30 Май

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С ОБЩИМ НЕДОРАЗВИТИЕМ РЕЧИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Одним из нередко встречающихся вариантов отклонения в развитии ребенка является общее недоразвитие речи (ОНР). Т. Б. Филичева, Г. В. Чиркина под общим недоразвитием речи у детей (с нормальным слухом и первично сохранным интеллектом) понимают такую форму речевой аномалии, при которой нарушается формирование каждого из компонентов речевой системы; словарного запаса, грамматического строя, звукопроизношения. При этом отмечается нарушение как смысловой, так и произносительной стороны речи [5].

Вопрос о формировании высших психических функций у детей с нарушениями речи достаточно актуален, это связано с тем, что чем больше выражено недоразвитие речи, тем более значительны отклонения в развитии других психических функций.

Успешное обучение детей с патологиями в нервно-психическом развитии, их адаптация в школе и социуме зависит от раннего выявления нарушений в познавательной деятельности. Развитие речи взаимосвязано со становлением психики, интеллекта, сенсорных функций и моторики.

Как показали работы Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурии и других ученых, человеческие формы поведения, речь, психические функции и способности не даются детям от рождения. Они формируются под воздействием целенаправленного воспитания и обучения, условий его жизни в социуме. Поэтому, физиологическим субстратом человеческих психических свойств являются не врожденные нервные механизмы, а прижизненно формирующиеся функциональные системы.

Все психические процессы и у детей — внимание, воображение, память, мышление — развиваются при обязательном участии речи [4,6,7].

У детей с нарушениями речи при отсутствии нужных коррекционных мероприятий, возможное, замедление интеллектуального развития. При наличии у ребенка дефекта речи нарушаются коммуникации с окружающими, круг представлений в связи с этим значительно сужается, темпы развития мышления замедляются[2,3,10].

Принцип связи речи с другими сторонами психического развития ребёнка одной из первых выдвинула Р. Е. Левина. Нарушения речевой деятельности приводят к задержанному развитию высших психических функций. Это отражается на продуктивности мыслительных операций и на развитии познавательной деятельности. Кроме того, речевое нарушение накладывает отпечаток на формирование личности ребенка. Это все тормозит становление его игровой деятельности, имеющей, как и в норме, ведущее значение в развитии общего психического состояния, и затрудняет переход к более организованному учебному процессу[8].

Для детей с ОНР присущи нарушения предметного гнозиса, акустического узнавания в виде персевераций, мышления и речи, несформированности процессов обобщения, проявляющихся в непонимании или затруднённом понимании смысла рассказа. В онтогенезе на данном возрастном этапе 5-6 и 6-7 лет наглядно-образное мышление является превалирующим. При этом у детей с ОНР частота встречаемости ошибок выше, чем у детей нормы в связи с нарушением мыслительных операций, вследствие нарушения анализа и синтеза информации. Так же у детей ОНР наблюдается низкая умственная работоспособность и концентрация внимания [1,2,3].

В исследовании «Особенности развития функциональных блоков мозга у детей 5-7 лет с речевой патологией» проводимое Черновой Е.П., Борисовой Е.Ю., Козиной И.Б. (2014) было выявлено, что при общем недоразвитии речи 1, 2 и 3 уровня, отмечались трудности формирования функции всех трех блоков мозга. Также была отмечена неравномерность распределения и разнородность проявлений нарушений отдельных функций блоков как у дошкольников с ОНР 1 и 2 уровня, так и у дошкольников с ОНР 3 уровня [11].

В исследовании речевых и неречевых функций у дошкольников с ОНР 5-6  летнего возраста,  Н.И.Сухонина (2005) установила отсутствие недостатков динамического, тембрового и  звуковысотного  слуха.  Вместе с тем отмечаются  трудности  воспроизведения ритмических структур, а также запоминания слов на слух. Не только словесная, но и зрительная память были ниже показателей нормы: дети не могли найти среди расположенных в ряду предметов 3-4-ранее предъявленных.  Из — за недостатков восприятия выявились недостатки узнавания предметов по их частям, трудности дифференциации букв, имеющих сходные элементы [9].

Как показывают наблюдения и некоторые экспериментальные исследования (Филичева Т.Е., Туманова Т.В., 1999; Жукова Н.С, Мастюкова В.М., 1990 и др.), у детей с нарушением развитием речи наблюдается более или менее выраженные  отклонения от нормы в психической деятельности, что особенно хорошо проявляется на начальных этапах обучения в школе в виде затруднений в усвоении знаний и адаптации к требованиям педагога [5].

В проведённом исследовании Артемовой К.С. (2013) было выявлено, в результате нейропсихологического анализа особенностей высших психических функций у старших дошкольников с разным состоянием речи .1. У детей с ОНР отмечается системная несформированность ВПФ, которая затрагивает все функции, как передних отделов мозга, так и задних лево- и правополушарных отделов. 2. На фоне системной недостаточности мозговых функций при ОНР на первый план выходит слабость серийной организации движений и речи, а также переработка слуховой и зрительно-пространственной информации. Таким образом, страдают как вербальные, так и невербальные ВПФ. 3. У детей с ФФНР дефект является парциальным, в его основе лежит недоразвитость функций задних левополушарных отделов мозга, прежде всего связанных с переработкой слуховой информации. Выявлена также слабость функций программирования и контроля деятельности. Недостаточные функции при ФФНР тесно связаны с речью. 4. Дошкольники с ФФНР по состоянию своих высших психических функций занимают промежуточное положение между детьми с ОНР и нормальным речевым развитием: их вербальные функции близки к таковым при ОНР, а невербальные сходны с нормой [1].

Таким образом, речь как одна из важнейших психических функций тесно связана с другими психическими функциями (восприятие, внимание, память, мышление) и на логопедических занятиях нужно проводить работу по развитию всех психических функций, не выделяя функцию речи из общей системы. Надо соблюдать принцип взаимосвязи формирования речевых процессов с другими развивающимися психическими процессами [2,3,8].

Список использованной литературы

  1. Артемова К. С. Особенности высших психических функций у старших дошкольников с разными формами речевой патологии /Вестник Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова. 2013. —  № 5. — С. 90-92.
  2. Бабиева Н.С., Звонова Е.В., Гончарж Т.В. Символика сказки и ситуация выбора у детей дошкольного возраста.// Ребенок в образовательном пространстве мегаполиса: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.— М: 2016. — С. 385-388.
  3. Бабиева Н.С., Гришина А.Н., Плохова Ю.С., Терешина Е.М., Щелкунова Е.Д. Сенсорное развитие: вариативность современных подходов// Перспективы науки. — 2016. — № 2. —С. 64-68.
  4. Выготский.Л. С. Мышление и речь. Изд. 5, испр. — Издательство «Лабиринт», М., 1999. — 352 с.
  5. Жукова Н.С, Мастюкова В.М., Филичева Т.Е. Преодоление общего   недоразвития речи у дошкольников. — М., 1990.
  6. Лурия А. Р. Мозг и психические процессы. — М., 1963. — Т. 1.
  7. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. — М., 1965.
  8. Основы теории и практики логопедии / Под ред. Р.Е. Левиной. — М.: Просвещение, 1967.
  9. Сухонина Н.И.Как подготовить к школе детей с нарушением речи / Сухонина Н.И. // Дошк.педагогика. — 2003. — №4.-С.38-40
  10. Филичева, Т. Б. Устранение общего недоразвития речи у детей дошкольно­го возраста: практ. пособие / Т. Б. Филичева, Г. В. Чиркина. — 5-е изд. — М.: Айрис-пресс, 2008. — 224 с.
  11. Чернова Е.П., Борисова Е.Ю., Козина И.Б. Особенности развития функциональных блоков мозга у детей 5-7 лет с речевой патологией. // Психология и Психотехника. — 2014. — № 11. — C. 1231-1239. DOI: 10.7256/2070-8955.2014.11.13211
    ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С ОБЩИМ НЕДОРАЗВИТИЕМ РЕЧИ
    В данной статье дается краткая характеристика общему недоразвитию речи у детей, что для них характерно. Как дефекты речи влияют на коммуникативный аспект. Также дается краткая характеристика некоторым исследованиям по формированию высших психических функций у детей старшего дошкольного возраста с общим недоразвитием речи.
    Written by: Чернова Оксана Петровна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook
30 Май

ОТНОШЕНИЕ К РИСКУ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ВИЧ/СПИД КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Постановка проблемы. На современном этапе развития общества исследования проблемы распространения ВИЧ/СПИД актуальны и в плоскости изучения психологических и социально-психологических детерминант распространения эпидемии. Человеческий фактор в этой ситуации, как в никакой другой, является особенно важным. Именно от понимания ВИЧ/СПИД-инфицированным необходимости изменения собственного образа и стиля жизни, изменения личностных смыслов и ценностных приоритетов, от их социально-психологической адаптации в обществе в новом статусе «ВИЧ-позитивного» во многом зависит, насколько социально опасным и целенаправленно рискованным будет поведение этого человека. В Луганске (в ходе совместного сотрудничества Республиканского Центра профилактики и борьбы со СПИД и кафедры психологии Луганского национального  университета имени Тараса Шевченко) накоплен большой позитивный опыт психологического сопровождения ВИЧ/СПИД-иинфицированных и психологической адаптации этих людей в условиях социума.

Но чрезвычайно важной представляется проблема профилактики распространения ВИЧ инфекции, так как подавляющее большинство жертв инфицирования это, в первую очередь, лица от 20 до 30 лет – молодежь в расцвете жизненных сил, репродуктивного возраста, являющаяся профессиональным ресурсом страны, часть общества, которая будет через некоторое время определять вектор развития общества. Важно понять те предпосылки, которые приводят молодых людей к обесцениванию собственной жизни, к появлению саморазрушающего, рискованного или беспечного поведения, понять ситуационно-мотивационные факторы отношения молодых людей к угрозе заражения ВИЧ, личностные факторы отношения к опасности, нарушению экологичности собственного жизненного пространства. Для этого важно изучить не только обширный материал исследований психологических детерминант проблемы, но широкие социологические и социально-психологические данные, отражающие ситуацию распространения эпидемии и те факторы, которые этому способствуют.

Целью данной статьи является определение психологических аспектов распространения ВИЧ, таких как отношение к угрозе распространения среди молодежи, склонность к рискованному поведению, изучение личностных особенностей молодых людей, по-разному относящихся  к опасности заражения, а также определение направленности профилактических усилий.

Теоретический анализ проблемы. В исследованиях социально-психологической направленности отражены неоднозначные тенденции в изучении факторов распространения ВИЧ, обращается внимание на высокий уровень поражения этим заболеванием молодежи (О.Н. Балакирева, М.Ю. Варбан, Т.В. Говорун, И.В. Гришаева, Е.П. Пурик и др). Медицинским аспектам проблемы посвящены исследования М.Л. Аряева, В.В. Беляевой, Е.С. Белозерова, Т.Н. Ермак, В.Н. Запорожан, В.И. Покровского, В.В. Покровского, Н.А. Семиной, О.Г. Юрина и мн.др. Ученые-психологи отмечают особенную актуальность изучению психологических детерминант саморазрушающего поведения личности, что в результате приводит к заражению ВИЧ (F.V. van der Velde, M.M. Dolicini, J.A. Catania и др.). В психологической науке проанализированы мотивационные маркеры риска, социально-психологические условия и личностные особенности развивающейся личности, определяющие для ситуации опасности заражения ВИЧ (И.В. Гришаева, И.С. Кон, Н.Ю. Максимова, С. Филиппс и др.). Различные психологические аспекты проблемы изучали С.В. Горбатов, Б. Любан-Плоцца, В. Пельдингер, Е.П. Пурик и др.

Изложение основного материала. На сегодняшний день Украина достигла лидирующих позиций среди стран Европы и Центральной Азии по темпам распространения ВИЧ. Но в нашем обзоре мы хотим обратить внимание на уязвимость молодой аудитории (в силу задач и потребностей возраста), которая в условиях экодевиантного окружающего антропогенного пространства попадает в группу риска. Обратимся к статистическим данным. В период 1992 – 2012 гг (20 лет независимости Украины) от СПИДа умерли 21 тыс.граждан в возрасте от 25 до 50 лет. UNAIDS, по состоянию на 1 марта 2012 г., дает следующую статистику: в Украине живет 360 тыс. ВИЧ-позитивых людей, нуждается в лечении 90 тыс., получает его 22 тыс., т.е. 25% зараженных. Если сравнить с очень бедными странами – Руанда, Ботсвана – в этих странах лечение получают 80% нуждающихся в нем. В 2010 г. в Украине заразилось 5869 чел., умерли 3100 чел. [1]. В последнее время отмечается доминирование передачи ВИЧ посредством половых контактов.

В Украине можно выделить пять наиболее опасных групп-распространителей ВИЧ и СПИД: 1) наркоманы; 2) заключенные из мест лишения свободы; 3) дети и матери с ВИЧ-инфекцией; 4) гомосексуалисты; 5) представители секс-индустрии (проститутки).

В наших предыдущих публикациях, касающихся этой проблематики, отмечалось, что в экспериментальной выборке испытуемых – ВИЧ/СПИД-инфицированных из 100 чел. – 68% респондентов с наркотической и алкогольной зависимостью в анамнезе. [2; 3]. Распространение эпидемии обусловлено как раз использованием внутривенного употребления наркотиков. При этом органы исполнительной власти бессмысленно пытаются бороться с распространением отдельных фармацевтических препаратов (известна компания 2009 г. по борьбе с использованием трамадола), но взамен этому наркоманы начинают использовать какой-либо другой препарат (например, марганец), что делает совершенно неэффективным и бессмысленным путь запретов тех или иных медицинских препаратов (тем более, что от этого страдают те, кто действительно в них нуждается по медицинским показаниям) – все это вместо работы с сознанием и адекватной социализацией молодых людей. В контексте распространения ВИЧ/СПИД это тем более важно, что обсуждая проблему использования инъекционных наркотиков, следует помнить, что токсикомании (использование таблеток, нюхание, курение психоактивных веществ), как правило, это начало зависимости, после чего часто следует переход к инъекционной наркомании. По данным Министерства здравоохранения Украины, самые высокие показатели по распространению ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков в городах Николаев, Днепропетровск, Чернигов, Хмельницкий, Одесса, Львов. [1].

По данным официальной статистики Министерства здравоохранения Украины, в период с 1995 по 2012 гг у ВИЧ-положительных матерей родились 32504 детей. Из них: 21916 имеют негативный статус, 6735 малышей до 18 месяцев ожидают определения своего статуса, 2814 детей – ВИЧ-позитивные. У 752 детей развился СПИД, 287 – умерли от опортунистических инфекций, сопровождающих СПИД (данные на июнь 2012 г.). [1].

Самые последние статистические данные свидетельствуют о том, что молодые люди не уделяют достаточного внимания своей индивидуальной защите от ВИЧ-инфицирования. Среди молодежи заметно сократилось количество тех, кто считает обязательным постоянно пользоваться презервативом – 2014 г. – 85%, 2015 г. – 79%. Социальная ситуация в обществе на данный момент накладывает свой отпечаток на восприятие угрозы инфицирования. Так, 29% респондентов хотели бы сделать тест на ВИЧ (т.е. у них есть повод предполагать или испытывать сомнения по поводу ситуаций инфицирования), среди жителей Днепропетровской обл. в целом – таких 33%, а среди опрошенной молодежи – 43% (данные на апрель 2016 г.) [4].

Таким образом, обширный социологический материал дает повод говорить о необходимости мониторинга ситуации среди молодежи с целью выявления современных тенденций в отношении различных сторон рискованного поведения, с целью своевременной реализации профилактических программ, направленных на популяризацию здорового образа жизни, формирования самостоятельности, уверенности в себе, гуманистической направленности личности, адекватного выстраивания ценностей и смыслов.

Нами проведено исследование психосоциальных факторов, влияющих на понимание молодыми людьми угрозы заражения ВИЧ, кроме того с этими респондентами проведены ряд личностных опросников, позволяющих установить взаимосвязь между некоторыми личностными чертами и особенностями отношения к ситуации инфицирования и маркерами рискованного или беспечного поведения.

Диагностический инструментарий: анкетирование, личностный опросник 16-PF (C) Р.Кэттелла, опросник акцентуаций характера Х.Шмишека, методика изучения тревожности Спилбергера-Ханина, методика оценки опасности инфицирования и контроля ситуации (F. Velde, M.M. Dolicini, J.A. Catania).

Выборка исследования: студенты высших учебных заведений 1-2 курсов – 58 чел. (возраст 18-20 лет), учащиеся колледжа (возраст 15 – 17 лет) – 56 чел., молодые люди от 15 до 25 лет, обращающиеся в кабинет психологической помощи в рамках проекта «Клиника, дружественная к молодежи» — 42 чел. – всего 156 респондентов. Исследование проводилось в г.Луганске, 2013 г.

В ходе исследования стиля жизни молодежи было выявлено, на что существует социальная мода в молодежной среде. Безусловное лидерство за такими явлениями, как  «пользование Интернет», «мобильные телефоны», «стильная одежда», выявленные и в женской, и в мужской выборках. Существенным фактом оказалось, что в рейтинге «модных» в социуме тенденций, по мнению юношей, «употребление алкоголя» на 6-й позиции, у  девушек – на 8-й позиции; в выборке девушек – сексуальный опыт как самостоятельная ценность на 7-м месте. Среди старшеклассников 4% опрошенных считают, что существует мода на сексуальный опыт, в среде 18-23-летних (студентов) такие показатели выше – 8-10% как среди юношей, так и среди девушек.

Среди наиболее существенных проблем современного общества нас интересовало, в какой степени перечисленные проблемы лично волнуют и интересуют респондента, имеют для него личностную значимость. Нами получены следующие результаты (указывается удельный вес фактора, полученный в выборке):

— распространение ВИЧ/СПИД – 71% респондентов отметили эту проблему как значимую и волнующую для себя;

— распространение наркомании среди молодежи – 64%;

— распространение в молодежной среде заболеваний, передающихся половым путем – 63%;

— алкоголизация общества в целом, молодежной среды в том числе – 57% опрошенных;

— формирование здорового образа жизни как ценности в современном обществе – 55% респондентов считают это важным фактором оздоровления общества;

— легкомысленное отношение молодежи к сексуальным отношениям, «секс-спорт» — 48%.

При этом чем старше респонденты, тем выше количество тех, кого очень волнуют проблемы распространения ВИЧ/СПИД.

В вопросе распространения ВИЧ неизменно возникает вопрос защищенных контактов. 74% 15-17-летних респондентов отметили, что в последнем половом контакте использовали презерватив. Среди студентов (18-23 лет) удельный вес тех, кто использовали презерватив во время последнего сексуального контакта – юноши  82%, девушки – 58%. Активное использование молодежью презервативов как средства защиты является довольно позитивным явлением, влияющим на предотвращение инфицирования ВИЧ и инфекциями, передающимися половым путем. Кроме этого, презерватив является наиболее безопасным средством контрацепции с точки зрения здоровья партнеров.

Информацию, касающуюся сексуальных отношений и заболеваний, передающихся половым путем, старшеклассники хотели бы получать прежде всего от специалистов (64%), на втором месте – Интернет, телевидение (СМИ) как источник информации – 57% доверяющих этому каналу. Все остальные источники значимой информации имеют значительно более низкую степень доверия. Так, на телефон доверия по этому поводу обратились бы 20% респондентов, некоторые из участников опроса назвали сверстников среди тех, с кем хотелось бы обсудить волнующие вопросы, — таких 15%, очень незначительна часть тех, кто хотел бы обратиться по этому поводу к учителям, преподавателям – 10%, такое же количество – обсуждали бы проблему с родителями или близкими людьми.

Обратимся к корреляционным связям, выявленным в ходе исследования (использовались  t-критерий Стъюдента, коэффициент корреляции Пирсона).

Характерной особенностью в оценивании молодежью вероятности инфицирования ВИЧ для себя (25%) значительно ниже, чем угроза для сверстников (53%). К тому же молодые люди собственную обеспокоенность угрозой заражения считают более высокой (61%), чем аналогичные переживания у сверстников (53%). То есть мы видим, что респонденты воспринимают поведение окружающих значительно более беспечным, а по поводу собственного поведения считают его вполне взвешенным и адекватным. Выявлена интересная особенность по этому вопросу в выборках разного возраста: чем старше респонденты, тем в большей степени они уверенны, что для них угроза инфицирования снижается (очевидно, связывая это с их возрастающей опытностью в отношениях, информированностью в вопросах инфицирования ВИЧ и путей распространения половых инфекций), особенно это выражено в женской выборке, и значительно меньше показатель уверенности у юношей (хотя общая тенденция сохраняется).

Среди тех, кто тревожно относится к ситуации угрозы инфицирования и собственной безопасности, и теми, кто относится к этому достаточно равнодушно, кто считает, что с ним такое случиться не может, существуют статистически достоверные различия в показателях эмоциональной уравновешенности/неуравновешенности (t =2,3 при  p<0,05), проявлениях экспрессивности (t=2,18 при p<0,05). Более тревожные юноши отличаются статистически достоверным наличием у них застревающей акцентуации (t=2,10 при  p<0,05) и тревожно-мнительной акцентуации ( t=2,15 при p<0,05).

Большое значение имеет осведомленность молодых людей, знание о способах распространения и предотвращения инфицирования – это вызывает ощущение контроля над ситуацией (r =0,43). Также показатель контроля над ситуацией избежания ВИЧ отрицательно коррелирует с расширением, увеличением опыта сексуальной жизни (r =-0,37), экзальтированной акцентуацией личности (r =-0,41) и личностной тревожностью (r =-0,50).

Те молодые люди, которые довольно спокойно относятся к угрозе инфицирования, отличаются возбудимостью и демонстративностью. У них есть убеждение в том, что ВИЧ-инфекцию все-таки можно лечить, а отсутствие намерений в прохождении теста на ВИЧ связано с уверенностью в возможности контролировать ситуацию угрозы заражения (r = -0,68). Эта группа молодых людей отличалась тем, что в семье присутствовали сложные межличностные отношения, то, что называется «неблагополучные семьи», родители которых не уделяли должного внимания детям, где родители (один из них) имеют проблемы с алкогольной зависимостью.

Девушки с тревожным отношением к ситуации инфицирования отличаются низким уровнем осведомленности по поводу распространения и предотвращения инфицирования (r=-0,62), контроль над ситуацией инфицирования обратно коррелирует с опытом отношений (r =-0,51) и склонностью к риску (r =-0,56).

У девушек, не обеспокоенных ситуацией инфицирования, выявлены выраженные показатели гипертимной (r =0,78), демонстративной (r =0,73) акцентуаций. Обеспокоенность по поводу инфицирования возрастает по мере повышения уровня осведомленности о заболевании (r =0,65). Нужно сказать, что наша выборка была как раз «благополучной», особенности отношения и личностные особенности молодых людей из неблагополучных семей могут быть другими, что требует проверки.

Выводы. Подытожив вышесказанное, можно сделать некоторые выводы. Безусловно важной является профилактическая деятельность по разъяснению этиологии заболевания, особенностей протекания и последствий, поскольку информирование о данной проблеме является все же сдерживающим фактором относительно рискованного поведения молодежи. Восприятие угрозы инфицирования ВИЧ является личностным фактором влияния на данную ситуацию. Если рассматривать объективные и субъективные факторы, влияющие на угрозу инфицирования, то субъективные факторы, содержащие личностные психологические (поведенческие, когнитивные, эмоциональные) особенности личности, будут ведущими.

То, каким содержанием наполняет субъект свое жизненное пространство, во многом отражает те риски, которые часто спровоцированы самой личностью. Психологическая работа по формированию таких личностных образований как рефлексивность, гуманистическая направленность, адекватность отношения к себе и окружающим, стремление к самореализации и способность к принятию ответственности способствует развитию молодого человека как активного субъекта жизнедеятельности.

 

Список литературы:

  1. Украина – СПИД: пока это поезд в один конец. – [Электронный ресурс]: Режим доступа : http://cripo.com.ua/?aid=137684&sect_id=8
  2. Баришева О.І., Муштай Н.В. Особливості психологічної допомоги ВІЛ/СНІД-інфікованим особам. //Актуальні проблеми психології: Екологічна психологія: Зб.наук.праць Інституту психології ім.Г.С.Костюка НАПН України /За ред. С.Д.Максименка. – Т.7. – Вип.24. – Житомир: вид-во ЖДУ ім. І.Франка, 2010. – 320 с. – С.5-15.
  3. Барышева Е.И. Консультативная помощь ВИЧ/СПИД-инфицированным. //«Изменяющийся мир: общество, государство, личность»: сб.мат-лов IV международной научной конференции (9 апреля 2015 г.). Ч.I (Р.1-10). – Саратов: ИЦ «Наука», 2015. – 615 с. – С.267-275.
  4. GFK. – [Электронный ресурс] : Режим доступа: http://www.aids.ua/news/gfk-opublkuvalo-naynovshe-dosldzhennya-gromadsko-dumki-stosovno-problemi-vlsndu-v-ukran-11537.html.
    ОТНОШЕНИЕ К РИСКУ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ВИЧ/СПИД КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
    В статье рассматриваются психологические детерминанты, обуславливающие распространение ВИЧ, в частности проанализировано отношение молодых людей к риску инфицирования, некоторые личностные особенности, акцентуации характера, показатели эмоциональной стабильности, тревожности и др. Выборку составили молодые люди от 15 до 25 лет. Автором обращается внимание на приоритетное развитие профилактической деятельности, ориентированной на личностный фактор проблемы.
    Written by: Барышева Елена Ивановна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook
30 Апр

СОПОСТАВЛЕНИЕ ТИПОЛОГИИ ПАССИВНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В РУССКОМ И КИТАЙСКОМ ЯЗЫКАХ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

ВВЕДЕНИЕ

Актив и пассив являются одним из важных грамматических категорий, формируемых средствами морфологии и синтаксиса. Они принадлежат категории залога.

 Залог — это категория, образуемая противопоставлением таких рядов морфологических форм, значения которых отличаются друг от друга разным представлением одного и того же соотношения между семантическим субъектом, действием и семантическим объектом. (Русская грамматика I 1980: 612) Различия заключаются в разной направленности глагольного признака по отношению к его носителю, выраженному подлежащим. Таким образом, Это достигается специальными конструкциями актива и пассива.

В 《Русской грамматике 1980 г.》указывали, что в конструкции актива глагольный признак представлен как исходящий от его носителя; в конструкции пассива — как направленный на него. (Русская грамматика I 1980: 612)

Причём в 1946 г. Ван Ли в 《Основах китайской грамматики》указывал, что сказуемое описанное поведение выступает подлежащее, это называется активным; а если сказуемое описанное поведение носит подлежащее, это называется пассивным.(Ван Ли 1946: 54)

Таким образом, в русском и китайском языках концепции о активной и пассивной адекватны. В активе в роли носителя глагольного признака выступает семантический субъект, а в пассиве — семантический объект.

Сравним: Студент пишет сочинение (同学在写作文); Молодёжь выиграл сто рублей в карты (年轻人打扑克赢了一百卢布).

Выше два соответствующих предложения в русском и китайском языках—активные предложения. Глаголы (писать写, выиграть赢) в двух предложениях принадлежат действительному залогу(это можно заключить и по его внешнему виду — в глагольной форме нет -ся). В активной конструкции субъект выражен им. п. и является носителем глагольного признака. В этих конструкциях актива семантический субъект(студент同学, молодёжь年轻人), производящий действие назван им. падежом, т. е. формой, специально предназначенной языком для обозначения семантического субъекта; семантический объект(сочинение作文,сто рублей一百卢布) в них назван формой вин. П. , т. е. формой, специально предназначенной для обозначения объекта.

Сравним: Сочинение пишется/написано студентом (作文是同学写的); Сто рублей выигрывается/выиграно молодёжей в карты (一百卢布被年轻人赢走了).

Выше два соответствующих предложения в русском и китайском языках—пассивные предложения. Глаголы (писаться被写, выиграться被赢) и страдательные причастия(написано, выиграно) в двух предложениях принадлежат страдательному залогу. В конструкции же пассива субъект выражен тв. п., а носителем глагольного признака является объект. В этих конструкциях пассива значение субъекта (студентом学生, молодёжей年轻人) выражено формой тв. п. (т. е. формой, осложненной значением орудийности). Ослабленность в этой форме значения субъекта, определяющаяся самой формой тв. п., приводит к тому, что в форме им. п. (Сочинение作文,Сто рублей一百卢布) в конструкциях пассива возникает сложное (диффузное) значение объекта действия/субъекта состояния, вызываемого этим действием.

ТИПОЛОГИЯ ПАССИВНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Белошапкова В.А. в 《Современном русском языке》 указывал, что те глагольные образования, которые могут сочетаться с существительными в форме именительного падежа, не имеющими значения субъекта действия, называют образованиями страдательного залога. (Белошапкова В.А. 2011: 551)

В русском языке страдательный залог имеет свою уникальную структуру предикативную, по следующей форме выражаются:

  1. Возвратные глаголы имеют постфикс -ся со страдательном значением. Личный глагол в предложении N1-Vf: Книга печается; Безличный глагол в предложении Vf 3s: Об этом долго рассказывалось.

Очевидно, у личных форм глагола принадлежность к страдательному заголу выражается с помощью элемента -ся(-сь). Однако, присутствие у словоформы элиьента -ся(-сь) явно указывает на то, что глагол приналежит к страдательному заголу. Сравним два предложения:1)Музей строится рабочими;2)Антон уже строится много лет. Строится (2) принадлежит к страдательному залогу, поскольку согласованное с ним подлежащее дом обозначает объект действия;Строится (3) принадлежит к действительному залогу, поскольку согласованное с ним подлежащее Антон обозначает субъекта действия. Причём, в пассивной конструкции таких возвратных глаголов, в которые постфикс ­ся вносит страдательное значение, употребление у глаголов—несов. вид. И формы страдательного залога обычно представлены в личных формах 3-го лица, другие формы здесь редки.

  1. Страдат. причастия у глаголов настоящего времени несов.вида в предложении N1-Part крат.ф. Например, Иван уважаем и любим; Захватчики ненавидимы.

У глаголов несов. вида залоговое противопоставление, в котором страд. залог выражен формой краткого страдат. причастия, не является регулярным, оно ограничено возможностями образования страдат. причастия у глаголов несов. вида, малой употребительностью этих форм, а также стилистически. О залоговом значении полных причастий см.

  1. Страдат. причастия у глаголов прошедщего времени сов.вида в предложении N1-Part крат.ф. Например, Книга напечатана; Пассажиры отправлены.
  2. Предикатив причастия в предложении Praed part и Praed part N2. Например, Приготовлено(Praed part); С делами покончено(Praed part); Грибов собрано(Praed part N2); Ничего не было упущено, ничего не было забыто(Praed part N2). (В. Лидин)

ТИПОЛОГИЯ ПАССИВНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ

В русском языке пассивные предложения включают в себя эксплицитные и имплицитные.

Эксплицитные пассивные предложения—это значит, в китайском языке достаточно богатый арсенал специальных маркеров(предлогов), выражающих отношения, эквивалентные страдательному залогу в русском языке. Особенн употребительны в устной речи предлоги 给gěi, 叫 jiào, 让ràng. В письменной и официальной речи обычно встречаются 为wéi, 所suǒ, 由yóu. Классическим китайским пассивным предлогом считаются 被bèi, причём с его помощью подчеркивается негативное значение действия в ряде ситуаций. Кроме того, предлоги могут образовывать двойные конструкции, где перед именем деятеля ставится первый предлог, а перед действием—второй:被(叫,让,为,由)……给(所)……

Здесь основные варианты пассивных конструкций:(1)существительное + предлог + глагол [+了le] или существительное + предлог + глагол + постпозиция к глаголу (только 给gěi или 被bèi). Например , 儿童被组织起来了(Детей организовали);安娜被装在小车上(Анну погрузили в повозку);他给带到村外的马路上去了(Его привели на улицу за деревней)。(2)существительное + предлог + деятель + глагол [+了le]. Например, 窗户被风吹开了(Окно распахнулось от ветра);这本书给人借走了(Эта книга кем-то унесена [оттенок значения-негативный ]);这个小偷让警察盯上了(Этот вор пойман полицейским)。(3)существительное + предлог1+ деятель +предлог2 + глагол [+了le]. Например, 我们为他的胜利所鼓掌(Мы воодушевлены его победой);那本小说让朋友给借走了(Этот роман унесен другом);这个计划曾被我军的战斗行为给粉碎了(Этот план был сорван боевыми действиями наших войск)。(4)существительное + предлог + глагол + связка + существительное. Например, 安东被选为人民代表(Антон избран народным депутатом);中国被誉为美食大国,有着丰富的饮食文化(Китай славится как большая страна гурманов и имеет богатую гастрономическую культуру);在《四人帮》横行时,知识分子被说成是《臭老九》(Во времена бесчинства《Банды четырёх》 интеллигентов называли 《вонючими выродками》)。(5)существительное + связка 是shì + […] + глагол + 的de атрибутивное. Например, 这篇文章是我哥哥写的(Эта статья написана моём братом); 人不是铁打的(Люди не из железа выкованы);这个经验是国内外俄语教学实践证实了的(Этот опыт подтвержден практикой обучения русскому языку в наше стране и за рубежом)。

Тем не менее, имплицитные пассивные предложения—это значит, трудно и даже невозможно употреблять предлог(被bèi) перед глаголом. Мы обычно называем эти предложения немаркированными пассивными предложениями, в которых также имеют страдательное значение. Принято считать, что порою в китайской речи тоже не распространены пассивные конструкции, и говорения типичный говорящий предпочтет в типичной ситуации избежать употребления специальной пассивной конструкции. Например, 房子造好了(Дом построен);当年,美国帝国主义在朝鲜战场上战败了(В тот год американский империализм был разбит в войне на корейском театре военных действий);茶碗打碎了(Чашка разбита)。Употребление специальных предлогов (被bèi) для обозначения пассива в предложениях типа Чашка разбита есть подражание речи русских, неорганичное для китайского языка, а в предложениях типа 你父亲的玉丢了(Яшма твоего отца потеряна) употребление 被 вообще не возможно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сопоставительное языкознание — важное средство исследования языкознания, и он является неуклонной тенденцией в современных языках. Пассивное предложение является важным способом выражения языка. Поскольку структуры различных языков, существуют различия в использовании пассивных конструкций неизбежно. В русском и китайском языках концепции о пассивных предложениях адекватны, существуют соответствующие отношения в этих двух языках. Путём сравнительного анализа пассивных конструкций мы можем лучше понять характеристики двух языков и повысить уровень преподавания в Китае и в России.

Список литературы:

  1. Белошапкова В.А. Современный русский язык.-M.: Вышая школа, 1981.-с.551-554.
  2. Ван Ли. Основах китайской грамматики.-M.: Пекин, 1946.- с.54.
  3. Курдюмов В.А. Курс китайского языка. Теоретическая грамматика.-изд. 2-е, стереот. -M.: Цитадель-трейд: Вече, 2006. -576 с.
  4. РГ1980-Русская грамматика. T.1. АН СССР Институт русского языка.-M.: Наука, 1980.-c.612-618.
    СОПОСТАВЛЕНИЕ ТИПОЛОГИИ ПАССИВНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В РУССКОМ И КИТАЙСКОМ ЯЗЫКАХ
    Пассивное предложение является важным способом выражения языка. Поскольку структуры различных языков, существуют различия в использовании пассивных конструкций неизбежно. В русском и китайском языках концепции о пассивных предложениях адекватны, существуют соответствующие отношения в этих двух языках. Сейчас эта статья обозначает типологию и характер структуры пас-сивных конструкций русского и китайского языка.
    Written by: Сюй Фэнцай, Фу Юй
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2017_04(37)
    Available in: Ebook
30 Апр

К ВОПРОСУ О СТРУКТУРЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ И ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ ПОГРАНИЧНЫХ ОРГАНОВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Актуальность. На современном этапе следует признать тенденцию к повышению профессионализации пограничной службы РФ. Модернизация процессы и реформы определили изменения всей структуры централизованной системы государственных органов и воинских подразделений федеральной пограничной службы. Передача функций пограничной службы в ведение органов безопасности РФ ознаменовала новый виток в развитии обеих структур. Изменения, проводимые в подведомственной структуре, ставят принципиально иные задачи перед пограничной службой и значительно расширяют ее сферы компетенции. Замена войсковой составляющей на профессиональную специальную службу повышает требования к служебной деятельности профессиональных кадров. Одной из важных составляющих которой является воспитательно-служебная деятельность с личным составом пограничных органов.

Методика исследования. Анализ функций и задач воспитания личного состава пограничных органов позволяет понять структуру воспитательной деятельности с личным составом. Оптимизация воспитательной работы требует внимательного отношения к взаимодействию офицерских кадров и личного состава. Понять структуру профессиональной воспитательной компетентности офицеров в пограничных органах позволяет профессиограмма и психограмма, позволяющие на службе дать оценку отсутствию или наличию необходимых профессионально важных качеств кандидата на должность, и дает возможность оценить успешность профессиональной деятельности.

В работах И.К. Шахриманьяна роль профессиограммы сводится к осуществлению психологического анализа в принципе любой деятельности, пониманию своей работы должностным лицом, а также уточняет возможный потенциал повышения эффективности труда специалиста [4, с.62-63]. Данная точка зрения находит популярность в научной литературе. Вместе с тем, развитие походов к профессиограмме офицера пограничных органов мало изучено.

Понимание структуры воспитательной деятельности в пограничных органах должно на современном этапе строиться на идеях С.Н. Баркалова, согласно которым разработка профессиограммы преследует своей целью повышения эффективности использования возможностей служебное подготовки, коррекции целей и задач образовательно-воспитательного процесса в профессиональном становлении специалиста [2, с.19-21]. Основу профессиограмм и психограмм составляют анализ методических пособий, анализ нормативно-правовых актов и процесс наблюдения за действиями того или иного специалиста.

Анализ профессиограмм по различным профессиям указывает на то, что чаще всего она содержит следующие типовые разделы: 1) общие сведения о профессии; 2) содержание деятельности; 3) социально-психологические факторы деятельности; 4) особенности психического состояния сотрудников в процессе деятельности. Данные разделы отражают суть в принципе любой деятельности, а психограмма дополняет набор профессионально значимых качеств сотрудника и противопоказания к деятельности.

Сведения о структуре воспитательной деятельности с личным составом пограничных органов РФ дает анализ служебной документации, нормативно-правовых актов и отдельные эмпирические методы познания. Профессиограмма офицера пограничных органов по отдельным разделам должна уточнять основные направления воспитательной деятельности с личным составом.

Большой вклад в разработку данной вопроса сделал В.И. Хальзов. Моделирование структуры деятельности специалиста не всегда эффективно применяется на тактическом уровне, и требуется как общий ориентир для системы воспитательной работы с личным составом. Роль моделирования выражается в потребности необходимостью регулирования целей и задач подготовки специалистов. Поэтому исследователем подчеркивается важность количественного и качественного определения целей профессиональной подготовки специалиста. Видится возможным, что такой подход применим в пограничных органах РФ и требует дополнительных исследований [3, с.174-184].

Приблизительная структура воспитательной деятельности с личным составом, предполагается, должна выглядеть следующим образом:

  1. Оперативно-боевая деятельность сотрудников пограничных органов.
  2. Служебная и воспитательная деятельность сотрудников пограничных органов.
  3. Деятельность сотрудников пограничных органов по индивидуальному обучению и воспитанию подчиненных.
  4. Деятельность сотрудников пограничных органов по укреплению воинской дисциплины.
  5. Социально-правовая деятельность сотрудников пограничных органов.
  6. Культурно-просветительская деятельность сотрудников пограничных органов:
  7. Физическое воспитание и спортивно-массовая деятельность сотрудников пограничных органов.
  8. Деятельность сотрудников пограничных органов по поддержанию деловых взаимоотношений с местными органами власти и другими организациями.
  9. Военно-организаторская деятельности сотрудников пограничных органов.

Автором настоящей научной статьи с 2012 года по настоящее время ведётся диссертационное исследование на тему «Социально-психологическая оценка профессиональной деятельности сотрудников органов пограничного контроля». В текущий момент завершён сбор статистических данных по критериям исследования, ранее опубликованных в различных изданиях, в том числе, рекомендованных ВАК [1, С. 142-149; 2, С. 23-27].

Выводы. Таким образом, были раскрыты наиболее общие подходы к структуре воспитательной деятельности сотрудников пограничных органов с личным составом. Перспективой дальнейших исследований будет конкретизация основных функций в общей структуре воспитательной деятельности с учетом компетентностного подхода.

Список использованной литературы:

  1. Поляков С.А. Исследование неформальной структуры трудового коллектива (опыт пилотажного исследования) // Новое в психолого-педагогических исследованиях №3/2014: научно-практическое издание, под ред. Лукацкого М.А. – М.: ОАНО ВО «МПСУ», 2014. – №3. – 203 с.
  2. Поляков С.А. Перспективы и применимость модульного социотеста в органах пограничного контроля / С.А. Поляков // Юридическая психология №3/2014: научно-практическое и информационное издание, под ред. Белых-Силаев Д.В. – М.: ИГ «Юрист», 2014. – №3. – 40 с.
  3. Баркалов С.Н. Профессиографирование служебной деятельности сотрудников ГИБДД для целей служебно-боевой подготовки // Проблемы обеспечения безопасности дорожного движения в РФ в свете реализации Федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в 2006–2012 гг». Орел, 2006. С. 19–21.
  4. Хальзов В.И. О профессиограмме личности офицера подразделения внутренних войск как военного организатора и педагога / В.И.Хальзов // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2007. – №3. – С.174-184.
  5. Шахриманьян И. К. Психологическая характеристика деятельности инспектора дорожно-патрульной службы ГАИ // Вопросы теории организационного и правового обеспечения административного надзора в дорожном движении. М., 1983. С. 62–63.
    К ВОПРОСУ О СТРУКТУРЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ И ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ ПОГРАНИЧНЫХ ОРГАНОВ
    целью статьи является определение и развитие общих подходов к определению структуры профессиональной и воспитательной деятельности с личным составом.
    Written by: Поляков Сергей Александрович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2017_04(37)
    Available in: Ebook