. В частности, говорится о том, что это позволит рыночным силам в большей степени влиять на формирование курса китайской валюты.

С географической точки зрения наиболее пострадали от девальвации ближайшие соседи Китая: Южная Корея, Тайвань, Вьетнам, Малайзия и Таиланд, которые экспортировали свою продукцию в КНР. Среди азиатских валют наибольшее снижение показал сингапурский доллар, который в на следующий же день упал на рекордные с 2011 г. 1,6%, южнокорейская вона упала до самого низкого уровня с мая 2013 г., курс японской иены достиг минимального уровня за два месяца.

Несмотря на заявления НБК о том, что девальвация произошла лишь единожды, 10 декабря 2015 года Китай вновь опустил курс юаня с 6,41 до 6,42 к доллару, тем самым продолжая переход к рыночному регулированию стоимости национальной валюты, начатый в августе.

Как показал 2015 год, девальвация юаня имеет массу негативных побочных эффектов. Во-первых, это сильнейший отток капитала из страны. Если учесть тот факт, что резервы Китая упали на $700 млрд с $4 трлн до $3,3 трлн, то это звучит весьма печально. Кристин Лагард, директор-распорядитель Международного валютного фонда, еще в конце года заявила о том, что значительный отток капитала из Китая на фоне замедления роста экономики страны создает риски и для мировой экономики [6].

Во-вторых,  инвестиции, связанные с китайской экономикой, уже столь масштабны, что любые потрясения на рынках КНР моментально приводят к проблемам в мировой финансовой системе. Такие катаклизмы невыгодны ни торговым партнерам Китая, ни самой стране. Достаточно вспомнить эпизод в сентябре 2015г., когда снижение курса китайской валюты на 2% удержало ФРС от повышения ставок.

И, в-третьих, девальвация прямым образом повлияла на ситуацию на мировых сырьевых рынках, так как цена на ключевые товары (нефть, металлы и др.) остается в долларах. Соответственно, чем дешевле юань, тем меньше товаров покупает Китай.

29 февраля 2016 года, НБК в очередной раз понизил юань на 0,17 % к доллару. При этом, за неделю до этого, на заседании G-20 в Шанхае глава НБК Чжоу Сяочуань заверил об отсутствии причин для этого.

Несмотря на относительно небольшой размер девальвации, это сильно взволновало инвесторов: на открытии торгов индекс Shanghai Composite Index упал сразу на 4% (хотя со временем ему удалось восстановиться до 3% предыдущего дня).

По мнению экспертов, становится очевидным тот факт, что Китай намерен понижать юань и в дальнейшем, а все заявления о ненадобности этих мер направлены на недопущение паники на валютных рынках.  Логически понятны действия китайских властей — путем девальвации они пытаются значительно удешевить китайские товары, сделав их более конкурентоспособными на внешних рынках. Хотя по итогам заседания финансовой «двадцатки» было распространено официальное сообщение, в котором декларировался отказ от конкурентных девальваций.

Такое поведение китайских властей во многом расценивается странами Запада, США и соседями Китая как валютная война, которая призвана обеспечить дополнительные конкурентные преимущества собственной продукции КНР за рубежом, что для КНР является приоритетным во всех сферах экономики [5].  Китайские власти вынуждены вкачивать деньги в рынки, снижать ключевую ставку и девальвировать юань.

В ноябре 2016 года в  лаборатории Международной политической экономии при кафедре политической экономии Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова представили прогноз дальнейшей девальвации юаня, согласно которому валюта должна девальвироваться на 30-40% к доллару, что неизбежно приведет ко второй волне кризиса в Китае. 8%-е понижение юаня в  2015 год является лишь «предупредительным». Аналитики полагают, что и в этом году власти КНР продолжат понижать курс юаня и этот фактор сегодня воспринимается многими почти как главная угроза глобальной финансовой стабильности.

Список литературы

  1. Адилханян И.Л. Идеологическая мотивированность китайского политического партийного дискурса предметной области коррупции // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. 2014. № 1 (26). С. 14-20.
  2. Баринкова А.В., Кремнёв Е.В. Партийная система КНР в типологическом аспекте: однопартийность или неконкурентная многопартийность? // Crede Experto: транспорт, общество, образование, язык. 2015. № 3. С. 129-142.
  3. Ерофеева О.Н., Григорьева И.В. К вопросу использования китаеязычных сетевых молодежных изданий в процессе медиаобразования на уроках китайского языка // Научные труды SWorld. 2013. Т. 19. № 1. С. 51-54.
  4. Кобжицкая, О.Г. Духовные основы хозяйственной культуры [Текст]: автореф. дис. ….канд. ф. наук/О.Г.Кобжицкая. – Иркутск, 1999. – 20 с.
  5. Кумялова О.В. Стандарты качества в РФ и КНР // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества. Материалы V международной научно-практической конференции. Ответственные редакторы Д.В. Буяров, Д.В. Кузнецов, Н.В. Киреева. 2015. С. 226-228.
  6. Макеева, С.Б. Влияние процесса глобализации на ускорение развития электронной торговли в КНР и место китайского сектора электронной торговли в структуре мировой торговли [Текст] / С.Б. Макеева // Современная наука: тенденции развития. Материалы Международной научно-практической конференции. – Краснодар, 2012. – С. 120-123.
  7. Серебренникова Е.Ф., Хадеева А.П. Ритуал в семиотическом измерении пространства китайской культуры // Общество и государство в Китае Материалы 44-ой научной конференции. Сер. «Ученые записки Отдела Китая» Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт востоковедения» Российской академии наук. 2014. С. 707-713.
  8. Шишмарёва, Т.Е., Кремнёв, Е.В., Готлиб, О.М. О некоторых принципах организации работы по составлению учебно-методических комплексов по обучению китайскому языку [Текст] / Т.Е.Шишмарёва, Е.В.Кремнёв, О.М.Готлиб // Актуальные проблемы преподавания китайского языка как иностранного: материалы II Международной конференции (25-26 апреля 2012 г.); материалы III Международной конференции (22-23 октября 2013 г.). – М.: ФГБОУ ВПО МГЛУ, 2015. – С. 153-155.
  9. Terekhova, N.V. Confucian Ritual (Li) in American System of Social Relations [Text] / N.V.Terekhova // Oriental languages and cultures. — Cambridge Scholars Publishing, UK, 2008. — 51-53 p.
  10. http://www.cnbc.com/2016/01/07/chinese-yuan-heres-whats-happening-to-the-currency.html
  11. http://www.reuters.com/article/us-china-yuan-midpoint-idUSKBN0UL07Z20160107
  12. http://www.telegraph.co.uk/finance/economics/12040411/Chinese-devaluation-is-a-bigger-danger-than-Fed-rate-rises.html
  13. http://www.epochtimes.com/gb/16/2/25/n4647852.htm
  14. http://finance.qq.com/original/MissMoney/mm0093.html
  15. http://finance.sina.com.cn/world/20150826/233023077151.shtml
    [2] и культурной сферы [7] [9], так и социально-экономических факторов развития КНР [4]. Цель данной статьи – проанализировать предпосылки и последствия девальвации юаня. Результаты ее можно использовать как для дальнейшего экономического анализа, так и в дидактических целях: полученные данные можно использовать при изучении китайского языка через анализ проблем экономического развития Китая [8] [3].» author=»Дубровина Галина Андреевна » publisher=»БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА» pubdate=»2016-12-20″ edition=»euroasia-science_28.04.2016_4(25)» ebook=»yes» ]