30 Ноя

«РУССКИЙ ОПЫТ»: СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ВНЕИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РОССИЙСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА И ИХ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ GR-КОММУНИКАЦИИ В НАШЕЙ СТРАНЕ.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Для успешного всестороннего развития, государство должно суметь создать механизм постоянного внутреннего обновления своего общества и политической системы, динамичную экономическую модель, способную к постоянным качественным изменениям, самонастройке, адекватному и своевременному ответу на все внешние вызовы, социально ответственную и могущую обеспечить высокий уровень жизни и возможность самореализации гражданам нашей страны [1, с. 5].

Для повышения уровня конкурентоспособности нашей страны, как экономической, так и социально-политической, необходима координированная и слаженная работа всех вовлеченных заинтересованных субъектов. Именно способность к компромиссам, стремление к выработке консенсуса и учет взаимных интересов способны стать катализатором масштабных качественных изменений во всех сферах жизни общества, в первую очередь в экономической.

Сегодня бизнес-сообщество – один из наиболее значимых участников в политическом процессе как национального, так и глобального масштабов. Поэтому для государственной власти становится важным учитывать интересы представителей бизнес-структур и стремиться к компромиссу по общим вопросам.

О том, что условия для ведения бизнеса в России являются скверными, говорится и пишется очень давно. Тем не менее именно в последнее время власть стала предпринимать видимые усилия для изменения инвестиционного климата [Цит. по: 8, с. 20]. В выступлениях представителей политической элиты и анонсируемых ими агитационных обещаниях, деятельность бизнес-сообщества, в особенности среднего и малого его сегментов, с середины 2000-х годов стала объектом пристального внимания государства, а взаимоотношения с ним включены в разряд важных и приоритетных государственных задач [6].

Вопросы повышения эффективности государственной поддержки малого бизнеса; расширения доступа предпринимателей к кредитным ресурсам, решение проблем, связанных с кадровым обеспечением, налоговым и правовым регулированием, в том числе трудовых отношений, проведением проверок со стороны контрольно-надзорных органов [5] приобрели ключевой характер в подходе государственной власти к налаживанию взаимоотношений с бизнес-структурами.

В этом аспекте хочется отметить, что хотя политический вес и политическая роль того или иного субъекта бизнес-сообщества во многом зависит от наличия тех или иных ресурсов – экономических, материальных, социальных, в последнее время, при построении отношений с органами государственной власти в России первостепенное внимание смещается с, так называемого корпоративного капитала, на политические, репутационные, коммуникативные и интеллектуальные ресурсы корпорации. Во многом, это происходит потому, что в высших слоях российского государства в последние годы сформировался устойчивый спрос на управленческие технологии, способные обеспечить наиболее рациональные способы и механизмы реализации функций политической системы, а также направленные на повышение эффективности политических процессов и достижение поставленных перед страной целей и задач [2, с. 14].

Соответственно, ключевым становится вопрос о том, каким должно быть такое сотрудничество в современных российских реалиях, необходима ли нам сегодня система совместного целеполагания и принятия решения между бизнесом и властью, требуются ли какие-либо изменения в сфере взаимодействия бизнес-сообщества с властью.

Известен пример изменения места и роли ассоциаций во взаимоотношениях бизнеса и государства в развитых странах, на примере США, Японии и ряда Европейских государств. Достаточно подробно проведен анализ классических форм отношений, сложившихся в этих странах за последние полвека. На основе этого материала и другой научной литературы реконструированы основные изменения в представительстве интересов бизнеса, под оказанием на них влияния таких факторов как постиндустриализм, глобализация и информатизация. Большое упоминание такого опыта и его возможной роли в построении модели новой государственности можно было наблюдать в России в начале 1990-х годов.

Однако, предположения о том, что Россия может слепо скопировать западный опыт и безболезненно перенести его на национальные институты, уже развеялись. Национально-культурная самобытность и фактор эксклюзивности в политическом процессе нашей страны предопределяют необходимость адаптации западной модели связей между бизнес-сообществом и властью.

Вместе с тем, реальная политика для достижения общественного благосостояния и эффективного функционирования модели государственности должна описывать общественные интересы не только при помощи экономики или демографии или — как мы говорим сегодня — «технократически», а с акцентом на социально-культурную составляющую, как отличительную черту «органического общества» от простого скопления народа, с его традициями, нравами, интересами людей.

Так, по мнению заведующего кафедрой государственного управления и политических технологий ГУУ, профессора Н. А. Омельченко, «строго объективное осмысление особенностей формирования российской государственности не представляется возможным только в парадигме институционального анализа отечественных социальных и политических практик» [4]. При этом первостепенное значение в анализе факторов становления и реформации национальной государственности необходимо отвести субъектному подходу к изучению происходивших в России процессов и явлений и внеинституциональным аспектам политики. В особенности, превалирующим должно быть осмысление особенностей нашей политической культуры и политической психологии.

Каждая страна и каждое общество имеют свою собственную политическую культуру, с оказанием на нее влияния определенных политических, экономических и ментальных факторов в ретроспективе. Здесь Россия не просто не становится исключением, но и имеет ряд таких отличительных черт в своем развитии, которые не были присущи другим странам.

В качестве примера, отличительными особенностями исторической эволюции России называются: “дискретность”, нарушение “цепи преемственности” общественной жизни в стране, чередование реформ и контрреформ, а с определенного времени – мобилизационный или “догоняющий” тип развития, обусловивший преобладание государственных интересов над интересами личности индивидов. В рамках такого развития “вдогонку” западным ценностям, проведение большинства преобразований осуществлялись исключительно путем административного регулирования, на неподготовленной почве. Следствием этого стал противоречивый характер модернизации и многочисленные неудачи в проведении национальных реформ.

В целом же, в научной литературе сложились стойкие характеристики традиционных основ и особенностей политической культуры России. В качестве главной особенности большинство авторов выделяют доминирующую роль государства – этатизм – в жизни российского общества и постоянно нараставшую, связанную с ней, этатизацию. Огосударствление всех общественных отношений связано, в первую очередь, с тем, что на протяжении многих веков государство в России выступало как единственная форма социальной организации общества, зачастую взваливало на себя не свойственные ему функции.

Именно эта уникальная ситуация и предопределила формирование ряда таких специфических черт в развитии как: патерналистский характер властных отношений, выражающийся в чрезмерной опеке со стороны государства; клиентелизм в отношениях населения к власти; сакрализацию власти; персонификацию политических отношений, что обозначило привычку населения и самой политической элиты ориентироваться не на формальные законы, а на личность руководителя.

При этом следствием явились: бюрократический характер государственного управления, без активного участия в нем каких-либо общественных групп и институтов, а так же слабая степень структурированности общества.

В данном нельзя обойти стороной и фактор влияния на становление природы государственности геополитических условий и цивилизационных особенностей развития России. Сложные природно-климатические условия, размытость обширных границ, геополитическое положение, разрывающее Россию между Европейской и Азиатской культурой – все это представило страну огромным континентальным государством, “не защищенным природными границами”, а поэтому, находящимся в условиях постоянной угрозы извне и крайней неустойчивости.

Так, Россия в своем государственно-политическом развитии принадлежит скорее к восточной традиции государственности, в противовес западных ценностных ориентиров политико-правовой культуры, в которой немаловажная роль всегда отводилась либеральным принципам. В классическом понимании западной традиции политической культуры основополагающим видится прежде всего автономия личности и ее эмансипация от государства. В России же, с присущими национальной традиции этатизму и патернализму практически во всех политических отношениях [3, с. 20], определяющая роль государства в бизнес-процессах является не только следствием сложившейся экономической конъюнктуры, но и важной социально-культурной традицией.

Указанная выше специфика, безусловно, определяет особую роль бизнес-коммуникаций с таким субъектом как государство, но второй стороной медали оборачивается сакрализация власти обществом, безусловное принятие ее приоритета и неоспоримости и, в связи с этим, отсутствие культуры политико-правовой традиции. Соответственно, свое активное развитие получил опыт неформального взаимодействия заинтересованных лиц и объединений с представителями власти. Крайней точкой здесь явилось вытеснение практически любых попыток лоббирования субъективных бизнес-интересов в конце 90-х годов прошлого века в откровенно коррупционную, а порой и уголовно-криминальную сферу. Иными словами, инструменты продвижения интересов со стороны бизнес-сообщества приобрели сугубо теневой характер.

Другая особенность процесса политической институционализации в России состоит в том, что исторически почти все крупные предприятия страны – от петровских мануфактур до советских гигантов – были созданы при прямом участии государства. Поэтому и сегодня бывает практически невозможно отделить бизнес, особенно крупный, от государства.

Выстраивание прозрачных и конструктивных отношений между предпринимателями и властью осложняются и другими факторами, например, спецификой российской приватизации, результаты которой до сих пор не до конца понятны и приняты обществом; излишней бюрократичностью российского госаппарата; незавершенностью политического транзита; сырьевым характером экономики.

Кроме того, еще раз подчеркнем значение советского наследия и классовой ориентации в истории нашей страны. В периоды советской модернизации каналы GR-продвижений были максимально сужены и минимизированы, вследствие жестко выстроенной вертикали власти, без предполагаемого присутствия в ней горизонтальных связей.

Стоит отметить, что несмотря на отсутствие частной собственности и предпосылок для развития деловой корпоративной инициативы в целом в советской идеологии, в хрущевский период, а особенно в брежневский, наблюдается активное разрастание горизонтальных связей и выстраивание неформальных контактов в рамках теневой коррупции едва ли не на всех этажах власти [7, с. 14]. Однако эти практики не имеют ничего общего с GR-взаимодействием и лишь осложняют своим наличием в ретроспективе становление цивилизованного коммуникационного взаимодействия в институте отношений между заинтересованным сообществом и властью.

Среди прочих факторов, влияющих на характер взаимоотношений между бизнес-сообществом и властью, нельзя не заметить, что развитие информационных технологий в течение последних 20 лет и появление новых видов коммуникации оказывает не менее существенное влияние на процесс взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. Внедрение в систему административного управления концепции открытой власти делает процесс такого взаимодействия более открытым, оперативным и эффективным. Это означает, что интернет-коммуникация может нивелировать статусные позиции ее субъектов: даже представители совершенно небольших бизнес-организаций получают возможность обратиться напрямую к представителям политической элиты, получить обратную связь, повлиять на принятие конкретного решения [9, с. 49].

Таким образом, довлеющий характер советского прошлого и национально-исторические особенности нашей политической культуры, нередко неоднозначные и радикальные, оказывают существенное негативное влияние на сущность GR-коммуникации в нашей стране и тормозят процесс ее становления.

Ввиду этого, сегодня перед политической элитой стоит нелегкая задача, связанная с необходимостью построения новой модели экономической, политической и социальной модернизации, успешное осуществление которой во многом будет зависеть от решения отойти от довлеющего прошлого опыта политики одностороннего воздействия. В связи с этим, интересным видится аспект формализации GR-деятельности в существующих российских реалиях, и в рамках специфичности и эксклюзивности большинства политических процессов в нашей стране.

Господство инструментального знания в управлении современным коммуникационными процессами приводит к утрате доверия и высокому уровню отчужденности граждан и ассоциаций от политического процесса. Все противоречия в публичной сфере при соблюдении подлинных демократических принципов могут разрешиться с заменой манипулирования общественным сознанием активным и здоровым сотрудничеством. Именно принцип сотрудничества должен стать стержнем всей идеологии и методики управления общественными отношениями в стране, в том числе и ассоциативными.

Роль коммуникации в системе государственного управления постоянно возрастает, а сама коммуникационная составляющая политической действительности усложняется. Необходимым для становления курса в публичной политике современной России является не столько идейная приверженность концептуальным подходам, порой весьма радикальным и антагонистичным в своих положениях, сколько принятие традиций национальной государственности и учет ее уникальных факторов, предопределяющими в отношении которых является исторической опыт, эксклюзивность ментальных и психологических особенностей и характер внеинституциональных аспектов российского политического процесса.

Таким образом, невозможно обеспечить инструментальную технологическую модернизацию, не прибегая к изменению делового климата, инвестиционной политики и конкурентного режима. В этой связи, с представлением о новой модели GR-коммуникации и активном включении ее в российский политический процесс, необходимым отмечается предпосылка говорить о становлении и модернизации GR-взаимодействия в контексте общих социально-экономических преобразований.

Литература

  1. Бизнес и власть в России. Теория и прак- тика взаимодействия / под научной редакцией А.Н. Шохина – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011 – 349 с.
  2. Матвеенков Д. О. Эволюция института GR в системе частно-государственного партнерства в современной России.:  дис.  …  канд.  полит.  наук: 23.00.02. — М., 2011.
  1. Омельченко Н.А., Казбан Е.П. “История государственного управления в России”/ учебник – М.: Гардарики, 2007 – 480 с.
  2. Омельченко Н. А. «Русский опыт»: К во- просам о методологических подходах и проблемах изучения российской государственности // PolitBook. – 2015. – №3. – С. 103-116.
  3. Стенограмма заседания Государственного совета по вопросам развития малого и среднего бизнеса // Официальный сайт Президента Россий- ской Федерации,            04.2015           URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/49214 (дата обращения: 28.08.2016).
  4. Фрейнкман Л.М., Яковлев А.А., Агентство стратегических инициатив  как  новый  для России «институт развития»: первые результаты деятель- ности, факторы успеха и возможные риски в кон- тексте международного опыта [Электронный ре- сурс]: препринт WP1/2014/02/ – М. : Изд. дом Выс- шей школы экономики, 2014. – 44 с.
  1. Шатилов А.Б., Никитин А.С., GR для эф- фективного бизнеса – М.: ФОРУМ, 2011 – 160 с.
  2. Яковлев А. А. В поисках новой социальной базы или почему российская власть меняет отноше- ние к бизнесу – М.: Изд. дом Высшей школы эконо- мики, Серия WP14 «Политическая теория и поли- тический анализ»,
  3. GR: Теория и практика: учебник / под ред. И. Е. Минтусова, О.Г.Филатовой — СПб.: Изд во С- Петерб. ун-та, 2013. — 180 с.
    «РУССКИЙ ОПЫТ»: СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ВНЕИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РОССИЙСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА И ИХ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ GR-КОММУНИКАЦИИ В НАШЕЙ СТРАНЕ.
    Сегодня перед политической элитой стоит нелегкая задача, связанная с необходимостью построения новой модели экономической, политической и социальной модернизации, успешное осуществление которой во многом будет зависеть от решения отойти от довлеющего прошлого опыта политики одностороннего воздействия. Государство по-прежнему призвано играть ведущую роль в новой модернизации Рос- сии, но на этот раз, для достижения успеха, оно должно будет действовать в теснейшем сотрудничестве с обществом и бизнесом-сообществом, как носителем корпоративной культуры. Бизнес же приобретает особое место в этом треугольнике, так как именно с ним сопряжены основные надежды на построение динамичной инновационной экономики и импульс общественного развития. Все это актуализирует потребность в поиске эффективных точек взаимодействия бизнес-сообщества с органами государственной власти. Иными словами, важным становится вопрос становления и развития в России так называемой сферы GR (Government Relations) и внимание к процессу его (GR) институционализации. Цель исследования со- стоит в выделении особенного в портретном образе российской GR-деятельности. Автор руководствуется применением компаративного подхода в качестве общенаучной основы исследования при сравнении практики и адаптированного опыта в при представлении корпоративных интересов, что позволяет более точно оценить характерные особенности самого объекта как в ретроспективе, так и с учетом существующих реалий. Эксклюзивность и специфичность политического процесса в нашей стране представляются автором как безусловные составляющие процесса институционализации сферы связей бизнес-сообщества с органами государственной власти. Автор приходит к выводу, что довлеющий характер советского прошлого и национально-исторические особенности нашей политической культуры оказывают существенное влияние на сущность GR-коммуникации в нашей стране и, во многом, тормозят процесс ее становления.
    Written by: Асеведо-Якубовская Карина, Богомолова Евгения Сергеевна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 01/11/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.11.2016_32(1)
    Available in: Ebook
30 Окт

НОВЫЕ ВЫЗОВЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ПОЛИТИКО-АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕЖИМ В РОССИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

При исследовании влияния проблем национальной безопасности на политико-административный режим в России в условиях новых внешних вызовов, кризиса и неопределённости, на наш взгляд, следует учитывать все аспекты исторического и современного внутреннего развития страны. Известно, что устойчивость политической системы зависит от качества и оперативности решения государством проблем предупреждения и противодействия внешней социальной экспансии и внутренним деструктивным воздействиям. Данное обстоятельство очень актуально для России в условиях расширения и обострения военных опасностей и угроз, а также усиления антироссийских санкций враждебного и объединенного Запада. Представляется, что при заявленном курсе на демократизацию политической системы России в целом и мерах в этом направлении, новые внешние и внутренние условия в аспекте безопасности не могут не влиять на то, как функционируют политико-административные институты. В силу многовекового исторического опыта и огромной территории авторитарность вошла в традицию российского общества. При этом вполне можно согласиться с утверждением, «что тенденции к авторитаризму усиливаются, когда перед обществом стоят качественно новые задачи, требующие для своего решения времени и большого напряжения всех социальных ресурсов» [3, с.153].

Развитие может быть более безопасным во всех сферах, если оно будет осуществляться на основе исторических достижений страны, в рамках адекватных условиям и состоянию общества совершенствования политико-административных институтов, которые реализуют обеспечение безопасности на необходимом и достаточном уровне. Не случайно, в Стратегии национальной безопасности РФ сущность национальной безопасности и национальных интересов тесно связаны с сохранением традиционных ценностей и устойчивым развитием страны. В модели устойчивого развития расширяется список основных субъектов безопасности. В традиционной модели развития главным субъектом обеспечения безопасности является государство, осуществляющее функции в этой области через все властные структуры. Субъектами безопасности являются также граждане, общественные и иные организации и объединения, обладающие правом и обязанностями по участию в обеспечении безопасности. При этом государство, как основной субъект обеспечения безопасности через политико-административные институты развития реализует самостоятельную экономическую политику, правовую и социальную защиту граждан и общественных организаций. Данные субъекты обеспечения безопасности сохраняются и в модели устойчивого развития, но сюда добавляются субъекты наднационального уровня и увеличивается значение и роль гражданского общества. В Стратегии национальной безопасности РФ подчеркивается, что организационная поддержка её реализации заключается в совершенствовании системы государственного управления страной, стратегического планирования в области обеспечения национальной безопасности и социально-экономического развития [12]. В условиях современных вызовов задача власти – ответить на них быстро и эффективно. Вместе с тем даже глава правительства Д. Медведев признал, что низкая эффективность системы государственного управления один из ключевых факторов, который сдерживает развитие страны. Именно поэтому мы стараемся переходить от модели управления по поручению к управлению по результатам [5, с.4]. При оценке данной деятельности возникает вопрос о показателях и критериях состояния национальной безопасности, охватывающих все виды безопасности и отражающих её комплексное содержание. И в этой связи целесообразно соединить в одно целое перечень показателей национальной безопасности с индикаторами устойчивого развития, которые предложены для измерения его состояния и тенденций на национальном и международном уровнях. Поэтому, к основным характеристикам состояния национальной безопасности, изложенным в разделе VI Стратегии национальной безопасности, целесообразно добавить и другие критерии, более детально характеризующие наличие и уровень рисков, угроз и одновременно результативность деятельности институтов развития РФ. В частности такие:

— процент инновационных разработок, используемых в стране на практике;

— коэффициент соотношения уровня социально-экономического развития регионов доноров и депрессивных регионов;

— соотношение численности экономически-активных и нетрудоспособных граждан;

— обеспеченность населения доступным и качественным отечественным продовольствием и лекарствами;

— состояние здоровья подрастающего поколения;

— показатели масштабов алкоголизации и наркотизации страны;

-показатели и соотношение уровня смертности и рождаемости;

— состояние готовности молодёжи выполнять гражданский и воинский долг;

— ИРЧП;

 — характер внутренней миграции;

— доля малого бизнеса в ВВП и др.

Не без основания можно утверждать, что данные характеристики оказывают самое непосредственное влияние на состояние безопасности, динамику перехода к устойчивому развитию и жизненные перспективы страны.

Таким образом, безопасность и устойчивое развитие страны тесно взаимосвязаны и представляют единую целостную систему. Стратегическая цель обеспечения безопасности и устойчивого развития России предполагает все вызовы и угрозы безопасности рассматривать в комплексе: в политической, экономической, военной, экологической, социальной, технологической, информационной и других сферах. Вот почему безопасность любой страны непосредственно связана с политико-административным режимом, экономическими, социальными, научно-техническими, демографическими аспектами развития общества, а также с состоянием институтов справедливости, образования и воспитания, с духовной жизнью общества, и включает в себя сложный механизм сохранения и развития системы ценностей и интересов нации. Поэтому обеспечение безопасности носит системный характер.

Исторический опыт показывает, что поиск резервов и действенных инструментов развития особенно актуален в условиях кризиса. Выход России из кризиса в условиях враждебной политики США и солидарного давления на нее стран Запада, её перспективы неразрывно связаны с духовно-нравственным здоровьем общества. Без этого трудно рассчитывать на возрождение России, как развитого, уважаемого в мире государства, притягательного центра силы. Из истории известно, что во времена тяжелых испытаний, войн и смут, выпавших на долю нашей страны источниками и резервами ее спасения и возрождения всегда выступали высокой моральный дух, стойкость, вера народа в себя и высокую миссию России. Можно согласится с мнением политологов, что «реальным пределом, ограничивающим возможность военного конфликта сегодня, служат наличие у потенциальных участников конфронтации ядерного оружия и очень высокая степень взаимной экономической зависимости» [10, с.37]. Но вполне очевидно и то, что состояние духа народа, его патриотизм и сплочённость сегодня также как и в прошлом надо расценивать как стратегический фактор мощи, потенциала страны по сдерживанию вероятного противника. В свою очередь, мировой опыт показывает, что важнейшим источником крепости духа народа являются великие цели, понятная сплачивающая национальная идея, которая последовательно воплощается в реальной политике государства. Главная же цель, внедряемая в сознание российских граждан всей системой социально-экономических отношений и СМИ в постсоветский период — личный материальный успех любой ценой. Для России такая потребительская идеология деструктивна, так как влечёт за собой разрушительные процессы в обществе и препятствуют возрождению страны. Поэтому, в идеологической сфере значимым инструментом противодействия Западу в «гибридной войне», а также развития является восстановление связи всех исторических эпох и режимов. Сейчас в России отсутствуют такие сверхзадачи, которые бы объединяли всю нацию, а ведь история свидетельствует, что для прорыва вперед российскому народу важна не только объединяющая общество идея, но и её эмоциональное наполнение, способствующие полной мобилизации сил и средств. В этом аспекте из стран БРИКС показателен опыт Китая, где обозначена ясная цель – построение социализма, а патриотизм объявлен официальной идеологией. Это является важным фактором более динамичного развития КНР чем России в последние десятилетия.

Следует признать, что у российской власти в последние годы, наконец, стало складываться ясное понимание того, что «государство обязано и имеет право и свои усилия, и свои ресурсы направлять… в том числе и на формирование мировоззрения, скрепляющего нацию» [9, с. 21]. Вместе с тем, осознавая необходимость «сосредоточения» нации перед лицом новых вызовов, власть стала публично признавать, что в последние десятилетия, в сфере духовных ценностей российского общества наблюдается ряд весьма тревожных негативных тенденций. По оценкам ряда учёных, в своей совокупности эти процессы квалифицируются как глубокий кризис в духовной сфере, представляющий собой серьезную угрозу национальной безопасности России, динамике социально-экономического развития нашей страны и в итоге её конкурентоспособности.

 В числе наиболее опасных из этих тенденций отмечаются:

— у значительной части населения существенно снижается значимость таких важных и характерных для российской культуры общественных ценностей как патриотизм, гражданская ответственность за судьбу России, чувство долга и обязанности служения своей Родине;

— на первый план выдвигаются и практически доминируют в общественном сознании такие прагматические ценности как личное материальное благополучие и богатство [2, с.426-427]. Культура и искусство тоже более не выступают хранителями и защитниками духовных ценностей. Они стремительно деградируют под натиском рыночных принципов, пошлости и серости. Соответственно, меняется и человек, который живет не считаясь ни с нравственными ни с правовыми нормами ни с интересами общества. Все это подрывает духовные и физические основы жизненных перспектив нации. Ведь для судеб Отечества «очень важно, что в жизни является приоритетом для молодого человека: общественно значимые идеалы и государственные интересы или личная выгода и нажива любой ценой» [8, с. 295].

В чём глубинные причины таких опасных тенденций в постсоветской России? На наш взгляд, они связаны с отклонением России от своего самобытного цивилизационного пути развития. Ведь специфичность различных цивилизаций состоит не только в различии присущих им ценностей, но и в особенностях форм и методов их воплощения. Они, собственно, и задают самобытность цивилизационного бытия страны. Различия эти проявляются, в частности, в специфичности институтов социальной самоорганизации государств разных цивилизаций. Сегодня очевидно, что насильственное насаждение США институтов демократии, подобных своим, в других странах привело к их деградации и войнам и в этой связи эти уроки поучительны.

Российское государство представляло собой комплекс исторически сформировавшихся, обеспечивающих его жизнеспособность институтов. Эти институты в значительной мере определяли цивилизационное своеобразие России. Они обосновывались идеологически, оформлялись политически и закреплялись в сознании населения столетиями на уровне менталитета. Не смотря на известные издержки, эти системы, в целом, демонстрировали свою результативность. Однако, на определённом этапе у части советской элиты стало складываться убеждение о необходимости и возможности их замены на другие, более совершенные инструменты. Под влиянием ряда факторов в качестве эталона были взяты системы организации западного сообщества, в частности США. Они воспринимались как универсальные и общеприменимые институты, тогда как в действительности представляли собой специфические инструменты жизнеобеспечения совершенно другой цивилизации, с иными ценностными ориентирами. Обществу, гражданам конечно нужны деньги, но нет ничего опаснее для России, чем их власть. Не случайно, результаты либерально-реформаторской деятельности в России оказались в своей основе деструктивными, в том числе, с точки зрения её влияния на морально-политическое состояние нации и сохранение традиционных ценностей. А ведь эти ценности всегда выступали факторами государственной жизнеспособности. Они закреплялись на уровне коллективной памяти в качестве духовных основ нации и передавались посредством традиций. Понимание значимости данных ценностей, в центре которых коллективизм, неприятие стяжательства, патриотизм, солидарность и социальная справедливость позволяет через целенаправленное воздействие на них посредством государственных институтов – права, образования, массовой информации и др., а также гражданского общества управлять потенциалом жизнеспособности государства. Создание детско-юношеской организации «Российское движение школьников», юнармейское движение — свидетельство осознания властью важности этой проблемы и направлено на совершенствование государственной политики в сфере воспитания детей на основе присущей России системы ценностей. Вместе с другими мерами по развитию институтов данные шаги должны способствовать более эффективному обеспечению национальной безопасности и устойчивому развитию страны.

Проведенные исследования показывают, что в этом отношении в странах БРИКС в целом схожая стратегия. Почти все из них пытаются соединить задачи экономического роста с решением проблемы социального исключения, пытаясь за счет социальной политики поднять уровень человеческого капитала одновременно для развития и повышения качества жизни. При этом, важным выступает объединение управляемости, конкурентоспособности и справедливости в институтах развития [11, с.18-19]. Как свидетельствуют статистика и жизненные реалии, в современных условиях, Россия демонстрирует слабую эффективность институтов развития. Так, если в 2011 г. ВВП вырос на 4,3%, то в 2012г. рост был ниже — 3,4%, в 2013г. только 1,3%, а в 2014 всего 0,6%, а в 2015-2016 гг. ВВП снижается на 5%. Особенно сильно Россия отстает от развитых стран по уровню благосостояния людей. Численность сверхбедных увеличилась на 5 млн. человек. А бедными себя стали считать почти половина семей (вдвое больше чем до кризиса). Поэтому, по мнению академика А. Аганбегяна для выхода из кризиса необходима политика стимулирования экономического роста и проведения социальных реформ, нацеленных на сокращение разницы в доходах и потреблении бедных и богатых слоёв населения, прежде всего за счёт устранения бедности и приоритетному развитию «экономики знаний» [1, с.11]. В условиях снижения уровня жизни сокращаются расходы на финансирование социальных программ. Финансирование образования, здравоохранения и соцобеспечения падает на 10% [Там же]. В качественном улучшении работы нуждаются институты, обеспечивающие правление закона для правительства и общества. Так, по данным проекта Всемирная справедливость, оценка применения верховенства закона по ряду критериев на практике 102 стран свидетельствует, что Россия занимает только 75 место, уступая всем странам БРИКС (КНР- 71, Индия- 52, Бразилия- 46, ЮАР- 36) [6]. Все это свидетельствует о серьезных внутренних вызовах национальной безопасности и политическому режиму в России.

При этом, как показывает политическая практика, внешнее вмешательство – контрпродуктивно. «Стремясь подтолкнуть отечественную правящую верхушку к реформированию политического порядка в моменты, наиболее благоприятные для либерализации последнего, западные контрагенты создавали «рукотворные» кризисы, купировавшие открывающиеся возможности и отбрасывавшие режим и элиту в сторону усиления государственного регулирования и ужесточения властных практик» [4, с.259]. Подобное в России наблюдалось неоднократно, в частности в 2014г., когда «западные партнеры» перешли в открытое давление на существующий режим, что способствовало консолидации населения вокруг фигуры лидера, переформатированию повестки публичного дискурса в защиту существующего властного порядка…» [Там же]. Усиление санкций, всестороннего давления на Россию, стремление ее изолировать в связи с независимой политикой руководства страны в отношении Украины и Сирии способствовали поддержке существующего политического режима и еще большему сплочению элит и народа вокруг сильного и решительного Президента. Убедительная победа на выборах в Государственную думу 18 сентября 2016г. партии «Единая Россия», которую поддержал В. Путин об этом свидетельствует. При этом власть уже давно осознает, что «усилился запрос на формирование более гибких механизмов принятия решений, предполагающих значительную роль согласительных, горизонтальных процедур» [7, с.68]. Новые вызовы национальной безопасности требуют оптимизации взаимоотношений институтов государства и гражданского общества функционирующих в системе обеспечения национальной безопасности. Не случайно, по мнению экспертов представляется вполне обоснованным предложение о закреплении в Федеральном законе «О безопасности» положений, касающихся признания роли и значения деятельности общественных объединений в области обеспечения национальной безопасности, а также определения принципов и форм взаимодействия общественных организаций с органами государственной власти в этой сфере [13, с.224]. Это особенно актуально в условиях развития в России гражданского общества как субъекта пространства власти и повышения ответственности граждан за участие и выработку государственной политики.

Таким образом, в современной России отсутствуют объективные и субъективные предпосылки и условия для радикальной смены политического режима. Тем не менее, перспективы качественного обновления политико-административного режима в сторону демократизации открыты. Государство, обеспечивая безопасность в условиях сложных и неопределенных сред, рисков, новых вызовов и угроз может выполнять свои функции эффективнее, опираясь на весь потенциал своих динамических способностей и гражданского общества. Поэтому, в процесс перехода России к безопасному и устойчивому развитию должны активнее включаться и совершенствоваться все политико-административные институты с учетом собственных исторических уроков и складывающихся условий.

Список литературы

  1. Аганбегян А. Точный диагноз. Аргументы и факты. N39.
  2. Бабурин С.Н., Дзлиев М.И., Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности России: теоретико-методологические аспекты. Монография. М.: Изд-во «МАГИСТР ИНФРА -М», 2012. — 512с.
  3. Баранов Н.А. Современная российская политика. СПб.: 2011.- 297с.
  4. Власть и элиты. Гл. ред. А.В. Дука. Т.1. СПб.: 2014.- 455с.
  5. Медведев Д.А. Выступление на международном инвестиционном форуме в Сочи. Российская газета. 2016. 3 октября.
  6. Интернет ресурс [ http://data.worldjusticeproject.org] Дата обращения 31.10.15.
  7. Петров С.И. Политика и обеспечение национальной безопасности России: учебное пособие. СПб.: СПбГУ, 2008.-158с.
  8. Петров С.И. Комплектование армии и подготовка молодежи к военной службе. Социально- гуманитарные знания. 2003. №6.
  9. Путин В.В. Россия сосредотачивается. Ориентиры. М.: 2012.
  10. Россия в современной архитектуре международной безопасности: вызовы и перспективы. Материалы научной конференции. Нижний Новгород, 28-30 сентября 2015г. М.: 2016. — 208с.
  11. Сморгунов Л.В. БРИКС и политика справедливого экономического роста. Демократия и управление. Вып.1-2. 2014.
  12. Стратегия национальной безопасности РФ. Утверждена указом Президента РФ от 31.12.2015г. № 683. Раздел V.
  13. Национальная безопасность России в условиях глобализации. Геополитический подход: монография. Под ред. А.П. Кочеткова, А.В. Опалева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2016. — 231с.

[1] Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований «Управляемость и конкурентоспособность государства в условиях неопределенности: сравнительный анализ стран БРИКС», проект № 14-03-00816″

НОВЫЕ ВЫЗОВЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ПОЛИТИКО-АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕЖИМ В РОССИИ
В статье рассматривается взаимосвязь внешних и внутренних условий развития России, новых вы-зовов национальной безопасности с политико-административным режимом. В результате проведенного анализа делается вывод, что сегодня в России отсутствуют условия и предпосылки для радикальной трансформации политического режима. Вместе с тем, надежное обеспечение национальной безопасности предполагает качественное улучшение ситуации в экономической, социальной и духовной сферах через совершенствование деятельности политико-административных институтов развития и повышение эффективности государственного управления.
Written by: Петров Сергей Иванович
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 01/18/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.10.16_31(3)
Available in: Ebook
22 Сен

Профильный лингвистический отряд на базе летнего лагеря с дневным пребыванием «RAINBOW», как внеурочная деятельность с одаренными детьми в рамках реализации ФГОС




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Существует мнение, что все дети рождаются одаренными в той или иной степени, но в процессе жизни у них появляются различные условия для развития. Эти условия создаются в семье, дошкольном учреждении, школе, учреждении дополнительного образования. На мой взгляд, школа является важнейшим образовательным институтом для выявления, сохранения и преумножения интеллектуального и творческого потенциала детей. Следовательно, педагоги должны создать благоприятную среду для развития одаренных детей, т.е. создать для детей яркие, эмоционально насыщенные дела, привлекательные для ребенка (конкурсы, соревнования, викторины, посещения интересных мест). Немаловажным является сотрудничество и сотворчество детей и взрослых, что позволяет достигать общую цель, например создание и реализация проектов. Одним из вариантов сопровождения развития одаренных детей в школе является реализация программ внеурочной деятельности, составляющих основную образовательную программу  образования в соответствии с ФГОС.

В рамках традиционного образовательного процесса за последнее десятилетие сложились следующие виды деятельности:

– учебный процесс;

– система дополнительного образования;

– набор общешкольных воспитательных мероприятий различной направленности;

– воспитательная работа классного руководителя;

 – организация работы группы продленного дня;

– индивидуальная работа с учащимися.

Внеурочная деятельность не является ни одним из данных видов деятельности, но может содержать в себе черты каждой из них. Как известно это не традиционный урок, но она направлена на достижение образовательных результатов, заявленных ФГОС и  способствует решению тех задач, которые не удается решить на уроке.

Таким образом, внеурочная деятельность – это особый вид деятельности, осуществляемый в рамках образовательного процесса по пяти направлениям развития личности: спортивно оздоровительное, духовно-нравственное, социальное, обще интеллектуальное, общекультурное на основе определенной программы; направленный на решение конкретных образовательных задач, в  соответствии с требованиями ФГОС; способствующий проявлению активности обучающихся; реализуемый различными категориями педагогических работников в различных формах работы вне урока.

Разработан проект профильного лингвистического отряда на базе летнего лагеря с дневным пребыванием детей «RAINBOW» (ссылка https://cloud.mail.ru/public/Dwn3/d88ETLD5Q). В работе используются такие виды внеурочной деятельности, как познавательная и ценностно-ориентационная.

Познавательная деятельность направлена на развитие познавательных интересов детей, формирование их умственных способностей. На протяжении всей смены (21 день) ребята имеют превосходную возможность изучить историю, традиции и обычаи Великобритании, России и Удмуртской Республики. Основная цель – создать условия для развития личности, гражданина и патриота. Ценностно-ориентационная деятельность представляет собой процесс формирования отношения к миру, усвоения нравственных норм жизни людей.

Основными задачами программы проекта “Rainbow” является создание условий для рационального использования каникулярного времени, оздоровления и досуга детей, развитие способностей школьников к  общению на английском языке и формирование толерантности по отношению к другим культурам, объединение детей для реализации творческих интересов и организации разнообразного по форме и содержанию отдыха.

Более 5 лет мы сотрудничаем с молодежной ассоциацией “AIESEC”. Это своеобразная международная платформа, которая помогает раскрыть потенциал детей. В ходе реализации данного проекта  ученики расширяют базовые предметные знания посредством общения с иностранными студентами, ребята создают индивидуальные и совместные творческие проекты на английском и русском языках. За годы сотрудничества в нашей школе прошли стажировку студенты из Китая, Индии, Бразилии, Пакистана, Египта, Сирии и Индонезии. Были проведены совместные экскурсии, мастер классы, электронные презентации.

Кроме того проект является одним из мероприятий в рамках международного проекта «Ассоциированные Школы ЮНЕСКО» (направление «Культура мира, отрицание насилия, воспитание толерантности»). Дети получают реальную возможность ознакомиться с деятельностью ЮНЕСКО и принципами её деятельности, углубляют базовые знания по английскому языку, разрабатывают презентации на лингвострановедческие темы для последующего участия в научно-практических конференциях различного уровня.

Летний период в жизни школьника — самое яркое по эмоциональной окраске время. Однотонный ритм жизни детей прерывается, происходит смена деятельности и впечатлений. В связи с этим, основной задачей является организация досуга учащихся так, чтобы энергия детей была направлена на познание окружающего мира, на саморазвитие, на самостоятельное творчество. Название проекта «Rainbow» («Радуга») и система мероприятий направлена на создание яркой и незабываемой радуги впечатлений. Таким образом, каждый день смены имеет определенный цвет радуги и имеет тематическую направленность.

bezymyannyj

Таким образом, за смену дети вместе с учителями  и стажерами создадут три радуги, три мостика в иноязычную среду, при этом узнают многое о своем родном крае.

Предложенный выше проект, является одним из вариантов организации работы с одаренными детьми в рамках внеурочной деятельности школы. Он формирует интеллектуальный потенциал, повышает мотивацию изучения иностранных языков, стимулирует интерес к более глубокому изучению иностранных языков.

Литература

  1. Байбородова, Л. В. Внеурочная деятельность школьников в разновозрастных группах : пособие для учителей общеобразовательных учреждений / Л. В. Байбородова. – М. : Просвещение, 2013. – 177 с.
  2. Сопровождение одаренного ребенка в региональном образовательном пространстве : учебно-методическое пособие. / под ред. М. В. Груздева, А. В. Золотаревой. – Ярославль : Изд-во ЯГПУ, 2012. – 291 с.
    Профильный лингвистический отряд на базе летнего лагеря с дневным пребыванием «RAINBOW», как внеурочная деятельность с одаренными детьми в рамках реализации ФГОС
    В статье описывается проект летнего лингвистического отряда как вариант сопровождения одаренных детей в средней школе.
    Written by: Галямова Резеда Фаритовна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/05/2016
    Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
    Available in: Ebook
22 Сен

ФЕНОМЕН «ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ» И НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

В конце XX начале XXI вв.  как в научном сообществе, так и в периодической печати  достаточно много  внимания  уделяется  анализу нового феномена  «цветных революций», которые породили смену политических элит в отдельных «постсоветских» государствах и государствах Арабского Востока. Главным  итогом осуществления  «цветных революций» в государствах СНГ стало изменение их  геополитической ориентации и внешнеполитической стратегии. Примером может служить смена внешнеполитических приоритетов Украины и Грузии  в сторону НАТО и  Европейского союза.

Актуальность и значимость данной проблематики обусловлена тем, что все выше обозначенные процессы оказывают непосредственное  влияние на  национальную безопасность Российской Федерации, негативно влияют на реализацию ее национальных интересов на постсоветском пространстве. Государства СНГ в силу множества объективных причин и факторов входят в сферу жизненно важных интересов России.  Технологии «цветных революций»  затрагивают и  внутреннюю безопасность Российской Федерации. Эти и другие причины обуславливают необходимость исследования  причин, движущих сил, механизма подготовки и способов реализации, результатов осуществления «цветных революций».

 Первые новые технологии смены политических режимов были апробированы в конце 1980-х – начале  1990-х гг. Крушение Берлинской стены в 1989 г. стало своеобразным символом перемен в государствах Центральной и Восточной Европы. Первопроходцем в апробации новых технологий стала «бархатная революция» в Чехословакии. В последующем трансформация политических режимов в большинстве государств «народной демократии» произошла относительно мирным путем, бескровно. Бескровный характер этих процессов, а по сути государственных переворотов и позволил назвать их «бархатными революциями».  В последующем этот термин стал означать несиловые варианты смены политических элит в государствах.

«Революционная смена» политических режимов в государствах СНГ – революция роз в Грузии 2003 г., оранжевая революция на Украине 2004 г., тюльпановая революция в Киргизии 2005 г. позволила дать новое название  рассматриваемому феномену как «цветные революции». Цвет и символы, как знаковые символы «цветных революций» играют особую роль, так как они воздействуют на психику участвующих в массовых протестах в конкретной стране. Политтехнологи прекрасно понимают, какое значение имеют знаковые системы («красная роза», «красный тюльпан», а не «желтый тюльпан»)  для конкретного народа,  ибо  они пробуждают определенные эмоции участвующих и формируют в целом эмоциональный настрой на победу. Символ революции становится опознавательным знаком, консолидирующий соратников в конкретном пространстве и времени.

Вместе с тем, не смотря на то, что изучению технологий «цветных революций» уделяется большое внимание,  как среди ученых, так и специалистов по их предупреждению, до сих нет единого понимания на то, какое именно событие можно считать «цветной революцией». Вердиханова З.В. в своей статье определяет несколько направлений  в анализе сущности  «цветных революций» таких как: современный пример революционной трансформации, которая  совершается по традиционным канонам  революции с участием  масс и сменой политической системы; разновидность государственного переворота, в рамках которого осуществляется  захват власти оппозиционными силами; политическая технология, насаждаемая внешними силами для совершения переворота в государстве; политический конфликт по поводу перераспределения властных ресурсов [1]. Наиболее общей чертой всех подходов в рассмотрении «цветных революций» является использование ненасильственных методов смены политических режимов — митингов, разнообразных форм  протеста.

Однако, трагические события  на Украине в 2014 г. не позволяют уже говорить о «цветных революциях» как о «бескровном государственном перевороте». Наиболее приемлемым, по мнению автора, является подход, который рассматривает данный феномен как форму государственного переворота с последующей насильственной сменой правящего режима под давлением массовых уличных акций протеста и при активной  внешней поддержке из-за рубежа. Внешняя поддержка является одним из условий эффективного осуществления «цветных революций». Наиболее активную моральную поддержку, организационную и финансовую помощь «цветным революциям» через неправительственные организации оказывают США.  Агентство США по международному развитию (USAID) финансирует американские и международные неправительственные  организации как Национальный демократический  институт международных отношений, Национальный фонд США поддержки демократии, международный республиканский институт. В «продвижении демократии» путем «цветных революций» проявляет  большую активность Международная организация «Дом Свободы», Фонд Сороса, который  финансирует  также  Международное общество справедливых выборов [2].

«Цветная революция» в отличие от классической революции не ставит важнейшую конечную цель изменения социального строя и форм собственности,  а её главная задача заключается в смене  политического лидера государства. Поэтому наличие решительного и твердого главы государства, способного реально использовать вверенную ему власть и пресечь любые незаконные и провокационные акции «цветных революционеров» приводит к неудачам и провалам «цветной революции». Примерами может служить попытка цветной революции в Узбекистане в 2005, попытка васильковой революции в Белоруссии, попытка цветной революции в Армении.

Можно в обобщенном виде выделить наиболее характерные предпосылки «цветных революций»: резкое «сужение» социальной базы существующего политического режима в государстве; утрата им статуса безусловной легитимности; наличие сформировавшейся оппозиционной политической и экономической элиты, которая в рамках существующей системы ощущает свою не востребованность; консолидированная  поддержка оппозиции  со стороны ведущих держав мира; зависимость правящей элиты от финансировании зарубежных государств; доминирование анти властных настроений в столице и в других крупных городах страны; наличие у политических противников режима харизматической личности, становящейся символом обновления [3].

«Цветные революции» на постсоветском пространстве влияют на имидж России в странах СНГ, сказываются негативно на процессе интеграции в данном регионе, а в конечном итоге все эти процессы представляют реальную угрозу национальной безопасности Российской Федерации. В ходе «цветных революций» к власти пришли недружественные по отношению к России политические режимы. Следствием этих процессов стал конфликт с Грузией и последующим выходом ее из состава СНГ, серьезный конфликт с Украиной

В современных условиях, в период экономического кризиса многие страны СНГ переживают  экономическую нестабильность, влекущую за собой низкий уровень жизни населения и опыт осуществления «цветных революций»  может стать толчком к проведению аналогичных мероприятий.

Таким образом, феномен «цветная революция» стал новой моделью смены высшего руководства государства. Поводом для начала таких «революционных событий» как правило становится напряженная или нестабильная ситуация в государстве в период парламентских или президентских выборов, важных политических событий. Как показал постсоветский опыт осуществление таких революционных преобразований, они не приводят к ожидаемым результатам большей части участвующих в таких событиях. Итогом всех этих процессов чаще всего становится  политическая дестабилизация в государстве, экономический спад, обнищание значительной части населения и как следствие масштабное общественное разочарование.

Список литературы:

  1. Вердиханова З.В. Структурные и процессуальные характеристики феномена «цветных революций» //http://izvuz_on.pnzgu.ru/files/izvuz_on.pnzgu.ru/08.pdf
  2. «Мягкая сила» и «управляемый хаос» — инструменты современной мировой политики //ttps://www.hse.ru/data/2015/03/24/1093344876/%D0%97%D0%B0%D0%BD%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B5%20%E2%84%96%204.pdf
  3. Барсаков В.А. «Цветные революции»: теоретический и прикладной аспекты //Полис.2006. №8. С. 57.
    ФЕНОМЕН «ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ» И НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ
    В статье анализируется сущность феномена «цветных революций», рассматриваются различные подходы авторов на его содержание, выявляются предпосылки возникновения «цветных революций», их последствия для интеграционных процессов на постсоветском пространстве и влияние на национальную безопасность Российской Федерации
    Written by: Чаевич Александр Владимирович
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/06/2016
    Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
    Available in: Ebook