23 Июн

УЛЬТРАЗВУКОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СЕЛЕЗЕНКИ, ЖЕЛУДКА И ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У БАЙКАЛЬСКОЙ НЕРПЫ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Один из известнейших представителей эндемичной фауны озера, это байкальский тюлень или нерпа (PusasibiricaGmel.). Единственный вид водных млекопитающих, обитающих исключительно в пресной воде. Нерпа не имеет естественных врагов и занимает верхнюю ступень трофической пирамиды озера, она значительно влияет на функционирование экосистемы Байкала, выступает в роли мощного биологического фактора [4, С.48-50]. По данным отчета НИР Байкальского филиала ФГБНУ «Росрыбцентр», в 2015 году численность популяции байкальской нерпы оценивается в 128,7 тысяч особей.

В последнее время в Иркутской области увеличивается количество нерпинариев, а соответственно в ветеринарных клиниках растет число таких необычных пациентов, как нерпа. При диагностике, профилактике и лечении заболеваний у животных большое значение имеют морфологические особенности строения организма.В этой связи перспективным является использование таких методов интраскопического исследования, которые позволяют в экстренном порядке, объективно и без побочного влияния на обследуемый организм получить сведения о статусе внутренних органов в каждой конкретной ситуации. К числу таких методов по праву принадлежит метод ультразвукового исследования (УЗИ), основанный на способности ультразвуковых волн проникать в ткани организма животного [3, С. 22-25].

Селезенка относится к периферическим органам иммунной системы. Являясь многофункциональным органом, играет важную роль в поддержании гомеостаза организма [2, С.6-7]. Кроме этого, у водных млекопитающих селезенка, наряду с другими органами, принимает участие в перераспределении кровяного потока в период глубоководного погружения и в период выхода на поверхность [5].

Цель исследования:изучить анатомические особенности в строении и топографии селезенки у байкальской нерпы и на этой основе установить общие принципы структурной и топографической организации органа для УЗИ-диагностики.

Материал и методы: в качестве объекта исследования использовали байкальскую нерпу в возрасте от 1 месяца до 1 года (кумутканы), добытую в Кабанском районе Республики Бурятия в рамках Программы научно-исследовательской работы, утвержденной в Росрыболовстве РФ на 2015 год (n=6), а также при клиническом обследовании в ОГБУ «Городская станция по борьбе с болезнями животных» (n=3).Материалом для исследований послужила селезенка.

Топографию и форму органа определяли с помощью классических анатомических методов, данные топографии и формы органа были использованы при клиническом обследовании трех нерп в возрасте пяти месяцев. Для проведения ультразвукового исследования использовали аппарат Mindray DC-3, исследование проводилось микоконвексным датчиком 6С2 (5.0/6.5/8.0 МГц). Эхографическое обследование селезенки осуществляли с применением методики, описанной в ветеринарной литературе [1, с.255-271; 3, с. 22-25].

Результаты собственных исследований: у байкальской нерпы селезенка, желудок и поджелудочная железа располагаются синтопически относительно друг друга.

Селезенка мягкой консистенции, темно-фиолетового цвета, плоская, имеет париетальную и висцеральную поверхности, дорсокраниальный и вентрокаудальный концы, вентральный и дорсальный края,покрыта соединительнотканной капсулой. На висцеральной поверхности находятся ворота селезенки, в которые проходят сосуды и нервы. Ее длина у кумутканов составляет 137,0±5,5 мм, ширина – 46,2±2,0 мм, толщина – 3,2±0,5 см.

Желудок байкальской нерпы смешанного типа, подковообразной формы, имеет три части: кардиальную, фундальную и пилорическую. При переходе фундальной части в пилорическую, желудок сужается до 48,3±1,67мм, затем снова ампулообразно расширяется в пилорической до 66,7±3,33мм. Малая кривизна желудка длиной 241,7±6,01 мм, очень изогнута и имеет свою глубину 120,0±2,89 мм, так что конец пилорической части желудка (в ненаполненном состоянии) находится практически на одном уровне с кардиальной частью. Этим объясняется подковообразная форма желудка. От большой кривизны желудка 258,3±6,01мм, отходит большой сальник (отложений жира на сальнике нет), который также закрепляется к воротам селезенки и покрывает кишечникс вентральной стороны брюшной полости.

Поджелудочная железа у байкальской нерпы, длиной 113,0±5,22 мм, шириной 40,3±3,45 мм, толщиной 7,0±0,22 мм, имеет три доли: левую, правую и тело.

Селезенка, кардиальная часть желудка и левая доля поджелудочной железы у байкальской нерпы расположены в левом подреберье эпигастрия. Они проецируются на уровне 13-14 межреберного пространства, достигают купола диафрагмы, причем селезенка дорсокраниальным концом налегает на кардиальную часть желудка(к желудку обращена висцеральная поверхность органа), а дорсальным краем граничит с левой долей поджелудочной железы. Левая доля поджелудочной железы, длиной 97,8±2,87 мм, располагается на кардиальной части желудка с дорсальной поверхности.

Проекция вентрокаудального конца селезенки и фундальной части желудка совпадает с уровнем реберной дуги в точке, расположенной вентральнее угла 14-го ребра на 2,5±0,4 см. Фундальная часть желудка направлена к сагиттальной плоскости в область мечевидного хряща, где сильно сужается, так что пилорическая часть принимает краниальное направление и отклоняется вправо от сагиттальной плоскости. Тело поджелудочной железы, длиной 41,3±2,75 мм – граничит с печенью, а короткая правая доля, длиной 27,8±2,22 мм, располагается в брыжейке между нисходящей и восходящей частями двенадцатиперстной кишкив правом подреберье эпигастрия (рис. 1).

Рисунок 1. Синтопия селезенки, желудка и поджелудочной железы после инфузии монтажной пеной сосудов и полости желудка. Байкальская нерпа, 1 год: 1 – селезенка; 2 – правая доля поджелудочной железы; 3 – кардиальная часть желудка; 4 – фундальная часть желудка; 5 – пилорическая часть желудка; 6 – правая доля поджелудочной железы; 7 – пищевод; 8 – хвостатая доля печени; 9 – правая латеральная доля печени

При эхографии селезенки, желудка и поджелудочной железы, байкальскую нерпу укладывали на правый бок. На левое подреберье эпигастрия наносили специальный контактный гель, волос не удаляли, так как он у нерпы очень короткий, плотно прилегает к коже и не мешает датчику легко скользить.

Нами установлено, что при проведении ультразвукового исследования у байкальской нерпы в возрасте 5 месяцев, массой 24,9±1,58 кг, с прослойкой подкожного жира в области живота от 2,5 до 3 см (рис. 2), важно применять датчик с достаточной проникающей способностью (5,0-8.0 МГц). Также нами определено, что для объективной визуализации селезенки необходима компрессионная нагрузка датчика на поверхность тела животного под углом 35° — 45° к ее плоскости.

Рисунок 2. УЗИ подкожного жира. Байкальская нерпа, 5 месяцев

Для обеспечения полной визуализации селезенки, кардиальной части желудка и правой доли поджелудочной железы датчик перемещали вдоль реберной дуги, и в области 13-14 межреберья левого подреберья, располагая продольно и поперечно в направлении от уровня первых трех поясничных позвонков к сагиттальной плоскости в область мечевидного отростка, а также датчик перемещали в правое подреберье для визуализации правой доли поджелудочной железы и пилорической части желудка (рис. 3).

Рисунок 3. Ультразвуковое исследование органов брюшной полости у байкальской нерпы (возраст 5 месяцев) проводит ветеринарный врач Сахаровский А.В. в ОГБУ «Городская станция по борьбе с болезнями животных» г. Иркутска

Нами выявлено, что топография селезенки, желудка и поджелудочной железы не изменена у всех трех исследованных нерп. Положение их непостоянно и зависит от сокращения диафрагмы, кровенаполнения селезенки, а также наполнения желудка пищевыми массами.

Так как большой сальник не имеет жировых отложений, контуры селезенки, желудка и поджелудочной железы сохранены, они ровные, четкие, V-образные вырезки по дорсальному краю селезенки отмечены у одной особи. Визуализируемые участки капсулы селезенки не изменены, паренхима однородная, без проявлений очаговых изменений и дополнительных включений. В центре органа селезеночная артерия визуализируется в виде эхогенного пульсирующего сосуда удлиненной формы, ее диаметр – от 6 мм. Визуализируемые фрагменты интраорганных сосудов без признаков дилатации, с неизмененными стенками. Дополнительных организованных включений в паралиенальном пространстве не дифференцируется (рис. 4).

Рисунок 4. УЗИ селезенки и желудка. Байкальская нерпа, 5 месяцев

Стенка желудка изогнутая многослойная. При исследовании высокочастотными датчиками четко выделяются пять слоев: первый со стороны полости желудка внутренний слой (эхогенный) соответствует поверхности слизистой оболочки, второй слой (гипоэхогенный) – слизистой оболочке, третий слой (эхогенный) – подслизистой основе, четвертый слой (гипоэхогенный) – мышечной оболочке, пятый (эхогенный) – серозной оболочке. Эхографическая картина желудка зависит от степени наполнения и содержимого (рис 5). Толщина стенки желудка от 3 до 5 мм.

Линейные размеры в пределах возрастных параметров для кумутканов и составляют: у селезенки – длина 13-14 см; толщина 0,3-0.35 см; ширина 4-5-см; у желудка – длина по большой кривизне 25-26 см, ширина в кардиальной и пилорической части от 6-7 см, а в фундальной от 4 до 5 см; у поджелудочной железы – левая доля от 9 до 10 см, правая  доля от 3 до 5 см.

Рисунок 5. УЗИ желудка. Байкальская нерпа, 5 месяцев

Таким образом, полученные данные при эхографическом исследовании селезенки, желудка и поджелудочной железы у байкальской нерпы, соответствуют установленным морфологическим особенностям органа, с учетом его топографии и морфометрических показателей.

 

Список литературы:

  1. Атлас по ультразвуковой диагностике /Д. Пенник, М.-А. дАнжу. – «Аквариум», 2015г. – С. 255-271
  2. Афанасьева А.И., Рядинская Н.И. Анатомия и физиология органов иммунной системы у животных: учебное пособие.– Барнаул: Изд-во АГАУ, 2012. – 119 с.
  3. Май В., Бегон В. Эхография селезенки. Ветеринар. – 1999. – № 34. – С. 22-25.
  4. Чапский К.К. Морские звери Советской Арктики. Л.- М.: Главсевморпути.- 1941. – 187 с.
  5. URL:http://www.studfiles.ru/preview/3965921/page:2 /Лекции по экологической физиологии/лекция 6 ЭФ 2012 Дата обращения 26.06.2016.
    УЛЬТРАЗВУКОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СЕЛЕЗЕНКИ, ЖЕЛУДКА И ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У БАЙКАЛЬСКОЙ НЕРПЫ
    Целью данных исследований было изучить анатомические особенности в строении и топографии селезенки, желудка и поджелудочной железы у кумутканов байкальской нерпы и на этой основе установить общие принципы структурной и топографической организации органа для УЗИ-диагностики. Классическими анатомическими методами выявляли синтопию, скелетотопию селезенки, желудка и поджелудочной железы. Проводили УЗИ-диагностику органов брюшной полости у кумутканов байкальской нерпы. Полученные данные сопоставляли с ультразвуковым исследованием. Полученные данные при эхографическом исследовании селезенки, желудка и поджелудочной железы у байкальской нерпы, соответствуют установленным морфологическим особенностям органа, с учетом его топографии и морфометрических показателей.
    Written by: Рядинская Нина Ильинична, Сайванова Светлана Алексеевна, Саможапова Сэсэг Дашинимаевна, Демиденко Ольга Константиновна, Сахаровский АлександрВикторович
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/15/2016
    Edition: euroasia-science_6(27)_23.06.2016
    Available in: Ebook
23 Июн

ПАТОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ У ЛАБОРАТОРНЫХ ЖИВОТНЫХ ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ МАТЕРИАЛА, СОДЕРЖАЩЕГО ВИРУС РИНОПНЕВМОНИИ ЛОШАДЕЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Введение. Ринопневмония лошадей характеризуется разнообразными формами проявления: поражением органов дыхания, центральной нервной системы, гениталиев, а у жеребых кобыл – абортами во второй половине жеребости, которые часто проходят без заметных симптомов и предвестников родов [6, с. 64-68]. У абортированных плодов обнаруживают острый или хронический гепатит, отек легких, скопление серозно-геморрагической жидкости в грудной полости, точечные кровоизлияния в паренхиматозных органах [9, с. 31-32]. Гистологически обнаруживают некротические поражения в печени и селезенке, воспалительные процессы в легких и бронхах. Диагностическое значение имеет обнаружение в клетках органов внутриядерных включений типа А Каудри [8, с. 53-54].

При изучении антигенных, иммуногенных свойств герпесвирусов в качестве доступной модели используются лабораторные животные [2, с. 120-121]. Впервые ВГЛ-1 к лабораторным животным адаптировали Kaschula et al (1957) [14, с. 137-143]. Схема адаптации заключалась в интраперитонеальной инокуляции вируса к новорожденным сирийским хомякам, комбинированной интраперитонеальной и интрацеребральной инокуляции взрослым хомякам и затем интрацеребральной инокуляции мышам. В дальнейшем ряд авторов адаптировали ВГЛ-1 к беременным морским свинкам, крольчихам, сирийским хомячкам [12, с. 551-558].

К.П. Юров и др. (1983) предложили сирийских хомяков для оценки антигенной активности инактивированных образцов вируса РПЛ [7, с. 30-32]. К.П. Юров и М.A. Амирбеков (1985) использовали адаптированный вирус для оценки иммунитета у вакцинированных хомяков путём контрольного заражения [10, с. 20-22]. Однако впоследствии было установлено, что ВГЛ-1 не является для хомяков эндотелиотропным, и по мнению большинства исследователей такая лабораторная модель имеет ограничение использования при выяснении ряда вопросов патогенеза и иммуногенеза инфекции ВГЛ-1 [1, с. 27].

С.В. Алексеенкова и др. (2006) сообщили об адаптации культурального штамма ВГЛ1 к взрослым лабораторным мышам [3, с. 361-363]. При экспериментальном заражении нейропатогенным адаптированным вирусом ринопневмонии штамма «ПП1/1» у лабораторных мышей наблюдали миелоэнцефалопатию, тромбозы сосудов и воспалительные процессы периваскулярных зон в головном мозге, скопление лимфоидных клеток под мягкой мозговой оболочкой [1, с. 23]. Использование адатированного вируса в остром опыте на мышах для оценки иммунитета на прививку различного типа вакцин позволило проследить динамику иммунного ответа, приближенную к естественной инфекции у лошадей [5, с. 233].

Есть основание полагать, что существует гетерогенность эпизоотических штаммов ВГЛ-1 по их вирулентности для лабораторных животных, в том числе свойству вызывать миелоэнцефалопатию у мышей. В последние годы ряд авторов сообщили о нейропатогенности изолятов ВГЛ-1 для мышей. Несмотря на инфекцию нейронов и астроцитов инфицированных животных, гистологическим исследованием мозга обнаруживают различной степени нарушение сосудистой системы. Подобный фенотип нейроинвазии зависит от свойств используемого штамма и схемы опытов проводимых исследований (места инокуляции, дозы и др.), которые влияют на развитие и течение заболевания. Так, Hacebe et al (2002) применили интрацеребральный, интраназальный и интраперитонеальный пути инокуляции вируссодержащего материала мышам, при которых у животных наблюдался менингоэнцефалитический синдром. Для получения нейропатогенного штамма ВГЛ1 потребовалось провести не менее 15 прямых пассажей путем интрацеребральной инокуляции мышам в возрасте от 1 до 6 дней. При интраперитонеальном введении вируса путь распространения этого адаптированного нейропатогенного варианта в организме мышей, оказался, также как у лошадей – гематогенным [13, с. 907-912]. Анализ штаммов, выделенных на территории СССР и Российской Федерации по признаку нейровирулентности для мышей линии BALB/c, позволил установить, что около половины штаммов (9 из 16 исследованных) имеют выраженные нейровирулентные свойства [4, с. 21-23].

В последние годы в популяции лошадей разных стран (в США, Германии, Бельгии) нервную форму ринопневмонии (миелоэнцефалопатию) регистрируют в виде вспышек в отличие от спорадических случаев, встречавшихся ранее, несмотря на регулярную плановую вакцинацию лошадей. Ряд авторов полагают, что вакцинация способна усилить иммунореактивность организма и повысить шанс проявления миелоэнцефалопатии в результате нарушения функции кровеносных сосудов [11, с. 862-891].

Цель: Целью настоящего исследования являлось изучение возможной гетерологичности различных эпизоотических изолятов ВГЛ-1, полученных от абортированных плодов лошадей в регионе Крайнего Севера – Якутии путем оценки их вирулентности для белых мышей.

Материалы и методы. В качестве материала для исследования использовали замороженные абортированные плоды 9-10-месячного возраста от кобыл. Абортированные плоды доставлены из ОПХ «Покровское» Хангаласского района РС (Я). При заражении лабораторных животных использовали 10%-ную суспензию материала из печени, селезенки и легких абортированных плодов на физиологическом растворе. Использовали надосадочную жидкость после обработки антибиотиками (пенициллин, стрептомицин по 500 ЕД/мл). Мышат-сосунков заражали внутрибрюшинно, в зависимости от массы тела вводили по 0,1 и 0,2 мл исследуемого материала. Контрольной группе ввели внутрибрюшинно стерильный 0,9 %-ный физиологический раствор в той же дозе. Патологоанатомические и гистологические исследования проведены по общепринятым методикам.

Результаты. Предварительно для подтверждения диагноза было проведено вирусологическое исследование мазков-отпечатков из печени, легких, селезенки трех абортированных плодов от кобыл, окрашенных гематоксилин-эозином. При световой микроскопии выявлены единичные внутриядерные включения, характерные при ринопневмонии лошадей в двух исследуемых пробах. Третья проба оказалась отрицательной. Для выделения вируса проводили заражение лабораторных животных 10 %-ной суспензией материала из печени, селезенки и легких абортированных плодов на физиологическом растворе. Использовали 7-10 дневных мышат-сосунов. В каждой исследуемой пробе проведена биопроба на 6-ти белых мышатах-сосунках. За животными наблюдали в течение 12 дней. В 1-ом пассаже все мышата были клинически здоровы. Через 12 дней после заражения мышата были умерщвлены. Вскрытие позволило наблюдать следующие патологоанатомические изменения: у 4-х — обнаружены точечные кровоизлияния в печени, селезенке, легких, у 2-х – эмфизема легких. В мазках-отпечатках из паренхиматозных органов умерщвленных мышат при световой микроскопии в 4-х пробах обнаружены единичные включения.

Из паренхиматозных органов 4-х мышат приготовили суспензию и провели второй пассаж внутрибрюшинным способом на 5-ти белых мышатах по общепринятой методике. В период наблюдения животные не проявляли клинических признаков переболевания. На 12-й день после заражения у некоторых наблюдали вялость, слабость, после чего наступало выздоровление. Через месяц после заражения все животные были умерщвлены. При вскрытии трупов мышат обнаружили серозно-геморрагический выпот в грудной полости, сердце темно-красного цвета, кровенаполнено, увеличено в размере, расширено, стенки полостей истончены; ткань легких уплотнена, светлые участки паренхимы чередуются с участками кровоизлияния; селезенка увеличена в размере, набухшая, темно-красного цвета; печень и почки дряблой консистенции, неравномерно полнокровны. В мазках-отпечатках из паренхиматозных органов умерщвленных белых мышат при световой микроскопии обнаружены внутриядерные включения, гранулы включений разной формы, окруженные ореолом просветления.

Третий пассаж проведен на 5-ти белых мышах с массой тела 10-15 гр. За 10 дней наблюдения мыши клинических признаков заболевания не проявляли. На 10-й день все мыши были умерщвлены. В результате патологоанатомического вскрытия выявили умеренное набухание селезенки, эмфизему легких, гипертрофию сердца. В мазках-отпечатках из легких, селезенки, печени, почек при световой микроскопии также обнаружены характерные при ринопневмонии лошадей мелкие внутриядерные эозинофильные включения в виде гранул.

Для подтверждения диагноза проведено гистологическое исследование паренхиматозных органов мышей, использованных во втором и третьем пассажах.

Результаты гистологического исследования (второй пассаж):

– Печень – центральные вены расширены, кровенаполнены, дегенеративно-дистрофические изменения гепатоцитов, периваскулярные полиморфно-клеточные пролиферации из лимфоцитов, пролимфоцитов, гистиоцитов, плазматических клеток. В паренхиме выявлены мелкогнездные клеточные пролифераты (рис. 1).

Рис. 1 — Печень (второй пассаж)

– Селезенка – гиперплазия лимфоидной ткани, пролиферация макрофагов, плазматических клеток строма разрыхлена. В лимфоцитах – внутриядерные включения в клетках эпителия.

– Легкие – в альвеолах скопление серозно-катарального экссудата с примесью лимфоидно-гистиоцитарных клеток и слущенного респираторного альвеолярного эпителия, местами наблюдаются периваскулярные клеточные муфты и образование в паренхиме очагов симпластов – крупных округлых клеток.

– Почка – отек и некроз эпителия канальцев, периваскулярные клеточные муфты, дегенеративные изменения в сосудистых клубочках, участками в клетках эпителия обнаружены мелкие зернистые включения с ореолом просветления.

– Головной мозг – серозный отек вещества мозга, скопление полиморфных клеточных элементов с примесью нейтрофилов, в веществе головного мозга — незначительная инфильтрация лимфоцитов, гистиоцитов.

Результаты гистологического исследования (третий пассаж):

— Легкие – острый отек, венозная гиперемия, гнездные периваскулярные, перибронхиальные клеточные муфты, незначительная дисплазия клеток эпителия слизистой бронхиол, фибринозный отек адвентиции кровеносных сосудов, незначительное скопление клеточных элементов в альвеолярной отечной жидкости (рис. 2).

Рис. 2 – Легкое (третий пассаж)

— Селезенка – многоядерные клетки-симпласты с внутриядерными включениями с ореолом просветления в них(рис. 3).

Рис. 3 – Селезенка (третий пассаж)

— Сердце – некроз мышечных волокон, паренхиматозная дистрофия. Кровоизлияние в инстерстиции межмышечных волокон.

— Печень – центральные вены расширены, кровенаполнены; обнаружены периваскулярные гнездные пролиферации клеток, дисплазия клеток эпителия желчных протоков; дегенеративно-дистрофические изменения ядер гепатоцитов; диффузная инфильтрация жировых капель в гепатоцитах.

— Почки – инфильтрация клеток между канальцами и вокруг извитых канальцев (рис. 4).

Рис. 4 – Почки (третий пассаж)

— Трахея – дисплазия клеток слизистой; очаговые разрастания эпителия слизистой в виде папилломатозных выростов.

— Головной мозг – отек нервных клеток (нейронов); инфильтация лимфоидно-гистиоцитарных клеток, нейтрофилов.

На основании результатов гистологических исследований в патматериалах от белых мышей установлены внутриядерные эозинофильные тельца-включения и изменения, характерные при ринопневмонии лошадей.

Результаты гистологического исследования паренхиматозных органов контрольных мышей:

– Печень, белковая дистрофия. Разрушение балочного строения печеночных клеток, клетки набухшие, кровеносные сосуды расширены (рис. 5).

Рис. 5 – Печень (контрольная группа)

-Почки, белковая дистрофия. Почечные тельца без видимых изменений, почечные канальцы набухшие (рис. 6).

Рис. 6 – Почки (контрольная группа)

— Селезенка без видимых изменений. В красной пульпе видны крупные клетки, похожие на моноциты и форменные элементы крови (рис. 7).

Рис. 7 – Селезенка (контрольная группа)

4 – Легкие, кровоизлияние, кровеносные сосуды расширены, полные. Бронхи расширены (рис. 8).

Рис. 8 – Легкое (контрольная группа)

 

Вывод. Прямыми пассажами на белых мышах, исключая стадию выделения вируса в клеточных культурах, воспроизведена экспериментальная инфекция ВГЛ, прослежены патоморфологические изменения. Полученные результаты позволяют предложить метод заражения белых мышей для диагностики ринопневмонии, изучения патогенеза инфекции.

Список литературы:

  1. Алексеенкова С.В. Лабораторная модель для изучения иммуногенных свойств вакцин против ринопневмонии лошадей // Автореф. дисс… канд. биол. наук / С.В. Алексеенкова // Москва, 2007. – 27 с.
  2. Алексеенкова С.В., Ткачев И.Ю., Юров Г.К. Лабораторная модель для изучения иммуногенных свойств вакцинных препаратов против ринопневмонии лошадей // Ветеринарная патология. — — № 1. — С. 120-121.
  3. Алексеенкова С.В., Юров Г.К., Ткачев И.Ю., Юров К.П. Эффективность иммунизации мышей линии Balb/c при интрацеребральном заражении герпесвирусом лошадей 1-го типа // Иммунология. – 2006. — № 6. – С. 361-363.
  4. Татаурова А.В., Юров К.П., Алексеенкова С.В. Нейропатогенные штаммы возбудителя ринопневмонии — вирусного аборта лошадей // Ветеринария. — — № 3. — С. 21-23.
  5. Ткачев И.Ю. Получение генетических конструкций, несущих полные гены поверхностных гликопротеинов вируса герпеса лошадей 1 для создания ДНК-вакцины / Ткачев И.Ю., Юров Г.К., Шмаров М.М., Народицкий Б.С., Алексеенкова С.В., Юров К.П. // В книге: Биотехнология: состояние и перспективы развития»Пик Максима» – Москва, 2003. – 233 с.
  6. Юров К.П. Биологические свойства штаммов вируса ринопневмонии лошадей и особенности течения этой инфекции. // Труды Всероссийского НИИ экспериментальной ветеринарии им. Я.Р. Коваленко. — — Т. 49. — С. 64-68.
  7. Юров К.П., Амирбеков М.А. Иммуногенные свойства вирусвакцины против ринопневмонии лошадей на лабораторных животных // Бюллетень Всесоюзного Ордена Ленина научно-исследовательского института экспериментальной ветеринарии им. Я.Р.Коваленко. — — № 55. — С. 30-32.
  8. Юров К.П., Крюков Н.Н. Выявление вируса ринопневмонии лошадей методом иммунолюминесценции // Ветеринария. — — № 11. — С. 53-54.
  9. Юров К.П., Крюков Н.Н. Ринопневмония лошадей // Коневодство и конный спорт. — — № 12. — С. 31-32.
  10. Юров К.П., Полоз Д.Д., Сансызбаев А.Р. Иммуногенность инактивированного вируса ринопневмонии лошадей // Труды Всероссийского НИИ экспериментальной ветеринарии им. Я.Р. Коваленко. — — Т. 57. — С. 20-22.
  11. Allen G. P., Kydd J. H., Slater J. D. Equid herpesvirus-1 (EHV-1) and equid herpesvirus-4 (EHV-4) infections // In: Coetzer JAW, Thomson GR, Tustin, eds. Infectious diseases of livestock. Capetown: Oxford University Press. − 2002. − P. 862-
  12. Doll E. R., Richards M. G., Wallace M. E. Adaptation of the equine abortion virus to sukling hamsters // Cornell. Vet. − − № 43 — P. 551-558.
  13. Hasebe R., Kimura T., Nakamura K., Okazaki K., Ochiai K., Wada R., Umemura T. Passage of equine herpesvirus-1 in suckling mouse brain enhances extraneural virus growth and subsequent hematogenous neuroinvasion // J. Vet. Med. Sci.. − 2002. − № 64 (10) — 907-912.
  14. Kaschula V. R., Beaudette F. R and Byrne R. J. The adaptation of equine influenza virus to infant mice by the intracerebral route // Cornell Vet. − 1957. − № 47. – P. 137-143.
    ПАТОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ У ЛАБОРАТОРНЫХ ЖИВОТНЫХ ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ МАТЕРИАЛА, СОДЕРЖАЩЕГО ВИРУС РИНОПНЕВМОНИИ ЛОШАДЕЙ
    В настоящем сообщении представлены результаты патоморфологических исследований у лабораторных мышей после инокуляции им суспензии из органов абортированных плодов, полученных от кобыл, зараженных вирусом РПЛ.
    Written by: Неустроев Михаил Петрович, Тарабукина Надежда Петровна, Петрова Саргылана Гурьевна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/15/2016
    Edition: euroasia-science_6(27)_23.06.2016
    Available in: Ebook
28 Апр

ИММУНОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАКТИВНОСТЬ ПРИ ВАКЦИНАЦИИ СЕВЕРНЫХ ОЛЕНЕЙ СЛАБОАГГЛЮТИНОГЕННОЙ ВАКЦИНОЙ САВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Бруцеллез сельскохозяйственных животных является одной из основных проблем ветеринарной науки и практики, актуальность которой определяется, прежде всего, опасностью для здоровья человека, а также широкой распространенностью, регистрируется на территории Республики Саха (Якутия), Ямало-Ненецкого и Чукотского автономных округов, Хабаровского и Красноярского краев, Тюменской, Магаданской, Камчатской и Амурской областей. Сотрудниками ВНИИЭВ им. Я.Р.Коваленко (М.П. Альбертян, М.И. Искандаров, А.И. Федоров 2013), разработана инструкция по применению слабоагглютиногенной вакцины САВ, лабораторный регламент по производству, контролю и применению слабоагглютиногенной вакцины САВ. Проведено изучение основных биологических свойств слабоагглютиногенной вакцины (САВ) на  морских свинках и овцах установлено, что вакцина САВ обладает выраженными иммуногенными свойствами при реиммунизации через 45 дней после иммунизации, а также серопозитивность выпадает через месяц в сыворотке крови лабораторных животных. В связи с этим, изучение иммунологической реактивности при вакцинации оленей слабоагглютиногенной вакциной САВ является актуальной задачей [1, 2, 3, 4].

Целью исследований явилось изучение динамики антителообразования при иммунизации северных оленей слабоагглютиногенной вакциной САВ.

Материал и методы исследований. Работа выполнена  в  2013-2014 гг. в лаборатории инфекционных и инвазионных болезней оленей Якутского НИИ сельского хозяйства, в Якутской республиканской ветеринарно-испытательной лаборатории, Нижнеколымской районной ВИЛ, а также в оленеводческом стаде КРО «Тэвр» в Республики Саха (Якутия). В эксперименте задействовано 24 голов домашних северных оленей. Животных разделили на 4 группы по 6 голов, иммунизированы подкожно в области средней треть шеи слабоагглютиногенной вакциной САВ в разных дозах: первая – 0,2 мл, вторая – 0,5 мл, третья – 0,7 мл и четвертая группа составляет непривитый контроль.

В качестве диагностических тестов в опыте при исследовании сыворотки крови северных оленей применяли РБП, РА (классическую), пластинчатую РА, РСК и РИД с О-ПС антигеном. При анализе материалов использованы общепринятые методы корреляционного анализа и статистической обработки по методу Стьюдента. В сыворотке крови определяли уровень специфических антител в зависимости от дозы введения вакцины САВ.

 Таблица 1

Схема опытов по иммунологической реактивности оленей

групп

Вид вакцины Количество животных Метод  введения Дозы в (мл)
1 Слабоагглютиногенная вакцина САВ 6 Подкожно 0,2
2 Слабоагглютиногенная вакцина САВ 6 Подкожно 0,5
3 Слабоагглютиногенная вакцина САВ 6 Подкожно 0,7
4 Непривитый контроль 6

Серологические исследования сывороток крови  провели через 30, 60 и на 90 дни после иммунизации по  РБП, РА, РСК и РИД.

Результаты исследований. У иммунизированных животных было отмечено в сыворотках крови антителообразование, то есть подъем и угасание титров антител в сыворотке крови, определяли методом РБП, РА и РСК на 30, 60 и 90 дни после иммунизации.

При исследовании сыворотки крови опытных животных в РА была отмечена определенная закономерность сроков появления, максимального подъема и угасания титров антител в зависимости от дозы вакцин (0.2, 0.5, и 0.7 мл).

Повышение местной и общей температуры тела не наблюдалось.

При введении вакцины САВ в сыворотке крови опытных животных титр на 30 день был отмечен в дозе 0,5 мл 1:25-1:50 – агглютинирующих,  1:5-1:10 – комплементсвязывающих антител. Максимальный титр антител наблюдался третьей группе в дозе 0,7 мл 1:50 – агглютинирующих, 1:10 – комплементсвязывающих. На 60 день был отмечен в дозе 0,7 мл 1:25 – агглютинирующих, 1:5 – комплементсвязывающих. На 90 день агглютинирующие и комплементсвязывающие антитела не обнаружены. РИД показала отрицательный результат, т.е. не выявлено положительно реагирующих оленей. Вместе с тем, титр зависит от дозы введения вакцины.

В последующем в течение 18 месяцев была прослежена динамика показателей в сыворотке крови на РА, РСК и РИД. При этом у животных первой и четвертой контрольной группы на РБП, РА, РСК и РИД наличие титров антител не выявлялись.

При введении вакцины САВ в дозе 0,7 мл специфические антитела в диагностических титрах сохраняется до 90 дней. В результате наших исследований установлено, что динамика агглютинирующих и комплементсвязывающих антител зависит от дозы вакцины. Таким образом, иммунизированные животные третей группы сохранили поствакцинальные реакции в низких титрах (Таблица 2).

Таблица 2

Результаты серологических исследований сывороток  крови на северных оленях

гр

Вид вакцины,

доза (мл.)

 

Кол-во животных Серологические исследования сывороток крови через:

 

Клинические

Признаки

бруцеллеза

30 дней 60 дней 90 дней
РА РСК РА РСК РА РСК
1 САВ – 0,2 6 0
2 САВ – 0,5 6 1:25 1:5 0
3 САВ – 0,7 6 1:50 1:10 1:25 1:5 0
4 Не привиты 6 0

Выводы. При иммунизации северных оленей против бруцеллеза слабоагглютиногенной вакциной САВ динамика агглютинирующих и комплементсвязывающих антител находится в прямой зависимости от дозы вакцины. Максимальный титр антител наблюдался в третьей группе в дозе 0,7 мл 1:50 – агглютинирующих, 1:10 – комплементсвязывающих. На 60-й день был отмечен в дозе 0,7 мл 1:25 – агглютинирующих, 1:5 – комплементсвязывающих. На 90 день агглютинирующие и комплементсвязывающие антитела не обнаружены. Динамика антителообразования находится в прямой зависимости от дозы вакцины. Вакцина САВ не имеет реактогенных свойств и обладает сохранением титра антител в дозе 0,7 мл до 90 дней.

Список литературы:

  1. Альбертян М.П., Искандаров М.И., Федоров А.И. Иммунобиологические свойства слабоагглютиногенной вакцины против бруцеллеза сельскохозяйственных животных // Ветеринария и кормление. – 2013. – № 4. – С. 16-18.
  2. Захарова О.И., Слепцов Е.С., Винокуров Н.В. Диагностика бруцеллеза северных оленей методом ИФА на основе моноклональных антител // Инновационные разработки молодых учёных — развитию АПК: Материалы IV международной конференции, Ставрополь, 2015. – Т.1. – № 8. – С. 420-421.
  3. Захарова О.И., Слепцов Е.С., Винокуров Н.В. Применение вакцин из штаммов В.abortus 19 и 82, В.suis 61 для северных оленей при различных методах введения // Инновационные разработки молодых учёных — развитию АПК: Материалы III международной конференции, Ставрополь, 2014. – Т.2. – № 7. – С. 365-368.
  4. Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Евграфов Г.Г. Реактогенные, антигенные и иммуногенные свойства культуры из шт. B.suis 61 в опытах на морских свинках // Аграрный вестник Урала. – 2015. – № 7 (137). – С. 32-35.
  5. Слепцов Е. С., Винокуров Н. В., Евграфов Г. Г. Свойства вакцины из штаммов B.abortus 82 и B.abortus 75/79-АВ в организме северных оленей // Достижение науки и техники АПК. – 2013. – № 4. – С. 72-73.
  6. Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Евграфов Г.Г. и др. Изучение абортогенных свойств противобруцеллезной вакцины из штамма B. abortus 75/79-АВ в организме северных оленей // Аграрный вестник Урала. – 2011. – № 4. – С. 26-27.
  7. Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Евграфов Г.Г. и др. Иммунологическая реактивность организма северных оленей при повторной реиммунизации вакцинами из штаммов B.abortus 82 и B.abortus 75/79-АВ // Аграрный вестник Урала. – 2011. – № 4. – С. 27-28.
  8. Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Устинцева Ю.Ю. и др. Иммуногенность вакцин из штаммов B.abortus 19 и 82, B.suis 61 для северных оленей при различных методах введения // Аграрный вестник Урала. – 2014. – № 8 (126). – С. 21-22.
  9. Слепцов Е.С., Евграфов Г.Г., Винокуров Н.В. и др. Применение живой слабоагглютиногенной вакцины из штамма B.abortus 82 при иммунопрофилактике бруцеллеза северных оленей // Аграрный вестник Урала. – 2015. – № 2 (132). – С. 26-27.
  10. Слепцов Е.С., Искандаров М.И., Винокуров Н.В. и др. Предварительные результаты изучения свойств культур из штаммов B.suis 45 и B.suis 245 на лабораторных животных // Вестник Бурятской ГСХА им. В.Р. Филиппова. – 2014. – № 3 (36). – С. 28-31.
  11. Слепцов Е.С., Искандаров М.И., Винокуров Н.В. и др. Результаты бактериологических исследований «оленьих культур» из штаммов B.suis 45 и B.suis 245 в организме морских свинок // Инновационные разработки молодых учёных — развитию АПК: Материалы II международной конференции, Ставрополь, 2013. – Т.3. – № 6. – С. 256-258.
  12. Слепцов Е.С., Федоров В.И., Винокуров Н.В. и др. Итоги испытания противобруцеллезной вакцины из штамма В.аbortus 75/79-АВ в организме северных оленей // Аграрный вестник Урала. – 2012. – № 8 (100). – С. 21.
    ИММУНОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАКТИВНОСТЬ ПРИ ВАКЦИНАЦИИ СЕВЕРНЫХ ОЛЕНЕЙ СЛАБОАГГЛЮТИНОГЕННОЙ ВАКЦИНОЙ САВ
    Определен высокий уровень и длительное сохранение поствакцинальных антител в сыворотках крови. В дозе 0,7 мл уровень агглютинирующих антител составляет 1:25-1:50, комплементсвязывающих – 1:5-1:10 МЕ. Низкие титры антител обнаруживаются до 180 дней. В 0,5 мл титр агглютинирующих и комплементсвязывающих антител обнаруживается до 30-го дня 1:25-1:50 и 1,5 МЕ, сохранение короче до 30-45 дней.
    Written by: Винокуров Николай Васильевич, Слепцов Евгений Семенович, Федоров Валерий Иннокентьевич, Искандаров Марат Идрисович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/18/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook
28 Апр

БИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СЛАБОАГГЛЮТИНОГЕННОЙ ВАКЦИНЫ ПРОТИВ БРУЦЕЛЛЕЗА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЖИВОТНЫХ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Бруцеллез сельскохозяйственных животных – инфекционная, преимущественно хронически протекающая болезнь, характеризующая снижением продуктивности животных и воспроизводства стада. Возможность заражения людей выдвигает ее в ряд инфекций, имеющих не только экономическое, но и большое социальное значение.

Для специфической профилактики бруцеллеза используют преимущественно живые вакцины из аттенуированных штаммов бруцелл. Кроме того разработаны и неживые вакцины, которые в отдельных регионах достаточно успешно применяют для профилактики бруцеллеза. И те и другие вакцины имеют свои плюсы и минусы. Живые вакцины, не смотря на то, что обладают выраженной иммуногенностью, имеют свойство индуцировать синтез антител, мешающих проводить диагностические мероприятия. Кроме того бруцеллы некоторых вакцинных штаммов могут мигрировать на не привитых животных и вызывать аборты, то есть проявляют себя как эпизоотические штаммы. Обладая остаточной вирулентностью, живые бруцеллезные вакцины представляют определенную опасность для ветеринарных работников и животноводов.

Нами, совместно с сектором хронических инфекций ВИЭВ разработаны и изготовлены лабораторные микросерии слабоагглютиногенной вакцины против бруцеллеза сельскохозяйственных животных (САВ).

Материал и методы исследований. Определяли культуральные, биохимические, тинкториальные и морфологические свойства вирулентного штамма B.abortus 54 и вакцинного штамма B.abortus 19, из них по разработанной методике получали антиген. Из полученного бруцеллезного антигена готовили опытные микросерии слабоагглютиногенной вакцины САВ на корпускулярном носителе.

Антигенные свойства у полученных препаратов контролировали по образованию антител в динамике. Для их выявления использовали РА, РСК и РБП.

Иммуногенные (протективные) свойства САВ определяли в остром опыте при подкожном заражении привитых животных вирулентной культурой бруцелл в дозе 5 ИД100 для лабораторных животных 10 ИД100 для овец.

Через 30 дней после инфицирования животных убивали, из лимфатических узлов, паренхиматозных органов и костного мозга делали бактериологические посевы на плотные и жидкие питательные среды, в которые добавляли стерильную сыворотку крупного рогатого скота. Наличие в исследуемых органах жизнеспособных бруцелл служило свидетельством прорыва иммунитета. Животное, у которого хотя бы из одного органа выделяли культуру бруцелл данного штамма, считали заразившимся.

Основные биологические свойства слабоагглютиногенной вакцины изучали в 2-х опытах. В первом опыте на 34-х морских свинках изучали эффективность данного препарата в сравнении с коммерческими живыми вакцинами. Животных разделили на 7 групп. Морских свинок первых трех групп привили вакцинами из штаммов Rev-1 – B.melitensis (1-я группа), 19 – B.abortus (2-я группа), 82 – B.abortus (3-я группа). Животные 4-й, 5-й и 6-й групп были привиты различными дозами слабоагглютиногенной вакцины (САВ), причем морских свинок 4-й группы реиммунизировали этой вакциной в той же дозе через месяц после первой вакцинации. Животные 7-й группы – контрольные (не вакцинированы).

Серологические исследования сывороток крови морских свинок проводили в динамике, через 10 и 30 дней после вакцинации. С целью проверки иммунитета у вакцинированных морских свинок, через 3,5 месяца после прививки животных заразили вирулентной культурой из штамма 54 B.abortus в дозе 25 микробных клеток (5 ИД100).

Второй опыт, по сравнительному изучению слабоагглютиногенной вакцины поставлен на 15 овцах. Животных разделили на 5 аналогичных групп по 3 головы в каждой. Животных 1 группы иммунизировали живой вакциной из штамма Rev-1 B.melitensis в дозе 2 млрд.м.к. Животных 2 группы привили живой вакциной из шт. 19 в дозе 40 млрд.м.к. Животных 3 группы иммунизировали и через 45 дней реиммунизировали слабоагглютиногенной вакциной в дозах по 1 мл. Животных 4-й группы привили этой же вакциной в дозе 10 мл. Животные 5-й группы не вакцинированы (контроль). Антигенные свойства вакцин изучали через 10 и 30 дней после иммунизации.

С целью проверки иммунитета через 115 дней после вакцинации заразили вирулентной культурой из штамма B.melitensis Н-102.

Убой, патологоанатомическое вскрытие и бактериологическое исследование проводили через 30 дней после заражения.

Результаты исследований и обсуждение

В опыте на морских свинках серологические реакции через 10 и 30 дней после вакцинации отмечались только у животных первых трех групп, привитых живыми вакцинами Таблица 3.

Через 10 дней после вакцинации по РБП в первой группе положительно реагировало 3 головы из пяти и все животные 2-й группы. В РА агглютиирующие антитела выявили у двух животных 1-й группы у трех – из второй группы и у одной морской свинки из 3-й группы. В РСК в этот срок положително реагировало только 1 морская свинка из 2 группы (1:10 +++). У остальных морских свинок комплементсвязывающие антитела не выявлены.

Таблица 1

Схема опыта по сравнительному изучению слабоагглютиногенной вакцины на овцах

гр.

Кол-во овец Вид вакцины Доза препарата
1 3 Вакцина из штамма Rev-1 B.melitensis 2 млрд.м.к. в объеме

2 мл.

  3 Вакцина из штамма B.abortus 19 40 млрд.м.к. в объеме

2 мл.

3 3 Слабоагглютиногенная вакцина против бруцеллеза животных (САВ) с содержанием бруцеллезного АГ – 0,001 мг/мл 1 мл ревакцинация через 45дн.
4 3 Слабоагглютиногенная вакцина против бруцеллеза животных (САВ) с содержанием бруцеллезного АГ – 0,001 мг/мл 10 мл.
5 3 Не вакцинирована (контроль)  

Через 30 дней после вакцинации в РА агглютинирующие антитела у животных первой группы не выявлены, а в группах 2 и 3 – положительная РА установлена у 1-й и 2-х особей соответственно. В РСК животные в 1 и 3 группах не раегировали, а во 2-й группе у всех морских свинок выявлены комплементсвязывающие антитела в титрах 1:10 с оценкой в 2-4 креста. Все животные 3-й группы в РБП не реагировали, а в группах 1 и 2 по этой реакции положительно реагировало по 3 головы.

Убой, патологоанатомическое вскрытие и бактериологическое исследование морских свинок проводили через 30 дней после заражения.

На вскрытии установлено:

–         у одной морской свинки из 2 группы – селезенка увеличена, бугристая;

–         у всех морских свинок из группы №3 контрольных животных (группа № 7) отмечены глубокие патологоанатомические изменения – паховые и шейные лимфатические узлы увеличены, геморрагичны, селезенка увеличена (у контрольных животных в 5–10 раз), имеются узелки, печень глинистого цвета, слизистые оболочки желтушны;

–         аналогичные изменения отмечены у 2-х животных 5-й и 3-х животных 6-й групп;

–         без патологоанатомических изменений животные 1-й и 4-й групп;

Бактериологическое исследование показало, что в 1-й группе животных, привитых вакциной из штамма Rev-1 B.melitensis, 4 из 5 (80% иммунных) противостояли заражению вирулентной культурой бруцелл.

 В группах 2 (привиты вакциной из штамма 19 B.abortus) и 4 (животные дважды иммунизированы слабоагглютиногенной вакциной) иммунитет установлен у 80% морских свинок.

В группах 5 и 6 (привиты слабоагглютиногенной вакциной) заражению противостояло по 2 животному, т.е. иммунитет установлен у 40% и 50% животных соответственно.

В группе 3 (животные привиты вакциной из штамма 82  B.abortus) из 5 морских свинок иммунитет установлен только у одной (20%).

Серологические исследования в РА, РСК, РБП сывороток крови овец через 10 дней после вакцинации выявили положительные реакции у всех 4-х групп подопытных животных (Табл. 4). Причем в РА прореагировали до предельного титра 1:200 (++++) и РСК.

На 30 день после вакцинации все животные также реагировали на бруцеллез, однако титр антител в РА и РСК снизился. Так в 1-й группе титр антител в РА не превысил 100 МЕ. Только во 2-й группе, привитой вакциной из штамма 19 B.abortus, титры антител в РА и РСК остались на том же уровнекак и через 10 дней после иммунизации. У 2-х животных 3-й группы агглютинирующие и комплеменсвязывающие антитела выявили в высоких титрах. В двух пробах сывороток крови овец 4-й группы выявлен титр агглютинирующих антител в разведении 1:100++, а в РСК комплементсвязывающие антитела выявлены в низком титре. Через 2 месяца у овец 3-й и 4-й групп, привитых САВ, диагностические титры антител исчезли, в тоже время у животных, привитых живыми вакцинами, антитела сохранялись на прежнем диагностическом уровне.

На вскрытие у всех 15 овец патологоанатомические изменения отсутствовали.

Бактериологическое исследование показало, что все 3 овцы первой группы, иммунизированные живой вакциной из штамма Rev-1 B.melitensis противостояли искуственному заражению (100 % иммунитет).

Две овцы второй группы, привитые живой вакциной из штамма 19 B.abortus заразились. При этом от животных выделено всего по одной культуре вирулентного штамма (33,3% иммунитет).

Все 3 овцы 3-й группы, иммунизированные и реиммунизированные слабоагглютиногенной вакциной в дозе 1 мл, противостояли заражению вирулентной культурой (100% иммунитет).

В 4-й группе (овцы привиты слабоагглютиногенной вакциной в дозе 10 мл), искусственному заражению вирулентной культурой бруцелл противостояло 2 животных (66,6% иммунных), от одной овцы выделена одна культура.

Все животные контрольной группы заразились, что говорит о том, что доза заражающего штамма бруцелл Н-102 B.melitensis была взята правильно.

Таким образом, слабоагглютиногенная вакцина против бруцеллеза животных обладает выраженными иммуногенными свойствами, в то же время почти не вызывает синтеза специфических бруцеллезных антител, улавливаемых коммерческими диагностикумами. Наибольший эффект от ее использования достигается при двукратной схеме применения, ревакцинация через месяц после первой прививки. Данная вакцина может найти применение в угрожаемых зонах, где необходимо проводить регулярный мониторинг за эпизоотическим состоянием по бруцеллезу северных оленей.

Список литературы:

  1. Альбертян М.П., Искандаров М.И., Федоров А.И. Иммунобиологические свойства слабоагглютиногенной вакцины против бруцеллеза сельскохозяйственных животных // Ветеринария и кормление. – 2013. – № 4. – С. 16-18.
  2. Захарова О.И., Слепцов Е.С., Винокуров Н.В. Диагностика бруцеллеза северных оленей методом ИФА на основе моноклональных антител // Инновационные разработки молодых учёных — развитию АПК: Материалы IV международной конференции, Ставрополь, 2015. – Т.1. – № 8. – С. 420-421.
  3. Захарова О.И., Слепцов Е.С., Винокуров Н.В. Применение вакцин из штаммов В.abortus 19 и 82, В.suis 61 для северных оленей при различных методах введения // Инновационные разработки молодых учёных — развитию АПК: Материалы III международной конференции, Ставрополь, 2014. – Т.2. – № 7. – С. 365-368.
  4. Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Евграфов Г.Г. Реактогенные, антигенные и иммуногенные свойства культуры из шт. B.suis 61 в опытах на морских свинках // Аграрный вестник Урала. – 2015. – № 7 (137). – С. 32-35.
  5. Слепцов Е. С., Винокуров Н. В., Евграфов Г. Г. Свойства вакцины из штаммов B.abortus 82 и B.abortus 75/79-АВ в организме северных оленей // Достижение науки и техники АПК. – 2013. – № 4. – С. 72-73.
  6. Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Евграфов Г.Г. и др. Изучение абортогенных свойств противобруцеллезной вакцины из штамма B. abortus 75/79-АВ в организме северных оленей // Аграрный вестник Урала. – 2011. – № 4. – С. 26-27.
  7. Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Евграфов Г.Г. и др. Иммунологическая реактивность организма северных оленей при повторной реиммунизации вакцинами из штаммов B.abortus 82 и B.abortus 75/79-АВ // Аграрный вестник Урала. – 2011. – № 4. – С. 27-28.
  8. Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Устинцева Ю.Ю. и др. Иммуногенность вакцин из штаммов B.abortus 19 и 82, B.suis 61 для северных оленей при различных методах введения // Аграрный вестник Урала. – 2014. – № 8 (126). – С. 21-22.
  9. Слепцов Е.С., Евграфов Г.Г., Винокуров Н.В. и др. Применение живой слабоагглютиногенной вакцины из штамма B.abortus 82 при иммунопрофилактике бруцеллеза северных оленей // Аграрный вестник Урала. – 2015. – № 2 (132). – С. 26-27.
  10. Слепцов Е.С., Искандаров М.И., Винокуров Н.В. и др. Предварительные результаты изучения свойств культур из штаммов B.suis 45 и B.suis 245 на лабораторных животных // Вестник Бурятской ГСХА им. В.Р. Филиппова. – 2014. – № 3 (36). – С. 28-31.
  11. Слепцов Е.С., Искандаров М.И., Винокуров Н.В. и др. Результаты бактериологических исследований «оленьих культур» из штаммов B.suis 45 и B.suis 245 в организме морских свинок // Инновационные разработки молодых учёных — развитию АПК: Материалы II международной конференции, Ставрополь, 2013. – Т.3. – № 6. – С. 256-258.
  12. Слепцов Е.С., Федоров В.И., Винокуров Н.В. и др. Итоги испытания противобруцеллезной вакцины из штамма В.аbortus 75/79-АВ в организме северных оленей // Аграрный вестник Урала. – 2012. – № 8 (100). – С. 21.
    БИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СЛАБОАГГЛЮТИНОГЕННОЙ ВАКЦИНЫ ПРОТИВ БРУЦЕЛЛЕЗА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЖИВОТНЫХ
    В статье приведены результаты исследований антигенных иммуногенных свойств слабоагглютиногенной вакцины против бруцеллеза сельскохозяйственных животных, проведенных на лабораторных животных и овцах.
    Written by: Слепцов Евгений Семенович, Винокуров Николай Васильевич, Федоров Валерий Иннокентьевич, Альбертян Мкртич Погосович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/18/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook