22 Сен

CУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА И СПЕЦИФИКА ЕГО ОЦЕНКИ НА НАЦИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Человек с его способностью к труду всегда признавался главной производительной силой общества, важнейшим фактором экономического роста и создателем инноваций. Именно он заставляет по-новому развиваться экономику, политику, определяет характер изменения социально-трудовых отношений. Поэтому в большей части исследований, затрагивающих проблемы экономических преобразований в России, подчеркивается решающая роль человеческого капитала в социально-экономическом развитии страны и формировании ее национального богатства. При этом особо отмечается необходимость изучения объективных закономерностей развития человеческого капитала, отвечающего задачам модернизации.

Первые попытки исследований роли человека в экономике предпринимались еще в 18-19 вв. У. Петти и А. Смитом. Однако недостаток эмпирических данных не позволил получить значимых результатов.  Теория человеческого капитала получила свое развитие в середине 20 века благодаря исследованиям американских ученых Дж. Минцера, Г. Беккера, Т. Шульца, У Боуэна.

В современной экономической литературе встречаются различные подходы к определению понятия человеческий капитал. В классических трактовках человеческий капитал представляется как запас знаний, навыков, мотиваций и способностей, которые есть у каждого человека и которые могут использоваться в целях производства товаров и услуг. Другие авторы  сходятся на понимании человеческого капитала как меры воплощенной в человеке способности приносить доход [4]. Если следовать определению, предложенного Т. Шульцем, человеческий капитал представляет собой «источник будущих удовлетворений или будущих заработков, либо того и другого вместе. В. П. Щетинин настаивает на том, что «сформированный в результате инвестиций запас здоровья, знаний, навыков, мотиваций… повышает рост производительности труда» [9].

При всем кажущемся различии, высказанные точки зрения не противоречат тому, что в основе человеческого потенциала – совокупность физических и умственных способностей субъекта труда (рабочей силы) или, если быть точнее, личные качества человека, пользующиеся спросом и имеющие определенную цену на рынке труда. В данном контексте наиболее обобщающей выглядит трактовка, предложенная Л. А. Лавровым: «Человеческий капитал – это сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного воспроизводства, содействуют росту производительности труда и эффективности производства и тем самым ведут к росту заработков данного человека» [5].

Образование в данном случае выступает средством дальнейшего создания добавленной стоимости; является важным фактором национального и глобального макроэкономического роста, а также обеспечения прироста доходов экономических субъектов различного уровня. А затраты на образовании являются инвестициями, которые в дальнейшем трансформируются в прирост будущих доходов.

Дальнейшие исследования показали, что рассматривать человеческий капитал как совокупность полученных знаний не совсем корректно, поскольку знания должны соотносится с продолжительностью жизни человека и ее продуктивной частью.  Г. Беккер  отмечает, что человеческий капитал формируется за счет инвестиций в человека, среди которых можно назвать обучение, подготовку на производстве, расходы на здравоохранение, миграцию и поиск информации о ценах и доходах.

Однако и данный перечень не совсем корректен. Во-первых, расходы на здравоохранение с одной стороны можно трактовать как способ увеличения продолжительности жизни, с другой – они могут означать подверженность индивида более быстрому физическому износу. В данном случае уместно говорить о том, что человеческий капитал не расходуется пропорционально количеству вновь произведенного товара, однако, как и другие активы подвержен износу: физическому, моральному и интеллектуальному.

Во-вторых, как полагает И. Соболева, еще меньшее отношение к качественным характеристикам конкретного работника имеют информация о ценах и возможности миграции [7]. Соответствующие затраты направлены не на увеличение индивидуального человеческого капитала, а на рост его экономической отдачи как за счет его лучшей реализации, так и за счет конъюнктурных факторов.

В-третьих, нерешенным остается вопрос оценки инвестиций в образование для последующей оценки человеческого капитала. В существующих способах  не работает принцип универсальности образования, качество которого сильно отличается как в межстрановом сравнении, так и в межрегиональном в рамках одного государства.

В связи с многообразием взглядов на сущность человеческого капитала возникают сложности в его оценке на национальном уровне. На современном этапе сформировалось несколько подходов к оценке человеческого капитала: оценка человеческого капитала на основе понесенных затрат, оценка человеческого капитала на основе будущих доходов, оценка на основе индикаторов. Каждый способ измерения имеет свои преимущества и недостатки и в настоящее время не сложилось единого мнения о преимуществах того или иного.

Оценка человеческого капитала на основе понесенных затрат. В данном подходе стоимость человеческого капитала рассчитывается на основе накопленных затрат, связанных прежде всего с получением образования и поддержанием физического здоровья. Впервые такой способ оценки был использован Э. Энгелем в 1883 г., который рассчитывал человеческий капитал как сумму затрат семьи на воспитание и поддержку детей до достижения ими возраста 25 лет. Последующие исследования в некоторой степени формализовали методы оценки, определив стоимость формального образования и профессиональной переподготовки, как затраты на человеческий капитал. Простота расчетов на национальном уровне обусловила популярность данного подхода к расчетам. Однако, как справедливо, отмечает И. Соболева образование составляет только часть затрат [7]. Многие навыки и способности индивида формируются вне образовательной среды – в семье, на рабочем месте, в путешествиях и т.д. Кроме этого, определенную роль играет уровень медицинского обслуживания, структура питания, социальная и экологическая среда. Эти категории влияют на продолжительность жизни человека и соответственно на стоимостную оценку его человеческого капитала.

Наиболее завершенным является исследование Дж. Кендрика, который использовал комбинацию формальных и неформальных показателей для расчетов человеческого капитала на основе затратного подхода.  В качестве элемента инвестиций он выделяет затраты на воспитание  детей до 14-летнего возраста (базовые инвестиции), расходы на здравоохранение и охрану труда, образование и профессиональную подготовку, а также так называемые упущенные выгоды – потерянные заработки студентов, которые они могли бы получить, если бы предпочли отдать свое время не учебе, а работе (инвестиции в увеличение производительности труда) [3]. Несмотря на учет множества факторов и использование значительного количества показателей в исследовании осталось множество нерешенных задач, которые проистекают из самой сущности этого способа оценки, как на национальном, так и на международном уровне.

Во-первых, оценка стоимости по количеству лет обучения подразумевает, что образование универсально по определению, что не отражает качественных показателей образования. Качество предоставляемых образовательных услуг различно и варьируется от страны и учебного заведения. Одним из решений этой проблемы являются международные, региональные и национальные рейтинги учебных заведений. К сожалению они также имеют ряд  недостатков, к примеру, формализацию многих показателей.

Во-вторых, Сложность универсализации состоит не только в справедливости  национальных или международных оценок, но и оценок на уровне индивидов. По мнению ряда авторов объем знаний, определяется не только объемом прослушанных предметов, качеством преподавания,  технической оснащенностью, но и личными трудовыми усилиями, мотивацией  и врожденными навыками [1].

В-третьих, в настоящее время представляется сложным эмпирическим путем отделить непосредственные затраты на увеличение производительности труда (инвестиции в человеческий капитал) от простых потребительских расходов. К примеру, занятия человека спортом можно трактовать как вложения в здравоохранение, а можно как хобби (увлечение). Аналогичным являются расходы на питание. Достаточно сложно отделить стоимость полноценного необходимо питания, позитивно влияющего на продолжительность трудоспособной жизни, от сверх потребления, которое может негативно отразится на здоровье.

Крайне важным и нерешенным вопросом остается задача учета потерянных заработков студентов. В теории учет проводится на основе количества лет обучения, которые индивид может использовать для получения доходов.

Однако на практике существует целый комплекс противоречий, которые остаются нерешенными. Непонятно с какого возраста считать упущенные выгоды. Этот показатель варьируется от страны к стране, от региона к региону.  На современном этапе исследования оценивают потерянные заработков с момента окончания средней школы. Данное утверждение верно только в условиях стабильности и роста. Экономические кризисы обуславливают рост безработицы особенно среди молодежи (к примеру, современная ситуация в Греции, Испании, Португалии), поэтому оценка потерянных заработков в данном случае не совсем корректна. Другим аспектом проблемы является слишком сильное влияние макроэкономической ситуации на рынке труда на стоимость рабочей силы и соответственно на «так называемые» упущенные выгоды.

 В отдельных исследованиях отмечается значительный вклад не стоимостных факторов затрат, которые по своей сущности являются побочными явлениями его трудовой деятельности [14]. Это отдельные навыки и компетенции, которые индивид может получить на рабочем месте, мотивация, персональные коммуникации и способности к ним.

К последнему комплексу проблем следует отнести сложности расчетов  человеческого капитала на основе затратного подхода на национальном уровне. Для того чтобы провести качественную оценку национального человеческого капитала на основе затратного подхода в методологическом плане необходимо определить стоимостные индикаторы расчетов, которые были бы сопоставимы с другими странами. В противном случае расчеты будут показывать стоимость номинированную в национальной валюте в условных настоящих ценах, что  не отразит реальной стоимости человеческого капитала. В работе Р. И. Капелюшникова отмечается, что для межстрановых сопоставлений ОЭСР при расчетах человеческого капитала ОЭСР предлагает использовать паритет покупательной способности валют [2]. Однако и в этом случае реальная стоимость затрат по значительному количеству профессий не очевидна. К примеру, стоимость обучения  в Московской государственной консерватории им. Чайковского, которая является общепризнанным мировым лидером в области подготовки музыкантов составляет в настоящее время около 400 000 рублей в год или около 18 000 долларов при расчете курса по ППС (22 рубля за 1 доллар США), а стоимость аналогичного обучения в Лос-Анджелесе составляет около 30 000 долларов в год.

Оценка человеческого капитала на основе будущих доходов, основана на предположении, что капитал должен работать и давать отдачу и соответственно оценка доходов получаемых от вкладываемого капитала наиболее правильный и эффективный способ оценки человеческого капитала. В  частности отдельные авторы отмечают, что для  того чтобы повысить национальный запас человеческого капитала недостаточно обучить людей. Нужно, чтобы люди имели работу, позволяющую им применить полученные знания и навыки, воплотить их в приросте общественного продукта, а не растратить в результате безработицы или ухода в экономическую неактивность [11]. Этот тезис является коренным отличием настоящего метода от затратного подхода.

Впервые оценка человеческого капитала на основе будущих доходов была предпринята английским экономистом У. Петти. Логика расчетов У. Петти была проста.  Ценность населения определялась как произведение его годового дохода на среднюю человеческого капитала  определялась продолжительностью трудовой жизни, которую ученый оценил в 20 лет.

Впоследствии английским демографом У. Фарром  была предложена более развернутая и корректная методология расчета стоимости человеческого капитала. Его запас оценивался как капитализированная стоимость будущих доходов за вычетом  расходов на содержание с учетом вероятностей дожития до определенного возраста. Последующие исследования показали, что специфика человеческого капитала подразумевает отсутствие необходимости вычитать расходы на проживание (жизнедеятельность) поскольку данный вид расходов не предполагает увеличение/уменьшение человеческого капитала. Кроме этого, было выявлено, что величина пожизненных заработков – вещь непостоянная и изменяется в зависимости от экономической ситуации и рынка труда.

Несмотря на привлекательность метода – до 90-х годов 20 века он имел ограниченное применение. Основная сложность заключалась в отсутствие значимых статистических данных по уровню заработных плат среди разных категорий работников.

Рост популярности этого метода связан с исследованиями Д. Джоргенсона и Б. Фраумени, которые предложили применять принцип оценки по доходам, где человеческий капитал рассматривается как их дисконтированный поток от произведенных инвестиций, аналогично доходам от финансовых инструментов [13]. В общем виде формула оценки человеческого капитала Д. Джоргенсона и Б. Фраумени выглядит следующим образом:

где:

miy,s,a,e – объем человеческого капитала индивида в году y пола s в возрасте a лет с образованием e лет в стоимостном выражении (приведенная величина пожизненных заработков);

ymiy+1,s,a,e – заработная плата индивида без налогов в предстоящем году;

senry+1,s,a,e – коэффициент охвата учебой индивидов пола s в возрасте a с образованием e на следующей ступени образования (e+1) в предстоящем году;

sry,s,a+1 – вероятность дожития до возраста (a+1);

miy,s,a+1,e – приведенная величина пожизненных заработков индивидов того же пола s с тем же образованием e, но в возрасте на год старше (a+1);

g – ожидаемый годовой темп прироста реальной заработной платы;

r – ставка дисконтирования.

Дополнением, обусловившим популярность метода Д. Джоргенсона и Б. Фраумени использование  в расчетах «нерыночной» части деятельности индивида. Исследователи предположили, что время затрачиваемое человеком вне рабочего времени также влияет на стоимость человеческого капитала (к нерыночной части исследователи относили время используемое индивидом вне работы, за исключением времени на сон, еду, учебу).

«Нерыночную» компенсацию Д. Джергенсон и Б. Фраумени рассчитывают на основе произведения заработной платы рыночной части и количества времени использованного на нерыночные виды деятельности.

Несмотря на популярность оценок на основе доходного метода существует ряд сложностей и противоречий при подсчетах человеческого капитала этим способом.

Во-первых, исследователи обращают внимание, что результаты измерения человеческого капитала с помощью оценки доходов  зависят в большей степени от внешних макроэкономических параметров экономики. Так экономический рост обеспечивает рост заработных плат и соответственно рост стоимости человеческого капитала, а соответственно экономические кризисы провоцируют снижение стоимости.

Во-вторых, специфичность «рыночного» расчета подразумевает значительные искажения профессионального характера связанные с доминированием тех или иных отраслей в народном хозяйстве (в зарплатной части). Так для России характерно доминирование сырьевых отраслей промышленности в структуре экономики и соответственно их «условный» человеческий капитал в стоимостном выражении выше чем в других отраслях, при этом совершенно необязательно, что затраты на него были сопоставимы. Согласно оценкам Росстата и Высшей школы экономики в 2013 г. средняя заработная плата в добывающем секторе промышленности составляла  54 161 руб., в образовании – 23 457 руб., в обрабатывающей промышленности – 27 044 руб. При этом доля сотрудников с высшим образованием в добывающей промышленности составила – 23,6%, в образовании – 52,3%, в обрабатывающем секторе – 26,08% от общего количества занятых в соответствующем виде экономической деятельности (см. таблицу 1).

 

Таблица № 1 – Заработная палата и занятость населения в 2013 г. [6, 8]

№ п/п Наименование видов экономической деятельности

 

2013
среднемесячная номинальная начисленная заработная плата (руб.) Численность занятых в экономике  с высшим образованием  по видам экономической деятельности (%)
1. Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство 15 724,0 10,55
2. Рыболовство, рыбоводство 32 437,3 17,85
3. Добыча полезных ископаемых 54 161,2 23,62
4. Обрабатывающие производства 27 044,5 26,00
5. Производство и распределение электроэнергии, газа и воды 32 230,5 28,79
6. Строительство 27 701,4 23,20
7. Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования 23 167,8 24,41
8. Гостиницы и рестораны 18304,4 14,60
9. Транспорт и связь 34 575,7 20,96
10. Финансовая деятельность 63 333,0 70,10
11. Операции с недвижимым  имуществом, аренда и предоставление услуг 33 846,3 50,79
12. Государственное управление и обеспечение военной безопасности; социальное  страхование 40 448,7 53,64
13. Образование 23 457,9 52,34
14. Здравоохранение и предоставление  социальных услуг 24 438,6 34,19
15. Предоставление прочих  коммунальных, социальных и персональных услуг 24 739,9 29,95

 

В-третьих, доходный подход не объясняет специфику институциональной, демографической и трудовой среды государства, что может является причиной значительных искажений при подсчетах. В период безработица человеческий капитал не используется (безработица), используется не полностью (частичная занятость), используется не по назначению (отсутствие работы требующей от индивидов соответствующей квалификации). Кроме этого, уровень заработной платы очень часто зависит от региональной и отраслевой специфики, степени профсоюзной защиты, государственного регулирования, а также менеджмента конкретного предприятия. То есть стоимость человеческого капитала конкретного работника может быть оценена по разному в различных условиях его хозяйственной деятельности.

При этом специфично, что перемещения обладателя человеческого капитала – смена работы, межрегиональная или межстрановая миграция может в значительной степени увеличить его стоимость без реальных качественных прикладываемых усилий. Это подтверждается в исследованиях Л. Хендрикса [10]. Он сопоставил доходы иммигрантов из 67 стран с заработками их соотечественников и с заработками коренных американцев. Как отмечает И. Соболева, анализ Л. Хендрикса показал, что заработки иммигрантов вне зависимости от уровня развития страны-донора, сложившегося там уровня оплаты труда и национального ВВП на душу населения в целом незначительно отличаются от  заработков коренных американцев, обладающих сходными характеристиками (возраст, пол, уровень образования, сфера деятельности). В случае относительно бедных стран (с уровнем душевого ВВП менее 18% от уровня США) различия в запасах ЧК с учетом различий в качестве образования позволяют объяснить лишь пятую часть различий в ВВП на душу населения, а совокупные различия в запасах вещественного и человеческого капитала – третью часть. Остальное относится на счет совокупной факторной производительности [7].

 В 2012 г. Р. Капелюшниковым была проведена оценка человеческого капитала в России на основе метода Д. Джоргенсона и Б. Фраумени [2]. За основу брался адаптированный вариант метода использованного в проекте ОЭСР по межстрановому сопоставлению человеческого капитала. Учитывались показатели вероятности дожития, занятости, заработной платы, уровня образования по данным 2002 г. и 2010 г.  Проведенный анализ показал, что в 2002 г. Россия располагала человеческим капиталом в объеме 121 трлн. руб., а в 2010 г. его стоимость возросла до 608 трлн. руб. Аналогичный скачок наблюдался в душевых показателях: если в 2002 г. среднестатистический россиянин являлся «владельцем» человеческого капитала в размере 1,2 млн. руб., то в 2010 г. – уже в размере 6,1 млн. руб. Межстрановые сопоставления в исследовании показали, что подушевой человеческий капитал России в 2010 г. находится на уровне развитых государств, за исключение США (680 тыс. долларов на человека) и составляют в среднем 380 тыс. долларов.

  Безусловно исследования  и полученные Р.И. Капелюшниковым результаты важны с точки зрения понимания потенциала и структуры человеческого капитала страны, однако полученные данные вызывают больше вопросов. Из-за отсутствия в используемой методике механизмов учета макроэкономической ситуации, структуры экономики и других ранее упомянутых факторов полученные результаты не совсем корректно отражают реальную картину (табл. 2)

Таблица № 2 – показатели характеризующие изменение стоимости человеческого капитала в России

Показатели 2002 2010 Изменение
оценка человеческого капитала в РФ – Капелюшников Р.И. (трлн. руб.) 121 608 в 5,02 раза
ВВП  (трлн. руб.) 10,83 46,308 в 4,27 раза
отношение ЧК к ВВП страны 11,17 13,12 +17,45%
средняя номинальная заработная плата (руб.) 4360,3 20 952,2 в 4,8 раза
численность населения (млн. человек) 145,2 142,9 -1,6%
численность экономически активного населения (млн. человек) 72,35 75,47 +4,27%
уровень занятости (млн. человек) 66,65

 

69.93

 

+4,91%
Уровень образования (%), в том числе:
высшее профессиональное** 17,2% 24,8% +7,6%
неполное высшее профессиональное 3,5% 5,3% +1,8%
среднее профессиональное 29,7% 32,9% +3,2%
начальное профессиональное 13,9% 6,0% -7,9%
среднее (полное) общее 19,7% 19,4% -0,3%
основное общее 12,9% 9,5% -3,4%
начальное общее 2,8% 1,8% -1%
не имеют основного общего образования 0,3% 0,3% 0

Анализ представленных в таблице 2 данных показывает, что стоимость человеческого капитала увеличилась в 5,02 раза в большей степени за счет внешних благоприятных экономических факторов. С 2002 по 2010 гг. ВВП России вырос в 4,27 раза, соответственно заработная плата работников увеличилась в 4,8 раза. Следствием экономического роста стало также снижение уровня безработицы, а также роста экономически активного населения, так как каждый индивид стремился максимизировать свои доходы. Фактически необходимо говорить, что реальная стоимость человеческого капитала увеличилась за 8 лет на 17% (оценка по отношению ВВП к ЧК) за счет увеличения доли лиц с высшим образованием.  То есть, в период экономического спада логично предположить сокращение стоимости человеческого капитала из-за снижения уровня заработной платы, увеличения безработицы, сокращения экономически активного населения. Учитывая сильное влияние внешних факторов, надежность оценки человеческого капитала на основе доходного подхода вызывает большие сомнения.

Индикаторный подход к оценке человеческого капитала, предусматривает использование различных натуральных индикаторов. К наиболее востребованным и популярным относятся показатели связанные с образованием. Это в первую очередь среднее число лет обучения, накопленных жителями государства; проводится оценка структуры населения по уровню образования. Кроме этого, используются дополнительные индикаторы, к которым относятся численность и доля исследователей, обладателей научных степеней, доля занятых в высокотехнологичных исследовательских производствах, образовании, охват различными ступенями образования соответствующих возрастных групп, численность студентов, аспирантов и докторантов, долю затрат на образование и науку в ВВП.

К преимуществам индикаторного подхода, которые отмечаются различными исследователями, следует отнести значительный объем статистической информации, которая позволяет проводить представительные оценки. Натуральные индикаторы во многом лишены недостатков стоимостной оценки, таких как искажения стоимости образования или вклада экономической конъюнктуры в стоимость человеческого капитала. Однако существует целый комплекс методологических проблем, которые не позволяют сказать, что индикаторный подход является универсальным и наиболее предпочтительным для оценки человеческого капитала.

Во-первых, слабым звеном является статистика. Учет данных по наиболее популярному показателю числа накопленных лет образования ведется крайне нерегулярно и неравномерно. И. Соболева отмечает, что этот показатель слишком нестабилен  и не позволяет получить объективные данные. С его помощью нельзя объективно посчитать совокупный человеческий капитал страны поскольку не работает способ суммирования лет обучения:  запас двух работников, каждый из которых учился всего 6 лет, не будет равен запасу одного работника с полноценным двенадцатилетним образованием. Сложности возникают при попытке учета структуры распределения человеческого капитала, оценки качества образования и его соответствия потребностям экономики. В работе Маллигана и Сала-и-Мартина отмечается, что этот показатель работоспособен только в теории, поскольку его корректность базируется на условиях слабо отражающих реальность [12]:

  • возможность полного замещения всех работников между собой;
  • каждый год образования приносит одинаковый прирост знаний вне зависимости от специальности, стоимости образования, квалификации преподавательского состава, качества учебного заведения, учебной инфраструктуры;
  • производительность труда пропорциональна числу лет обучения.

Кроме этого, Р.И. Капелюшников указывает, что многие показатели, применяемые в индикаторном подходе, строго говоря, являются характеристиками не запасов, а потоков (к таким, например, относится коэффициент зачисления в учебные заведения). Другие индикаторы работоспособны только в условиях развивающихся стран, а в развитых — их значения не играют роли при оценке человеческого капитала. К таким, исследователь относит уровень грамотности населения.

Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы и сформулировать предложения. Выбор способа оценки национального человеческого капитала должен определяться целями и задачами такой оценки. Учитывая, что не один метод оценки не дает надежного и объективного результата, их применение следует варьировать в зависимости от дальнейшего использования полученных данных.

  1. На микроуровне (индивидов, компаний) представляется целесообразным проводить оценку человеческого капитала на основе затратного подхода. В данном случае конечный пользователь человеческого капитала будет понимать структуру расходов и затрат на него и осознавать его ценность (отсутствие ценности).
  2. Для национальной и отраслевой оценки человеческого капитала следует использовать доходный подход.  Это позволит объективно оценивать конкурентоспособность отраслей народного хозяйства, с учетом вклада человеческого капитала
  3. Для межстрановых сопоставлений наиболее оптимальным представляется применение индикаторного подхода. Представляется, что объективность стоимостных оценок при межстрановых сопоставлениях не является надежной из-за факторов перечисленных ранее (к примеру, соотношения стоимости и качества образования). С другой стороны индикаторный подход при всех недостатках все же может дать объективную оценку человеческого капитала в различных странах.

 

Список Литературы

  1. Богачев В.Н. О составе национального богатства социалистического общества // Народнохозяйственная эффективность и затратный механизм. В.Н. Богачев; сост. О.С. Пчелинцев. — М.: Наука, 2006. – 389 с.
  2. Капелюшников, Р. И. Сколько стоит человеческий капитал России?: препринт WP3/2012/06 / Р. И. Капелюшников ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М. : изд. дом Высшей школы экономики, 2012. – 76 с.
  3. Кендрик Дж. Совокупный капитал США и его формирование. — М.: Прогресс, 1978.
  4. Королев О., Янцов М. Человеческий потенциал в системе конкурентных преимуществ промышленной организации // Управление персоналом. — 2007. — № 8. — С. 81-83
  5. Лавров Л. А. Экономический рост и человеческий капитал: Монография. – Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2009. – 196 с.
  6. Образование в Российской Федерации: 2014 : статистический сборник. – Москва: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2014. – 464 с.
  7. Соболева И.В. Парадоксы измерений человеческого капитала // монография, — М.: Институт Экономики. 2009, 48 с.
  8. Труд и занятость в России. 2015: Стат. сб. /Росстат Т 78 M., 2015. 274 c.
  9. Щетинин В. П. Человеческий капитал и неоднозначность его трактовки // Мировая экономика и международные отношения. — 2001. — №12. — С. 42-49.
  10. Hendricks L. How important is human capital for development? Evidence from immigrant earnings // The American Economic Review. Vol. 92. No. 1.
  11. Le T. V. T., Gibson J., Oxley L. A forward-looking measure of the stock of human capital in New Zealand // The Manchester School. 2006. Volume 74. Issue 5.
  12. Mulligan C., Sala-i-Martin X. Measuring aggregate human capital. NBER Working Paper # 5016. 1995.
  13. Jorgenson D.W., Fraumeni B.M. The Accumulation of Human and Nonhuman Capital, 1948–1984 / R.E. Lipsey, H.S. Tice (eds.). The Measurement of Savings, Investment and Wealth. Chicago: The University of Chicago Press, 1989
  14. Stroombergen A, Rose D., Nana G. Review of the Statistical Measurement of Human Capital. Statistics New Zealand, Wellington, 2002.

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект  №14-02-00375 «Развитие человеческого капитала в социально-ориентированной экономике»

CУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА И СПЕЦИФИКА ЕГО ОЦЕНКИ НА НАЦИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ
В статье рассмотрена сущность человеческого капитала и его отличия от материальных видов капитала. Рассмотрена специфика оценки человеческого капитала, проблемы и противоречия в существующих подходах к оценке на национальном уровне. Сформулированы предложения по решению проблем измерения национального человеческого капитала.
Written by: Елисеев Дмитрий Олегович
Published by: Басаранович Екатерина
Date Published: 12/08/2016
Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
Available in: Ebook