30 Май

ПЕРСПЕКТИВНЫЕ РЕКРЕАЦИОННЫЕ ЗОНЫ СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ ШЕБЕКИНСКОГО РАЙОНА И ГОРОДА ШЕБЕКИНО




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Природа Шебекинского района включает многообразные рельефные, климатические, растительные факторы, животный мир, которые способствуют определению территории как одной большой рекреационной зоны. Многочисленные овраги и балки, расчленяющие рельеф, благоприятно влияют на развитие лыжного туризма, пешеходных походов, спортивного ориентирования. Все реки Шебекинского края относятся к равнинному типу, имеют широкие, хорошо разработанные долины. Берега облесены, то есть покрыты лесом. Течение вод спокойное, слегка убыстряющееся на редких перекатах [4]. Все это содействует организации пляжного отдыха, водного туризма, санаторно-оздоровительной деятельности.

Целями проведенного исследования раскрываются перспективные направления развития рекреационного потенциала сельских поселений Шебекинского района и города Шебекино, которые разрабатываются администрацией Шебекинского района. Исследование позволило предложить дополнительный вариант использования водных ресурсов города с целью развития рекреационно-познавательной деятельности .

Шебекинский район состоит из 1 городского и 14 сельских поселений с 101 населенным пунктом. Общие черты предлагаемых проектов: установка малых архитектурных форм, объектов санитарно-гигиенического назначения, работы по созданию автостоянок. Рассмотрим перспективы развития рекреационных зон в каждом сельском поселении района  [2].

Белоколодезянское сельское поселение расположено на северо-восточной части Шебекинского района. В с. Артельное одной из перспективных зон является родник, для  развития которого предусмотрена санитарная расчистка территории, завоз песка. Предполагаемая стоимость реализации проекта: 422 900 руб. В с. Белый Колодезь рекреационная зона – родник «Серебрянный». Предусмотрена санитарная расчистка территории; чиста, углубление и расширение русла реки; установка беседок. Предполагаемая стоимость реализации проекта составит 533 800 руб.

Белянское сельское поселение расположено в юго-восточной части Шебекинского района. В с. Нижнее Березово местом всесезонного отдыха является родник (1 га); для привлечения туристов планируется строительство кемпинга. В целях развития рекреации необходимо организовать строительство зданий (пункты охраны, спасательной службы, медпункт), установить беседки, изготовить пешеходный мостик через ручей, провести работы по укладке тротуарной плитки. Предполагаемая стоимость реализации проекта: 8 280 800 руб. В с. Белянка разрабатывается проект места всесезонного отдыха и рыбалки – пляж площадью 0,5 га (предполагаемая стоимость реализации 5 021 100 руб.), который предусматривает чистку и расширение русла реки; завоз песка; установка беседок;  строительство площадки для пляжного волейбола, футбола.

Бершаковское сельское поселение расположено в восточной части Шебекинского района. В с. Булановка разрабатывается каскад прудов (рис. 1): «Стублье» верхний (4,2 га) и «Стублье» нижний (2,8 га). Необходимо для развития рекреации установить волейбольную и теннисную площадки; завести песок; провести работы по укладке тротуарной плитки. Предполагаемая стоимость реализации проекта: 30 289 300 руб.

Рис. 1. Каскад прудов в с. Булановка

 

Большегородищенское сельское поселение расположено в северной части Шебекинского района. Перспективными рекреационными зонами выступают пруд «Тюрино» в с. Тюрино и пруд «Грашкин» в с. Цепляево-Второе. Проектами разработана санитарная расчистка территории, завоз песка, установка беседок. Предполагаемая стоимость реализации проекта составит 3 411 400 руб. и 3 175 000 руб. соответственно.

Большетроицкое сельское поселение расположено в северо-восточной части Шебекинского района. В с. Большетроицкое разрабатывается проект благоустройства парка площадью 8 га, предполагаемая стоимость реализации которого 1 660 400 руб. Необходимо провести прореживание лесного массива, выкорчевывание пней, посадку саженцев деревьев и кустарников. Предусматривает строительство площадок: трех смотровых, открытой концертной, для пляжного волейбола, ролледрома, теннисного корта, беседок. Также рекреационной зоной является урочище «Вислое» (рис. 2). Предусмотрены: санитарная расчистка территории, установка беседок и мангала, создание волейбольной площадки. Предполагаемая стоимость реализации проекта: 132 990 руб.

Рис. 2. Урочище «Вислое» Большетроицкого сельского поселения

 

Вознесеновское сельское поселение расположено в юго-восточной части Шебекинского района. Местом организации рекреационной зоной выбраны пруды в х. Белокриничный и в с. Нежеголь. Для благоустройства предусмотрены следующие действия: прокладка труб водопровода и сетей ЛЭП, завести песок, оборудовать лодочный причал и приобрести лодки для водных прогулок. Предполагаемая стоимость реализации проекта соответственно составит 5 835 000 руб. и 1 035 000 руб [1].

Графовское сельское поселение расположено в западной части Шебекинского района. Разрабатывается проект благоустройства пляжной зоны в с. Безлюдовка и в с. Ивановка, включающий санитарную расчистку береговой полосы, обследование, выравнивание дна, завоз песка; предполагаемая стоимость реализации: 2 014 000 руб. и 1 390 000 руб.

Рис. 3. Пляжная территория (10 га) в с. Безлюдовка Шебекинского района

Купинское сельское поселение расположено в центральной части Шебекинского района. В с. Купино перспективная зона – пляж, благоустройство которого сводится к чистке и расширению русла реки; углублению русла реки на 1 м; укладке тротуарной плитки. Предполагаемая стоимость реализации проекта 1 283 600 руб. Особая точка тяготения в с. Яблочково – 500-летний дуб, к которому совершаются экскурсионные прогулки. Для поддержания природной среды в хорошем состоянии необходимо провести работы по укладке тротуарной плитки и строительству пешеходного моста длиной 15 м. Предполагаемая стоимость реализации проекта составит 7 724 500 руб.

Максимовское сельское поселение расположено в восточной части Шебекинского района. В целях благоустройства в х. Шемраевка выбран пруд площадью 29,5 га, предполагается санитарная расчистка территории, установка беседок, прокладка сетей ЛЭП. Предполагаемая стоимость реализации проекта составит 5 486 450 руб.

Масловопристанское сельское поселение расположено в западной части Шебекинского района. В пгт. Маслова Пристань одной из перспективных зон является пляж по ул. Октябрьская. В целях благоустройства предполагается: завести 4 400 м3 песка (h=200 мм), организовать стоянку для автомобилей на 60 машино-мест. Предполагаемая стоимость реализации проекта:  3 755 700 руб.

Муромское сельское поселение расположено в юго-западной части Шебекинского района. В с. Муром разрабатывается план благоустройства Безбородовского родника. Данная территория выступает местом всесезонного отдыха и источником забора родниковой воды. Предусмотрено: чистка, укрепление русла ручья, комплексное обустройство истока родника, строительство мостика. Предполагаемая стоимость реализации проекта: 14 052 530 руб. Согласно проекту благоустройства пруда «Молочный» планируется провести очистку дна водоема, увеличить площадь пруда, организовать строительство пирса для рыбной ловли, волейбольной и баскетбольной площадок. Предполагаемая стоимость реализации проекта: 9 848 900 руб.

Новотаволжанское сельское поселение расположено в западной части Шебекинского района. В с. Новая Таволжанка разработан план благоустройства пляжа (предполагаемая стоимость реализации: 9 899 730 руб.), который включает чистку, расширение русла реки, вырубку старых деревьев, выкорчевывание пней, выравнивание рельефа.

Первоцепляевское сельское поселение расположено в восточной части Шебекинского района. Пляжные территории в с. Сурково и в с. Первое Цепляево требуют проведения работ по выравниванию рельефа, чистки и расширения русла реки. Предполагаемая стоимость реализации проектов соответственно составит 2 885 650 руб. и 2 397 800 руб.

Чураевское сельское поселение расположено в юго-западной части Шебекинского района. Рекреационные зоны, требующие благоустройства, – пляж в с. Крапивное и с. Пенцево. Необходима чистка, расширение русла реки, санитарная расчистка береговой полосы, прокладка сети ЛЭП и труб водопровода,  посадка деревьев. Предполагаемая стоимость реализации проекта составит 6 837 300 руб. и 5 314 250 руб. соответственно.

В городе Шебекино перспективной рекреационной зоной выступает пляжная территория (по ул. Набережная) общей площадью 6 га для использования в целях всесезонного, активного спортивно-оздоровительного отдыха и водного туризма. Предполагаемая стоимость реализации проекта составит 3 408 700 руб.

Рис. 4. Протекание реки Нежеголь в городе Шебекино [3]

На базе данной пляжной территории предлагаем также организовать сплавы на байдарках и катание на лодках. Еще в 1913 году здесь была открыта лодочная станция, которая прекратила свою работу в годы Великой отечественной войны, поэтому считаем возрождение водного туризма перспективным направлением.

Данное предложение дополнит развитие территории активным видом отдыха, а катание на лодках позволит знакомить гостей и проводить обзорные экскурсии благодаря живописным пейзажам и протеканию реки Нежеголь через центр город (рисунок 4).

Таким образом, для нормальной жизнедеятельности и отдыха населения необходима организация полноценных рекреационных зон. В ходе проведенного анализа проектов администрации Шебекинского района по благоустройству рекреационных зон сельских поселений было сделано заключение о том, что территория Шебекинского района обладает значительными природными данными для организации пляжного отдыха и развития водного туризма. Благодаря реализации проектов появятся новые места отдыха, а существующие будут приводиться в порядок и преображаться. Кроме того, исследование доказало, что территория района позволяет создавать не только места кратковременного отдыха. Благодаря природным и рекреационным ресурсам можно использовать территорию как лечебную, восстановительную и спортивную местности.

Список литературы:

  1. Концепция развития рекреационного комплекса Шебекинского района.
  2. Правила землепользования и застройки городского поселения «Города Шебекино» «Шебекинского района и города Шебекино» Белгородской области: офиц. текст. — Белгород, 2010.
  3. Публичная кадастровая карта: [Электронный ресурс]. 2010-2015. URL: https://pkk5.rosreestr.ru/.
  4. Косенко З.В. Природа Шебекинского края//Белгородский краеведческий вестник. Вып. 5. – Белгород, 2005.
  5. Затолокина Н.М., Кононова О.Ю. Особенности установления и изменения городской черты и анализ земельно-хозяйственного устройства территории г.Старый Оскол//Вестгик БГТУ им.В.Г.Шухова, №12, 2016г.-80с.
    ПЕРСПЕКТИВНЫЕ РЕКРЕАЦИОННЫЕ ЗОНЫ СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ ШЕБЕКИНСКОГО РАЙОНА И ГОРОДА ШЕБЕКИНО
    Белгородская область обладает высокими рекреационными возможностями, но они не используются в полной мере. На ее территории возможно создание новых реабилитационных и восстановительных центров на базе имеющихся природных ресурсов. Особенно это актуально вблизи областного цента. В результате анализа сельских поселений Шебекинского района области, предложены территории для реализации данных проектов.
    Written by: Затолокина Наталья Михайловна, Трунова ИринаВладимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook
30 Апр

СВЕРХГЛУБОКИЕ И ГЛУБОКИЕ СКВАЖИНЫ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ СКВАЖИННОЙ МАГНИТОМЕТРИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

ВВЕДЕНИЕ

Сверхглубокие и глубокие скважины являются основой непосредственного изучения состава пород на глубинных горизонтах земной коры. Они позволяют вскрыть геологические разрезы на большую глубину; получить прямые данных о состоянии, составе пород и изучить их изменение с глубиной; оценить природу геофизических границ; изучить физические свойства пород в реальных термодинамических условиях; а также способствуют разработке новых технологий и аппаратуры глубинного изучения и использования недр и т.д. [14, c.4; 15, с.3-7].

Скважинная магнитометрия, включающая измерение магнитной восприимчивости и магнитного поля, эффективно применяется при исследовании сверхглубоких скважин и для изучения разреза глубоких скважин в нефтегазоносных районах России [6]. Эффективность скважинной магнитометрии связана с разработкой и внедрением магнитометров-инклинометров, способных с высокой точностью проводить одновременно и непрерывно исследование магнитного поля, магнитной восприимчивости в скважинах, а магнитного азимута и зенитного угла скважины. Кроме того, создание новых способов и методик интерпретации магнитных полей и изучения магнитных объектов, что позволило решать сложные геологические задачи и перейти от качественного истолкования измеренных магнитных параметров к их количественному анализу.

Магнитометрические исследования сверхглубоких скважин осуществлялись автором с 1980 года совместно с коллективом сотрудников лаборатории скважинной магнитометрии Института геофизики УрО РАН.

Методом скважинной магнитометрии исследованы такие сверхглубокие скважины как: Кольская, Криворожская, Уральская, Мурунтауская, Саатлинская, Тимано-Печорская, Колвинская, Воротиловская, Тюменская, Ново-Елховская, Тырныаузская, КТВ. Это обеспечило получение ценной информации об особенностях магнитного поля и магнитной восприимчивости, а также намагниченности основных геоблоков земной коры и ее параметрах на различных горизонтах в широком стратиграфическом диапазоне. Исследованные сверхглубокие скважины расположены в основных геоструктурах (рис.1.): на древних щитах (Кольская, Воротиловская, Криворожская, Ново-Елховская), в разновозрастных складчатых сооружениях (Уральская, Мурунтауская, Тырныузская) и в чехлах древних (Колвинская, Тимано-Печорская) и молодых платформ (Тюменская СГ-6), области мезозойской и кайнозойской складчатости (Саатлинская СГ-1) [14,с.4;15, с.3-7].

Основная цель исследования сверхглубоких скважин методом скважинной магнитометрии – это изучение особенностей и изменения магнитных свойств пород в естественном залегании с глубиной в условиях высоких температур и давления, изучение взаимосвязи магнитных параметров с петрографическими разновидностями горных пород; создание на этой основе новых способов и методик интерпретации для решения различных геологических и технологических задач, проверка информативности и эффективности метода, что полностью отвечает важнейшей научной проблеме комплексного изучения строения и состава глубинных зон земной коры.

МЕТОДИКА

Для эффективного и достоверного изучения глубоких и сверхглубоких скважин требовалась разработка как новой аппаратуры [2], так и методики измерений, обработки и интерпретации применительно к условиям сверхглубоких скважин в связи с повышением температуры и давления [ 6].

Рисунок 1. Схема расположения сверхглубоких и глубоких скважин ( I ) и геоструктурная схема (II):

а) области древних платформ и щитов (3 -Кольская СГ-3, 12261 м; 8 -Криворожская СГ-8, 3841 м; 14- Воротиловская , 5374 м; 7- Ново-Елховская, 5100 м);б) разновозрастных складчатых сооружениях (4- Уральская, 6001 м; 10 – Мурунтауская СГ-10, 4220 м; 13 –Тырныаузская, 4001 м); в) чехлы древних платформ (12- Колвинская, 7054 м; 5 — Тимано — Печорская, 6903,5 м);г) области молодых плит (6 – Тюменская СГ- 6, 7502 м);д) области мезозойской и кайнозойской складчатости (1- Саатлинская СГ-1, 8324 м).

е) скважины

Для проведения магнитометрических исследований в Институте геофизики УрО РАН разработаны магнитометры-инклинометры. Приборы позволяют производить непрерывные измерения магнитной восприимчивости горных пород (c), вертикальной составляющей (Za) и модуля горизонтальной составляющей (Нa) геомагнитного поля, магнитного азимута (Am) и зенитного угла (j) скважины. Разработанное программное обеспечение позволяет реализовать процесс измерений с автоматическим вводом коррекции и выдачу результатов измерений на дисплей. Прибор магнитометр-инклинометр МИ-6404 обладает термобаростойкостью (250 оС, 220 МПа), весь комплекс измерений проводит за две спуско-подъемные операции с использованием трехжильного каротажного кабеля [2, 3].

Для повышения достоверности интерпретации в комплексе с результатами скважинной магнитометрии используются результаты кавернометрии, инклинометрии, метода электронных потенциалов и другие методы ГИС, а также геологические разрезы по скважине, результаты палеомагнитных и петромагнитных исследований керна, другая петрофизическая информация, предоставляемые геологическими службами на скважинах и другими исследователями. Но надо иметь в виду, что качественная и количественная интерпретация материалов каротажа имеет ограничения. Эффективность качественной интерпретации и достоверность заключения основывается на следующих факторах: слабой зависимости измерений магнитного поля от параметров скважины и примыкающей к ней области; высокой разрешающей способности как в радиальном направлении, так и вдоль скважины; хорошей точности измерений и их стабильности [6].

В основу количественной интерпретации диаграмм положено представление о геомагнитной среде как наборе неоднородно намагниченных пород. Каждая порода, отдельный пласт характеризуется магнитной восприимчивостью и магнитным полем прискважинной области проникновения и околоскважинного пространства. В наиболее сложных случаях при интерпретации применяется математическое моделирование и учитываются все важные детали исходных материалов в рамках существующей теории скважинной магнитометрии [4, с.88-93;6].

Задача определения намагниченности пород в условиях естественного залегания по стволам сверхглубоких скважин имеет преимущество по сравнению с изучением намагниченности на образцах керна. Изучается полный разрез скважины, а не отдельные точки отбора керна. Кроме того, векторные измерения геомагнитного поля по трем составляющим Z , Hx, Hy имеют привязку к странам света, в то время как керн не имеет такой привязки. Особенно преимущество проявляется в тех случаях, когда керн не ориентирован «верх – низ», а, следовательно, полярность остаточной намагниченности остается неизвестной [5, с.244-250; 21 , 22].

Задача поисков намагниченных тел в околоскважинном пространстве, в стороне от ствола скважины или под ее забоем решается по характерным аномалиям магнитного поля при условии, что эта аномалия не объясняется магнитной восприимчивостью подсеченных скважиной пород.

Особенности и изменение намагниченности вскрытых сверхглубокими скважинами пород основаны на закономерной связи магнитных аномалий с геологическими факторами: литологическим типом пород, степенью их изменения, структурно-текстурными особенностями, типом и концентрацией магнитных минералов и т.д. Их изучение дает основание использовать эти параметры для геологического истолкования наблюденного как внутреннего, так и внешнего магнитного поля.

Сравнение оценки типов магнитной минерализации с петромагнитными, палеомагнитными исследованиями керна сверхглубоких скважин и с данными по петрографическому и петрохимическому описанию пород необходимо для дополнения и подтверждения интерпретации; оценки возможности скважинной магнитометрии для решения палеомагнитных задач [6; 11,с.3-17].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Автором установлены особенности намагниченности пород в естественном залегании по результатам исследования сверхглубоких скважин.

Для пород с магнетитовой и титаномагнетитовой минерализацией, представленных интрузиями долеритов, дайками микродиоритов, андезито-базальтов, базальтов (Уральская СГ-4, Тимано-Печорская СГ-5, Кольская СГ-3, Саатлинская СГ-1, Колвинская параметрическая), отмечается как прямая, так и обратная намагниченность.

Например, для Саатлинской СГ-1 по данным скважинной магнитометрии получились такие результаты (рис.2). Расчет и интерпретация намагниченности пород по Саатлинской колеблется от 0 до 5 А/м. Величина Jnz обратно намагниченных пород значительно выше, чем прямо намагниченных пород, то есть наибольшую сохранность имеют породы с обратной намагниченностью. Величина фактора Qz как прямо, так и обратно намагниченных пород, меняется в пределах от 0 до 1, что говорит о присутствии в породах магнетитовой минерализации [18].

Например, миндалекаменные базальты, спилит-диабазы, долериты и базальты, подсеченные скважиной на глубинах 4530- 4470 м (рис.2 а) и 4800-5100м (рис.2 б), обладают высокой индуцированной намагниченностью до 4 А/м. Естественная остаточная намагниченность с глубины 4530 и до глубины 4725 м Jnz имеет прямую полярность (рис.2 а). Для всего же интервала глубин 4530-4845 м величина полной намагниченности меняется в пределах от 1,2 до 3,5 А/м, Ji – в пределах от 1 до 3,5 А/м, Jnz от –1,5 до 1,2 А/м (рис.2 б). Отмечено также, что для эффузивных пород, вскрытых Саатлинской сверхглубокой скважиной, величина естественной остаточной намагниченности Jnz и фактора Qz обратно намагниченных пород выше, чем у прямо намагниченных пород, т.е. наибольшую сохранность Jnz имеют породы с обратной намагниченностью.

Присутствие в скважинах Уральской СГ-4 и Мурунтауской СГ-10 мелкодисперсного моноклинного пирротина изменяет характер кривых J, Ji, Jn (они становятся изрезанными и знакопеременными). Неоднородность намагниченности пород связана, в основном, с изменением естественной остаточной намагниченности Jn в связи с ее разной стабильностью (рис.3).

Палеомагнитные и магнитные исследования керна Уральской СГ-4 позволили выявить сложную картину намагниченности пород разреза скважины и показали, что эффузивно-вулканогенная толща отличается повышенными значениями магнитной восприимчивости и остаточной намагниченности по сравнению с флишоидной. Кроме того, был проведен сопоставительный анализ результатов скважинной магнитометрии с лабораторными исследованиями керна скважины СГ-10, выполненными Свяжиной И.А. [13;16,с.88-99;20, с.12].


Рисунок 2. Результаты скважинной магнитометрии (магнитная восприимчивость c и вертикальная аномальная составляющая магнитного поля Za) и результаты определения вертикальных составляющих полной Jz, индуктивной Jiz, остаточной намагниченности Jnz и фактора Qz по Саатлинской сверхглубокой скважине СГ-1 в интервале 4560 — 4770 м (а ) и 4800 — 5100 м (б).

1-миндалекаменные базальты; 2 – вулканические брекчии; 3 – базальты; 4- измеренные значения вертикальной аномальной составляющей магнитного поля Za ; 5- моделированные значения вертикальной аномальной составляющей магнитного поля Za .

Применение скважинной магнитометрии для корреляции геологических разрезов по стволам Кольской и Уральской сверхглубоких скважин потребовало индивидуально подхода для каждой изучаемой скважины и района работ. Успешное решение задачи зависит от конкретных геологических условий и физических свойств пород по каждой скважине, измеренных по керну и в естественном залегании. Для корреляции геологических разрезов был разработан комплекс признаков магнитной корреляции, позволяющий с достаточной степенью достоверности провести сопоставление и корреляцию магнитных пород по стволам сверхглубоких скважин [8, с.12-20].

Рисунок 3. Результаты определения вертикальных составляющих полной Jz,, индуктивной Jiz, естественной остаточной намагниченности Jnz и фактора Qz зон пирротиновой минерализации по данным скважинной магнитометрии в Мурунтауской сверхглубокой скважине до (а) и после (б) искусственного намагничивания в интервале глубин 2120-2150 м.

1 – слюдисто-кварцевые метатерригенные породы; 2 – углеродисто – биотит — мусковитовые (двуслюдяные) сланцы; 3 – тонкое чередование углеродисто-слюдистых сланцев и кварц – плагиоклазовых пород ;4 – углеродисто-биотит-плагиоклаз-кварцевые породы.

Магнитными параметрами, на основании которых осуществляется корреляция являются: величина и степень изрезанности кривой магнитной восприимчивости; величина, знак и степень изрезанности кривой внутреннего магнитного поля; величина и полярность полной намагниченности; величина индуцированной намагниченности; величина и полярность естественной остаточной намагниченности; величина и знак фактора QZ и QН; преобладающие ритмы повторяемости изменения магнитных свойств пород по разрезу; положение вектора внутреннего поля  в пространстве; результаты статистической обработки магнитных параметров.

Примером использования результатов скважинной магнитометрии для построения объемной модели околоскважинного пространства может служить корреляция магнитных пород по трем стволам Кольской сверхглубокой скважины СГ-3, по основному и опережающему стволам Уральской СГ-4, по стволам нефтегазовых скважин Сибирской платформы и Западной Сибири. Глубинный структурный прогноз в значительной мере связан с качеством корреляции пород в межскважинном пространстве и, в связи с этим, применение скважинной магнитометрии приобретает решающее значение.

Кроме того, по данным скважинной магнитометрии в Уральской сверхглубокой скважине СГ-4 идентифицированы подсечения магнитных пород по основному и опережающему стволам в интервале от 300 — 3400 м и проведена их взаимная корреляция [8,с.12-20].

Исследование влияния искусственного изотермического намагничивания в зонах сульфидной минерализации позволило оценить сложный характер магнитной минерализации и дать качественную оценку распределения типов пирротина в Мурунтауской СГ-10 [11, с.3-17]. Комплексирование метода скважинной магнитометрии и метода электронных потенциалов позволило разделить сульфидную минерализацию на пирит и пирротин, установить границу пирит — пирротинового перехода, что особенно важно для установления границ золоторудного оруденения в Мурунтауском рудном поле (рис.4). Эти переходы совпадают с геологическими границами разреза и метаморфической зональностью, указывая на их взаимосвязь.

На Мурунтауской скважине изучение искусственного намагничивания зон сульфидной минерализации стало возможным из-за технологических причин (частое использование при буровых работах фрезера). Магнитное поле фрезера на расстоянии 1 м составляет около 100 Э. Исследования искусственного намагничивания зон сульфидной минерализации были предложены Г.В. Иголкиной при исследованиях сверхглубоких скважин с целью решения геологической задачи по определению границ пирит–пирротинового перехода [19.с.13].

Рисунок 4. Сопоставление результатов скважинной магнитометрии по Мурунтауской сверхглубокой скважине СГ-10:

 а — до (октябрь 1989 г.) и после (март 1990г.) искусственного подмагничивания пород в интервале 3170-3220 м ; б — до (октябрь 1990 г.) и после (май 1991г.) искусственного намагничивания пород в интервале 3360 – 3400 м.

1-метаалевролиты;2-алевролиты;3-углеродисто-слюдистые сланцы;4–биотит-плагиоклазовые породы; c и Za — магнитная восприимчивость и аномальная вертикальная составляющая магнитного поля; МЭП – результаты каротажа методом электродных потенциалов.

При подмагничивании в магнитном поле до 100 Э моноклинная модификация пирротина приобретает значительную изотермическую намагниченность. Изучение изотермической намагниченности в лабораторных и скважинных условиях позволили В.П. Кальварской [12, с.77-85] предложить новую методику расчленения и минералогической диагностики в естественных условиях типов магнитной минерализации.

Изучалось изменение магнитного поля и магнитной восприимчивости, а также проводилось вычисление намагниченности пород, оценивалось влияние магнитного фрезера на магнитные характеристики. Разработанное устройство для измерения магнитной восприимчивости использовалось при исследовании и позволило решить задачу измерения величины магнитной восприимчивости на глубинах до 12 км при высоких температурах [2]. Преимущество устройства дает полную независимость выходного сигнала датчика магнитной восприимчивости от электропроводности горных пород, что достаточно важно при исследовании пород, содержащих сульфиды железа (например, пирита и пирротина).

Эффект намагничивания D Z = Za2Za1 достигает 20000 нТл, а величина аномалии поля связана с количественным содержанием пирротина и зависит от его типа: моноклинного, гексагонального или промежуточного — срастания первых двух типов.

Сопоставление результатов скважинных магнитных измерений до и после подмагничивания сделано для нескольких интервалов глубин 1160-1240 м, 2080-2180 м, 2380- 480 м, 3170-3220 м, 3340- 400 м, 3440-3480 м, 3550-3590 м, 3680-3720 м, 3960-3980 м.

Результаты скважинной магнитометрии в интервале 3170-3220 м до подмагничивания (октябрь 1989 г) и после подмагничивания (март 1990г) приведены на рис.4 (а). Породы, подсеченные скважиной в этом интервале, сильно дифференцированы по своим магнитным характеристикам за счет неравномерного распределения магнитного пирротина в углеродисто-слюдистых сланцах с прожилками кварц-карбонатного состава. Величина аномалии Za2, измеренная в октябре превышает аномалию Za1 (март) в 3 раза. Величина DZ составляет 5000-10000 нТл. Интересен тот факт, что для различных зон этот эффект подмагничивания различен. Кривая метода электродных потенциалов (МЭП) подтверждает наличие сульфидов, но по ней сделать разделение сульфидной минерализации на пирит и пирротин в естественном залегании невозможно. Изменение аномалии магнитного поля после подмагничивания дает, в основном пирротин, пирит же не является магнитным минералом.

Интервал 3340-3400 м (рис.4, б) характеризуется тем, что до подмагничивания аномалия Z практически отсутствовала, а после намагничивания Zа составила ±10000 нТл, т.е., стала такой же, как и у выше- и нижележащих пород. Кривая МЭП подтверждает наличие сульфидов. Поскольку кривая МЭП непосредственно связана с проводимостью пород, то следует четкая корреляция между электрической проводимостью, магнитной восприимчивостью и намагниченностью зон пирротиновой минерализации.

Такое поведение магнитного поля Zа вероятно вызвано тем фактом, что до подмагничивания остаточная намагниченность пирротина была обратной и совпадала по величине с индуцированной, за счет этого и происходило компенсирование их друг другом. После прохождения магнитного фрезера пирротин перемагнитился. Полярность остаточной намагниченности Jn стала прямой, а их сумма Jn с индуцированной Ji, вызвала такое изменение магнитного поля. Проявленная на глубинах более 3,4 км тенденция к смене вкрапленности гексагонального пирротина ильменитом отразилась в смене характера верти­кальной составляющей магнитного поля.

Комплексный анализ данных скважинной магнитометрии и МЭП позволил установить границу пирит-пирротинового перехода в интервале глубин 480-1200 м, а по данным [1, с.212-213] эта граница находится на глубинах от 0 до 1000 м.

 Исследована взаимосвязь магнитных характеристик со структурно-текстурными особенностями долеритовых интрузий, базальтов и гнейсов, вскрытых Уральской, Тимано-Печорской, Колвинской, Воротиловской сверхглубокими скважинами [6;10, с.53-56].

Магнитные характеристики гнейсов в Воротиловской сверхглубокой скважине, а также кристаллические сланцы и их брекчии определяются составом, структурой, текстурой, распределением в них магнитной минерализации [10, с.53-56 ]. Различие в магнитных свойствах пород вызвано наличием разных морфологических типов магнетита и присутствием пирротиновой минерализации. Например, вскрытые гнейсы по величине и знаку намагниченности разделяются на две различные разновидности гнейсов, что подтверждает выводы геологов и петрофизиков относительно типа магнитной минерализации [17, с.48-53]. Гнейсы обладают высокой полной и естественной остаточной намагниченностью, величина которых меняется от 2 до 12 А/м [10, с.53-56 ].

Кроме того, применение скважинной магниторазведки повышает эффективность геофизических исследований скважин при решении технологических задач глубинного изучения и использования недр. Решение задачи, связанной с обнаружением металла в стенках скважины и околоскважинном пространстве, позволяет при расширении ствола скважины или изменении его направления, избежать аварийных ситуаций.

Много буровых компоновок оставлено и в околоскважинном пространстве Кольской СГ-3[6, 7]. На рис.5 представлено предполагаемое по данным скважинной магнитометрии положение буровой компоновки, состоящей из двух частей. Первой частью является трубка керноотборника, второй частью — элемент буровой компоновки КНБК. Было определено расстояние до границ металлических предметов от стенки до верха первой части 13-15 см, для второй 23-26 см (верхний конец) и 18-21см (нижний).

 Определение пространственного положения двух буровых компановок, оставленных в первом стволе скважины, было сделано и в интервале глубин 10690-10760 м. Поставленная задача решена по измерениям во 2-ом и 3-ем стволах. По измерениям во втором стволе верхний конец верхней компановки четко фиксируется на глубине 10695 м. Азимут на верхнюю компановку ствола 1 из ствола 2 составляет СВ- 520, а на вторую компоновку (глубина 10737 м) азимут из ствола 2 составляет СЗ-3140. Аналогичная интерпретация проведена для измерений в стволе 3.

Зная величину аномалии магнитного поля, а также вид металлического предмета, можно оценить расстояние до него от ствола исследуемой скважины, что дает возможность определить пространственное положение аварийного ствола скважины и решить практическую задачу обхода компоновок при дальнейшем бурении скважины [7].

Рисунок 5. Определение местоположения буровой компоновки, оставленной в стенке Кольской СГ-3 в интервале глубины 6420 — 6430 м.

Впервые использование метода позволило изучить в естественном состоянии магнитные свойства океанических базальтов, траппов Сибирской платформы и провести их сравнение с базальтами Западной Сибири, диоритами и базальтами Кавказа и Урала, долеритами Тимано-Печорской нефтегазовой провинции [9, с.54-60]. Установлено, что остаточная намагниченность океанических базальтов и траппов различна, также как и ее сохранность. В скважинах, пройденных в океанических базальтах в Тихом и Атлантическом океанах и траппах Восточной Сибири, наблюдаются как отрицательные магнитные поля, так и положительные, зафиксирована смена знака намагниченности пород в изученных скважинах. Траппы по магнитным свойствам близки к долеритам Тимано-Печoрской, Колвинской и Саатлинской сверхглубоких скважин и аналогичны микродиоритам Уральской СГ-4.

 

ВЫВОДЫ

 Таким образом, скважинная магнитометрия является одним из наиболее эффективных геофизических методов решения многих геологических задач и должна входить в стандартный комплекс при исследовании сверхглубоких и глубоких скважин, в том числе нефтегазовых. Уникальность этих результатов, полученных с глубин до 12261 м, сохраняется и будет сохраняться еще очень продолжительное время, т.к. сейчас у всемирного геологического сообщества нет проектов повторения настолько глубокого проникновения в глубины Земли, а они необходимы.

В настоящее время перед скважинной магнитометрией поставлены новые геологические задачи:

  1. Изучение современных и палеомагнитных полей: выделение зон инверсий магнитного поля по разрезу скважин, анализ и сопоставление их с данными палеомагнитных исследований; а также исследование градиентов магнитного поля с глубиной.
  2. Изучение возможности скважинной магнитометрии для решения палеомагнитных задач и создание эффективных способов комплексной интерпретации материалов скважинной магнитометрии, палеомагнитных и петромагнитных исследований.

 Работа частично выполнена при поддержке программы фундаментальных исследований по Отделению наук о Земле Уральского отделения РАН, проект № 15-18-5-29.

Список литературы:

  1. Алексеева А.К., Кременецкий А.А. Природа петрофизических неоднородностей в разрезах золоторудных черносланцевых толщ //Международная геофизическая конференция.300 лет горно-геологической службе России. Тезисы докладов. Санкт-Петербург. 2000. С.212-213.
  2. Астраханцев Ю.Г. Аппаратурно-методический комплекс для магнитометрических исследований сверхглубоких и разведочных скважин: Автореф. дис. д.т.н. Екатеринбург, Институт геофизики УрО РАН. 71 с.
  3. Астраханцев Ю.Г., Белоглазова Н.А. Комплексная магнитометрическая аппаратура для исследований сверхглубоких и разведочных скважин. Екатеринбург: УрО РАН, 2012. 120 с.
  4. Бахвалов А.Н., Иголкина Г.В. Математическое моделирование внутреннего магнитного поля неоднородно-намагниченных тел с целью определения их намагниченности // Прикладная геофизика. Вып. 119. M: Недра. С. 88-93.
  5. Иголкина Г.В. Изучение намагниченности горных пород в естественном залегании по данным измерений в сверхглубоких и глубоких скважинах //Вестник МГТУ. Труды Мурманского Государственного Технического Университета. Т.10. №2. 2007.С.244-250.
  6. Иголкина Г.В. Скважинная магнитометрия при исследовании сверхглубоких и глубоких скважин. Екатеринбург: УрО РАН.2002.215 с.
  7. Иголкина Г.В. Решение технологических задач при исследовании сверхглубоких и нефтегазовых скважин методом магнитометрии// НТВ «Каротажник», 2013. № 230. С.25-40.
  8. Иголкина Г.В. Корреляция магнитных пород в межскважинном пространстве нефтегазовых и сверхглубоких скважин //Нефтегазовое дело. 2014 № 2. С.12 -20.
  9. Иголкина Г.В. Сопоставление магнитных свойств траппов сибирской платформы, океанических базальтов и долеритовых интрузий по магнитометрическим измерениям в скважинах//Геофизика, 2014. № 2. С.54-60.
  10. Иголкина Г.В. Изучение взаимосвязи магнитных характеристик со структурно-текстурными особенностями гнейсов (на примере Воротиловской скважины спутник-1) // Геофизика. №4. C.53-56.
  11. Иголкина Г.В., Астраханцев Ю.Г., Мезенина З.С. Исследование Мурунтауской сверхглубокой скважины по магнитометрическим данным// НТВ «Каротажник», Тверь, 2015. №1(247). С.3-14.
  12. Кальварская В.П., Филиппычева Л.Г., Металлова В.В., Петров И.Н. Способ каротажа с намагничиванием пород в скважине//Уч. зап. ЛГУ. Вопросы геофизики. 1978. Вып.27. С.77 -85.
  13. Диагностика магнитных карбидов железа в углеродисто-слюдистых сланцах из Мурунтауской СГС /Свяжина И.А. и др. // ДАН. 1996. Т.347, №6. С.792-794.
  14. Основные результаты глубокого и сверхглубокого бурения в России. СПб.,Санкт-Петербургская картографическая фабрика ВСЕГЕИ. 2000. 111 с.
  15. Пельменев М.Д., Кривцов А.И., Хахаев Б.Н. Состояние и задачи глубинных исследований глубокими и сверхглубокими скважинами // Советская геология. № 8. С. 3–7.
  16. Свяжина И.А., Коптева Р.А., Глухих И.И. Палеомагнетизм и магнитные свойства пород разреза Уральской СГ-4 (интервал 145–3990 м) // Результаты бурения и исследований Уральской сверхглубокой скважины (СГ-4) / Под ред. Б.Н. Хахаева, А.Ф. Морозова. Вып. 5. Ярославль, ФГУП НПЦ «Недра». 1999. С. 88–99.
  17. Сегалович В.Н., Нахтигаль Г.П., Берко О.Ф. Глубинное строение земной коры и перспективы нефтегазоносности Московской синеклизы // Разведка и охрана недр. № 7-8. С. 48-53.
  18. Шолпо Л.Е. Использование магнетизма горных пород для решения геологических задач. Л.: Недра. 1977. 182 с.
  19. Igolkina G.V. The role of artifical Magnetization of evaluation of sulfide mineralization// Book of abstracts XX1 General Assembly of IUGG, Scientific Program GA 5.19” Magnetic Petrology and Magnetic Signature of Ore Deposits and Ore Environmets “.2-14 July.1995, Boulder; Colorado; USA .GAB51K-13.Р.13.
  20. Igolkina G.A., Svyazhina I.A. Correlation of borehole magnetometry results with paleomagnetic investigation on cores at Muruntau SD-10 //1995, Ibid.P.12.
  21. Parker P.L., Daniell G.J. Interpretation of Borehole Magnetometer Date//J. Geophys. Res., 1979. vol. 84. N 10. Pp. 5467—5479.
  22. Parker P.L A new method of modelling marine gravity and magnetic anomalies // J. Of Geophys. Res., 1974. vol. 79. N 14. Pp. 2014-2016.
    СВЕРХГЛУБОКИЕ И ГЛУБОКИЕ СКВАЖИНЫ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ СКВАЖИННОЙ МАГНИТОМЕТРИИ
    Скважинная магнитометрия позволяет получать новые данные о магнитных полях, намагниченности и магнитной восприимчивости горных пород на больших глубинах в условиях их естественного залегания. Показаны возможности скважинной магнитометрии при исследовании магнитных свойств пород и уточнении литолого-стратиграфических характеристик разрезов Кольской СГ-3, Криворожской СГ-8, Уральской СГ-4, Мурунтауской СГ-10, Саатлинской СГ-1, Тимано-Печорской СГ-5, Колвинской, Воротиловской, Тюменской СГ-6, Ново-Елховской, Тырныаузской сверхглубоких и глубоких скважин. Изучена взаимосвязь магнитных характеристик с глубиной, возрастом и литологическим составом пород. Рассмотрены технологические задачи, решаемые скважинной магнитометрией, и оценены возможности метода.
    Written by: Иголкина Галина Валентиновна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2017_04(37)
    Available in: Ebook
30 Мар

LAND USE PLANNING SITUATION OF ULAANGOM CITY




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

INTRODUCTION

Under socio-economic policy framework on the land use, this planning is processed in accordance with Law of Mongolia on Legislation on Regionalized Management and Coordination (2003) adopted by Mongolian Great Khural in priority, Medium-Term Program for Development in the Western Region, projects and proposed activates with regard to the these projects implemented in field of human habitat settlement, administrative reform, agriculture, transportation, tourism, industrialization and environmental protection by Millennium Development Goals, Mongolian Government, regional and local authorities and foreign aids as well as the Master Plan for Land Management of Uvs Aimag approved by the Ministry of Road Transport and Urban Development.

Zero point of the urban has been unplanned for long time, and there is the traditional way to select land to live instead of the planning. And urban development and its expansion have been made by the urban development planning. Therefore the zero point of urban should be defined by the Land Management Plan. As result, the principle for implementing the transfer of the unified land territory provided in the Law on Land from one to other by authorized organization will be implemented and groundless expansion of the urban zero point is able to be limited.

GOAL

The goal is to study the land use situation, to process the planning and to define the land use and regionalization of the Ulaangom city, Uvs.

RESEARCH MATERIAL AND METHODOLOGY

The Functional Land Management Plan is processed based on geographical and management science theory and analysis of socio-economic development. Environmental assessment of territory of Ulaangom city is done based on following fundamental researches.

The Functional Land Management Plan is met with current requirements of National Land Database. Because registration, classification, spatial analysis, induction, deduction and geostatistical methods using ArcGIS /geographical information system/, ENVI / geospatial imagery analysis/, Auto Cad Map 3D and applications software are used for the Functional Land Management Plan.

When functional land use region is planned, environmental condition and resource assessment of the region, climate, water supply, soil an plant is considered as ecological friendly, economic profitable and social efficient.

Ulaanbgom city is 1450 km of Ulaanbaatar. It has city status. This city is a center of local development center and a center of Ulaangom soum. The Ulaangom city is divided into 7 Bags. There is combination of the Ger district and construction buildings in the territory of the most bags.

RESEARCH RESULT

By the resource assessment for urban area, there is result that the land is suitable for ground vibration, limited suitable for surface, engineering and geology, and suitable for factor of permafrost, soil water level, supply and elevation.

The land territory of Mongolia is divided into 6 main classifications, registration is done and its data is collected. For considering unified land territory structure of Ulaangom soum, total territory of the Ulaangom city which is a center of Uvs aimag is 260.4 thousand hectare area. As of 2015, the territory consists of 192.1 thousand hectares, or 73,7%, of agricultural land, 5.7 thousand hectares, or 2.2%, of urban and other settlements, 3 thousand hectares, or 1.1%, of roads and networks, 4.4 thousand hectares, or 1.8%, of forest territory , 0.2 thousand hectares, or 0.2%, of water territory and 54.8 thousand hectares, or 73,7%, of the land for special needs.

For considering the Unified Land Territory Use of Ulaangom soum for last 5 years, the agricultural land was decreased with 6.5 hectare while urban area was increased with 6 hectare and road and network area is increased with 0.5 hectare. It is related to population growth in urban and infrastructure development.

The land area of the ger district and buildings was increased with 21-89,96 hectare area for the current situation of urban land use. This rate shows settlement range has been expanded. Even though the urban area has been increased slightly in 5 years, the urban spatial structure should be defined and planning should be planned under the land use and planning norm and standards. The urban and other settlement area were increased with 0,01 percent from 2010 to 2015. For land use and purpose, land area of Ger district was increased with 89,96 hectare in connection with classification of urban and other settlement, social needs and economic development.

There are construction areas in the central and eastern region of city for the land use of Ulaangom. The Land use and environmental landscaping are good because the construction area including production, services, public administration, art and cultural buildings and residential districts are built in accordance with the Master Urban Development Plan. However, distribution of residential building area located in the eastern side of the city is good but there is lack of environmental landscaping development. There is small green area in construction area and central streets. The Ger district and construction area combines in those locations. Land contamination with petroleum and oil is relatively low because all area around petrol stations is paved. When spatial databases and non- spatial databases of the land database as of November of 2015 is classified, evaluated by spatial analysis and geostatistical methods. Current land use is disordered and urban spatial structure is unclear.

Figure 1. Land use Ulaangom city

The land use classification and role of regionalization

The land use regions have different common purpose and functions. The regions are also divided into sub-regions by thier different features, purposes and functions. Internal urban functional regions are planned by consideration current urban development, future density and settlement.

Table 1.

Area Ulaangom city

Land use zone Area, ha

Percent, %

1 Residential zone 1032,06 18
2 Public and business region 145.58 2,5
3 Industrial region 7.66 0,1
4 Green area region: 1147.84 20
5 Combined land use region 81.23 1,4
6 Engineering network area 423,14 7,4
7 Agricultural region around the city 1657.97 29
8 Special zone 55.82 1
9 Reservoir region 141.27 2,5
10 Reserve region 1039.35 18,1
Total 5731,92 100

Figure 2. Urban development, future density and settlement

The interests of ecology, urban development, public and organizations conflict with each other and difficut situation related to the land use has been arisen. Because land owning, possessing and using process in urban range or their close neighboring areas don’t follow the laws and regulations. In order to avoid this situation, the land management regions should be defined followed.

1.Residential zone: The main residential region covers 1032,06 hectare area or 18 percent of the planning area. The Residential region is classified into 3 sub-regions including private residential region, Ger district region and apartment residential region.

2.Public and business region:

The public and business region covers 145,58 hectare or 2,5 of the planning area. It is planned into 4 sub-regions mentioned in below.

Public school and kindergarten sub-region: Public schools, kindergarten and complex schools are planned in this sub-region in accordance with the construction standard for urban, settlement and town planning. The sufficiency and location of school and kindergarten which is planned newly by using this survey is considered in the Master Development Plan of Ulaangom city.

Hospital sub-region: Demand of public and private hospital, health clinic and family hospital is considered using demand assessment processed by geographical information system and environmental regionalization approach in according to the construction standard for urban, settlement and town planning. /sufficiency and location of the hospital/

Figure 3. Sufficiency and location of the hospital

 

Trade and service sub-region: Banks, trade centers /foods and goods/ and pharmacies etc… are planned in this sub-region on basis of principle of all in one place.

Culture and public entertainment sub-region: Theater, cultural center and museum etc… are planned next to the apartment residential region in this sub-region in order to provide opportunity to residents of the Ulaangom city to spend their time properly.

3.Industrial region: This sub-region is separated from residential region by green area and located bottom of the wind direction in outside of special protection and hygiene zone of river. This region covers 7,66 hectare area or 0,1 percent of the planning region. It is planned as the light industrial region.

4.Green area region: The green, recreation, open field with natural soil are planned in this region in order to improve scenery of the city. This region covers 1147,84 hectare area or 20 percent of the planning area and planned with 4 sub-regions mentioned in below:

  • Open field with natural soil
  • Recreation area
  • Green area
  • Ecological limited region.

5.Combined land use region: Areas which includes apartments, public service, business, industry, service and green area cannot be included into same region is planned in this region. This region covers 81,23hectare area or 1,4 percent of the planning area.

6.Engineering network area: The pipe supplying engineering network, connection objects, construction, facilities, streets, road, transportation area and places under hygiene protection by technical standard are planned in this region in accordance with City and Settlement Planning and Building Construction. This region covers 423,14 hectare area or 7,4 percent of the planning area. It is planned with 3 sub-regions including Engineering network construction, facilities region, and traffic and air transportation sub-regions.

7.Agricultural region around the city: This region covers 1657,97 hectare area or 29,4 percent of the planning area and it includes area which is involved into sub-region of the agriculture by classification of the Unified Land Territory. Significant amount of potato, vegetables and sea buckthorn are planted in surrounding area around Ulaangom city.

8.Reservoir region: Places included to water territory classification places of the Unified Land Territory and newly planned artificial lake, current deep well and portable well are planned in this region. This region covers 141,27 hectare area or 2,5 percent of the planning area. The artificial lake is planned in rain water much staying area with mug caused by geographic characteristics and geomorphology in order to improve regional scenery and build favorable environment.

Figure 4. Reservoir region


9.Reserve region: This region covers 1039,35 hectare area or 18,1 percent of the planning area and it is divided into 3 sub-regions including resettlement reserve sub-region, industrial reserve sub-region and reserve sub-region.

Conclusion

  1. In frame of project processing the Master Development Plan of the Ulaangom city, there should be planned to do complex study on current land use situation, to classify the land use functions in 10 regions and 17 sub-regions for their descriptions and to organize the planning by the regions.
  2. The land use is divided into 10 regions and 8 sub-regions under the land use planning of Ulaangom city. The policies and rules should be adhere are defined. As seeing it, there is demand to legalize the urban planning regionalization structure.
  3. In order to improve the land use and protection of the Ulaangom city, the land management plan should be processed and the land granting processed is organized in according to functional land use regionalization. And united protection facilities should be planned at location risky for the flood

References

  1. Land use plan in Uvs aimag,2014
  2. Bilegtmandakh, “Land management, land administration”,2011
  3. Bolormaa, M. Buyandelger,”Methodology of land use plan in soum”,2014
  4. Gantulga, B.Chinbat, “Land use classification and regionalization functional,2011
    LAND USE PLANNING SITUATION OF ULAANGOM CITY
    The land use study is done, land use planning is processed and the land use functional region is defined dur-ing the Project for the Functional Land Management Plan of the Ulaangom city, Uvs aimag /province/.
    Written by: Sh. Gerlee, Ts. Oyunbileg, G.Terbish
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.03.2017_03(36)_часть 1
    Available in: Ebook
30 Мар

ANALYSIS FOR IMPLEMENTATION OF THE LAND USE PLAN




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

INTRODUCTION

 While the land management activities are summarized for the last 50 years, Mongolia mainly focused on research, survey, improvement of legal framework on land management, providing information to public, implementation of land management theory-practice and approaches in field of defining land resources and official purpose of natural resources use from 1954 to 1975, proper use planning for land resources and land associated resources, development of the feasibility study and introduction of the land resources into production from 1975 to 1990, study, assess and protection of land resources.

Current situation of land use is complicated issue in nationwide. The rational land planning is very important for effective land use. For our country, city planning is developed in own ways instead of urban planning. Thus land use studies are important for urban re-planning in accordance with scientific urban planning or standard /construction/ by using detailed land use studies.

GOAL

The research purpose is to assess the implementation of the Land use Plan of Soums /sub-province/ and Aimags /province/, and to define opportunity to include corresponding land protection issues into land management, land use planning and local development program and to provide citizen participation and to process recommendation.

  1. Assess and monitor the General Land use Plan of Aimags;
  2. Assess and monitor implementation of yearly plan the soum land management;
  3. Assess and monitor “Monitoring and result assessment for implementation of the Land Use Plan”

RESEARCH MATERIAL AND METHODOLOGY

The basic material required for recommendation is processed by using survey, consolidation and analysis methods. Activities included in the Land Use Plan were introduced in way of organizing the meeting and discussion, and questionnaire is collected by individual and group interviewing methods and analyzed for the recommendation. The survey was conducted among residents, herders, staffs and management staffs using by questionnaire method in order to study current situation and plan implementation of the land use and management. The data collection result was processed by using integration, assessment and analysis methods. The Land Use Plan implementation is evaluated by using comparative method which analyses previous material and studies current situation in accordance with the instruction for monitoring the implementation of the Land use Plan and evaluation of its result.

RESEARCH RESULT

 1.Processing and implementation monitoring for the General Land Use Plan of Aimags

The General Land Use Plan of Uvs aimag was processed by term of reference instead of approved instruction. For considering the structure and content of the General Land use Plan of Khovd Aimag, it was planned with three stages. But there isn’t any planning for every Soum. The planning was processed by main category of the United Land Territory. 78% of Participants answered that the General Land use Plan of Khovd Aimag need to be updated and renewed. For processing of the General Land use Plan of Khovd and Uvs Aimags, the Khovd Aimag plans 5 activities and Uvs Aimag plans 7 activities in average.

The General Land use Plan of Khovd and Uvs are summarized, as follows:

  1. Land area, changed by current land use plan, of the General Land Use Plan for the Khovd Aimag is shown integrally with 3 stages. Total territory is divided into 3 areas and 6 ranges by using the zones categories of Mongolian territory, and planned for 2007-2010, 2011-2015 and 2016-2023. For the question that people’s voice are weather included or not in the General Land Use Plan for the Aimags, 37,5 percent of the participants answered that people’s voice was included but 62,5percent of the participants answered that people’s voice wasn’t included in the land plan. This shows that lack of citizen participation. For implementation of the General Land Management Plan for the Aimags, 37,5 percent of the Participants answered “enough” and 50 percent of Participants answered “moderate”. For considering the reason of non-implementation of the General Land Use Plan for the Aimags, 50.4 percent of Participants answered the planning is done groundless, 19.6 percent of Participants answered residents and herders disagree with each other, and percent of participants answered Governors’ skill of Bags are not good.

There is required to renew methodological instruction, to take measure for pasture planning based on ecological capacity by using modern methodological technology, and to process the planning providing citizen participation based on basic research because lack of processing land use, reserves and planning of the Aimags for 12-16 years and processing documents in frame of its terms of reference and instruction as well as insufficient of monitoring by ALAGAC

  1. Monitoring for implementation of the planning of the soums

For the Land Use Plan of the Soums, the planning is common. It is planned for owning, processing and using. But the features of the local areas such as ecological capacity, opportunities to earn income using reserves and land resources are doesn’t considered properly in the plan. 6-8 activities are planned in the yearly plan the soum land management of Durvuljin Soum of Zavkhan Aimag, Darvi Soum of Khovd and Bukhmurun Soum of Uvs Aimag and planned activities haven’t been changed. Darvi Soum plans 250,5 hectare area, Durvuljin Soum plans 4932,1 hectare area and Bukhmurun Soum plans 9,9 hectare area on 6-8 locations compared to total area and land use situation. Darvi Soum includes 3,2 percent, Durvuljin Soum includes 71,2 percent and Bukhmurun Soum includes 9,7 percent of the territory in the planning compared to total number of the households.


Table 1.

Implementation yearly plan for land management of the soum

Darvi soum

Durvuljin

soum

Bukhmurun

soum

Area / ha/ The

number of eligible

households

Implemantation

/percent/

Plan

Darvi Durvuljin Bukhmurun Darvi Durvuljin Bukhmurun Darvi Durvuljin Bukhmurun
Area planing /ha/, number households 250.5 4932.1 9.9 23 428 53      
Area in soum /ha/, number households 5,604 7,260 3,701 722 601 541      
Number livestock 218258 170921 114644            
Land use Planinig implemantation

/percent/

            18,9 25 20

For considering the implementation of yearly plan the soum land management of the above Soums, achievement of yearly plan the soum land management are 18,9-25 percent in three Soums, and for the questionnaire result, 77,8 percent of Participants answered “the land planning implementation is not enough”. As seeing above, the ways to improve the implementation is to plan the proposed measures which are could be implemented within a year in yearly plan the soum land management, and to process it in accordance with the General Land use Plan.

Cause of incomplete legal environment on the land management, the land plans of the Soums are made differently and processed by only approaches as well as difficult to implement. The planning principle and approaches are not clear and the land planning activities which don’t cover the total area are carried out.

 

Disadvantages and measures taken in the further:

  1. The yearly plan the soum land management of the soum isn’t processed covering total territory in category of the United Land Territory. 91,2 percent of planning is unrealistic and inconsistent with the land use. It shows that the land planning should be processed reasonably.
  2. 79,3 percent of total Participants answered the General Land Use Plan and annual planning are not implement causing lack of funding. The small amount of fund is annually budgeted for restoration of mining area but the fund is spent to other soums instead of the land impacted adversely by the mining operation. Restoration activities in the degraded areas Soums and local area is very important.
  3. Citizen participation is not enough to the Land Use Plan. Experts of Governor’s Office need to appoint the working team for allowing residents to participate in the planning and to build wealth creation capacity and to organize works to introduce the Land Use Plan openly to the public. The survey result showing that 75,8 percent of participants answered they have no information of the Land Use Plan or information is insufficient but their 92,6 percent interest to participate in the planning and to cooperate.

Figure 1.Trends participation

For the residents’ participatory attitude to the planning, you can see from above diagram that the residents have great interest in cooperation and participation in field of reduction of land degradation, biodiversity conservation and proper use of the natural resources.

4.Mapping work of yearly plan the sum land management of the soum isn’t done. As seeing the yearly plan the soum land management processing and implementation, 6-8 activities included in the planning hasn’t been included in planning map and in ARC GIS geographic information system. These are not met with the principle provided in the 4.4 Section of the Instruction.

  1. 5. Measures taken for reducing land degradation haven’t been included in the Land Use Plan. Although the measures taken for reducing land degradation are included in the Land Use Plan, these aren’t implemented. For asking how the mining operation, oil reserve, range, location and natural resource influence to the land use, 28 percent of the Participants answered “strong” and 37,5 percent of the participants answered “moderate”. For the question asking the reason of the land degradation impacts, 27.9 of the Participants answered it is caused by climate impact, 2 of the Participants answered it is caused by ungrounded the Land Management Plan, 15.3 of the Participants answered it is caused by disagreement between citizens and herders, 17.1 of the Participants answered it is caused by number livestock, 25.2 of the Participants answered it is caused by no land protection measure. As seeing above, reason related to only the Land Management Plan covers 56.7 percent.
  2. Monitoring mechanism for implementing and processing yearly plan land management of the Soum is not enough. There isn’t any difference between implementation and non-implementation of the Land Management Plan. In other words, management of responsibility, promotion and activation are needed.
  3. Implementation monitoring for “Guideline for implementation monitoring of the Land Use Plan and result assessment”

Some disadvantage sides are observed. For example: when implementation monitoring of the Land Use Plan is executed in accordance with above guideline, the criteria is inappropriate, performance assessment of the land Manager is complicated, some tables are redundant and contents are repeated. Working team, appointed by Order numbered А/62 of February 20, 2013 by Administration of Land Affairs, Geodesy and Cartography, inspected and evaluated the implementation of laws, regulation and procedure under the laws in accordance with criteria /above mentioned instruction had not been approved yet / provided in the Operation Instruction of the Land manager Job of ALAGAC in Jargalant soum, Khovd aimag. This inspection and assessment had 7 indicators and result was rated at 73 percent.

As seeing above, implementation rate of the Land Use Plan has slight progress comparing with 56 percent of implementation rate of the Land use Plan in Khovd Aimag in 2013 and survey result done among residents and specialists in 2016. These facts ensure conditions to assess and inspect the implementation of the Land Use Plan, and to reprocess and renew the instruction.

CONCLUSION

  1. There are results that for question asking implementation of yearly plan the soum land management, 77.8 percent of the Participants answered “poor”, and 22,3 percent of implementation was rated in average by inspection of yearly plan the sum land management. For example: 7 kinds of activities were planned in Darvi soum and implementation was rated at 18.9 percent, 6 kinds of activities were planned in Bukhmurun soum and implementation was rated at at 25 percent, and implementation was rated at 23 in Bukhmurun soum;
  2. Should consider negative sides such as yearly plan the soum use plan processing, implementing, discussing, approving procedure and principle are unclear, yearly plan the soum land management plans developed differently, lack of performance assessment ways, planning principle is lost, the citizen participation is not provided, planning is processed rely on specialist and total territory isn’t included to the planning.

The legal framework on the land planning should be focused in the further;

  1. For improving the citizen participating on implementation of the Land use Plan, 63 percent of percent of the Participants answered “works to increase the citizen participation should be organized” and 23.4 percent of percent of the participants answered “Head of the Bag and residents should cooperate”. For the implementation on the Land use Plan, 72.5 percent of the Participants answered “participation of the provincial administration is not enough” and 80 percent of percent of the Participants answered “participation of Head of the Bag is not enough”. Works to provide and activate citizen participation and to build wealth creation capacity should be organized.
  2. 60.5% percent of the participants answered “pasture has pressure and adverse impact causing mining operation”.

REFERENCES

  1. General land use plan in Uvs, Khovd aimags, 2003-2023,
  2. Yearly plan the soum land management in Darvi, Durvuljin, Bukhmurun soum, 2013-2015,
  3. “Monitoring and result assessment for implementation of the Land Use Plan”, 2013,
  4. Refort in land classification in Mongolia, 2013-2015,
    ANALYSIS FOR IMPLEMENTATION OF THE LAND USE PLAN
    This research addresses implementation of the Land use Plan for Darvi, Bukhmurun and Durvuljin soums /sub-provisions/ located in Khovd, Uvs and Zavkhan aimags /provisions/ of Mongolian western region, appro-priate methods for processing documents, inspecting and assessing implementation procedure and offering fur-ther measures taken for serious issues.
    Written by: Gerlee.Sh, Munkh-Ireedui.Kh
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.03.2017_03(36)_часть 1
    Available in: Ebook