30 Апр

СУБЪЕКТЫ МИГРАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ И ИХ СИСТЕМЫ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Рассматривая вопрос определения субъектов миграционных отношений можно сказать, что сами по себе субъекты, это участники миграционных правоотношений, каждый из которых обладает субъективными правами и юридическими обязанностями, дееспособностью и правоспособностью (мигранты, государство, коммерческая организация и др.). Согласно общей теории права, имеют место следующие виды субъектов: коллективные и индивидуальные. Коллективные субъекты – государство, государственные организации, негосударственные организации (фирмы, нанимающие трудовых мигрантов; общественные объединения – национальные диаспоры). Индивидуальные субъекты – физические лица, к которым относятся: граждане, лица без гражданства, лица с двойным гражданством и иностранные граждане. Права лиц без гражданства и иностранных граждан, касающиеся вопросов вступления в те или иные правоотношения на территории РФ, те же, что и у граждан РФ, за рядом ограничений, которые установлены на законодательном уровне.

Таким образом, можно утверждать, что круг субъектов миграционного правоотношения нельзя ограничивать мигрантами, государственными и муниципальными органами власти. Этот круг является более широким и включает ряд других внутригосударственных и международно-правовых участников миграционных правоотношений.

В свою очередь, правоотношение миграции являет собою разновидность социального отношения (цель такого рода отношений – решение социальных вопросов). Как и любое общественное отношение, оно представляет собою индивидуальную связь между конкретными субъектами общественной жизни (гражданами иностранных государств, лицами без гражданства, государством, общественными организациями, государственными и муниципальными органами и др.). Данная связь возникает как результат волеизъявления вышеперечисленных субъектов, обусловленного наличием у них соответствующих потребностей и интересов.

Соответственно, миграционно-правовым отношениям свойственны основные черты всех социальных идеологических отношений. Эти отношения представляют собою взаимосвязи субъектов социальной жизни; это отношения индивидумов, своего рода индивидуализированные отношения, в связи с тем, что их субъекты конкретно названы, точно индивидуально определены; и как уже было сказано, возникают как результат волеизъявления субъектов, направлены на удовлетворение их интересов и потребностей; складываются по поводу определенных объектов (юридически значимых действий субъектов, материальных или духовных благ и ценностей) [2, с. 3].

Среди вышеперечисленных общих характеристик социальных отношений, применительно к миграционным правоотношениям наибольшей спецификой отличается их субъектный состав.

В миграционных отношениях может принимать участие значительное число субъектов. Вместе с тем, в каждом конкретном миграционном правоотношении можно выделить две типичные стороны. На одной стороне всегда находится сам мигрант, как лицо, прибывшее на территорию данной страны или региона из другого государства, или региона.

Прежде всего, к категории субъектов миграционных отношений следует отнести иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории страны и наделенных субъективными правами и юридическими обязанностями. Правовой статус данных групп мигрантов регламентирован государственным законодательством. Согласно ст. 2 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (далее – Закон): иностранный гражданин – это физическое лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Подобный подход к трактовке понятия иностранного гражданина встречается и в научной литературе [1, с. 145].

Документами, удостоверяющими личность иностранного гражданина, в соответствии с ч. 1 ст. 10 Закона в Российской Федерации является паспорт иностранного гражданина либо иной документ, установленный федеральным законом или признаваемый в соответствии с международным договором Российской Федерации в качестве документа, удостоверяющего личность иностранного гражданина.

В более широком смысле слова понятие «иностранный гражданин» может трактоваться как любое лицо, не являющееся гражданином страны своего пребывания (ст. 1 Декларации прав человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают от 13 декабря 1985 г.). Лицо без гражданства (апатрид) – лицо, не являющееся гражданином страны пребывания и не имеющее доказательств своей принадлежности к гражданству иного государства (ст. 2 Закона). Согласно ч. 2 ст.10 Закона документами, удостоверяющими личность лица без гражданства, в Российской Федерации являются документ, выданный иностранным государством и признаваемый в соответствии с международным договором Российской Федерации в качестве документа, удостоверяющего личность лица без гражданства; разрешение на временное проживание; вид на жительство; иные документы, предусмотренные федеральным законом или признаваемые в соответствии с международным договором Российской Федерации в качестве документов, удостоверяющих личность лица без гражданства.

Апатридов и иностранцев, находящихся на территории России, можно подразделить на три категории: 1) временно прибывающие в Российскую Федерацию – лица, прибывшие в Россию на основании визы или в безвизовом порядке, получившие миграционную карту и не имеющие вида на жительство или разрешения на временное проживание; 2) временно проживающие в Российской Федерации – лица, получившие в установленном порядке разрешение на временное проживание; 3) постоянно проживающие в Российской Федерации – лица, получившие в установленном порядке вид на жительство в Российской Федерации.

Особым правовым статусом в Российской Федерации наделены беженцы, являющиеся также субъектом миграционных правоотношений. Названная группа мигрантов содержит несколько иные, более узкие категории перемещенных лиц.

В более широком смысле понятия «миграция» включает в себя как внешние, так и внутренние территориальные перемещения, и таким образом, в качестве субъектов миграционных правоотношений могут выступать и российские граждане, которые меняют место пребывания и жительства по тем или иным причинам, сохраняя при этом свою юридическую связь с регионом России, из которого они выбыли.

Особую группу субъектов миграционных правоотношений образуют российские граждане, имеющие статус вынужденных переселенцев.

Вторая типичная сторона миграционного правоотношения, вступающая в юридические взаимодействия с мигрантом – это государственные органы исполнительной власти, наделенные специальной компетенцией в сфере миграции, внутренних дел, государственной безопасности, пограничного контроля, иностранных дел, труда и социальной защиты и пр., в зависимости от специфики каждого конкретного правоотношения (будь это пересечение границы, регистрация, учет, оформление трудовых отношений, контроль за пребыванием и проживанием, выдворение за пределы государства или др.).

Еще в качестве второй противоположной стороны юридического взаимодействия по отношению к мигранту может выступать также юридическое лицо или частный предприниматель, которые вступают с ним в трудовые отношения; общественное объединение, представляющее интересы мигрантов или другие структуры гражданского общества (различные правозащитные общества, фонды, комиссии и т.п.), а также соответствующие международно-правовые организации. В этом случае отношения строятся уже не на принципе управления подчинения, а носят частноправовой характер.

Правовой основой для формирования и развития миграционно-правовых отношений на международном уровне, в государстве или регионе является система конкретных нормативно-правовых актов. Фактическими основаниями формирования таких отношений могут выступать факты пересечения иностранным гражданином или лицом без гражданства государственной границы, подача ими заявления о приеме на работу, нарушения ими правил пребывания, трудовой деятельности.

Во взаимодействиях мигрантов с государственными органами и должностными лицами воля на возникновение, изменение или прекращение правоотношения, как правило, присутствует только на одной стороне. Так, от гражданина не требуется согласия на предоставление документов, подтверждающих его правовой статус, или на привлечение его к юридической ответственности за нарушение действующего миграционного законодательства. Такие правоотношения складываются в результате доминирования влияния государственной воли. В отношениях же прибывших из других государств лиц с субъектами, не обличенными публично-политическими полномочиями (это частные фирмы-работодатели, общественные правозащитные организации и т.д.), волеизъявление на возникновение, изменение и прекращение правовой связи является, как правило, двусторонним.

Основной характеристикой миграционного правоотношения является то, что в нем основная и определяющая взаимосвязь между субъектами выражается в наличии у них конкретных взаимных субъективных прав и юридических обязанностей. Одна сторона правоотношения является управомоченной и выступает носителем субъективного права, а другую законодательство обязывает поступать таким образом, чтобы обеспечить реализацию этого права [3, с. 21].

Большинство миграционных правоотношений носит двусторонний характер. Так, иностранный гражданин, осуществляющий легальную трудовую деятельность в России, обладает всем объемом прав и свобод, предоставленных российским гражданам трудовым законодательством. В свою очередь, закон возлагает на него и целый ряд юридических обязанностей перед работодателем и государством. То же самое мы можем сказать и о другой стороне миграционного правоотношения.

Участник правоотношений, посчитавший свои права и законные интересы нарушенными, имеет право обратиться за юридической защитой в соответствующие государственные органы.

Список литературы:

  1. Авакъян С.А. Россия: гражданство, иностранцы, внешняя миграция. – СПб., 2003. С. 145.
  2. Жеребцов А.Н. Концепция административно-правового регулирования миграционных отношений в Российской Федерации (комплексный анализ теории и практики): автореферат дис…д-ра ю.н. М.2009.
  3. Кириллов П.В. Миграционная функция современного Российского государства: теоретико-правовое обоснование // Право и государство: теория и практика. 2009. № 10 (58). С. 21.
    СУБЪЕКТЫ МИГРАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ И ИХ СИСТЕМЫ
    Вопрос определения субъектов миграционных отношений достаточно важен, поскольку в ходе взаимодействия участников подобного рода отношений, возникают правоотношения, каждая сторона которых имеет субъективные права и юридическую ответственность. Для соотнесения любого права или ответственности с участником, необходимо его назвать, т.е. определить субъект. Только в этом случае миграционное отношение, может быть рассмотрено как правоотношение и трактоваться в рамках дейст-вующего законодательства.
    Written by: Сенченко Виктория Вадимовна, Богданов Андрей Геннадьевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2017_04(37)
    Available in: Ebook
30 Мар

ВЗАИМОСВЯЗЬ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Права и свободы человека признаются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Так закрепляя различные права и обязанности за гражданами, а так же юридическими лицами, гарантируется государством и их осуществление.

Согласно пункту 2 статьи 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права по своей воли и в своем интересе. Соответственно они свободны в том, чтобы установить свои права и обязанности на основе договора, путем определения любых не противоречащих законодательству условий договора.

В пункте 3 статьи 1 ГК РФ указывается, что в процессе установления и защиты гражданских прав, а также и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Гражданские права и обязанности возникают в следующих случаях, а именно:

— из договоров и иных сделок; из решений собраний; из актов государственных органов и органов местного самоуправления;

— из судебных решений;

-в результате приобретения имущества;

— в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;

— вследствие причинения вреда другому лицу; вследствие неосновательного обогащения;

— вследствие иных действий граждан и юридических лиц;

— вследствие событий, с которыми законом или иной правовой акт, связанный наступлением гражданских правовых последствий.

 Право, в свою очередь, имеет социальную ценность, если оно осуществимо. Под осуществлением же гражданского права понимается реализация тех возможностей, которые предоставлены законом или договором обладателю субъективного права. Исходя из общего правила участники гражданских правоотношений самостоятельно осуществляют свои права и исполняют обязанности. Однако в случаях, предусмотренных законодательством, могут действовать представители. И тогда участвуют три субъекта, а именно: представитель – лицо, наделенное полномочиями совершать юридически значимые действия; представляемый – лицо, от имени которого совершаются эти действия; третье лицо – лицо, с которым в результате действий представителя возникаю, изменяются или прекращаются права и обязанности представляемого. Такой способ подразумевает, что при осуществлении гражданских прав действует одно лицо (представитель), а последствия его действий возникают у другого лица (представляемого).

В результате представительства соответствующие полномочия одного лица другому оформляются в виде доверенности. В свою очередь доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами. В зависимости от того какие действия будут совершаться в процессе представительства зависит и форма доверенности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 182 ГК РФ полномочия представителя могут быть основаны на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного или муниципального органа. Порядок предоставления полномочий, а также их осуществления установлен главой 10 ГК РФ. Но тут необходимо учитывать особый характер представительства того или иного юридического лица, которое приобретает гражданские права или принимает на себя гражданские обязанности через соответствующие свои органы. В таких случаях предполагается применение законодательства о юридических лицах, на органы юридического лица распространяются только отдельные положения главы 10 ГК РФ: пункты 1, 3 статьи 182, статья 183 ГК РФ, а в случае наделения полномочиями единоличного исполнительного органа нескольких лиц (пункт 3 статьи 65.3 ГК РФ) – пункт 5 статьи 185 ГК РФ.

В такой сфере, как предпринимательской деятельности широко получило распространение коммерческое представительство (статья 184 Гражданского Кодекса Российской Федерации). Эта разновидность представительства является добровольным, возникающая на основе договора, который в свою очередь заключается в письменной форме и содержит соответствующие указания на полномочия представителя.

Наиболее часто представительство встречается в осуществлении такого права как права на судебную защиту нарушенных прав. Часто из-за определенных сложностей, связанных с рядом объективных и субъективных причин лицо не может самостоятельно реализовать его права и тогда единственным возможным способом будет представительство. И В большинстве случаев, именно для положительного рассмотрения дела в суде, а в частности и дел о защите гражданских прав, необходимо наличие специального образования непосредственно в сфере юриспруденции. Для этого следует правильно выбрать соответствующего представителя, от профессионализма которого будет зависеть исход всего дела, а значит и получение ожидаемого результата. Так частью 1 статьи 48 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность гражданам вести свои дела через представителей, при условии, что полномочия представителя выражаются в доверенности, которая выдана и оформлена в соответствии с законом, такое правило закреплено и в части 1 статьи 53 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации. Аналогичные положения установлены в Арбитражном Процессуальном Кодексе Российской Федерации в соответствующих статьях, а именно части 1 статьи 59 и статья 69,в которой подробно расписано кто может представлять интересы организаций и какими документами подтверждаются полномочия.

Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Из чего следует, что субъекты гражданского права могут самостоятельно решать вопросы, связанные с использованием субъективных прав, а также их объемы и способы. При этом действует такой принцип, как принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав. Указанный принцип по своей сущности не относиться к разряду абсолютного принципа, так как ГК РФ устанавливает ряд пределов осуществления прав. Которые в свою очередь, как правило находят отражение в нормах, устанавливающих конкретные требования к целям, тем или иным способам, а также другие критерии, которые субъектам необходимо выполнять при осуществлении того или иного гражданского права. Так процесс осуществления такого права должен соответствовать их назначению, а значит быть разумным, даже справедливым и никак не нарушать интересы иных лиц. В случае же нарушении пределов, имеет место такое понятие как злоупотребление правом. Указанное понятие имеет место, когда осуществление субъективного права происходит в разрез с его назначением, а субъект будет поступать вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право. При этом субъект не соотносит свое поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность. Дела, связанные с нарушением пределов осуществления гражданских прав многочисленны в своем роде и представляют свою особенную сложность в их рассмотрении. В судебной практике чаще всего широко истолковывается понятие «злоупотребление правом», и рассматривается в качестве обычного правонарушения и применяются соответствующие правовые последствия.

Так в результате осуществления гражданских прав, субъект всегда сталкивается с тем, что ему необходимо помимо следования личных интересов, помнить об интересах других, которые в свою очередь не могут каким-либо образом быть нарушены. Из чего следует, что при реализации своего права, субъект исполняет ряд обязанностей, а в первую очередь перед теми лицами, чьи права, возможно, будут затронуты в процессе осуществления соответствующих гражданских прав.

В ходе осуществления гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей субъекты могут столкнуться с рядом проблем. Так к числу таких проблем следует отнести проблемы выбора способа осуществления гражданских прав, пределов их осуществления, а именно в том числе проблема злоупотребления гражданскими правами. Решения таких проблем скорей всего может быть достигнуто при помощи поисков соответствующих необходимых механизмов непосредственного совершения осуществления гражданских прав, а также исполнения гражданских обязанностей. И в итоге этого должен наступить баланс интересов участников субъектов гражданского оборота, либо конкретного гражданского правоотношения. В случае же достижения предполагаемого, или даже идеального результата, начинает утрачивать свою актуальность, а именно востребованность, такой институт как защита гражданских прав. Однако меры законодательства не позволяют достичь такого результата, что показывает наличие обширной судебной практики. И в большинстве случаев достичь необходимого баланса не получается, а права и обязанности одной стороны не соответствуют правам и обязанностям другой стороны. Так в действующем на сегодня Гражданском Кодексе Российской Федерации отсутствует статья либо пункт определенной статьи, которая бы регулировала процесс исполнения гражданских обязанностей, а соответственно бы устанавливала и меру ответственности за неисполнение соответствующих обязанностей. Гражданским Кодексом статьей 8 устанавливаются лишь основания возникновения гражданских обязанностей и нет указаний на их исполнение. В связи с чем, может следовать необходимость того, чтобы внести соответствующие дополнения в ГК РФ, в виде отдельной статьи, которая в свою очередь устанавливала бы то, что гражданские обязанности, возникшие по основаниям, определенным пунктом 1 статьи 8 ГК РФ, подлежат исполнению, а в случае не исполнения или ненадлежащего исполнения субъекты гражданских правоотношений несут риск наступления последствий в виде ответственности, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Как и любая другая деятельность, осуществление прав и исполнение обязанностей базируются на соответствующих принципах, а именно они могут быть универсальные, общеправовые и отраслевые принципы, но при этом одновременно могут являться специфическими принципами института осуществления прав и исполнения обязанностей. В связи с тем, что они отражают особенность правового воздействия в результате осуществления права, то соответственно и будут характеризовать положение субъектов с третьими лицами в гражданских правоотношениях.

Один из самых важных принципов представляется в виде недопустимости злоупотребления правом, который в свою очередь находит выражение в пункте 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, где говориться о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Существует реальная необходимость установления данного принципа именно в Конституции Российской Федерации, так как после закрепленные в ней права и свободы призваны обеспечивать возможность реализации различных интересов, при этом определяя границы необходимой свободы.

В ГК РФ также имеется норма, в которой находит свое отражение принцип недопустимости злоупотребления правом. Так указанный принцип закреплен в абзаце 1 пункте 1 статьи 10 ГК РФ. В ней указывается, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Само по себе осуществление гражданского права может происходить как путем активными действиями субъектов, так и бездействием. При этом рассматривая вопрос осуществления гражданского права необходимо затронуть такую категорию как исполнение гражданско-правовой обязанности, в связи с тем, что права и обязанности взаимообусловлены и неразрывно связаны между собой. И с каждым гражданским правом корреспондируется обязанность, и даже в том случае, когда право осуществляется в одностороннем порядке. Так, например, никто не может запретить гражданину составить завещание на принадлежащее ему имущество. Если же происходит не исполнение какой-либо обязанности, то это приводит к такому процессу как невозможность осуществить соответствующее право, и такие случаи не являются редкостью, а достаточно распространены, в связи, с чем законодательством, а в данном случае гражданским, предусмотрена ответственность за конкретное неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданских обязанностей.

Исполнение той или иной обязанности подразумевает под собой конечный результат, который лица добросовестные предполагают достичь и соответственно стремятся к нему. Исполнение гражданско-правовой обязанности играет немаловажную роль в процессе осуществления гражданских прав, а также является одной из гарантий осуществления этих прав. Сущность обязанностей выражается в необходимости совершения субъектом соответствующих действий или воздержания от определенных действий.

В гражданских правоотношениях бывают два типа обязанностей:

— пассивный (позитивное обязывание);

— активный (метод запретов или негативное обязывание).

Так обязанности пассивного типа происходят из гражданско-правовых запретов, и они исполняются путем соблюдения запретов лицами, на которых такие обязанности возложены. А значит и предполагается, что не будут совершаться действия, направленные на нарушения интересов государства или уполномоченных лиц.

Обязанности активного типа направлены на побуждение соответствующих субъектов к совершению тех или иных действий, которые соотносятся с интересами общества. Исполнение таких обязанностей влечет возникновение у обязанного лица получение встречного удовлетворение его интересов и прекращение права или определенного гражданского правоотношения. Обязанность активного типа предполагает в себе требование к субъекту о совершении необходимых действий, например, передача имущества, выполнение работ, оказание услуг. В случае не выполнения соответствующего требование субъекта ожидает санкция, предусмотренная за неисполнения обязанности.

В зависимости от того каким будет гражданское правоотношение, а именно относительное или абсолютное, будет и зависеть поведение соответствующего субъекта.Так в случае, когда дело касается абсолютного субъективного права, то главное положение будет занимать деятельность управомоченного лица, в ходе реализации своих возможностей в рамках предоставленных ему гражданских прав. При этом не будет требоваться чьего-либо участия дополнительно, а гарантией осуществления абсолютного гражданского права является установленная законом обязанность для третьих лиц не нарушать определенное гражданское право. В относительном же гражданском правоотношении, гражданское право осуществляется субъектом при условии совершении обязанным лицом соответствующих предусмотренных в обязательстве действий.

Таким образом, следует, что исполнение гражданско-правовой обязанности, если рассматривать как самостоятельное явление в гражданском праве, включается в процесс осуществления гражданских прав, и становится одним из значимых элементов данного процесса, которые последовательно преобразуются из состояния законодательной необходимости в состояние фактического исполнения. Исполняя определенные гражданские обязанности, предполагается достижение определенного результата, при этом совершаемые действия должны отвечать принципу добросовестности. А результат будет выражаться в удовлетворении материальных или нематериальных потребностей граждан, юридических лиц, а также общества в целом, что в свою очередь может быть осуществлением гражданских прав другими лицами. В связи, с чем просматривается неразрывная связь между гражданскими правами и обязанностями субъектов гражданских правоотношений.

Литература

  1. Алиев Т.Т. статья Понятие и содержание осуществления субъективного права и исполнения юридической обязанности в гражданских правоотношениях // Российская юстиция. – 2016 — №1.
  2. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав: монография, М., 2009.
  3. Волков А.В. Принцип недопустимости злоупотребления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике: анализ более 250 судебных дел о злоупотреблении правом: монография. М., 2011
  4. Иванова Е.В. Гражданское право России. М., 2011.
  5. Карпычев М.В. Некоторые проблемы представительства при осуществлении защиты гражданских прав // Российский судья. – 2008. — №10. — С. 30-31
  6. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами некоторых положении раздела I части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации» от 23.06.2015 №25 пункт 121 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 2015. — август Сергеева А.П. Гражданское право. М., 2009. 528 с.
  7. Страунинг Э.Л. Подходы к решению проблем осуществления гражданских прав и исполнения гражданских обязанностей в условиях конкуренции» // Конкурентное право . – 2015. — №2. – С. 7-11
    ВЗАИМОСВЯЗЬ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ
    В соответствии с Конституцией Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 года, человек и его права признаются высшей ценностью. На основании Конституции гражданин может использовать для защиты своих прав и свобод, принадлежащие ему конституционные права и свободы. Так он может использовать все виды обжалования, обращаться в суд, к общественности, использовать средства массо-вой информации, провести пикетирование. Гражданский кодекс расширил понятие гражданских прав и конкретизировал способы и формы их защиты.
    Written by: Язбаев Э.Х.
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.03.2017_03(36)_часть 2
    Available in: Ebook
30 Мар

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ И НАЦИОНАЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

На современном этапе развития инвестиционных отношений правовое регулирование в сфере иностранного инвестирования осуществляется по средствам сочетания национального и международно-правового регулирования.

Прежде всего, обратимся к международно-правовому регулированию. В современных условиях глобализации и усиления взаимодействия национальных экономик, международное инвестиционное право приобретает особо важное значение. Дело в том, что международные инвестиционные отношения не могут быть в надлежащей мере урегулированы только нормами национального права. Национальное право не в состоянии в достаточной степени создать условия, необходимые для беспрепятственного передвижения капитала между государствами и обеспечить иностранным инвесторам гарантии по осуществлению ими коммерческой деятельности в государстве-реципиенте. Как следствие наблюдается постепенное усиление взаимодействия внутригосударственного и международного права, что способствует интернационализации национального законодательства отдельных государств [8], в том числе и при регулировании инвестиционных отношений.

В настоящее время международные инвестиционные отношения регулируются, прежде всего, тремя универсальными конвенциями:

  1. Конвенцией об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств 1965 г. (Вашингтонская) установила международный порядок разрешения инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств через проведение процедур примирения и арбитража в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров.
  2. Конвенцией об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций 1985 года (Сеульская конвенция) учредила Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МАГИ). В соответствии со ст. 1116 Сеульской конвенции МАГИ предоставляет гарантии инвесторам от политических (некоммерческих) рисков, как правило, путем страхования иностранных инвестиций, реализуемых в границах территории развивающихся стран [7].
  3. Договор к Энергетической хартии 1994 г. содержит положения, относящиеся к поощрению и защите инвестиций в энергетическом секторе. Их можно найти в большинстве двусторонних соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений, а именно: предоставление иностранным инвестициям режима наибольшего благоприятствования или национального режима; выплату быстрой, достаточной и эффективной компенсации за любые экспроприированные активы и другие [1].

Российская Федерация является участницей Сеульской конвенции, но не ратифицировала Вашингтонскую конвенцию, а также Договор к Энергетической хартии 1994 года, даже не смотря на то, что обладает огромными энергетическими ресурсами, в освоение которых иностранные и российские инвесторы готовы вкладывать инвестиции.

Международные договоры регионального уровня в сфере иностранного инвестирования обычно заключаются в рамках экономических союзов различных государств. Эти договоры содержат нормы, которые, так или иначе, затрагивают инвестиционную деятельность. К примеру, к числу таких договоров относится Содружество Независимых Государств (далее — «СНГ»).

На разных этапах развития международно-правового регулирования иностранных инвестиций принимались и иные международно-правовые акты, играющие важную роль в правовом регулировании иностранных инвестиций.

В 1976 г. Организация по экономическому сотрудничеству и развитию приняла Декларацию о международных инвестициях и многонациональных предприятиях. Другим документом, представляющим интерес, стало Руководство Всемирного банка о правовом режиме для прямых иностранных инвестиций от 1992 г.

24 сентября 1993 г. был подписан Договор о создании Европейского союза (ЕС), который устранял любые ограничения в движении капитала между странами ЕС и между странами ЕС и третьими странами.

В 1994 г. было заключено Марракешское соглашение о создании Всемирной торговой организации (ВТО), в рамках которой продолжает действовать ряд документов, имеющих обязательную силу для всех членов ВТО. В их числе Генеральное соглашение по тарифам и торговле от 30 октября 1947 г., Генеральное соглашение по торговле услугами от 15 апреля 1994 г., Соглашение по торговым аспектам инвестиционных мер от 15 апреля 1994 г., Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности от 15 апреля 1994 г.

Также отметим, что одним из самых знаменательных событий период 1980 — 1990-х годов стала подготовка проекта Многостороннего соглашения по инвестициям [9]. Этот документ подготавливался в 1995 — 1998 гг. в рамках ОЭСР и включал следующие принципы: прозрачности; справедливого режима; свободного перемещения платежей, связанных с осуществлением инвестиционной деятельности и некоторые другие принципы.

В литературе неоднократно обсуждалась необходимость принятия универсальных норм международного права, регулирующих международные инвестиционные отношения [10]. Однако есть точка зрения и о нецелесообразности заключения Многостороннего соглашения по инвестициям, это вызвано тем, что, как утверждают некоторые исследователи, отношения, связанные с осуществлением инвестиционной деятельностью, эффективнее регулировать в рамках, именно, двусторонних и региональных договоров, национального законодательства, а также на уровне инвестиционных соглашений с инвестором [11].

Такая точка зрения представляется не совсем верной. Ведь в современных условиях становятся очевидными взаимозависимость национальных экономик и формирование единой международного экономического пространства, которое нуждается, прежде всего, в универсальном правовом регулировании, а не в фрагментарном регулирование (на уровне двусторонних договоров).

Большую долю международных соглашений, регулирующих отношения, связанные с осуществлением иностранного инвестирования, составляют двусторонние договоры о поощрении и взаимной защите капиталовложений.

Подписание различными странами двусторонних международных соглашений в исследуемой области обусловлено следующими факторами: 1) заинтересованность развивающихся государств в притоке иностранных инвестиций.; 2) нуждаемость иностранных инвесторов в простых, понятных и неизменчивых правилах осуществления ими коммерческой деятельности на территории государства-реципиента. Эти правила могут быть гарантированы им преимущественно на международном уровне. Что касается национального законодательства различных государств, то оно не способно предоставить и обеспечить полную реализацию абсолютно всех подобных гарантии. Это обусловлено тем, что нормы национального права в любой момент могут быть изменены в пользу и в интересах принимающего государства[2].

Россия является участником более 40 подобных двусторонних соглашений с такими странами, как Великобритания, Германия, Индия, Канада, Китай и др.

Другим немаловажным источником выступают двусторонние международные договоры об избежании двойного налогообложения доходов и имущества. Российская Федерация является участником более 50 таких соглашений.

К источникам международного инвестиционного права относится и обычай. Он представляет собой сложившееся в международной практике неписаное правило поведения, за которым субъекты международного права признали юридическую обязательную силу [12]. Необходимость его применения закреплена во многих универсальных международных договорах и актах национального законодательства, например, в ст. 9 Венской конвенции ООН от 11.04.1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, ст. 5 ГК РФ.

Основная трудность применения обычая проявляется в сложности определении юридической обязательности использования определенной практики и, следовательно, в признании этой практики в качестве обычая.

Большинство авторов считает, что определить юридическую обязательность правила в качестве обычая можно исключительно эмпирическим путем, по средствам обращения к правоприменительной практике [13]. Некоторые исследователи утверждают, что обычаи могут быть закреплены в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, так как они отображают согласие всего международного сообщества [11]. Оба эти мнения имеют право на существование.

Так как действующие в настоящее время международные договоры не обеспечивают необходимого международно-правового регулирования иностранных инвестиций, существующий пробел восполняет так называемое «мягкое право». Под ним в юридической науке обычно понимают акты, которые не содержат строгих и точных обязанностей государств.

В качестве норм «мягкого права» обычно называют кодексы поведения, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, а также некоторые другие акты, среди которых можно выделить международные договоры, основная цель которых — объединение усилий государств в определенной сфере их деятельности, например, в сфере осуществления иностранной инвестиционной деятельности.

Подводя итог изложенному, можно сделать вывод, что за последние годы на двустороннем и многостороннем (региональном) уровнях было заключено множество международных договоров о поощрении и взаимной защите капиталовложений, а также в иных сферах (избежание двойного налогообложения, энергетическая сфера, торговля товарами и услугами и т.д.), затрагивающих международную инвестиционную деятельность. Действуют в этой области и обычаи, которые применялись и продолжают применяться международными коммерческими арбитражами. Данная совокупность норм международного права выводит на качественно иной уровень международное инвестиционное право и предъявляет дополнительные требования к правовому регулированию международных инвестиционных отношений.

Теперь обратимся к национально-правовому регулированию иностранных инвестиций. Отметим, что специальное национальное законодательство об иностранных инвестициях имеется в немногих государствах. Прежде всего, такие законы принимались в государствах, особо заинтересованных в притоке иностранных инвестиций, например, в государствах Азии, Африки и Латинской Америки, в социалистических странах. В России также имеется специальное национальное законодательство об иностранных инвестициях.

К специальным актам инвестиционного законодательства в Российской Федерации относятся в первую очередь Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений», устанавливающий экономический и правовой базис инвестирования, осуществляемого в виде вложений капитала [3]. Взаимоотношения, связанные с вложением капитала в другие сферы регулирует Закон РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР». На сегодняшний день он утратил силу, но только в части, противоречащей Закону об инвестиционной деятельности в РФ [5].

В России также действует специальный ФЗ от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее — Закон об иностранных инвестициях), который устанавливает основные начала обеспечения гарантий прав и интересов иностранных инвесторов на инвестиционную деятельность и получаемую от этой деятельности прибыль, а также обеспечения гарантий создания необходимых условия для коммерческой деятельности иностранных инвесторов в пределах государственных границ России[4].

Существо правового регулирования иностранных инвестиций в России определяется предоставлением соответствующего правового режима. Правовой режим осуществления иностранными инвесторами инвестиционной деятельности «не может быть менее благоприятным, чем режим, предоставляемый российским инвесторам» [4], за исключением некоторых изъятий, установленных федеральными законами. А это означает на практике, что иностранным инвесторам на территории РФ предоставляется небезусловный «национальный режим» (ст. 4 Закона об иностранных инвестициях) [4].

Изъятия ограничительного порядка для иностранных инвесторов в данном случае могут быть установлены в России федеральным законом в целях защиты основ государственного строя, гарантирование защиты государственных границ и безопасности государства и общества в целом, законных прав и интересов каждого отдельного гражданина, а также в связи с причинением вреда нравственности и здоровью граждан России.

Исключения стимулирующего характера в форме льгот, предназначенных для иностранных инвесторов, могут устанавливаться по средствам принятия соответствующих федеральных законов в интересах общественно-экономического развития.

Наиболее важными положениями Закона об иностранных инвестициях, определяющими инвестиционный климат в Российской Федерации, служат гарантии компенсации ущерба иностранным инвесторам: при национализации и реквизиции имущества, гарантии от неблагоприятного изменения законодательства РФ, обеспечения надлежащего разрешения инвестиционных споров, свободного использования на территории РФ и перевода за рубеж доходов и прибылей и другие гарантии.

Федеральный закон от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» закрепляет вспомогательные меры по защите прав и интересов инвесторов на рынке ценных бумаг фиксирует. Они затрагивают, прежде всего, вопросы оказания профессиональными участниками услуг инвесторам, размещения эмиссионных ценных бумаг среди неограниченного количества инвесторов [6].

Заинтересованность регионов в притоке иностранных капиталовложений, наличие достаточного количества пробелов и недостаточная результативность федеральных нормативно-правовых актов в сфере инвестирования, а также некоторые другие факторы способствовали формированию правового регулирования на уровне субъектов Российской Федерации. Способность принятия подобных нормативных актов субъектами Федерации основана на нормах Конституции РФ и соглашений Федерации с субъектами Федерации о разграничении компетенции между Российской Федерацией и ее субъектам [13].

Таким образом, в рамках национального законодательства осуществляется комплексное регулирование иностранных инвестиций. При этом, правовое регулирование инвестиционных отношений на национальном уровне осуществляется как основными отраслями законодательства (нормами конституционного, гражданского, административного, налогового, таможенного, земельного и иного законодательства), так и специальными актами, регламентирующими непосредственно инвестиционные отношения, в том числе с участием иностранного инвестора.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что международное инвестиционное право регулирует, прежде всего, международные инвестиционные отношения (иностранные инвестиции), которые и являются его предметом и предопределяют собой двуединый правовой механизм международно-правового и национально-правового регулирования. То есть, регулирование иностранных инвестиций требует согласованной регламентации посредством комплексного нераздельного применения всех частей правового механизма, неотъемлемыми частями которого являются как международно-правовые, так и внутригосударственные нормативные акты — источники права.

В целях гарантирования такого комплексного регулирования иностранных инвестиций представляется необходимой разработка многостороннего (универсального) международного договора (конвенция), в результате принятия которого были бы осуществлены консолидация и унификация норм международного инвестиционного права и национального инвестиционного законодательства, обеспечено закрепление в нормативных актах действующих обычных норм международного права и сформировавшейся на протяжении достаточно длительного периода времени практики Международного центра по урегулированию инвестиционных споров.

Список литературы:

  1. Договор к Энергетической хартии от 17.12.1994[Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?req=doc;base=INT;n=15893
  2. Доронина Н.Г. Регулирование инвестиций как форма защиты эко-номических интересов государства / Н.Г. Доронина, Н.Г. Семилютина // Журнал российского права. – 2005 № 9. – С. 66-78.
  3. Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осу-ществляемой в форме капитальных вложений: федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ (ред. от 28.12.2013) [Электронный ресурс] // СПС «Консуль-тантПлюс». – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?base=LAW&n=156882&req=doc
  4. Об иностранных инвестициях в Российской Федерации: федераль-ный закон от 09.07.1999 № 160-ФЗ (ред. от 05.05.2014) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_165199/
  5. Об иностранных инвестициях в РСФСР: Законе РСФСР от 04.07.1991 № 1545-1 (ред. от 10.02.1999) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_law_22061/
  6. О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг: федеральный закон от 05.03.1999 N 46-ФЗ (ред. от 23.07.2013) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/ online. cgi?base=LAW&n=149893&req=doc
  7. Об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций: конвенция от 11.10. 1985 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=15168
  8. Орлова Е.Р. Инвестиции: курс лекций / Е.Р. Орлов. — М.: Омега, 2014. – 191 с.
  9. Проект Многостороннего соглашения по инвестициям от 1998 г. // OECD. Организация экономического сотрудничества и развития: официал. сайт. – Режим доступа: http://www.oecd.org/daf/mai/pdf/ng/ng9817e.pdf
  10. Разумовский В.А. Инвестиционные процессы / В.А. Разумоский // Международная жизнь. — 2008. — № 13. — С. 75-79
  11. Лабин Д.К. Международно-правовые аспекты регулирования иностранных инвестиций: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.10 / Лабин Дмитрий Константинович. — М., 1999. – 25 с.
  12. Лукашук И.И. Обычные нормы в современном международном праве / И.И. Лукашук // Советский ежегодник международного права. — 1978. — М.: Наука, 1980. — С. 86-100
  13. Чекунова С.А. Правовое положение иностранных инвестиций в России / С.А. Чекунова // Законодательство и экономика. — 2013. — № 15. — С. 55-58.
    МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ И НАЦИОНАЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ
    Статья посвящена анализу правового регулирования иностранных инвестиций. Проанализированы как международно-правовые, так и национально-правовые источники регулирования иностранных инве-стиций в России. Сделан вывод о необходимости совершенствования законодательства об иностранных инвестициях. Предложены пути его совершенствования.
    Written by: Транковская Елена Дмитриевна, Холкина Марина Геннадьевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.03.2017_03(36)_часть 2
    Available in: Ebook
30 Мар

THE MANNER AND METHOD OF CONSUMER PROTECTION




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Действующее законодательство предусматривает возможность гражданина защищать свои права и интересы всеми способами, не запрещёнными законом (ст. 45 Конституции РФ).

В соответствии со ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей», потребители могут защитить свое нарушенное право потребителя в суде. Для этого им нужно составить и подать исковое заявление в районный суд. Подавать иск «О защите прав потребителя» к продавцу потребителю лучше после соблюдения претензионного порядка обращения, то есть прежде чем обращаться с иском в суд – потребителю стоит заявить о своих требованиях виновной стороне путем вручения письменной претензии.

Судебная защита прав и свобод гражданина в нашей стране гарантирована ст. 46 Конституции РФ. В ст. 47 Конституции РФ говорится, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В ст. 3 ГК сказано: «заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен». П. 3 ст. 17 Закона «О защите прав потребителей» предусматривает судебный порядок защиты нарушенных прав потребителя по иску самого потребителя, а также уполномоченного федерального органа исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальные органы), а также иных федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг) (их территориальные органы), органов местного самоуправления, общественных объединений потребителей (их ассоциации, союзы) по искам, предъявляемым в интересах потребителя, группы потребителей, неопределенного круга потребителей.

Дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления рассматривает мировой судья в качестве суда первой инстанции, а свыше – районный суд. Цена иска определяется исходя из взыскиваемой денежной суммы (ст. 23, ст. 91 ГПК РФ). Для потребителя установлена так называемая альтернативная подсудность, т. е. он вправе по своему выбору обратиться в суд: по собственному месту жительства; по месту нахождения организации; по месту заключения или исполнения договора (п. 7 ст. 29 ГК РФ; п.2 ст.17 Закона «О защите прав потребителей»). Исключение из этого правила составляют иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки грузов, пассажиров и их багажа, которые должны предъявляться по месту нахождения управления транспортной организации (п. 3 ст. 30 ГПК РФ).

Выбор способа защиты прав покупателя по закону принадлежит покупателю. Изменение судом кассационной инстанции избранного истицей способа защиты ее права признано неправомерным. Требования потребителя носят гражданско-правовой, в основе материальный характер, выражающие личный интерес, основанный на невыполнении своих обязательств другой стороной гражданско-правового договора. Потребитель вправе обратиться в суд по поводу нарушения любого его права, установленного Законом, и подлежащего судебному рассмотрению. Исковое заявление потребителя может содержатьтребование о взыскании определенных денежных сумм, а также о возложении на ответчика обязанности устранить допущенное нарушение прав потребителя, выполнить определенные требования, не препятствовать осуществлению конкретных прав, прекратить противоправные действия и т. п. Конкретные требования должны формулироваться, исходя из тех прав, которые предоставлены потребителю Законом и которые нарушены ответчиком.

При обращении в суд необходимо иметь в виду, что нарушенные права граждан и организаций защищаются лишь в течение определенного срока исковой давности. ГК РФ в ст. 196, 197 предусматривает общий и специальные сроки исковой давности. Общий срок исковой давности установлен в три года. Сокращенные или более длительные сроки исковой давности могут быть установлены законом для отдельных видов требований. От сроков исковой давности следует отличать другие сроки, устанавливаемые законодательством, в частности сроки для осуществления самого права. Истечение этих сроков, называемых пресекательными, означает утрату права на определенное требование. Эти сроки, как правило, не могут быть продлены или восстановлены, порядок их исчисления отличается от порядка исчисления сроков исковой давности.

К этим срокам относятся гарантийные сроки, сроки годности и службы, другие сроки, предусмотренные ст. 18 и другими статьями Закона «О защите прав потребителей». Если сроки исковой давности Законом не установлены, они определяются в соответствии с ГК РФ. Иски о защите прав потребителей не облагаются государственной пошлиной. Это означает, что обращение в суд не связано для потребителя с дополнительными материальными затратами (ст.17 Закона РФ «О защите прав потребителей»; ст. 33, 36 Налогового кодекса Российской Федерации).

При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя (п.6 ст.13 Закона «О защите прав потребителей»). Таким образом, Закон «О защите прав потребителей» предусматривает судебную защиту прав потребителей и закрепляет, что защита прав потребителей осуществляется судом. Ст.17 закрепляет важные демократические начала, гарантирующие гражданам судебную защиту их прав и свобод.

В зависимости от характера нарушаемого права, защита может осуществляться в порядке уголовного, административного, гражданского и конституционного судопроизводства. Внесудебный порядок защиты прав потребителей

Сущность внесудебного порядка состоит в том, что потребитель может предъявить требования о защите нарушенного права непосредственно продавцу, не обращаясь с иском в суд. Говоря проще, стороны могут самостоятельно урегулировать возникшие разногласия, а продавец может добровольно удовлетворить обоснованные требования потребителя, позволяя быстро восстановить нарушенное право. Добровольное удовлетворение обоснованных требований потребителя – обязанность продавца. Что же касается потребителя, то досудебное предъявление требований о защите своих нарушенных прав продавцу – первое право потребителя.

Поэтому он по своему усмотрению может либо предъявить требование о защите нарушенного права продавцу, либо обратиться с иском в суд, предварительно не предъявляя требований продавцу (изготовителю, исполнителю). Естественно, что при этом предъявление требований продавцу не лишает потребителя права заявить иск в суд, если продавец откажется добровольно удовлетворить его требование полностью или частично.

Нередко на практике возникает вопрос: обязательно ли для потребителя перед обращением в суд предъявлять требования продавцу по поводу продажи некачественного товара или услуги? Обязательного соблюдения досудебного порядка урегулирования споров, если такой порядок предусмотрен законом или договором, требуют положения Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ), в частности ст. ст. 131, 132, 135. В указанных случаях спор передается на рассмотрение суда или арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка.

 На практике, однако, потребителю целесообразно обратиться к продавцу (организации, выполняющей их функции) с письменным обоснованным требованием. К этому побуждает также требование ст. 483 ГК РФ (об извещении продавца о нарушении договора) и ст. 452 ГК РФ (о порядке изменения и расторжения договоров).

По некоторым услугам законодательством предусмотрено обязательное предъявление претензий. Так, например, ст. 55 Федерального закона «О связи» от 7 июля 2003 г. установлен шестимесячный срок для предъявления претензий, связанных с непредставлением, несвоевременным или недоброкачественным предоставлением услуг связи, недоставкой, несвоевременной доставкой, повреждением или утратой почтовых отправлений (для телеграфных отправлений – один месяц).

Этой же статьей установлены различные сроки для ответа на претензию. При отклонении претензии или неполучении ответа в установленный срок заявитель имеет право предъявить иск в суд. Необходимо иметь в виду, что истечение установленного законодательством срока на предъявление гражданином претензии не является основанием к отказу в судебной защите, так как это противоречит ст. 46 Конституции Российской Федерации (далее Конституция РФ).

Следует обратить внимание на то, что соблюдение досудебного порядка урегулирования споров обязательно не только в случаях, когда такой порядок предусмотрен непосредственно федеральным законом. Так, федеральный закон может содержать отсылочную норму, предусматривающую, что претензионный или иной досудебный порядок урегулирования определенной категории споров регламентируется подзаконным правовым актом, напримерпостановлением Правительства РФ или актом федерального органа исполнительной власти, осуществляющего руководство определенной отраслью или сферой управления.

Примерами таких отсылочных норм могут служить правила, установленные в ст. 122 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 18 «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (далее – УЖТ РФ). Согласно данной статье порядок предъявления и рассмотрения претензий грузоотправителей, грузополучателей устанавливается правилами перевозок грузов на железнодорожном транспорте.

Порядок предъявления и рассмотрения претензий отправителей, получателей устанавливается правилами оказания услуг по перевозкам пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и правилами перевозок пассажиров, багажа и грузобагажа железнодорожным транспортом.

Поэтому в случаях, когда досудебный порядок урегулирования споров регламентирован подзаконным правовым актом, при условии, что такая возможность прямо предусмотрена федеральным законом, для обращения в суд или арбитражный суд необходимо соблюдение указанного порядка. В остальных случаях (если досудебный порядок не предусмотрен договором) спор может быть передан на рассмотрение суда или арбитражного суда без соблюдения данного порядка. Это возможно даже в тех случаях, когда досудебный порядок предусмотрен для конкретной категории споров подзаконным правовым актом, требования которого не основаны на соответствующей управомочивающей норме федерального закона.

Целесообразно также иметь в виду, что если досудебный (в том числе претензионный) порядок урегулирования определенной категории споров предусмотрен не федеральным законом, а законом субъекта РФ, то несоблюдение в таком случае досудебного порядка не может рассматриваться в качестве препятствия для обращения непосредственно в суд или арбитражный суд с исковым заявлением.

Обратим внимание, что до введения в действие нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. (далее – АПК РФ) понятие «досудебный порядок урегулирования споров» нередко отождествлялось с понятием «претензионный порядок урегулирования споров».

Теперь из смысла норм как АПК РФ, так и ГПК РФ определенно следует, что досудебным может являться не только претензионный, но и иной порядок урегулирования споров, который может быть предусмотрен как договором, так и федеральным законом.

Под «иным» порядком следует понимать урегулирование спора, например, путем обмена письмами, телеграммами и другими документами, подачи заявления и предоставления ответа на него, прочие согласительные процедуры, реализуемые в документальной форме.

При этом судебная практика исходит из того, что возможность проведения переговоров до передачи спора в суд нельзя расценивать как установление досудебного порядка урегулирования спора, поскольку под досудебным порядком понимается установление в договоре условий о направлении претензии или информационного письма, установление сроков для ответа на нее и других условий, позволяющих определить, что договор содержит четкую запись об установлении такого порядка.

Указанные формы досудебного порядка урегулирования споров могут быть предусмотрены условиями договора. Кроме того, федеральные законы в ряде случаев императивно устанавливают конкретные формы досудебного порядка применительно копределенным группам правовых отношений.

Например, п. 2 ст. 452 ГК РФ установлен обязательный досудебный порядок урегулирования спора об изменении или расторжении договора. Так, если основанием расторжения договора аренды является неисполнение арендатором возложенных на него обязанностей, то арендодатель до обращения в суд с иском о досрочном расторжении договора обязан направить арендатору письменное предупреждение о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок (ч. 3 ст. 619 ГК РФ), а также предложение расторгнуть договор (п. 2 ст. 452 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что в соответствии с правилами предоставления отдельных видов услуг и продажи товаров и на основании ст.134 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ) судья должен отказать в приеме искового заявления, если потребителем не был соблюден предварительный досудебный порядок разрешения спора и такая возможность не утрачена.

Несмотря на наличие и действие органов государственной и общественной защиты прав потребителей во многих случаях гражданам нет необходимости обращаться за помощью в эти органы или в суд. Свои нарушенные права можно защитить самостоятельно. Спасибо за внимание.

Список литературы:

  1. А. Нариньяни, А. Довлатова Популярный юридический справочник 2015г 288с.
  2. Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 02.07.2013) «О защите прав потребителей».
  3. Богдан В.В. Модернизация Закона РФ «О защите прав потребителей» должна быть сбалансированной: к вопросу о необходимости внесения изменений и дополнений // Актуальные проблемы российского права. 2013. № 2. С. 135 — 142
    THE MANNER AND METHOD OF CONSUMER PROTECTION
    в статье рассматриваются проблемы гражданско - правовых средств защиты прав и интересов потребителей в досудебном и судебном порядке. Российское правовое регулирование в этой сфере фрагментарно. Автор предпринимает попытку на основе анализа судебной практики и сравнительно-правового анализа разработать рекомендации по совершенствованию российского законодательства о защите прав потребителей.
    Written by: Гонежук С.Ю., Схаплок Р.Э., Стерехова Н.В.
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.03.2017_03(36)_часть 2
    Available in: Ebook