30 Май

ПРИЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ И ТЕРРОРИЗМУ В СТУДЕНЧЕСКОЙ СРЕДЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Экстремизм и терроризм – это современная общая проблема всего человечества. Корни экстремизма и терроризма в самом обществе, в его социальном контексте. Терроризм – это квинтэссенция экстремизма. А экстремизм – это плата за неразработанные и нерешённые проблемы общества.  Сегодня в мире мы наблюдаем беспрецедентные масштабы религиозной экстремистской и террористической активности. При помощи современных информационно-коммуникационных технологий религиозные радикальные идеи распространяются по всему свету, в особенности, этому подвержено сознание молодёжи. «Ситуация в значительной степени осложняется нарастающей политизацией молодежи. Учитывая имеющийся опыт использования протестного потенциала младших возрастных групп, антироссийские силы за рубежом и ангажированные ими лидеры оппозиции стремятся максимально использовать указанный дестабилизирующий ресурс. Радикализация студенчества особенно сильна в региональных филиалах государственных вузов, в которых практически отсутствует контроль со стороны головных институтов [1, с.13]».  В связи с этим актуальными становятся вопросы изучения условий, при которых процесс антиэкстремистского и антитеррористического воспитания молодежи в вузовской среде будет эффективным.

Важнейшим фактором развития молодежи является окружающая ее социальная среда. Данный фактор приобретает особое значение в контексте гражданской социализации личности, в процессе которой молодые люди усваивают понятия, нормы и ценности отношений (безотносительно способа их концептуализации) между гражданами, между гражданином и государством. Неуверенность в завтрашнем дне сопровождается недоверием к социальным и политическим институтам, пренебрежением общественной моралью, нетерпимостью к представителям иной культуры, религии  и другими негативными явлениями. Все это становится «питательной средой» для возникновения и распространения экстремистских настроений и действий, для которых характерны крайние, в том числе насильственные, формы утверждения интересов отдельных индивидов или групп в ущерб интересам всего общества и государства [3, с.283]. Среди прочих факторов, способствующих возникновению и распространению экстремизма в молодежной среде, можно указать такие основные черты современной российской молодежи, как: – отсутствие систематического духовного развития, идеологическая неразборчивость; – толерантность к криминалу и иным негативным антиобщественным и антигосударственным явлениям; – подверженность манипулятивным технологиям формирования оценок и стереотипов поведения; – устойчивая склонность к импульсивным и агрессивным действиям и суждениям [4, с.30].

Кроме того, следует рассмотреть такой фактор влияния на формирование жизненных ориентиров в студенческой среде, как психологическая особенность восприятия информации у молодежи. Современное студенчество, в основном, ориентировано на получение максимального результата в кратчайшие сроки. Такой социальный тип получил название «частичного индивида», который «чувствует себя человеком только в процессе потребления материальных благ [2, с.161]». Очень много студентов неспособны анализировать получаемые данные и зачастую не выказывают стремления овладеть этим навыком. Сегодня это может не просто оказать отрицательное воздействие на их мировоззрение, но и быть весьма опасным. Не имея желания сравнивать и обдумывать получаемую информацию, молодёжь часто отдаёт предпочтение тому, что им кажется проще и понятнее, чем могут воспользоваться радикально настроенные активисты в ведении деятельности по привлечению на свою сторону новых людей.

Первопричины всех актуальных проблем антиэкстремистского и антитеррористического воспитания молодежи необходимо искать в концептуальных основах системы противодействия идеологии религиозного экстремизма и терроризма. Безусловно, профилактика проявлений экстремизма – это междисциплинарная и межведомственная проблема. Необходимы системные и последовательные усилия государства и всех гражданских институтов нашего общества с идеологией и практикой экстремизма и терроризма. Конечной целью работы по противодействию распространения идеологии религиозного экстремизма и терроризма в молодежной среде является изменение мировоззрения молодежи, которое будет полностью отторгать сами мысли о возможности применения крайних (радикальных) средств, для разрешения религиозных, социальных, национальных, конфессиональных, территориальных и любых других проблем и противоречий. Формирование идеологии, способной вытеснить общественно опасную идеологию экстремизма и терроризма, – это комплексная задача, выполнение которой возможно при консолидации усилий государства и общества. Молодежь – это подрастающая часть общества, проходящая стадию становления социальной ответственности. Молодежь необходимо воспитывать, т.е. оказывать направленное воздействие с целью формирования социальных компетенций. В связи с этим актуальным на данный момент остается формирование правового сознания молодежи. Основными институтами гражданского общества в области профилактики и предупреждения возможных проявлений экстремизма и терроризма со стороны молодёжи в первую очередь считаются учебно-образовательные и различные религиозные учреждения [4, с.28].

Системная информационная и профилактическая работа в области антиэкстремизма, антитерроризма – залог успешной работы. Безусловно, проводить профилактику экстремизма и терроризма среди молодежи намного выгоднее во всех отношениях, чем ликвидировать последствия подобных явлений. Поэтому надо говорить о создании в вузах соответствующей антиэкстремистской и антитеррористической среды, в которой разворачиваются различные виды деятельности: учебной, внеучебной, индивидуально-творческой, коллективно-творческой, социально-педагогической, практической, научно-исследовательской – как пространство профессионального самоопределения. При этом такой тип деятельности способен стимулировать и мотивировать интеллектуально-творческую активность, нравственное саморазвитие, психологическое самочувствие в сфере межличностных отношений в образовательной среде вуза. В связи с этим педагогическими условиями создания образовательной среды вуза являются совокупность внутренних и внешних, динамических и статических, ценностно-содержательных, организационно-управленческих аспектов воспитательно-образовательной деятельности. Но в таком контексте крайне актуальными становится требование повышения компетентности преподавательского состава вузов, в сфере противодействия идеологии экстремизма и терроризма. Особое место в оказании идеологического воздействия на молодёжь придается Интернету и социальным сетям, возможности которых используются в качестве средств связи для координации экстремистской и террористической деятельности, поиска источников финансирования, инструмента вербовки и самовербовки новых членов радикальных структур. Поэтому новые информационно-коммуникационные реалии требуют и нового подхода к взаимодействию с молодежью для минимизации негативного влияния информационных источников, пропагандирующих идеологию насилия и расовой нетерпимости. В контексте профилактики молодежного экстремизма и терроризма актуальной становится проблема мониторинга социальных представлений данной возрастной группы об экстремизме и экстремистах. Однако процесс формирования социальных представлений детерминируется не только внешней социальной средой, но и внутренними психологическими условиями. В связи с этим очевидна необходимость выявления социально-психологических факторов, способствующих принятию или отвержению молодежью экстремизма, что позволит значительно расширить возможности прогнозирования и профилактики актуализации экстремистского сознания и поведения в молодежной среде. Основу антиэкстремистского сознания молодежи должны составлять представления об экстремизме как о насилии, опасном, негативном, непривлекательном явлении, несущем угрозу, как для отдельной личности, так и для общества в целом, как о недопустимом способе достижения целей. Сегодня государственная политика активно направлена на развитие гражданского общества, в частности крупных молодежных движений разной направленности. Но этого не достаточно. Администрациям вузов необходимо не только поддерживать студенческие объединения, но и инициировать широкопрофильную, мультинаправленную работу со студентами, чтобы каждый был вовлечен в университетское сообщество – и более активные, и менее активные студенты. Здесь на помощь может прийти институт медиации, внедряемый в студенческую среду. Молодежные проблемы, способствующие возникновению экстремизма, являются результатом пересечения семейных, профессиональных, возрастных, макро- и микросоциальных и других  факторов. Среди психологических факторов важнейшую роль играют негативные чувства и настроения, деструктивные убеждения и поведенческие установки. Наиболее частым источником таких явлений оказываются неразрешенные конфликты в студенческих группах, неудовлетворенность межличностными отношениями и собственными социальными достижениями. Медиация, как конструктивный способ разрешения конфликтов, налаживания взаимодействия и взаимовыгодного удовлетворения интересов сторон может рассматриваться в качестве эффективной альтернативы насильственным действиям в сложных ситуациях. Медиация завоевывает все более прочные позиции в разных сферах работы с конфликтом, в том числе при выявлении первичных признаков религиозного экстремизма и терроризма среди студентов.

Руководители, профессорско-преподавательский состав высших учебных заведений более остро должны поставить вопрос об учебной и воспитательной работе в сфере высшего образования, как одного из важнейших направлений и одновременно важнейшей составной части антитеррористической политики, направленной на формирование антитеррористического сознания студентов, общероссийской социокультурной их идентичности, выработки целостной системы ценностей современного российского общества. В этом контексте воспитательной работы по вопросам духовного состояния молодежи ключевыми аспектам являются нравственное и патриотическое воспитание, а также поликультурное сознание. Именно патриотизм способен помочь в укреплении гражданственности, усилении государства и консолидации общества. В этой связи повышается уровень требований к социокультурной среде вуза, которая сегодня должна решать задачи воспитания у студентов уважительного отношения к культурным различиям, что и определяет приоритеты социально-воспитательной работы. Антиэкстремистское и антитеррористическое воспитание подрастающего поколения позволяет заложить и сформировать основы здорового социума, деятельность каждого члена которого основана на принципах толерантности, уважения к закону и личности, нравственных и моральных ориентирах. Терроризм – это глобальная угроза, и отразить ее государствам и обществам можно только коллективно, когда государственные структуры и институты гражданского общества, к которым относятся и вузы, сообща, совместно усилиями борются за умы и души подрастающего поколения [4, с.31].

Список литературы

  1. Маруев А.Ю., Савельев А.Б. Геополитические ориентиры новой России: внутренние угрозы и ресурсы // Обозреватель OBSER VER. — 2009. — №12.
  2. Самарин В.Г. О некоторых особенностях системы нравственных ценностей в современной России / В.Г. Самарин // Система ценностей современного общества. – 2015. — №41. — С. 22-25.
  3. Трофимова И.Н. Социальная среда как фактор предупреждения экстремизма среди молодежи // Создание воспитательной антиэкстремистской и антитеррористической среды в современном вузе: Материалы Международной научно-практической конференции / под ред. В.Е. Быданова; СПбГТИ (ТУ). – 2016. – 357с.
  4. Шевчик А.П. Место и роль вуза в формировании антиэкстремистского и антитеррористического сознания молодежи // Создание воспитательной антиэкстремистской и антитеррористической среды в современном вузе: Материалы Международной научно-практической конференции / под ред. В.Е. Быданова; СПбГТИ (ТУ). – 2016. – 357с.
    ПРИЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ И ТЕРРОРИЗМУ В СТУДЕНЧЕСКОЙ СРЕДЕ
    Целью данной статьи является выявление и анализ некоторых вопросов, касающихся причин возникновения и проявления религиозного экстремизма и терроризма в студенческой среде и проблемам их выявления и противодействия.
    Written by: Сороколетова Марина Александровна, Сошенко Александр Иванович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook
30 Май

Проблемы правового регулирования рекламной деятельности в сети Интернет




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Глобальную сеть Интернет справедливо можно признать одним из достижений научно-технического прогресса современности, позволяющих любому человеку, вне зависимости от места его нахождения и гражданства, свободно искать, получать и распространять интересующую информацию[1].

На сегодняшний день сеть Интернет представляет собой самую обширную сеть связи, используемой в качестве средства поиска, обработки и передачи информации, состоящую из совокупности организационных, технических и программных средств, позволяющих одновременно передавать и принимать гораздо больший объем интересующей граждан информации, чем объем информации, переданной или полученной ими за то же время при использовании других средств коммуникаций с источниками информации. Одной из характерных черт сети Интернет выступает наличие технологичного и организационного единства между участниками международного информационного обмена, что выступает в качестве решающей предпосылки для распространения рекламы по каналам сети Интернет.

Действительно, согласно легальному определению, реклама представляет собой информацию, распространенную любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Из этого определения мы можем прийти к закономерному выводу о том, что реклама представляет собой специфический вид информации. Следует помнить, что право на распространение любой, не запрещенной законом, в том числе рекламной информации, представляет собой конституционно закрепленное право (ст. 29 Конституции РФ), в соответствии с которым каждый вправе свободно распространять любую неограниченную к распространению информацию[2]. Именно данная базовая норма получила свое дальнейшую регламентацию в нормах российского законодательства, регулирующих, в том числе, отношения по распространению рекламы в сети Интернет. Рассмотрим их.

Прежде всего, необходимо назвать положения Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[3], согласно ст.10 которого распространение информации в Российской Федерации осуществляется свободно при соблюдении требований, установленных законодательством Российской Федерации. При этом информация, распространяемая без использования средств массовой информации, должна включать в себя достоверные сведения о ее обладателе или об ином лице, распространяющем информацию, в форме и в объеме, которые достаточны для идентификации такого лица. Полагаем, что указанная норма имеет решающее значение в вопросе распространения рекламной информации в сети Интернет. В указанном случае встает вопрос о том, какие именно сведения, содержащиеся в рекламной информации, следует признать достоверными, а также достаточными для идентификации распространяющего подобную информацию лица. Закон об информации применительно к сети Интернет, как способу распространения информация, содержит два положения – о понятии сайта в сети Интернет и о доменном имени. Так,

сайт в сети «Интернет» — совокупность программ для электронных вычислительных машин и иной информации, содержащейся в информационной системе, доступ к которой обеспечивается посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» по доменным именам и (или) по сетевым адресам, позволяющим идентифицировать сайты в сети «Интернет»;

доменное имя — обозначение символами, предназначенное для адресации сайтов в сети «Интернет» в целях обеспечения доступа к информации, размещенной в сети «Интернет»

Исходя из признаков данных понятий, можно сделать вывод, что указанные средства могут быть использованы в качестве идентификации пользователя сети Интернет как такового. Однако, мы считаем, что сайт и доменное имя в сети Интернет не являются достаточными средствами для идентификации лица в качестве субъекта рекламных правоотношений, обладающих определенной спецификой. Прежде всего, она состоит в том, что рекламные правоотношения, по сути, относятся к разновидности гражданско-правовых отношений. Это означает, что рекламодатель (как лицо, обладающее рекламной информацией), самостоятельно распространяющий рекламную информацию в сети Интернет, обязан сообщать о себе достоверные сведения, позволяющие идентифицировать его как субъекта гражданского права, согласно общим правилам гражданского законодательства – для  граждан (физических лиц)  по имени и месту жительства, для юридических лиц по наименованию юридического лица и месту его нахождения.

Напомним, что правила о распространении рекламной информации, в том числе, отдельных её видов, регулируются положениями Закона о рекламе. В частности, глава 2 указанного закона посвящена особенностям отдельных способов распространения рекламы и содержит положения, применяемые при распространении рекламы в зависимости от способа ее распространения: реклама в телепрограммах и телепередачах, реклама в радиопрограммах и радиопередачах, реклама в периодических печатных изданиях и иных способах. Одной из очевидных проблем российского законодательства в этой сфере является отсутствие массива правовых норм (и, прежде всего, в Законе о рекламе), прямо регулирующих правила распространения рекламной информации в сети Интернет. Таким образом, складывается парадоксальная ситуация, при которой фактически наиболее обширная и часто используемая сфера распространения рекламы, по сути, изъята из орбиты правового регулирования.

Между тем, необходимо обратить внимание на ст. 18 Закона о рекламе, регулирующую порядок распространения рекламы по сетям электросвязи. Так, указано, что распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы. Полагаем, что в данном случае к рассматриваемой статье допустимо применение норм ст. 15 Закона об информации, согласно которой на территории Российской Федерации использование информационно-телекоммуникационных сетей осуществляется с соблюдением требований законодательства Российской Федерации в области связи, настоящего Федерального закона и иных нормативных правовых актов Российской Федерации.  Поскольку сеть Интернет представляет собой вид информационно-телекоммуникационной сети, то считаем, что положения ст. 18 Закона о рекламе могут быть по аналогии применены к отношениям, связанным с распространением рекламы в сети Интернет.

Примечательно, что в некоторых актах высших судов также содержатся разъяснения по данному вопросу. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» сделано прямое указание на то обстоятельство, что к сайтам в сети  Интернет не применяются правила распространения рекламы в теле- и радиопрограммах, установленные Федеральным законом «О рекламе». Вместе с тем общие правила распространения рекламы в средствах массовой информации, установленные этим Федеральным законом, подлежат применению к сайтам в сети Интернет, зарегистрированным в качестве средств массовой информации, с учетом особенностей распространения информации через такие сети[4].

Между тем, такое положение, на наш взгляд, не соответствует реальному укладу общественных отношений в данной сфере. Как мы уже отметили, сеть Интернет в современных условиях представляет собой глобальную площадку международного масштаба по обмену информацией, в том числе, рекламного характера. При таких условиях правовое регулирование распространения рекламы в сети Интернет посредством применения по аналогии норм о рекламы по сетям электросвязи либо применением в отношении такой рекламы лишь общих правил распространения рекламы недопустимо. Мы считаем, что необходимо включение самостоятельного раздела об особенностях распространения рекламы в сети Интернет в структуру Закона о рекламе, предусмотрев систему средств по оосуществления рекламной деятельности в сети Интернет. Думается, что подобное нововведение вполне отвечает современным требованиям механизма правового регулирования исследуемой сферы.

Стоит рассмотреть ещё один проблемный аспект правового регулирования рекламы, распространяемой посредством сети Интернет. Ключевой особенностью данной информационно-телекоммуникационной сети заключается в предоставлении возможности пользователю данной услуги связи не только направлять и получать информационные сообщений другим пользователям, но и размещать собственную информацию в сети Интернет, доступную для неопределенного круга лиц, а также осуществлять поиск информации, размещенной другими пользователями в целях рекламы. При этом необходимо учитывать требования ст. 44 Федерального закона «О связи»[5], в соответствии с которыми услуги связи на территории Российской Федерации оказываются операторами связи пользователям услуг связи на основании договора об оказании услуг связи, заключаемого в соответствии с гражданским законодательством и правилами оказания услуг связи. Правила оказания услуг связи утверждаются Правительством Российской Федерации. В содержание указанных Правил входят регламентация отношений пользователей и операторов услуг связи, а также порядок их оказания, заключения, расторжения. В настоящее время, специальный нормативный правовой акт, регулирующий порядок оказания услуг связи в сети Интернет, в Российской Федерации не принят. Таким образом, весь объем нормативного регулирования в этой сфере на данный момент сосредоточен в общих нормах гражданского законодательства, нормах Закона о связи, а также общепринятых правил международной и российской практики деятельности саморегулируемых организаций в области Интернета. Важно учитывать, что факт заключения договора об оказании услуг связи в сети Интернет имеет значение юридического факта для возможности распространения рекламы в сети Интернет. Именно после заключения указанного договора пользователь сети Интернет становится правомочным на размещение в сети информации рекламного характера, то есть фактически осуществлять функции субъекта рекламной деятельности. В условиях отсутствия правового регулирования данного механизма возникают объективные сложности с квалификацией фактически складывающихся отношений в качестве рекламных. Это предопределяет, по нашему мнению, необходимость принятия нормативного правового акта, регулирующего порядок оказания услуг связи именно в сети Интернет.

На практике существуют определенные сложности при квалификации отношений в качестве рекламных в виду особенностей содержания информации, внешне напоминающей рекламную. Так, показательным примером является письмо Федеральной антимонопольной службы от 3 августа 2012 г. № АК/24981 «О рекламе алкогольной продукции в Интернете и печатных СМИ», согласно которому не является рекламой информация о производимых или реализуемых товарах, размещенная на официальном сайте производителя или продавца данных товаров, если указанные сведения предназначены для информирования посетителей сайта об ассортименте товаров, условиях их приобретения, ценах и скидках, правилах пользования, также не является рекламой информация о хозяйственной деятельности компании, акциях и мероприятиях, проводимых данной компанией, и т. п., следовательно, на такую информацию положения Закона о рекламе не распространяются[6]. Аналогичным образом под понятие рекламы, исходя из содержания письма, не подпадает сайт, на котором размещена подобная информация.

Кроме того, можно отметить исключения из сферы действия Закона о рекламе при распространении информации о товарах работах и услугах в сети Интернет применительно к отношениям, регулируемым законодательством о защите прав потребителей.  В частности, российским законодательством предусмотрен такой способ продажи товаров, как дистанционный, реализуемый на площадке сети Интернет. Для установления сущности указанного способа продажи товаров необходимо проанализировать положения ст. 26.1 Закона о защите прав потребителей:

в части 1 статьи указано, что договор розничной купли-продажи может быть заключен на основании ознакомления потребителя с предложенным продавцом описанием товара посредством каталогов, проспектов, буклетов, фотоснимков, средств связи (телевизионной, почтовой, радиосвязи и других) или иными исключающими возможность непосредственного ознакомления потребителя с товаром либо образцом товара при заключении такого договора (дистанционный способ продажи товара) способами;

при этом согласно ч. 2 ст. 26.1 Закона о защите прав потребителей продавцом, до заключения договора, должна быть предоставлена потребителю информация об основных потребительских свойствах товара, об адресе (месте нахождения) продавца, о месте изготовления товара, о полном фирменном наименовании (наименовании) продавца (изготовителя), о цене и об условиях приобретения товара, о его доставке, сроке службы, сроке годности и гарантийном сроке, о порядке оплаты товара, а также о сроке, в течение которого действует предложение о заключении договора[7].

Иными словами, обязательная к размещению продавцом информация, согласно положениям данной статьи, формально подпадает под признаки объекта рекламирования, содержащиеся в нормах Закона о рекламе, к которому относятся товар, средства индивидуализации юридического лица и (или) товара, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности либо мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама.

В данном случае необходимо учитывать требование Закона о защите прав потребителей о том, что информация, размещенная на сайте продавца (как средстве связи) о товарах, реклама которых в силу Закона о рекламе ограничена или запрещена, обязана быть размещена продавцом. В свою очередь, Закон о рекламе прямо гласит о том, что его действие не распространяется на информацию, раскрытие или распространение либо доведение до потребителя которой является обязательным в соответствии с федеральным законом.

Таким образом, одной из особенностей правового регулирования фактически складывающихся общественных отношений по рекламе в сети Интернет состоит в том, что нормы законодательства о защите прав потребителей, в отдельных случаях исключают применение норм Закона о рекламе при распространении информации в сети Интернет о товарах, подпадающей под определение рекламы в том случае, когда такая информация размещена на сайте продавца, а сам товар не запрещен к продаже на территории РФ.

Одной из проблем практического характера, связанной с распространением рекламы в сети Интернет является вопрос о её признании в качестве таковой. Зачастую, указания на соответствующий интернет-сайт не могут быть квалифицированы в качестве источника рекламной информации. Так, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ, апелляционный суд установил, что размещенная на фасаде дома спорная конструкция не является рекламой, а носит лишь информационный характер, поскольку содержит информацию о фирменном наименовании компании, адресе интернет-сайта и номере телефона[8]. Иными словами, одно лишь указание на интернет-сайт не может быть рассмотрено в качестве рекламы.

Таким образом, по результатам анализа проблем распространения рекламы в сети Интернет, мы приходим к следующим выводам:

  1. сеть Интернет на сегодняшний день фактически представляет собой масштабную информационно-телекоммуникационную площадку для осуществления различных видов экономической, в том числе предпринимательской деятельности. Закономерным итогом данного явления выступает массовое распространение рекламной информации посредством сети Интернет, в виду очевидных преимуществ данной информационно-телекоммуникационной сети, заключающихся в неограниченном по времени доступу к рекламе в сети Интернет, в большей приспособленности Интернет-рекламы на определенную целевую аудиторию, в способности предоставления самой актуальной и релевантной рекламной информации. Этот список преимуществ рекламы в сети Интернет далеко не исчерпывающий. Только на сегодняшний день, перечень рекламы в сети Интернет насчитывает порядка пяти-семи разновидностей, включая такие виды как SEO-реклама, контекстная реклама, реклама в социальных сетях, медийная реклама, продакт-плейсмент, вирусная реклама и т.д[9];
  2. вместе с тем, действующее российское рекламное законодательство по существу игнорирует фактически складывающиеся общественные отношения, что является признаком отставания правового регулирования указанной сферы. Это предопределяет необходимость включения в структуру Закона о рекламе самостоятельного раздела, посвященного рекламе, распространяемой в сети Интернет;
  3. кроме того, до сих пор в нормах российского законодательства не находят своего закрепления положения об осуществлении некоторых видов услуг связи (в сети Интернет), что является императивным требованием Закона о связи, что в свою очередь препятствует вопросу регулирования рекламных отношений в сети Интернет;
  4. существует проблема коллизии между нормами различных федеральных законов, при которых фактически существующие рекламные отношения в сети Интернет не получают правовой защиты законодательством о защите прав потребителя, что вызывает острую необходимость приведения в соответствие актов федерального законодательства.

Все рассмотренные проблемы подтверждают тезис о необходимости включения в структуру Закона о рекламе самостоятельной группы норм, посвященной правовому регулированию рекламы в сети Интернет. На наш взгляд, юридическая конструкция указанных норм может быть применена по аналогии с иными видами способов распространения рекламы в рамках одной статьи. Наиболее предпочтительным при этом видится вариант принятия специального, не противоречащего законодательству о рекламе нормативного правового акта, регулирующего вопросы распространения рекламы в сети Интернет.

Список использованной литературы:

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) (с поправками от 30 декабря 2008 г., 5 февраля, 21 июля 2014 г.) // Российская газета. 1993. 25 декабря (№ 237).
  2. Федеральный закон от 27.06.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (с изм. и доп. от 23 июня 2016 г. № 208-ФЗ) // СЗ РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст.3448.
  3. Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» (с изм. и доп. от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ) // СЗ РФ. 2003. № 28. Ст. 2895.
  4. Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (с изм. и доп. от 3 июля 2016 г. № 265-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140.
  5. Письмо ФАС России от 03.08.2012 № АК/24981 «О рекламе алкогольной продукции в Интернете и печатных СМИ» // Документ опубликован не был. СПС «Консультант-плюс». URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=134335&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.8981645381248275#0
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. № 8.
  7. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 25 июня 2014 г. № Ф03-2500/14 по делу N А51-32939/2013 // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Гарант».
  8. Нечуй-Ветер В.Л. Особенности правового регулирования распространения рекламы в сети Интернет // Реклама и право. 2013. № 1. URL: http://www.center-bereg.ru/h51.html
  9. Майофис Л.И. Совершенствование рекламного бизнеса с применением информационных технологий // T-Comm -Телекоммуникации и Транспорт. 2016. № 1.

[1]Нечуй-Ветер В.Л. Особенности правового регулирования распространения рекламы в сети Интернет // Реклама и право. 2013. № 1. URL: http://www.center-bereg.ru/h51.html (дата обращения: 17.04.2017)

[2]Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) (с поправками от 30 декабря 2008 г., 5 февраля, 21 июля 2014 г.) // Российская газета. 1993. 25 декабря (№ 237).

[3]Федеральный закон от 27.06.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (с изм. и доп. от 23 июня 2016 г. № 208-ФЗ) // СЗ РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст.3448; 2016. № 26 (часть I). Ст. 3877.

[4]Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. № 8.

[5]Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» (с изм. и доп. от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ) // СЗ РФ. 2003. № 28. Ст. 2895; 2016. № 28. Ст. 4558. Далее – Закон о связи.

[6]Письмо ФАС России от 03.08.2012 № АК/24981 «О рекламе алкогольной продукции в Интернете и печатных СМИ» // Документ опубликован не был. СПС «Консультант-плюс». URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=134335&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.8981645381248275#0 (дата обращения: 20.04.2017)

[7]Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (с изм. и доп. от 3 июля 2016 г. № 265-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 2016. № 27 (часть I). Ст. 4198.

[8]Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 25 июня 2014 г. № Ф03-2500/14 по делу N А51-32939/2013 // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Гарант».

[9]Майофис Л.И. Совершенствование рекламного бизнеса с применением информационных технологий // T-Comm -Телекоммуникации и Транспорт. 2016. № 1. С.59.

Проблемы правового регулирования рекламной деятельности в сети Интернет
В статье рассматриваются проблемы правового регулирования рекламы в сети Интернет. Проведен анализ действующего российского законодательства в данной сфере. Предложены пути решения существующих проблем.
Written by: Демидбаева Амина Жумагуловна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 06/07/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
Available in: Ebook
30 Апр

ПРОФАЙЛИНГ КАК СПОСОБ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Терроризм относится к числу самых опасных явлений современности, которое приобретает все более угрожающие масштабы. Он представляет угрозу государственной и личной безопасности, становится причиной значительных политических, социальных и экономических последствий, выражающихся в дестабилизации общественно-политической системы отдельных государств и в деструктивном влиянии на глобальную систему международных отношений. Признаком повышения уровня угрозы терроризма на современном этапе стала тенденция к проведению терактов, масштаб и интенсивность которых по своей бесчеловечности и жестокости становится одной из самых острых и злободневных проблем глобальной значимости.

В статье А.Г. Богданова и С.В. Украинского «Понятие и сущность терроризма в историческом аспекте» отмечено, что «…терроризм имеет политическую направленность и обслуживает интересы определенных социальных сил и организаций в их борьбе за власть, за ослабление позиций своих политических противников и укрепления собственных, являясь в настоящее время одной из основных угроз национальной безопасности отдельных государств и международной безопасности в целом» [1, с. 152].

Террористические акты, произошедшие за последнее время в России и в мире, расширение масштаба преступной деятельности и терроризма заставляют общественность искать новые подходы к проблеме предупреждения и защиты от акций террористического характера во всех сферах жизнедеятельности людей.

Решение проблемы выявления и предотвращения противоправных действий с максимальной эффективностью во многом зависит от применения широкого спектра научно-практических методик, охватывающих различные области человеческих знаний.

Опыт осуществления защиты от актов незаконного вмешательства свидетельствует, что применение только высокотехнологичной досмотровой техники не может решить проблему выявления потенциального террориста. В этой связи одним из ведущих направлений является применение технологии профайлинга, позволяющей выявить потенциально опасных граждан на ранних этапах [2, с. 134].

В настоящее время в крупных аэропортах мира наряду с применением современных технических средств досмотра пассажиров, их ручной клади и багажа уже используется технология профайлинга.

Профайлинг обозначает совокупность психологических методов оценки и прогнозирования поведения человека на основе характеристик внешности, анализа наиболее информативных частных признаков личности. Заслуживает внимания определение профайлинга как технологии предотвращения противоправных действий посредством выявления потенциально опасных лиц и ситуаций с использованием методов прикладной психологии, а в более узком значении слова – как системы установления вероятностной причастности определенного субъекта к планируемому противоправному действию [3, с. 21].

Изначально термин «профайлинг» (профилирование) употреблялся в контексте составления поискового психологического портрета (профиля) неизвестного лица по следам на месте преступления.

Основной целью профайлинга является выявление потенциально опасных лиц, а его основой – визуальная диагностика психоэмоционального состояния человека (наблюдение и специальный опрос, фиксация психологических поведенческих реакций при ответах – невербальных и вербальных).

Выявление поведенческих признаков индивидуумов с деструктивными намерениями в местах массового пребывания людей (аэропорты, вокзалы, метро, учебные заведения, театры, крупные торговые центры, дискотеки, клубы и т.д.) и своевременная локализация потенциального очага конфликта, составляет основное содержание работы профайлеров, работающих в общественных местах. Эту технологию много лет применяет израильская авиакомпания «Эль-Аль», одна из самых безопасных в мире. В 1968 году именно ее сотрудники разработали данный метод борьбы с терроризмом. В США, также действуют профайлинговые программы, в рамках которых ведется поиск и накопление статистических данных по подозрительным моделям поведения [4, с. 49].

В основе израильской концепции профайлинга лежит положение о том, что каждый пассажир может оказаться террористом, а каждый предмет –взрывным устройством. Поэтому все мероприятия, проводимые в рамках рассматриваемой технологии, призваны подтвердить или опровергнуть данное утверждение.

Система профайлинга позволяет делать только предположение о возможной причастности пассажира к акту незаконного вмешательства. Действительная же угроза может быть выявлена лишь на основании углубленного личного досмотра пассажира и перевозимых им вещей.

Сегодня профайлинг успешно используется в ряде авиакомпаний для обеспечения безопасности в аэропортах европейских стран, РФ, в частности, на международных рейсах в аэропортах Пулково, Шереметьево, Домодедово и др.

Специфика профайлинга в российских аэропортах заключается в том, что вместо тотальной проверки всех пассажиров проводится выборочный контроль.

Профайлинг использует два основных диагностических метода – метод психологического наблюдения (смотреть и находить несоответствие) и метод опроса (спрашивать и наблюдать за реакцией) [3, с. 20].

Концепция профайлинга базируется на том, что противоправное действие и его подготовка могут быть обнаружены путем анализа определенного набора физических, психологических, поведенческих признаков, составляющих характеристику подозреваемых лиц, с позиций их потенциальной опасности. Существуют индикаторы, которые являются критическими для отнесения человека к группе риска (демонстрируемая агрессия, скрытая агрессия, возбужденность, отрешенность). Эмоциональное состояние человека, которое оценивается по признакам тревоги, страха, волнения и прочее, рассматривается в профайлинге как дополнительный фактор при анализе выявленных доминирующих признаков. Существует ключевые признаки в невербальном и вербальном поведении человека, которые позволяют профайлерам выявить его в людском потоке и отнести к категории потенциально опасных.

Профайлеры учитывают многие психологические особенности террористов, адаптируя их к специфике своей деятельности. Дальнейшая работа в этом направлении, на наш взгляд, должна все больше двигаться в сторону слияния теоретических знаний и практических навыков, поскольку именно профайлинг является той областью антитеррористической деятельности, которая позволяет наиболее четко реализовать данный принцип. В этой связи следует также подчеркнуть, что система профайлинга может послужить хорошей информационной базой для превентивных мер по предупреждению терроризма. В рамках указанной концепции тщательно изучаются общие вопросы, связанные с современным терроризмом, а также существующими экстремистскими организациями и основными тенденциями их деятельности, профайлерами-практиками составляется описательная модель участника террористической угрозы. Такая информация является бесценным материалом для воссоздания модели террористической деятельности, опираясь на которую можно с высокой степенью вероятности прогнозировать осуществление террористических актов.

Одной из важнейших задач для эффективного использования профайл-программ в системе национальной безопасности является подготовка специалистов, предназначенных для осуществления указанных программ.

Большое достоинство методики профайлинга в гибкости и универсальности, что дает возможность применять ее как на любых объектахмассового пребывания людей, так и в сфере деятельности полиции по охране общественного порядка, оперативно-розыскной деятельности, по противодействию незаконному обороту наркотиков и т.д. [3, с. 22].

Сегодня одной из важнейших задач для системы образования сотрудников ОВД является организация обучения технологии профайлинга. Эффективность применения технологии профайлинга во многом будет зависеть от уровня подготовленности и профессионального опыта самого сотрудника.

Соединение теоретической подготовки по системе профайлинга с практическим опытом сотрудников ОВД и других силовых ведомств может стать серьезным оружием в борьбе с терроризмом.

Методика профайлинга представляет практический интерес для всех подразделений ОВД, связанных с обеспечением безопасности людей, объектов и территорий. И, как следствие, основы профайлинга должен усвоить каждый сотрудник ОВД с учетом его профессиональной деятельности.

Обучение можно осуществлять как в высших учебных заведениях МВД, так и в рамках дополнительного профессионального обучения системы повышения квалификации. Изучение метода профайлинга также может быть представлено и как дополнительный курс по безопасности, являющийся органичным дополнением к базовой программе подготовки сотрудников ОВД.

Как отмечалось ранее, цель профайлинга –выявление потенциально опасных лиц, вынашивающих противоправные намерения. Сложность ситуации состоит в том, что в короткий срок сотрудник ОВД должен выявить возможность причастности гражданина к незаконному акту, оценить поведение человека на основе анализа вербальной и невербальной информации и принять решение. Для выполнения данной задачи от сотрудника требуется хорошая эрудиция, развитый интеллект, умение применять нестандартные решения.

Требования к подготовке по технологии профайлинга сотрудников ОВД должны включать в себя обзорные занятия по вопросам действующих террористических организаций, профильных характеристик суицидального террориста. Особое внимание должно быть уделено подготовке по владению психологическими знаниями о психологии лжи, признаках лживого поведения, способность к выявлению вербальных и невербальных признаков обмана.

Профайлинг является одним из эффективных, безынструментальных способов обеспечения безопасности, так как позволяет предотвратить противоправное действие посредствам выявления потенциально опасных лиц и ситуаций. Хорошо подобранный, подготовленный и высококвалифицированный сотрудник полиции – ключ к успеху в обеспечении безопасности людей, объектов и территорий.

Список литературы:

  1. Богданов А.Г., Украинский С.В. Понятие и сущность терроризма в историческом аспекте // Евразийский союз ученных (ЕСУ). 2016. № 2 (23). Ч. 4. С. 152.
  2. Волынский-Басманов Ю.М. Профайлинг. Технологии предотвращения противоправных действий: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция» и «Правоохранительная деятельность» / Ю.М. Волынский-Басманов и др. ; под ред. Ю.М. Волынского-Басманова, Н.Д. Эриашвили. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012. – 223 с.
  3. Пирогова Л.К. Актуальность обучения сотрудников ОВД технологии профайлинга как превентивной меры обеспечения безопасности граждан, объектов и территорий // Транспортное право. 2013. № 2. С. 20 — 22.
  4. Терроризм и организованная преступность: монография / С.А. Солодовников и др.; под ред. С.А. Солодовникова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012. – 247 с.
    ПРОФАЙЛИНГ КАК СПОСОБ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
    Терроризм является одной из острейших проблем современности. Десятки терактов совершаются ежегодно. Достаточно вспомнить теракты в Норвегии, России, Индии, Пакистане, Марокко, Казахстане, Франции, Боснии Герцеговине, Афганистане, взрыв на станции метро «Октябрьская» в Минске (Бела-русь), чтобы оценить масштабы происходящего. Сегодня ни одна страна не может чувствовать себя в безопасности от террористов. Следовательно, вопросы упреждающего выявления потенциальных терро-ристов представляются более чем актуальными.
    Written by: Селивановский Дмитрий Олегович, Сенченко Виктория Вадимовна, Скобликов Роман Вячеславович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2017_04(37)
    Available in: Ebook
30 Апр

МОШЕННИЧЕСКИЕ ДЕЯНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Мошенничество во все времена представляло повышенную опасность для общества в связи с тем, что под угрозой находятся отношения собственности, составляющие основу экономики. Активное экономическое сотрудничество между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой вызывает справедливую заинтересованность в изучении мер уголовно-правового характера противодействию мошенническим посягательствам в соседнем государстве.

Мошенничеству или мошенническим деяниям в действующем Уголовном кодексе Китайской Народной Республики от 14 марта 1997 г. (далее – УК КНР) посвящены 15 статей (ст. 167, 187, 192 — 198, 266, 269, 287, 319, 382, 406). Учитывая структуру Уголовного кодекса, состоящего из Общей и Особенной частей, каждая из которых, в свою очередь, разделена на титулы (разделы), включающие соответствующие статьи [2, с. 59], мошенничество и мошеннические деяния не связаны родовым признаком и встречаются в разных титулах (разделах): преступления против социалистической рыночной экономики (ст. 140–231), имущественные преступления (ст. 263–276), преступления против порядка управления (ст. 277–367), преступления против коррупции (ст. 382–396), должностные преступления (ст. 397–419).

Считается, что основной статьей по мошенничеству является статья 266 УК КНР [3, с. 205], согласно которой завладение путем мошенничества государственным или частным имуществом в сравнительно крупном размере наказывается лишением свободы на срок до 3 лет, арестом или надзором, а также одновременно или в качестве самостоятельного наказания – штрафом.

Однако к определению мошенничества китайский законодатель отнесся эскизно. Понятие мошенничества или мошеннических деяний в уголовном кодексе Китая в самостоятельную норму не выделено, и, как следствие, объективная сторона мошенничества, четкие признаки мошеннических преступлений отсутствуют. При этом в правовых нормах активно используются различные вариации характеристик таких деяний: мошенничество (ст. 167, 198, 266, 269, 287, 406), мошенническим путем (ст. 192, 195, 198, 382), мошенническими способами (ст. 193), мошенническими противозаконными способами (ст. 192), мошенническая деятельность (ст. 194, 195, 196), мошеннические операции (ст. 187, 195), мошеннические действия (ст. 197, 204, 319).

Мошенничество как уголовно-правовое явление скорее имеет собирательный, интуитивный характер, оставляя относительную свободу интерпретаций правоохранительным органам при квалификации преступлений. Поэтому в терминах настоящей статьи все указанные вариации мошенничества используются в равных значениях.

Условно можно выделить два подхода к определению мошенничества в уголовном праве Китая: как указание способа совершения преступления без раскрытия его содержания и с детализацией действий, которые относятся к мошенническим.

Так, по статье 187 УК КНР подлежат уголовному наказанию работники банков или иных финансовых органов, в целях получения прибыли использующие денежные средства, полученные от клиентов, но не положенные на их счет, для мошеннических операций и незаконной выдачи кредитов, если эти действия повлекли за собой значительные убытки.

Преступным является накопление капитала мошенническими противозаконными способами в целях незаконного владения данным капиталом в сравнительно крупном размере (ст. 192).

Уголовно-наказуемым является использование компьютера для завладения деньгами путем мошенничества или их хищения (ст. 287). По такому же принципу сконструирована упомянутая выше статья 266 УК КНР.

Очевидно, что для законодателя важен предмет преступления и его родовые (видовые) признаки.

Но в некоторых случаях, применительно к конкретным составам преступлений, Уголовным кодексом КНР раскрывается объективная сторона мошенничества.

Так, по статье 193 УК КНР получение в банке или иной финансовой организации кредита одним из перечисленных способов считается совершенным мошенническим путем: фальсификация факта импорта капитала, объекта или выдумывание иного несуществующего предлога; использование фальшивых экономических контрактов; использование поддельных удостоверяющих документов; использование фальшивых документов на право собственности на недвижимое имущество в качестве гарантии или повторное использование заложенных материальных ценностей на сумму, превышающую их стоимость, в качестве гарантии. Данный перечень не является закрытым: получение кредита иными мошенническими способами также предусматривает уголовную ответственность.

Преступным мошенничеством в сфере страхования (ст. 198 УК КНР) является умышленное выдумывание страхователем страховой нормы, фальсифицирование страхователем или выгодополучателем причины произошедшего страхового случая или завышение степени понесенного ущерба; фальсифицирование не имевшего места в действительности страхового случая, умышленное причинение материального ущерба, умышленные действия, приведшие к смерти, травмированию или болезни застрахованного лица.

В УК КНР раскрыто содержание мошеннической деятельности с финансовыми векселями (ст. 194), аккредитивами (ст. 195), кредитными карточками (ст. 196), при незаконном возврате государственной экспортной пошлины (ст. 204, 205).

Особым видом преступлений с мошенническим составом являются преступления, характеризующие такую преступную халатность должностных лиц, которая позволила совершить в отношении них мошеннические деяния.

Так, уголовной ответственности по ст. 167 УК КНР подлежит несущий непосредственную ответственность руководитель государственной компании, предприятия, производственной организации, в процессе подписания или исполнения контракта в результате своего крайне безответственного поведения подвергшийся мошенничеству, нанесшему серьезный ущерб государственным интересам.

Подлежат привлечению к уголовной ответственности работники государственных органов, при подписании или в процессе исполнения контракта в результате своей вопиющей безответственности ставшие жертвой мошенничества, если указанные действия причинили серьезный ущерб государственным интересам (ст. 406).

Является ли в данном случае мошенничество, совершенное в отношении самих субъектов преступления, обязательным признаком состава преступления, как и оценочные характеристики «крайне безответственное», «вопиющая безответственность», останется на усмотрение правоохранительных органов и судебной системы Китая.

Возможно, такое построение уголовно-правовых норм базируется на «системной теории состава преступления», выработанной китайской уголовно-правовой доктриной. Основные постулаты этой концепции описаны международным коллективом авторов [1, с. 151] и сводятся к рассмотрению состава преступления как органического единства, который существует не обособленно, а находится в определенной среде. Между составом преступления и средой существует взаимосвязанное и взаимодейственное отношение. У него со средой проводится обмен энергией, информацией. В результате образуется целостное свойство. Состав преступления является и открытой, и динами системой, поэтому он существует как процесс, находится в беспрерывном изменении.

Такой подход позволяет рассматривать мошенничество как некую взаимообусловленную систему признаков, специфичную для каждого вида мошеннических преступлений.

Очевидно, что, исходя из интересов и принципов уголовной политики, законодатель привносит в уголовный закон в момент криминализации деяния свое субъективное представление о том, как должен выглядеть конструируемый им состав преступления. В результате этого состав преступления, установленный в уголовном законе, не только обладает строгими юридическими свойствами, но и имеет уголовно-политическую подоплеку [1, с. 156].

В заключение отметим, что одним из основных принципов уголовного права Китайской Народной Республики, закрепленных действующим Уголовным кодексом, является привлечение к уголовной ответственности и вынесение приговора только за то деяние, которое названо как преступление в кодексе. Несмотря на отсутствие в китайском законодательстве названия этого принципа, он имеет явное сходство с принципом законности российского уголовного законодательства и основаниями уголовной ответственности.

«Системный» подход к понятию мошенничества или мошеннических деяний, активно использующегося в конструкциях правовых норм, на наш взгляд, пока оставляет этот принцип декларативным, и что еще более тревожно, – является коррупциогенным фактором в деятельности правоохранительных органов Китая. Отмечающееся активное развитие уголовного законодательства сопредельного государства и тенденция сближения по принципиальным уголовно-правовым установкам образуют благоприятную почву для взаимообогащения уголовно-правовых систем России и Китая.

Список литературы:

  1. Коллектив авторов. Учение о составе преступления в уголовном праве России и Китая. Электронная книга. URL: http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11285026.
  2. Медведев С.Н. Уголовный кодекс Китайской народной республики 1997 года // Юридические исследования. 2013. № 2. С. 58 – 61.
  3. Прасолов В.И., Вторушина А. С. Сравнительная уголовно-правовая характеристика мошенничества в России и в Китае // Новая наука: современное состояние и пути развития. 2016. № 4-3. С. 204 – 208.
    МОШЕННИЧЕСКИЕ ДЕЯНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ
    Рассматриваются особенности уголовно-правовых мер борьбы с мошенническими деяниями в Ки-тайской Народной Республике. Делается вывод об отсутствии в законе четкого понятия мошенничества и произвольном применении его признаков в составах преступлений.
    Written by: Романовская Марина Николаевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2017_04(37)
    Available in: Ebook