30 Май

«Девальвация как механизм повышения конкурентоспособности на примере КНР»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Экономика государства в процессе своей эволюции постоянно испытывает различного рода шоки развития. От экономического опыта государства зависят его благополучие и дальнейшие перспективы эффективного включения в систему мирохозяйственных связей. Отсюда крайне важным представляется изучение мирового рынка, международных экономических отношений и процессов. Особое внимание стоит уделять тем экономическим явлениям, которые влияют как на внутреннюю экономическую обстановку страны, так и на внешнюю экономическую среду. В данной статье автор на примере Китайской Народной Республики рассматривает понятие девальвации национальной валюты как инструмента конкуренции на внешнем рынке.

Девальвация (лат. de — понижение; лат. valeo — иметь значение, стоить) – это снижение курса национальной валюты по отношению к установленному стандарту.

В условиях золотого стандарта термин «девальвация» означает уменьшение золотого содержания денежной единицы. Однако после отмены золотого обеспечения доллара, являющегося главной резервной валютой в мире, термин применяется в основном в условиях официального понижения курса национальной валюты по отношению к твёрдым мировым валютам, составляющим корзину резервных валют.

Девальвацию также можно рассматривать как денежную реформу и инструмент центрального банка,  назначение которого заключается в понижении официальной стоимости национальной валюты. Целенаправленная девальвация проводится для уменьшения дефицита платёжного баланса страны, стимулирования экспорта, повышения конкурентоспособности национальных компаний на мировом рынке.

Национальная валюта страны может переживать и обратный вышеописанному экономический процесс — ревальвацию. Ревальвацию следует рассматривать как рост (укрепление) курса внутринациональной валюты по отношению к валютам других стран, международным счётным денежным единицам, золоту. Ревальвация и девальвация  являются бинарными оппозициями в экономике.

Для дальнейшего рассмотрения процесса девальвации и его применения как конкурентного механизма, необходимо определить границы этого понятия и уметь отличать его от понятия инфляции.  Оба этих экономических процесса связаны с понижением покупательной способности (ПС) денег, однако в случае девальвации ПС снижается относительно других стран и их валюты, т.е. за те же деньги можно купить меньше иностранной валюты. А при инфляции ПС денежной единицы снижается в рамках внутреннего рынка государства. Инфляция и девальвация являются обоюдно независимыми процессами в экономике, однако во многих случаях оказываются сопровождающими друг для друга.

В данной статье девальвация будет рассмотрена как механизм повышения конкурентоспособности государства на внешнем рынке. При этом понятие девальвации тесно связано с термином «валютный демпинг». Сам по себе демпинг – это ценовое средство экспортной политики. Различают товарный демпинг и валютный.

«Валютный демпинг, в отличие от товарного, нацелен на девальвацию валюты страны-экспортера и снижение экспортных цен, а не на непосредственную реализацию товаров по низким ценам. В стране, осуществляющей валютный демпинг, увеличивается прибыль экспортеров, а жизненный уровень трудящихся снижается вследствие роста внутренних цен. В стране-объекте валютного демпинга затрудняется развитие отраслей экономики, не выдерживающих конкуренции с дешевыми иностранными товарами, усиливается безработица. Крупные фирмы-экспортеры используют валютный демпинг как средство валютной и торговой войны для подавления своих конкурентов. Он действует до тех пор, пока цены на внутреннем рынке страны-экспортера не поднимутся до уровня обесценения национальной денежной единицы. Демпинговые махинации более свойственны развивающимся странам. Это связано с тем, что демпинг является одним из наиболее простых и эффективных способов продвижения низкокачественной отечественной продукции на внешние рынки.

Для осуществления страной валютного демпинга необходимы следующие условия:

— конъюнктура рынка и несовершенная конкуренция;

— разделение рынка не сегменты (возможность отделить цены внутреннего рынка от внешнего рынка);

— разница в эластичности спроса на товар на рынках иностранных государств (за границей спрос должен быть более эластичным, чем на национальном рынке).

В условиях применения демпинга компании всегда поначалу несут большие убытки, тем не менее, через определенное время они способны получать сверхприбыль.»[3, с.142]

Валютный демпинг, иными словами конкурентная девальвация, является неотъемлемой частью так называемых валютных войн. Термин «валютная война» ввёл  в оборот в 2010 году министр финансов Бразилии Гвидо Мантенга, усмотрев в высоком курсе реала (который за пару лет после кризиса 2008 года подорожал к доллару почти на 50%) подрыв конкурентоспособности бразильского производителя. В современном мире валютные войны представляют собой последовательные преднамеренные действия правительств и центробанков нескольких стран по достижению низкого обменного курса для своей национальной валюты, с целью увеличения собственных объемов экспорта за счет снижения в местной валюте себестоимости производства, которое в свою очередь приводит к снижению цен на продукцию отечественных экспортеров.[5]

Механизм валютной войны кажется предельно ясным: она ведёт к снижению стоимости единицы труда (unit labor costs, ULC), считающеейся мерой конкурентоспособности. Однако ввиду коренных различий в экономиках разных стран, особенно в отношении внешнеторговой специализации, крупные корректировки курса могут оказаться неэффективными. Например, несмотря на укрепление курса рубля почти вдвое за 2000-2012 гг., структура производств и торговли осталась практически неизменной. Укрепление юаня к доллару более чем на 30% в 2005 году не привело к массовому импортозамещению китайской продукции в США.[5] Более того, исследования (среди которых стоит упомянуть работы американских экономистов Эдуардо Леви-Йейати и Дэни Родрика) показывают, что инструмент конкурентной девальвации является полезным для развивающихся стран и стран с явно отстающими секторами экономики, слабо развитыми отраслями производства и институтами. Намеренные девальвации в таких странах  могут приводить к перераспределению ресурсов в пользу дефицитных торговых секторов, к увеличению валовой прибыли, росту сбережений и инвестиций. В случае с крупными мировыми экономическими игроками занижение курса может иметь самые неожиданные последствия, либо не иметь их вовсе, ввиду четкой привязки более слабых валют к сильным резервным валютам.

Но стоит отметить, что валютные манипуляции и интервенции в краткосрочной перспективе для некоторых стран являются одним из основных инструментов во внешнеэкономической борьбе. «Несмотря на то, что для большинства стран конкурентная девальвация остается труднодостижимой и ненадёжной внешнеполитической стратегией, ряд государств искусно пользуется ею для достижения конкретных экономических целей, главной из которых выступает завоевание иностранных рынков сбыта.

В конце XX – начале XХI века международные валютные войны все активнее «сотрясают» глобальную экономическую систему. Ряд стран, в числе которых Китай, Япония, Колумбия, Таиланд, Южная Корея, Бразилия, Англия и другие, принимали меры для ослабления собственных национальных валют. Причем в этих случаях девальвация принимала преимущественно спекулятивный характер, была средством соперничества и извлечения экономической выгоды. Сегодня многие крупные эмиссионные центры мира по разным причинам пытаются занизить курс собственной денежной единицы. В основном это попытка защитить своих производителей за счёт увеличения экспорта, что является одним из методов выхода из экономического кризиса. В числе стран, преследующих эту цель и использовавших конкурентную девальвацию, наглядными примерами выступают Китай и Япония.

В частности, впервые за последние пять лет Банк Японии был вынужден провести масштабную валютную интервенцию, истратив на неё более 25 млрд долл. Япония скупала доллары с целью ослабления завышенного обменного курса иены на валютном рынке, и в этом случае это на самом деле вынужденная мера, так как Япония на протяжении более 10 лет борется с дефляцией, и, более того, на сьезде G20 ей были официально разрешены подобные меры. За Японией последовали центральные банки Южной Кореи, Тайваня и Бразилии, экономики которых пострадали от слишком дорогой местной валюты в 2010 году. За ними выстроился ряд других экспортоориентированных экономик, объективно заинтересованных в занижении курса своих валют. В данном случае допустимо утверждать, что девальвация валюты была необходимой мерой,  попыткой выбраться из многолетней дефляции.

Однако, переходя к ситуации с Китаем, приходится сталкиваться с другими целями и методами девальвации. КНР с помощью целенаправленной политики снижения курса юаня смогла вывести свою промышленность в число сильнейших в мире и стать главным мировым экспортёром.  Главными противниками Китая в этой валютной войне выступают США, которые также понизили курс доллара в качестве ответной меры на внешнюю экономическую политику КНР. Противники считают друг друга зачинщиками валютной войны и дискриминации, при этом продолжая изощренные валютные спекуляции. Вполне очевидно, что в случае крупных девальвационных маневров Китая и США, большинство развивающихся стран также ответят занижением собственного валютного курса во избежание потерь для своих экспортеров. Так, угрожающе нависшая валютная война не принесёт никакой пользы мировой экономике и в результате «война против всех», о которой говорил Гвидо Мантега, приобретет еще более осложненный характер, и о выгодах этого конфликта говорить пока сложно. Ситуация, когда относительно «твердые» валюты в течение нескольких лет вырастают или падают по отношению друг к другу, крайне неблагоприятна для глобальной экономики, ведь это может привести к вынужденному переходу к новой валютной мировой системе, который будет сопровождаться различными экономическими трудностями и международными конфликтами.

Подробней остановимся на валютных манипуляциях КНР и на специфике девальвации её национальной валюты. Китайский юань вышел на мировой рынок в 1994 г. и в 2000 г. уже активно использовался в международных финансовых операциях. Вступление Китая во Всемирную Торговую Организацию (ВТО) в 2001 г. ознаменовало его официальное открытие для экономической мировой системы и стало началом китайской «экономической интервенции» на иностранные рынки. Методы осуществления так называемой политики «китаизации» варьировались от китайского влияния через «мягкую силу» (soft power) до настойчивого навязывания китайских товаров (преимущественно через товарный и валютный демпинг), методов ведения бизнеса, стиля жизни и общения. Так, к 2005 г., когда КНР объявила об отмене привязки юаня к доллару, доля Китая  в мировом экспорте составила 6%, а на данный момент этот показатель достиг уже 12 %.[1]

Рисунок №1. «Доля стран в мировом экспорте на 2016 год»[1]

Финансовая система Китая устроена так, что основная масса валюты, полученная от экспорта, концентрируется в руках правительства и оттуда распределяется импортерам в соответствии с целями государства. Таким образом, существенно увеличив экспорт, власти Китая смогли направить прибыль и доход от инвестиций на развитие отечественного производства, и уже к 2006 году номенклатура китайского импорта и экспорта существенно поменялась: быстрыми темпами стало развиваться производство высокотехнологичной продукции, также скупалась качественная западная техника и совершенствовалась китайскими производителями. «По данным Министерства Коммерции КНР, внешнеторговый оборот в 2006 г. составил 1760,69 млрд долл. Положительное сальдо торгового баланса КНР достигло 177,5 млрд долл., увеличившись по сравнению с 2005 г. на 74%.»[1]

Путём совершенствования экспортных товаров и их продажи по заниженным (в соответствии с международными стандартами) ценам Китай смог добиться существенного укрепления своего положения в глобальной экономике; из страны дешёвых ресурсов и поставщика рабочей силы он превратился в весомого, опасного игрока на международной арене. Вокруг Китая разгорелся экономический конфликт, так как страны Запада, взволнованные стабильно низким курсом юаня, все чаще обвиняют КНР в намеренном занижении национальной валюты. Важно уточнить, что ряд экспертов полагает, что дешёвые китайские товары и сырье помогают не только самому Китаю, но они также нужны и европейским производствам, которым выгодно импортировать из Китая с меньшими затратами. Другой вопрос заключается в снижении спроса на западную продукцию, которое провоцируется низким курсом юаня и, как следствие, дешевыми китайскими товарами.

«Наиболее сильный удар от девальвации юаня приняли на себя США, их дефицит в торговле с Китаем составляет 347 млрд долл. на 2016 год, учитывая, что весь дефицит торговли США достигает 750,07 млрд долларов.»[8] Американская администрация утверждает, что, занижая обменный курс юаня, Китай не выполняет свою роль в процессе глобальной структурной перестройки и мешает развитию гармоничных экономических отношений в мире. В октябре 2011 года сенат США принял законопроект, предусматривающий санкции против Китая или любой другой страны, спекулирующей курсом национальной валюты в своих интересах. Сторонники санкций утверждают, что курс юаня занижен на 40%, что ведет к чрезмерному повышению цен на американские товары, так как внутренние цены на китайские товары в долларовом выражении значительно уменьшаются. Правительство Китая в обмен на такие обвинения отрицает преднамеренное занижение курса юаня, заявляя о том, что валютная политика страны предполагает свободную зависимость курса национальной валюты относительно доллара и других мировых валют, входящих в так называемые валютные корзины. «Директор Народного банка Китая Чжоу Сяочуань подчеркнул, что от ревальвации китайской национальной валюты дефицит торгового баланса и дефицит бюджета США почти не сократятся, в то время как реформирование курса юаня (в сторону его снижения) будет полезным как для китайской, так и для мировой экономики.»[2]

 

Рисунок 2. Номинальный обменный курс юаня к доллару

Как видно из приведенного графика, юань, став в 2005 году управляемой плавающей валютой, привязанной к основной валютной корзине МВФ, стабильно снижает свой обменный курс по отношению к доллару. Такая динамика неизбежно привела к торговому дефициту США с КНР:

Рисунок 3. Торговля между КНР и США в 2016 г. [1]

Китай шокировал мировой рынок ожесточенной девальвацией юаня в 2016 году. «Осенью 2016 года в начале «Золотой недели» ослабление юаня составило 3,5% при норме менее 1 %, приведя курс ниже порога в 6,7 юаней.» [7]

Рисунок 4. «Ослабление юаня в течение «Золотой недели» осенью 2016 г.

Несмотря на то, что такое серьезное понижение было скорректировано в течение месяца, в итоге юань оставался относительно низким по отношению к доллару. Жесткие финансовые корректировки Китая необходимо рассматривать как часть его экономической стратегии. Именно не плавный, а резкий «обвал» юаня обеспечил проникновение китайской продукции на целевые рынки и её дальнейший успех на них.

Из приведенного ниже графика можно увидеть, как в течение 11 торговых сессий Народный Банк Китая (НБК) девальвировал юань около 10 раз, и к концу 2016 года курс составлял уже 6,7558 юаней за доллар, что является минимумом с сентября 2010 года. [4]

Рисунок 5. Динамика обменного курса юаня по отношению к доллару на 2016 г.[8]

Несмотря на жесткие корректировки курса, явно демонстрирующие желание Китая облегчить себе путь на иностранные рынки и валютную экспансию, с 1 октября 2016 года юань официально вошел в состав корзины валют МВФ. После этого мировые валютные фонды ожидали прекращения девальвации, да и сам Пекин неоднократно заявлял о своей приверженности стабильному курсу. Однако заявления администрации Пекина отнюдь не укреплялись реальными действиями, и заниженный курс юаня до сих пор доставляет неприятности экономикам многих стран. По большей части Китай заявляет, что девальвация вызвана внешними факторами и не будет продолжаться долгое время. Но стоит напомнить, что сам по себе механизм конкурентного валютного демпинга и не предполагает продолжительности, наоборот, представляет собой систему мер в краткосрочной перспективе. Поэтому становится предельно очевидно, что Китаю удалось осуществить важную часть своей экономической стратегии по развитию с помощью валютной девальвации.

Рассматривая  текущую ситуацию на мировом рынке, можно смело заявить, что период шоковой девальвации юаня подходит к завершению. Алекс Капри, эксперт по международной торговле и старший научный сотрудник бизнес-школы Национального университета Сингапура, в интервью с CNBC сообщил, что с увеличением антидемпинговых пошлин увеличится и компенсационная пошлина с китайских товаров. Эта мера, безусловно, смягчит экономический курс Китая и в перспективе сможет привести к выравниваю курса юаня по отношению к доллару. Так как США и Китай являются взаимозависимыми торговыми партнёрами, дальнейшие радикальные меры могут привести к большему разрастанию конфликта. Поэтому необходимо установление гармоничных торговых отношений между США и Китаем, своевременное и взаимовыгодное разрешение проблемных вопросов. 7 апреля 2017 года была проведена встреча президента США Дональда Трампа  и председателя КНР Си Цзиньпина, в результате которой сторонам удалось достичь консенсуса. КНР обещает создать равные условия для американских работников и сотрудничать в обеспечении равных условий взаимного доступа на рынки. В случае соблюдения сторонами перечисленных условий высока вероятность, что очередной валютной войны удастся благополучно избежать, что, несомненно, убережет мировую экономику и фондовые рынки от новых потрясений.

Список литературы

  1. Statistics Database [Online]// wto.org. — World Trade Organization, 1995-2017. — Май 25, 2017. — http://www.wto.org.
  2. А.М. Байчоров Китаизация. Последствия роста мощи Китая для мира в XXI веке. [Book].- Москва : Международные отношения, 2013.
  3. А.О. Руднева Международная торговля и мировые товарные рынки [Book].- Москва : Восток Запад, 2009.
  4. База данных по курсам валют [Online]// Сайт Центрального Банка Российской Федерации. — Май 25, 2017. — http://www.cbr.ru/currency_base.
  5. Междунарожный валютный фонд// What is the International Monetary Fund?. — 1998.
  6. С.Б. Журавлёв Мать родна валютная война [Общенациональный аналитический ресурс].- Москва : Expert.tu, 2006-2017.
  7. Стремительная девальвация юаня продолжается [Информационный проект].- [s.l.] : Ktovkurse.com, 2014-2016.
  8. Фондовые индексы США [Сайт брокерской компании Existrade Limited].- [s.l.] : Wforex.ru, 2007-2017.
    «Девальвация как механизм повышения конкурентоспособности на примере КНР»
    В статье подробно рассматривается понятие валютной девальвации, анализируется её применение как механизма повышения конкуренции на мировом рынке. Для наглядного и достоверного анализа автор приводит в пример экономическую стратегию КНР и использование Китаем валютной девальвации, ссылаясь на статистические данные 2005-2016 гг. Особый акцент делается на негативном характере последствий преднамеренной девальвации валюты для мировой экономики. Цель: раскрытие и анализ понятия валютной девальвации как конкурентного механизма в международной торговле Метод: изучение внешней экономической стратегии КНР на основе статистических данных 2005-2016 Результат: в результате изучения специальной литературы и статистических данных, автору удалось подробно раскрыть механизм валютной девальвации Выводы: использование валютной девальвации как конкурентного механизма на мировом рынке ведёт к негативным последствиям как для самой страны, прибегнувшей к этому методу повышения конкурентоспособности, так и для мировой экономики в целом
    Written by: Трунова Рада Дмитриевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook