25 Июл

АНАЛИЗ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ДОКУМЕНТОВ В ОБЛАСТИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В настоящее время инновациям придается большое значение. В последние годы Правительством принят ряд документов, связанных с инновационным развитием.

В соответствии с Распоряжением Правительства РФ от 8 декабря 2011 г. № 2227-р была принята «Стратегия инновационного развития РФ на период до 2020 г.», в которой охвачены такие междисциплинарные проблемы, как инновационный бизнес, инновационный человек, государство, глобализация, инфраструктура, эффективность науки, территории инноваций и др. В январе 2014 г. Правительством РФ утвержден «Прогноз научно-технологического развития Российской Федерации до 2030 г.», подготовленный Минобрнауки РФ совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти.

Помимо политико-стратегической практики, 21 декабря 2013 года распоряжением Правительства № 2492-р была принята государственная программа «Экономическое развитие и инновационная экономика», разработанная Минэкономразвития РФ, а Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 года № 301 утверждена государственная программа «Развитие науки и технологий» на 2013-2020 годы, разработанная Минобрнауки РФ. В рамках этой программы, как известно, имеются 4 подпрограммы, которые в той или иной степени структурно и функционально взаимосвязаны друг с другом. Это подпрограмма 3 «Институциональное развитие научно-исследовательского сектора», подпрограмма 4 «Развитие межотраслевой инфраструктуры сектора исследований и разработок», подпрограмма 5 «Международное сотрудничество в сфере науки» и подпрограмма 6 «Обеспечение реализации Государственной программы».

Кроме того, предыдущий из среднесрочных прогнозов, разработанный Минэкономразвития РФ в сентябре 2014г. – «Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов» имеет ярко выраженную инновационную направленность.

Таким образом, Россия в определенной степени уже имеет некоторый опыт в междисциплинарном, комплексном подходе к инновационной политике и стратегии. Однако, все эти подходы пока еще остаются фрагментарными.

Разработанные инновационные стратегии и прогнозы, а также государственные программы России должны составлять своего рода междисциплинарный, межведомственный фундамент для разработки стратегического прогнозно-инклюзивного подхода к развитию инновационно-технологической цивилизации XXI века как в России, так и на глобальном уровне.

Попытка осмыслить долгосрочные прогнозы инновационного и научно-технологического развития страны и в целом научно-инновационного комплекса России уже предпринимались ранее[1,2]. Новое осмысление этой масштабной стратегической проблемы для страны отражено в различных преломлениях и контекстах в двух основополагающих документах. Это: (1) «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020года», или «Инновационная Россия – 2020» (далее –«Стратегия 2020»), разработанная Минэкономразвития РФ и утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 8 декабря 2011 г. № 2227-р и (2) «Прогноз научно-технологического развития Российской Федерации на период до 2030 года» (далее – «Научно-технологический прогноз»), разработанный Минобрнауки России и утвержденный Д. Медведевым 20 января 2014 года. По логике как «Стратегия 2020», так и «Научно-технологический прогноз» должны иметь соответствующие скоординированные сочленения, относящиеся к научно-технологическим прогнозам до 2020-2030 гг. Это же относится и к разработанным Минэкономразвития в апреле 2012 года «Сценарным условиям долгосрочного прогноза социально-экономического развития Российской Федерации до 2030 года» (далее «Сценарные прогнозы»). Однако, структура и контент всех этих документов не имеют, как представляется, основополагающих точек взаимной увязки, несмотря на то, что именно наука, технологии и инновации оказывают всепроникающее как позитивное, так и негативное влияние на развитие экономики, промышленности, социума, культуры и в целом инновационной цивилизации XXI века.

Анализ «Стратегии 2020» показывает, что структурно стратегия выстраивается на использовании результатов всесторонней, всеобъемлющей оценки развития инновационного потенциала страны, выполненной, в том числе,  с точки зрения долгосрочного научно-технологического прогноза. Это фактически отсутствует в структуре «Научно-технологического прогноза», который должен, по определению, быть отнесен к научно-технологическому развитию Российской Федерации 2030 г. Однако, как нам представляется, результатом этого прогноза фактически стал список перспективных научных направлений и прогнозных технологий, которые могут появиться или не появиться к 2030 году не только в России, но естественно и за рубежом. Учитывая внешнеполитические, внешнеэкономические, финансово-инвестиционные и другие прямые или косвенные проблемы научно-технологического и инновационного развития России в настоящий период, такие прогнозные списки могут оказаться лишь научной публицистикой. Кроме того, некоторые оценки вызовов и угроз, которые введены в текст «Научно-технологического прогноза» являются спорными. Это также относится и к «распределению» высоких технологий по отраслям промышленности. Так, например, угрозой для России в сфере ИКТ признается ускоренное формирование единого глобального информационного пространства. Глобализация, начавшаяся в XX веке приобретает черты мегатренда не только в сфере ИКТ, но и в других сферах. Эта тенденция несет в себе как позитивные, так негативные элементы. Но это объективность сегодняшнего дня. В прогнозном контексте не только наука и технологии глобализируются, но и инновационные структуры и экономика. Общество знаний приобретает глобальные черты, что будет содействовать инновационному развитию стран, но одновременно вызывать экономические, политические и социально-психологические флуктуации и синергетические эффекты. Надо отдать должное авторам «Научно-технологического прогноза», которые попытались интегрировать в списки перспективных технологий 2030 г. такие оценочные инструменты как вызовы, окна возможностей, перспективные продуктовые группы и другие элементы, которые определенным образом «раскрасили» эти технологические списки. Однако эта попытка стала во многом декларативной, без каких-либо количественных и качественных показателей. Так, например, понятие рынка высоких технологий фактически отсутствует. В целом складывается впечатление, что наука, технологии и инновации существуют и развиваются сами по себе. Фактически как в «Стратегии 2020», так и в «Научно-технологическом прогнозе 2030» отсутствует интегрирующее начало, которое логически связывало бы эти двадокумента, что по логике является объективной необходимостью.

Надо сказать, что с теоретической и практической точек зрения «Стратегия 2020» пытается ответить на стоящие перед Россией вызовы и угрозы в сфере инновационного развития, определить цели, приоритеты и инструменты государственной инновационной политики, ориентиры финансирования сектора фундаментальной и прикладной науки и поддержки коммерциализации разработок. Таким образом, фактически это те структурные элементы, которые должны были бы быть взаимосвязаны со структурными элементами «Научно-технологического прогноза», по крайней мере, до 2020 г. Однако, в целом такие «крепежные связки» отсутствуют.

Следует отметить, что отсутствуют статистические данные и информация по современному местоположению России с точки зренияпроизводства высокотехнологичной продукции и услуг в глобальном контексте, что давало бы картину направленности перспективных стратегических действий страны в период до 2030 года.

Одним из показателей, который может свидетельствовать об уровне технологического развития страны является добавленная стоимость высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности. Как видно из таблицы 1, по данным за 2012г. лидируют по величине данного показателя США (27,3% от общемирового объема).

Несколько отстает от них КНР (23,9%).На третьем месте со значением 8,5% следует Япония.Однако, как можно видеть, являясь лидером, США в период 1997-2012гг. постепенно уступали свои позиции: в 1997г. на них приходилось 32,6% от общемировой величины добавленной стоимости. В Японии это снижение еще заметнее: в 1997г. она занимала второе место после США (21,1% от общемирового объема). Китай за тот же период увеличил объем добавленной стоимости в 14,5 раз и соответствующую долю в общемировом объеме с 3,3% до 23,9%.Следующие три позиции занимают Германия (5,4%), Южная Корея (3,5%) и Великобритания (3,1%). Из них лишь Южная Корея за рассматриваемый период укрепила свои позиции.

Таблица 1

Добавленная стоимость высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности

 

Страна

В % к общемировому объему:

Изменение
за 2012-2030гг.
 2012г.  1997г. 2030г.

(прогноз)

США 27,3 32,6 23,9 -3,4
КНР 23,9 3,3 39.1 +15,2
Япония 8,5 21,1 4,1 -4,4
Германия 5,4 5,6 6,9 +1,5
Южная Корея 3,5 2,7 2,4 -1,1
Великобритания 3,1 4,9 3,2 +0,1
Бразилия 2,3 1,8 2,8 +0,4
Франция 2,0 3,8 1,1 -1,0
Италия 1,6 2,6 0,7 -0,9
Канада 1,4 1,5 1,0 -0,4
Россия 1,37 1,9 1,6 +0,3
Мексика 1,1 1,3 0,6 -0,5
Индия 0,9 0,4 3,2 +2,3
Австралия 0,6 0,5 0,6 +0,0
Индонезия 0,5 0,5 0,7 +0,2
Турция 0,2 0,2 0,1 -0,1
Аргентина 0,1 0,2 0,1 +0,0
ЮАР 0,1 0,1 0,1 -0,0
Саудовская Аравия 0,02 0,01 0,02 +0,0

Источник: [3], расчеты автора.

Россия в этом списке находится на 11-м месте, немного уступая Канаде и на 0,3 п.п. опережая Мексику. В 1997г. наша страна занимала 9-е место и ее доля в общемировом объеме добавленной стоимости высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности составляла 1,9% (в 2012г. – 1,4%).

Замыкают список страны третьего мира, в которых рассматриваемый показатель не превышает 1% от общемирового объема.

Следует отметить, что в большинстве стран, приведенных в таблице, за период 1997-2012гг. произошло снижение указанной доли. Рост зафиксирован лишь в КНР (на 20,6 п.п.), Южной Корее (на 0,8 п.п.), а также Бразилии и Индии (по 0,5 п.п.).

Анализ динамики ежегодных приростов объема добавленной стоимости высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности позволил сгруппировать все рассматриваемые страны в три группы (таблица 2).

Первая группа – это страны со стабильным ростом, где на протяжении периода 1997-2012гг. в большинстве случаев фиксируются ежегодные приросты объемов добавленной стоимости.

Вторая группа – это страны с переменной динамикой, где число приростов за рассматриваемый период примерно соответствует числу снижений.

Третья группа – страны с преимущественно отрицательной динамикой, где годы со снижением объема преобладают.Как видно, в третью группу попала лишь одна страна – Япония, в которой снижение добавленной стоимости за период 1997-2012гг. составило практически 20%.

Кроме Японии аналогичное снижение зафиксировано лишь у Аргентины, однако, учитывая существенно отличающиеся абсолютные значения показателя у этих стран, можно сделать заключение, что Япония за 15 лет более заметно сдала свои позиции. Так по абсолютному объему величина добавленной стоимости высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности в Японии уменьшился на 31,4 млрд. долл.

В первую группу, где объединены страны с преимущественно позитивной динамикой, попали как лидеры по абсолютному объему анализируемого показателя (США, Китай, Германия), а также темпам его роста (Китай – абсолютный лидер с ростом в 14,5 раз, Индия с ростом в 4,5 раза за рассматриваемый период), так и страны, не отличающиеся большим абсолютным объемом показателя, но имеющие стабильную позитивную динамику. В эту же группу попала и Россия, где начиная с 2001г. наблюдается стабильный рост. Однако падение в кризисный период с1998г. по 2000г. составило около 80%, что даже с учетом роста в последующие годы, не позволило ликвидировать отставание.

Таблица 2

Рост объема добавленной стоимости высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности

Группа

Страны

Рост за период 1997-2012гг. (раз)
1 Канада

США

Германия

Италия

Россия

Саудовская Аравия

Турция

КНР

Индия

Индонезия

Австралия

1,9

1,7

1,9

1,2

1,5

3,8

1,7

14,5

4,6

2,0

2,3

2 Мексика

Аргентина

Бразилия

Франция

Великобритания

ЮАР

Южная Корея

1,7

0,96

2,6

1,1

1,3

1,7

2,6

3 Япония 0,8

Источник: [3], расчеты автора.

Тем не менее, если рассматривать динамику анализируемого показателя за период 2001-2012гг., т.е. после кризисного для России интервала, то можно отметить, что при среднемировом росте добавленной стоимости в 2 раза, аналогичный рост в России достиг 6,9 раз. Как видно, опережает этот рост только Китай (8,5 раз), а все остальные страны далеки от двух лидеров.Отчасти данное обстоятельство может быть объяснено эффектом низкой базы (2001г. в России был максимально провальным), однако факт существенно позитивной динамики налицо. Однако, несмотря на этот рост, очевидно, что для такой страны как Россия, достигнутый в 2012г. уровень 1,4% от общемирового объема добавленной стоимости высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности объективно очень низок.

Располагая достаточной динамикой анализируемого показателя и предположив ее сохранение, можно получить его прогнозные оценки. В указанных предположениях можно сделать вывод, что к 2030г. безусловным лидером по удельному весу в общемировом объеме добавленной стоимости будет КНР. На его долю будет приходиться чуть менее 40% общемирового объема. На втором месте останутся США, лишь немного ухудшив свои позиции по сравнению настоящим моментом. Т.о. принципиальной смены лидера не произойдет, однако исходя из данных последней колонки таблицы 1 можно заключить, что лишь для семи стран из всех перечисленных годы, охватываемые прогнозом, приведут к улучшению их позиций.

Помимо Китая, доля которого вырастет более, чем на 15 п.п. по сравнению с 2012г., к этим странам относится и Россия, чья доля изменится незначительно, но в сторону увеличения.

В заключение отметим, что с 11 июля 2014г. вступил в силу Федеральный закон N 172-ФЗ «О стратегическом планировании». В систему важнейших документов, определяющих деятельность в области планирования и прогнозирования, включен прогноз научно-технологического развития Российской Федерации. Его разработку по заказу Минобрнауки России будет, в частности, координировать Высшая школа экономики и эксперты ИСИЭЗ. В законе определен порядок разработки Прогноза научно-технологического развития РФ и примерная структура этого прогноза, а также установлена взаимосвязь со Стратегическим прогнозом РФ, Прогнозом социально-экономического развития РФ на долгосрочный период, Прогнозом социально-экономического развития РФ на среднесрочный период и Бюджетным прогнозом. Таким образом на законодательной основе установлена взаимосвязь и координация различных форм федерального прогнозирования, используемых затем при реализации процесса стратегического планирования РФ.

Список литературы

  1. Основные направления политики Российской Федерации в области развития инновационной системы на период до 2010 года. http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_103596.html.
  2. Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации до 2015г.http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=101907.
  3. IHSGlobalInsight, specialtabulations (2013) ofthe World Industry Service database. ScienceandEngineeringIndicators 2014. http://ru.scribd.com/doc/207210443/NSF-Science-and-Engineering-Indicators-2014..
    АНАЛИЗ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ДОКУМЕНТОВ В ОБЛАСТИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ
    В статье рассмотрены основные стратегические документы, связанные с перспективами инновационного и технологического развития России, принятые в последние годы. Сделаны выводы об их положительных сторонах и проанализированы противоречия и недостатки.
    Written by: Мотова Марина Александровна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/22/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_25.07.15_07(16)
    Available in: Ebook