25 Авг

РАСЧЕТЫ УРОВНЕЙ ВОДЫ НА СУДОХОДНЫХ УЧАСТКАХ РЕК ЛЕНСКОГО БАССЕЙНА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Реки Ленского бассейна используются в различных хозяйственных целях, в том числе выполняют важнейшие задачи по пассажиро- и грузоперевозкам. При этом для северных районов бассейна характерна труднодоступность автомобильного и железнодорожного транспорта, что усиливает важное социально-экономическое значение водного транспорта. Главным судоходным путем в бассейне является сама река Лена, по которой завозят большинство грузов, в том числе и в северные районы (через полярные моря и реки их бассейнов).

Средняя продолжительность навигационного периода судоходных рек рассматриваемой территории колеблется от 100 на крайнем северо-востоке до 160 дней на крайнем юго-западе. На востоке продолжительность навигационного периода в среднем равна 140 дням [1].

Наибольшие уровни воды на реках бассейна Лены проходят в начале навигации на спаде половодья, после чего может наступать длительный маловодный период с низкими уровнями воды. Русло реки при этом осложнено перекатами, в результате чего в маловодные периоды уровни воды опускаются ниже проектных отметок, и судоходство становится неосуществимо [1]. В результате этого период фактической навигации может сокращаться до 30-40 дней. Прерываться маловодные периоды могут либо попусками из водохранилищ, либо дождевыми паводками. Судоходные попуски даются, как правило, в начале навигационного периода, после чего критическую роль начинают играть именно дождевые паводки. Их может проходить до 2-6 за сезон, а их объем составлять до 30% стока рек [3]. Дождевые паводки могут обеспечивать достаточные для движения судов глубины в течение 3-25 суток.

Сложные гидрологический и русловой режимы рек Ленского бассейна, регулирование стока рек водохранилищами (каскад Вилюйских ГЭС), не учитывающее потребности водного транспорта, создают серьезные затруднения для судоходства, ограничивают продолжительность навигационного периода, усугубляя и без того его кратковременность в условиях сурового климата северо-востока страны.

Для наиболее эффективного использования для нужд судоходства дождевых паводков необходимы методики расчета и прогноза, позволяющие с достаточной заблаговременностью и надежностью определять даты наступления и продолжительность периодов повышений уровней воды, связанных с прохождением паводков. Работа по составлению подобных методик была проделана в конце 1980-х годов на географическом факультете МГУ под руководством А.В. Христофорова. Ее результатом стала методика прогноза уровней и расходов воды в летне-осенний период для рек Ленского бассейна [2]. Предлагаемая методика основана на статистическом описании закономерностей передвижения водных масс в русловой сети и истощения русловых запасов. Эта методика включает в себя расчет гарантированной продолжительности спада уровней воды до проектной отметки в период открытого русла. Методика позволяет определять минимальное время, в течение которого на определенном участке реки могут быть обеспечены необходимые для судоходства условия (уровни воды выше проектного). Расчет гарантированной продолжительности спада уровней воды может осуществляться непосредственно на судах по данным о текущих отметках уровней воды на гидрометрических постах. В настоящей работе для основных судоходных рек бассейна Лены было проведено уточнение и дополнение разработанной ранее методики на основе использования современных данных наблюдений за водным режимом рек.

При реализации методики расчета гарантированной продолжительности спада уровней воды использовались среднесуточные данные об уровнях и расходах воды, взятые из гидрологических ежегодников за период с 2005 по 2013 гг. В 2013 году в бассейне реки Лена действовало 106 постов, 36 из которых были отобраны для работы. Отобранные для работы посты находятся на основных судоходных участках рек Лена, Алдан, Вилюй, Олёкма, Амга, Мая и Чара. Поскольку судоходство на реках осуществляется в теплый период года после прохождения половодья, для построения методик был выбран период с мая по октябрь.

Гарантированные кривые спада предназначены для описания спада расходов и уровней воды после прохождения пика половодья или паводка в условиях, когда этот спад протекает с максимально возможной для данного створа интенсивностью [2]. Кривые спада позволяют предсказать минимально возможную продолжительность спада уровня до заданной проектной отметки, т.е. предсказать период, в течение которого будут наблюдаться нужные для судоходства глубины [4, 5].

Гарантированная продолжительность спада уровня воды TП с отметки Н до любой заданной, например, проектной отметки HП находится из уравнения кривой спада уровней воды, которая носит экспоненциальный характер, и рассчитывается по формуле:

bezymyannyj

                                                (1)

где H0 – постоянный для каждого створа параметр, представляющий собой уровень воды, соответствующий минимальному расходу в летне-осенний период; параметр a индивидуален для каждого паводка и определяется интенсивностью его спада. Для того, чтобы формула (1) определяла гарантированную продолжительность спада с заданной, например, 90%-ной обеспеченностью, в данную формулу надо подставить минимально возможное значение параметра а, соответствующее той же обеспеченности, например, 90%.

Результаты расчетов гарантированной продолжительности спада уровней воды до заданной проектной отметки на основных судоходных участках рек Ленского бассейна представлены в таблице 1. В таблице помещены расчетные значения параметров а и Н0, а также число использовавшихся кривых спада N, проектный уровень HП и надежность Р рассчитанной гарантированной продолжительности спада уровней.

Таблица 1.

Расчетные характеристики гарантированной продолжительности спада уровней воды до проектной отметки на судоходных участках рек Ленского бассейна

Река Пункт N Hп, см H0, см a P, %
Лена р.п. Пеледуй 323 175 50 8,5 91
Лена г.п. Крестовский 338 105 -50 9 96
Лена с. Нюя 362 70 -55 5,5 91
Лена с. Мача 345 60 -40 7,5 91
Лена г. Олекминск 345 60 -70 8,5 91
Лена пос. Хатынг-Тумул 365 40 -70 8,8 90
Лена г. Саныяхтат 369 190 50 8,5 91
Лена г. Покровск 292 125 20 7,7 90
Лена г. Якутск 306 -115 -260 8 92
Лена р.п. Кангалассы 303 120 -30 8,5 90
Лена р.п. Сангар 304 220 70 10 91
Лена с. Жиганск 320 70 -220 12,6 90
Лена гм.ст. Джарджан 322 310 50 11,4 91
Лена с. Кюсюр 348 490 150 11,4 92
Олёкма гм.ст. Джекэмедэ 344 290 150 4,8 92
Олёкма с. Куду-Куель 331 280 70 6 91
Чара с. Токко 160 260 150 4,8 91
Алдан г. Суон-Тит 304 130 90 3,6 93
Алдан с. Угино 337 130 10 5 91
Алдан с. Чагда 312 480 110 9 95
Алдан с. Чаран 340 245 55 10 92
Алдан р.п. Эльдикан 334 310 0 10 92
Алдан с. Крест-Хальджай 263 60 -100 7,7 90
Алдан с. Охотский перевоз 300 170 -45 9 92
Алдан г. Томмот 284 130 35 5 92
Алдан с. Верхоянский перевоз 311 270 65 9 93
Мая пос. Нелькан 183 125 40 4,9 92
Мая с. Аим 184 245 127 5 93
Мая пос. Усть-Юдома 249 310 130 5,8 91
Мая с. Чабда 269 185 -20 7,5 92
Амга с. Амга 255 25 -45 5 93
Амга

с. Терют

246 65 5 5,2 91
Вилюй пос. Хатырык-Хомо 215 310 60 9 92
Вилюй пос. Нюрба 212 120 -35 5,6 94
Вилюй пос. Верхневилюйск 274 200 5 8,8 92
Вилюй г. Вилюйск 249 100 -65 7,7 90

Расчеты TП(Н) могут производиться по формуле (1) с использованием параметров из таблицы 1. Например, если в створе р. Вилюй – г. Вилюйск наблюдается уровень воды Н = 400 см, то можно гарантировать, что до отметки проектного уровня TП = 100 см вода спадет не раньше, чем через 8 суток. При произвольном уровне воды для данного створа гарантированную продолжительность спада следует рассчитывать по формуле, которая при H0 = -65 см и а = 7,7 приобретает вид TП(Н) = 7,7 ln((Н+65)/165). Следует иметь в виду, что реальная продолжительность падения будет, скорее всего, значительно больше. Падения до проектной отметки может и не произойти, если за время спада пройдет еще один паводок на главной реке или на каком-то из ее значительных притоков. Подобный расчет следует производить постоянно, по мере поступления информации об изменении уровня воды.

Эффективность использования методики расчета гарантированной продолжительности спада уровней воды после прохождения паводочных пиков или волн попуска из вышерасположенных водохранилищ может быть существенно повышена, если ее использовать в сочетании с прогнозированием этих паводков. Совместное использование методик расчета и прогноза уровней и расходов воды при этом позволит с достаточной заблаговременностью и надежностью определять длительность периода, в течение которого возможен безопасный проход судов по судоходным участкам рек Ленского бассейна.

Список литературы:

  1. Водные пути бассейна Лены. Под ред. Р.С. Чалова, В.М. Панченко, С.Я. Зернова. – М.: МИКИС, 1995. – 600 с.
  2. Отчет по научно-исследовательской работе «Разработка методов расчетов и прогнозов водного режима судоходных рек Ленского бассейна в период навигации, рекомендаций по их использованию на водных путях для организации перевозок», выполненный по договору №37/89 с Якутским производственным объединением водных путей. Сост. А.В. Христофоров. Рукопись. – М.: Изд-во МГУ, 1991.
  3. Ресурсы поверхностных вод СССР. Том 17, Лено-Индигирский район. Ленинград, 1972.
  4. Христофоров А.В., Юмина Н.М., Антохина Е.Н., Гармаев Е.Ж., Кириллов А.В. Расчеты и прогнозы уровней воды на судоходных реках в период навигации // Водное хозяйство России. – 2005.–Т.7.–№1.–с.21-33.
  5. Христофоров А.В., Юмина Н.М., Кириллов А.В. Расчет гарантированной продолжительности спада уровней воды на судоходных реках в период навигации. В кн.: Эрозия почв и русловые процессы. – М.: изд-во МГУ, 2005. – с. 218–230.
    РАСЧЕТЫ УРОВНЕЙ ВОДЫ НА СУДОХОДНЫХ УЧАСТКАХ РЕК ЛЕНСКОГО БАССЕЙНА
    Речной транспорт в северо-восточных регионах России до сих пор остается основным связующим звеном всей транспортной системы, поэтому роль водных путей, обеспечивающих его бесперебойную работу, чрезвычайно велика. В связи с этим наиболее важными и актуальными задачами здесь становятся возможность продления навигационного периода и повышение надежности работы речного транспорта. Разработка и применение методик расчета уровней воды в период навигации на основе использования современных данных наблюдений за водным режимом рек являются особенно актуальными для судоходных участков рек бассейна Лены, где речной транспорт остается главным видом путей сообщения.
    Written by: Юмина Наталья Михайловна, Турмачев Никита Алексеевич
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/09/2016
    Edition: euroasia-science.ru_#29_25.08.2016
    Available in: Ebook
25 Авг

РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ КАК ФАКТОР МОТИВАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Вклад в разработку теоретических основ рыночного социализма внесли В.И.Ленин, Е.А.Преображенский, Н.И.Бухарин, Ф.Э.Дзержинский, Ю.Ларин, которые были сторонникам первоначального социалистического накопления за счет эксплуатации частного сектора экономики. Различие заключалось лишь в тактических приемах и сроках использования частного капитала. Эти позиции разделяли  известные экономисты В.А.Базаров, А.В.Чаянов, Н.Д.Кондратьев, Л.Н.Юровский, Г.Я.Сокольников.

         Экономическая политика правящей партии была обусловленная интересами удержания и укрепления её монопольной власти. В.И. Ленин указывал на необходимость применения товарно-денежных отношений, всех форм собственности (государственной, кооперативной, частной, смешанной). Ленинская концепция устанавливала границы рыночных отношений в социалистическом государстве. Реформы носили эмпирический характер и  являлись тактикой, рассчитанной на преодоление экономического, политического, социального кризиса и главное их назначение было сохранение Советской власти.

         Многоукладная экономика и правовая надстройка порождали определенное своеобразие в построении и характере функционирования хозяйственного механизма. Определяющими факторами здесь были сложные переплетения рыночных начал, сочетание централизации и автономии в процессе хозяйствования.

         Экономическая политика была скорректирована таким образом, чтобы максимально использовать возможности кооперации, синдикатов, акционерных обществ, чтобы создать абсолютную монополию государственных хозяйственных учреждений.

         Вне исторического контекста, без учета конкретно-исторических обстоятельств ни один акт, регулирующий отношения, в том числе касающиеся рабочих и трудовых коллективов, не может быть объяснен. Политику советской власти, выраженную в кодексах, законах и постановлениях, невозможно понять без прочтения теоретических представлений большевиков о трудовых отношениях, построении социализма и др. это неизбежно ведет ко времени революции, когда их идеи стали воплощаться в жизнь.

         Этот анализ важен потому, что в свете особенностей советской идеологии на протяжении истории Советского Союза происходило сопоставление времен и апелляция к революционным событиям 1905–1917 гг.

         Большевики пытались претворить в жизнь марксистские положения о труде, как «освобожденном от капиталистических оков», и декретами стали проводить в жизнь наиболее значимые завоевания рабочего класса в странах Запада. Россия провозглашалась Республикой Труда. Вопросы его организации, повышения производительности уже в силу этого должны были встать в центр политики новой власти. «Производительность труда, – писал Ленин, – это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя» [1, c. 21].

         Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, а затем Конституция РСФСР объявляли труд обязанностью всех граждан Республики, что привело к определенным разногласиям среди партийных функционеров. Трудовая повинность как мера принуждения к труду находила все более широкое применение в республике и распространилась сначала на эксплуататорские элементы,  а затем и на все население, включая рабочих. Многие трудовые коллективы расценили это как попытку «закрепощения пролетариата». Признаком такого «закрепощения» стало введение трудовых книжек в октябре 1918 г.

         Трудовые отношения были подчинены главной задаче – восстановлению народного хозяйства Советской России. Характерно, что крупная социалистическая промышленность ставилась в условия конкурентной борьбы  с частной. С учетом специфики народного хозяйства, его многоукладности,  производство концентрировалось, как правило, на наиболее рентабельных госпредприятиях. Однако такие меры требовали полного отказа от милитаризации труда, от государственного нормирования зарплаты, возвращения к реальной практике коллективных договоров между государством и профсоюзами. Был осуществлен переход от мобилизационных мероприятий к добровольному привлечению. Декреты 1921 г. вносили изменение и в систему оплаты труда и материального снабжения. Декреты ВЦИК и СНК 1922 г. устанавливался новый порядок найма рабочих силы через отделы труда.

         Возникло противоречие, которое состояло в том, что частное предпринимательство допускалось только на условиях, определенных государством. При этом возникла ситуация, когда партийная идеология ставила одни задачи, а практика модернизации диктовала другие. Частично восстанавливались капиталистические отношения. Возвращались проблемы борьбы рабочих за сокращение рабочего дня, снижение интенсивности труда, за более высокие ставки его оплаты. Рабочие, в первую очередь, заботились об улучшении своего положения, а перед предприятиями стояла задача увеличения выпуска продукции.   Рынок труда требовал независимости, самостоятельности предприятий, включая стимулирование труда. На практике возникало препятствие для эффективного использования побудительных мотивов в увеличении производительности труда. Поэтому политика стимулирования свелась к совершенствованию структуры заработной платы.

         Декрет правительства от 10 ноября 1921 г. изменил систему оплаты труда. Заработная плата должна была определяться по  результатам работы предприятия.  В этот пакет включались все выдачи рабочим и служащим в форме денежной платы, стоимости квартиры, отопления, освещения, водоснабжения, предметов продовольствия, товаров широкого потребления, одежды, услуг коммунальных предприятий, культурно-просветительных учреждений и  семейных пайков.

         Модернизация предусматривала отмену трудовой повинности. Декретом ВЦИК и СНК 30 декабря 1921 г. были расформированы трудовые армии. КЗОТ, принятый в 1922 г., допускал трудовую повинность только в исключительных случаях. Основной организационно-правовой формой привлечения к труду стал трудовой договор. Им определялся порядок найма и увольнения рабочего. Помимо порядка заключения коллективных договоров в кодексе предусматривались правила внутреннего распорядка, установление норм выработки и вознаграждения, гарантии заработной платы. Договор определял продолжительность рабочего времени и отдыха, гарантии  труда женщинам, социальное страхование.

         Однако, повысить производительность труда за счет механизации производства, как это было предусмотрено планом ГОЭЛРО, было практически невозможно. Парк машин и оборудования был изношен примерно на треть по отношению к 1913 г. Стоимость оборудования в 1925 г. составляла две трети от довоенного. Ситуация осложнялась почти полным прекращением импорта и отсутствием кредитов для развития экономики. Поэтому трудности механизации заставляли делать упор на рационализацию, чтобы обеспечить более высокую отдачу имеющегося оборудования. Была создана организации «Лига времени», цель которой было вдохновить рабочих ценить время на работе и дома, пропагандировался хронометраж, выдавались хронокарты. Однако идея провалилась из-за отсутствия часов у большинства рабочих. Один из основоположников движения НОТ А.К. Гайстер выступил с инициативой по освобождению квалифицированных рабочих от вспомогательных операций как главного способа повышения производительности труда и заработной платы. Однако рационализация оказалась невозможной из-за технической и культурной отсталости рабочих, отсутствия необходимых трудовых навыков и низкой производственной квалификации. Все пошло по уже известному сценарию — экономии материальных ресурсов и увеличения рабочего времени. Стимулирование оплатой стало основным методом повышения производительности труда.

         Уравнительные тенденции в оплате труда оказывали негативное влияние на рост его производительности. Поэтому повышение зарплаты в отраслях тяжелой промышленности, уровень которой оказался ниже довоенной, имело прогрессивное значение. В годы нэпа воздействие рынка на заработную плату было существеннее, чем государственная политика. Стимулирующий эффект заработной платы был связан не только с подъемом благосостояния как результата ее повышения, но и стремлением населения к большему приобретению товаров. Своеобразным итогом нэповских мероприятий в области стимулирования труда стало то, что в 1927 г. ежегодная выработка на одного рабочего составила 117% по сравнению с 1913 г. [2, c. 27]. С 1923 г. рост заработной платы стал опережать увеличение его производительности. Если в 1913 г. ее доля в национальном доходе составляла 22%, в 1925 г. – 26,5%, в 1928 – 33,5%. Кроме того, 10% прибылей государственной промышленности должно было идти на жилстроительство, детсады, ясли, дома отдыха, санатории и клубы [3].

         Политика государства к частному предпринимательству в этот период была неоднозначной. Советская власть разрешала, ограничивала и запрещала одновременно. Интересно признание в этой связи В.И. Ленина: «Сегодня только слепые не видят, что мы больше национализировали, набили и наломали, чем успели подсчитать.  Мы сделали много ошибок, и было бы величайшим преступлением не видеть и не понимать этого» [4, c. 63]. Меры разрешительного и запретительного характера по отношению к частнику постоянно регулировались государством. В этой связи Л. Троцкий отмечал, что могут быть периоды, когда государство, опираясь на экономически обеспеченную мощь и, стремясь укрепить темп развития, сознательно допускает временное увеличение удельного веса частных предприятий в земледелии и в промышленности [5, c. 17]. Видный деятель советского государства А.И. Рыков, выступая на XV партконференции, говорил: «Необходимо видеть, что в настоящее время частный капитал стал более организованным и активным, чем ранее, более приспособился к современным условиям» [6, c. 129]. Е.А. Преображенский признавал, что советский корабль плывет в мутных водах нэпа и в них трудно что-либо разглядеть, что некоторые товарищи не решаются определить, где, собственно, кончается борт корабля и где начинается нэповская стихия» [7]. Академик В. Струминский, отмечая противоречивую сущность нэпа, писал: «Частный рынок – частная собственность оказалась сильнее, получилась обыкновенная купля и продажа. Частнособственнические элементы по сути дела сорвали ленинский план новой экономической политики» [8].

         Государству становилось все более сложным управлять экономическими процессами. «Жалкие проходимцы и другие дельцы стали проникать в государственные органы, обманывать их неопытных руководителей. Капиталисты оказались оборотистее государственных учреждений», говорилось в обращении ЦИК СССР по случаю годовщины Октября [9].

         Кустари и ремесленники свое производство в городе организовывали в основном в арендованных муниципальных помещениях. Если на начальном этапе нэпа арендная плата была сносной, то со временем она стала значительно повышаться и к 1928 г. возросла в 40 раз, что привело к закрытию многих предприятий или переходу их на нелегальное положение.

         Председатель ВЦИК М.И. Калинин признавал, что «война и гражданская борьба создали громадный кадр людей, у которых единственным законом является целесообразное распоряжение властью. Управлять для них, значит распоряжаться вполне самостоятельно, не подчиняясь регламентирующим статьям закона. Это является  порождением чрезвычайных обстоятельств, когда административная власть дается в значительных размерах» [10, c. 16].

         Модернизация 20-х гг. привела к допущению в определенных пределах частного предпринимательства и появлению многоукладной экономики. Эта политика была рассчитана на восстановление разрушенного в результате гражданской войны хозяйства при содействии частного и зарубежного, капитала. Новая власть нашла в сложных экономических и политических условиях оптимальные формы взаимодействия государства и бизнеса и обеспечила интересы заинтересованных в этом сторон.

         Либерализация политического курса в области частного предпринимательства стимулировала развитие социальных отношений (1925 – середина 1926 гг.). Усиление государственно-монополистических тенденций в экономической политике, вызванное форсированной индустриализацией, являлось тормозом на пути социального прогресса. Об этом свидетельствуют общественные кризисы 1922–1924 гг., середины 1926–1929 гг. Отсутствие стабильной, продиктованной экономическими интересами государственной политики в области частного предпринимательства не позволило ему в полной мере реализовать свои потенциальные возможности и тем самым сыграть свою позитивную и решающую роль [11, c. 126].

         Исторически сложилось, что модернизации в России, как правило, проходят через циклы реформ и контрреформ при этом, наблюдается исключительная последовательность в отрицании прежнего опыта, разрушение ранее сформированных экономических и социальных институтов и всякий раз страна заново представляет собой культурное и политическое поле для последующих модернизационных экспериментов. Для преодоления современного кризиса  большое значение имеет использование опыта модернизации рыночного социализма.

 

Список литературы

  1. Ленин В.И. ПСС. Т.39.
  2. Маслова Н.С. Производительность труда в промышленности СССР. М., 1949.
  3. МЭС. Т.3. М., 1929. Ст. «Заработная плата».
  4. Ленин В.И. Полн. Собр. соч., т. 43.
  5. Троцкий Л.Д. К социализму или капитализму? (Анализ советского хозяйства и тенденций его развития). М.-Л. 1925.
  6. ХV Конференция Всесоюзной Коммунистической партии (б) 26 октября – 3 ноября 1926 г. Стеногр. Отчет. М. – Л. 1927.
  7. Преображенский Е.А. Ростки будущего в настоящем. – Правда, 1923, 3 января.
  8. Струминский В. Два нэпа? – Правда, 1990, 17 января.
  9. Свод законов, 1927, ст. 1192.
  10. Третий съезд Советов СССР. Бюл. № 8. М. 1925.
  11. Узлов Ю.А. Человек труда в ситуации общественной трансформации // Человек труда в истории: актуальные вопросы исторической науки, архивоведения и документоведения. – Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2016.
    РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ КАК ФАКТОР МОТИВАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
    Целью статьи является изучение концепции границ рыночных отношений, когда реформы являлись тактикой рассчитанной на преодоление социально-экономических противоречий в российском обществе и сохранение государства.
    Written by: Узлов Юрий Андреевич
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/09/2016
    Edition: euroasia-science.ru_#29_25.08.2016
    Available in: Ebook
23 Июн

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ТУРИЗМА В АБХАЗИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Высокий уровень техногенности мегаполисов, становящийся неактуальным пассивный вид отдыха в виде пребывания на пляжах вызывает сегодня потребность в альтернативных способах туризма, в первую очередь,- при соприкосновении с первозданной природой, без признаков цивилизации или самых ее минимальных проявлениях в виде наличия горячей воды, средств поддержания соответствующей температуры и влажности в помещениях, в которых производятся ночевки туристов [3, с.349].

Экотуризм будет оказывать продуктивное, позитивное влияние на экономическое развитие Абхазии, включая создание новых рабочих мест. Определенная доля полученной прибыли от экотуризма в обязательном порядке направляется на статьи бюджета на поддержание и развитие охраняемых территорий. Экономическая компонента является весьма важным структурным элементом в этой сфере, т.к. составляющая позволяет финансировать сохранившиеся уникальные природные объекты [2, с.21].

В Абхазии экологический туризм находится на стадии формирования по сравнению с западными государствами. Уникальная роль подобного вида туризма еще недостаточно осознается представителями властных структур, тогда как возможности при его реализации обладают высоким экономическим эффектом.  Развитие экологического туризма в Абхазии имеет ряд проблем:

  1. разобщенность участников эколого-туристской деятельности;
  2. отсутствие специализированных туроператоров;
  3. невысокая степень проработанности правовой базы экологического туризма в Абхазии;
  4. высокая стоимость транспортных услуг;
  5. недостаточный уровень сервиса при встречающихся высоких ценах;
  6. отсутствие у населения экологической культуры;
  7. пренебрежительное отношение к нормам экологического права;
  8. слабая экологическая инфраструктура и экологические технологии.

Популярность экологического туризма обусловлена как общим развитием туристской индустрии, так и повышением внимания к экологическим проблемам и модой на все натуральное, включая отдых на природе. Результаты исследования туристского рынка, проведенного американским консалтинговым агентством YPB&R (Yesawich, Pepperdine, Broun&Russel), показали, что наметившаяся тенденция роста количества поездок с целью отдыха сохранится, а разрыв между количеством отдыхающих и деловых туристов увеличится. Из всех видов отдыха наибольшей популярностью будут пользоваться те, что помогают снять стресс, продолжится рост спроса на приключенческие туры, активный отдых на природе, включая экологический туризм.

Согласно результатам гидрологических исследований, Абхазия обладает лечебными минеральными и термальными водами. Зафиксировано несколько сотен естественных выходов источников. В Абхазии началось формирование общественных институтов структур, направленных на сохранение уникальных природных объектов Абхазии. Первая экологическая группа «Атырас» была создана во время военных действий в 1993 г., затем в  1994 г., в условиях стабилизации ситуации на её базе сформировалась общественная экологическая организация — «Апсабара».

По решению Верховного Совета Абхазии в декабре 1993 г.  создается Министерство экологии Республики Абхазия — современная Государственная экологическая служба.

Разработана концепция развития государственных природоохранных структур, где сочетаются универсальность, которая выражается в охвате основных структурных составляющих рационального и экологически ориентированного природопользования:

  • Инспекции отдельных сред и направлений, сосредоточенные в центральном аппарате;
  • Неспециализированные региональные инспекции, которые охватывают всю территорию Абхазии.

Выработанная концепция определила стратегическую линию — интеграцию природоохранных органов с научными учреждениями Абхазии, включение экологической тематики в плановые научно-исследовательские работы в системе Академии наук Абхазии. Внедрение концепции в управление природоохранного комплекса Абхазии позволит сформировать систему государственных органов и  научно-исследовательских организаций, готовых обеспечить мониторинг состояния природных ресурсов, прогнозирование негативных последствий экологических нарушений, экологическую экспертизу проектов природопользования [1, с.188].

Для подготовки высококвалифицированных кадров в области экологии Абхазском государственном университете созданы кафедры экологического профиля –»Экологии и морфологии животных» (специальность «биология») и «Прикладная экология» (специальность «география»). Усиление сотрудничества государственных структур с университетскими кафедрами и НИИ позволит решить задачи природоохранного направления.

На сегодня сформирована система учреждений природоохранной направленности и связанных с ними институтов, которые призваны обеспечить оценку, прогноз состояния природного комплекса Абхазии, экологическую экспертизу проектов природопользования и прогнозирование негативных последствий экологических нарушений. Уже реализованными программами отмечаются:

  1. Разработка нормативной базы природоохранных органов;
  2. Экологическая экспертиза предназначаемых в рубку лесных угодий;
  3. Оценка рыбных ресурсов и расчет объемов допустимого улова рыбы в акватории Абхазии;
  4. Мониторинг береговых наносов участков Черноморского побережья, обладающих экономической ценностью;
  5. Мониторинг вод Черного моря в акватории Абхазии.

Уникальная природа Абхазии является ценностью абхазского общества, его представители осознают ответственность за её сохранность перед человечеством. Развитие туризма в Абхазии должно происходить по щадящему режиму с тем, чтобы не нанести ущерб уникальному комплексу природных ресурсов [4, с.12].

Развитие экологического туризма может в плане объектов инфраструктуры представлять собой юрту, соломенную хижину, апацха (традиционное сооружение абхазов), выполненные из натуральных материалов – различных пород дерева, глины, соломы, травы. Кроме бережного отношения при общении с природой следует отметить такой обязательный элемент экотуризма, как познавательный, расширяющий представление об иных способах проживания. Экотуризм включает сельский туризм, смешанные варианты пеших, конных прогулок по буферным зонам заповедников, культурно-этнографические туры. Следующим элементом экотуризма следует отметить применение в рационе туристов натуральных продуктов питания местного производства, что в полной мере обеспечено усилиями частного сектора при весьма сдержанных ценах, что является конкурентным фактором по сравнению с г. Сочи.

Рисунок 1. «Эко-апарт Отель Сухум»

Можно сделать следующие выводы:

  1. Абхазия обладает всеми условиями развития экологического туризма, используя экологически чистую продукцию и специализированные средства размещения, например, в Сухуме, уже существует «Эко-апарт Отель Сухум» (рис.1).
  2. Развитие экологического туризма позволит снизить антропогенную нагрузку на районы Абхазии.
  3. Развитие туризма в Абхазии можно определить, как основной инструмент бережного сохранения экологического состояния территории Абхазии.

 

Список литературы:

  1. Иглс, П. Устойчивый туризм на охраняемых природных территориях[Текст] : Руководство по планированию и управлению / П. Иглс, С. Макул, К. Хайнс. — М. – Смоленск: Маджента,  —  188 с.
  2. Трофимова, Е. Туризм во благо природы / Е. Трофимова //Деловой экологический журнал.— 06.2004. – С. 21.
  3. Чижова, В.П. Сохранение горных экосистем при развитии экотуризма (на примере Кавказского биосферного заповедника) / В.П. Чижова // Лесное хозяйство Северного Кавказа: сб. научных трудов. Вып. 25. —  Сочи: НИИ горного лесоводства и экологии леса. 2007. —  С. 349.
  4. Чижова, В.П. Рекреационные ландшафты: устойчивость, нормирование, управление /В.П. Чижова. — Смоленск. Ойкумена, 2011. —  С. 12.
    ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ТУРИЗМА В АБХАЗИИ
    В Абхазии велики перспективы развития экологического туризма с использованием экологически чистого питания и средств размещения, приближенных к естественным. Согласно экспертным данным, рынок экологического туризма динамично развивается и возрастает на 20% в год. И хотя в Абхазии экотуризм пока еще находится на стадии развития, потенциал у него многообещающий.
    Written by: Какалия Инар Мурманович
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/15/2016
    Edition: euroasia-science_6(27)_23.06.2016
    Available in: Ebook
28 Апр

НИЗКОЧАСТОТНАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ЛЕДОВОВИТОСТИ И ТЕРМОХАЛИННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК БАРЕНЦЕВА МОРЯ И ЕЕ СВЯЗЬ С СЕВЕРОАТЛАН-ТИЧЕСКИМ КОЛЕБАНИЕМ И АТЛАНТИЧЕСКОЙ МУЛЬТИДЕКАДНОЙ ОСЦИЛ-ЛЯЦИЕЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Введение. Исследование низкочастотной изменчивости ледовитости и термохалинных характеристик морей Арктики, одним из которых является Баренцево море, имеет важное научное и прикладное значение [2, 4, 5, 14 – 17, 21, 23 – 25]. В работах [23 – 25] на основе модельных расчетов показано, что район Арктики особенно уязвим с точки зрения возможного будущего потепления климата. Вместе с тем в работе [1] сделан вывод, что не одна из моделей современного поколения не дает точной картины климатических изменений в Арктике. Накопленные на сегодняшний день массивы данных контактных и спутниковых наблюдений позволяют дать более точные оценки низкочастотной изменчивости ледовитости и термохалинных характеристик Баренцева моря.

 Ледово-термический режим Баренцева моря на межгодовом и междесятилетнем масштабах может определяться несколькими процессами: 1) адвективными переносами массы и тепла в океане, особенно из-за смещения теплых струй течений в Северной Атлантике [8, 16, 19, 21]; 2) потоками тепла на поверхности океан-атмосфера [14]; 3) крупномасштабным атмосферным воздействием Северной Атлантики [6, 10, 13, 15, 19]. В настоящей работе будут исследоваться две причины изменений ледовитости и термохалинных характеристик Баренцева моря – крупномасштабное атмосферное воздействие и влияние адвективных тепломассопереносов Северной Атлантики.

Североатлантическое колебание, характеризующееся особенностями изменения поля давления в средних и высоких широтах Северной Атлантики, является значимым глобальным климатическим сигналом на межгодовых и междесятилетних масштабах во всем Северном полушарии, включая регион Арктического бассейна [6, 10, 12, 15]. Мультидекадная мода САК, является характеристикой Атлантической мультидекадной осцилляции, которая является одной из главных эмпирических мод. Она выделяется по глобальным данным о температуре поверхности океана и характеризуется изменчивостью  ~ 60 лет. Ее максимальная амплитуда отмечается в регионе Северной Атлантики [12].

Цель работы: исследовать низкочастотную изменчивость ледовитости и термохалинных характеристик Баренцева моря на основе данных контактных наблюдений и установить связь этих изменений с САК и АМО.

Материалы и методы. В настоящей работе для анализа низкочастотных колебаний температуры и солености в 200 метровом слое Баренцева моря используются среднегодовые данные стандартного гидрологического разреза «Кольский меридиан» (по меридиану 33°30’ в. д. от Кольского залива на север до 75° с. ш.) за 1951 – 2014 гг., предоставленных в свободном доступе институтом ПИНРО [11]. Качество данных подробно описано в [4].

В качестве характеристики Североатлантического колебания использовался его индекс САК, взятый из [20]. В работе проводился совместный анализ среднегодовых рядов солености и температуры Баренцева моря на разрезе «Кольский меридиан» и индекса САК, а также выделенных по этим рядам полиномиальных трендов 5-го порядка с оценкой значимости полученных результатов.

Низкочастотная изменчивость ледовитости Баренцева моря за 1900 – 2014 гг., под которой понимают отношение площади покрытой льдом ко всей площади моря [9], анализировалась по данным [2, 3, 9]. Путем анализа выделенных полиномиальных трендов 5-го порядка исследовалась междесятилетняя изменчивость ледовитости Баренцева моря и индекса АМО, взятого из [18]. Для получения достоверных оценок низкочастотной изменчивости этих характеристик проводилась оценка значимости выделенных трендов.

Результаты. На рис. 1 представлена межгодовая изменчивость температуры и солености Баренцева моря, а также индекса САК за 1951 – 2014 гг. Из рис. 1 а видно, что в 50-е – 80-е гг. температура и соленость в районе Мурманского течения Баренцева моря уменьшалась, начиная с 90-х гг., наблюдается их рост.

Сравнение полиномиальных трендов полученных термохалинных характеристик Баренцева моря (рис. 1 а) и индекса САК (рис. 1 б) на междесятилетнем масштабе показывает, что они изменяются в противофазе. Таким образом, при увеличении индекса САК в 60-е – 90-е гг., происходит интенсификация зональной атмосферной циркуляции, что сопровождается с задержкой по времени смещением в южном направлении Северного субтропического антициклонического круговорота (ССАК) в Северной Атлантике и сужением его в меридиональном направлении [7]. Это соответственно приводит к уменьшению поступления теплых вод из Северной Атлантики в Арктику и как следствие – понижению температуры и солености в Баренцевом море. Поэтому, ледовитость Баренцева моря в этот период увеличивалась (рис. 2 а).

Рисунок 1. Межгодовая изменчивость температуры (а) и солености (б) в слое 0200 м на разрезе «Кольский меридиан» в Баренцевом море и индекса САК (в)

Начиная с 90-х гг. XX в. САК уменьшается, вместе с этим происходит ослабление зональной ветровой циркуляции, и поток теплых воздушных масс поступает на территорию Арктического бассейна. Из-за смещения ССАК на север и увеличения его в меридиональном направлении в 90-е гг. по настоящее время происходит поступление теплых высокосоленых вод в Арктику из Северной Атлантики [7, 8], что приводит к повышению температуры и солености вод в Баренцевом море и уменьшению его ледовитости (рис. 2 а). Это согласуется с результатами работ, основанных на спутниковых данных, указывающих на уменьшение толщины льда в Арктике и сокращение площади многолетнего льда в последние десятилетия. За период 2005 – 2008 гг. площадь многолетних льдов сократилась на ~40 %, а потеря составила ~6000 км3 [22]. Результаты настоящей работы, а также [8] свидетельствуют о близком завершении теплой фазы климатических колебаний и возвращении функционирования экосистемы Баренцева моря к среднему многолетнему состоянию. Дальнейшие изменения климатической системы также будут носить циклический характер с характерным периодом ~60 лет.

Рисунок 2. Межгодовая изменчивость ледовитости Баренцева моря (а) и АМО (б). Сплошная линия – полином 5-го порядка, пунктирная линия – линейный тренд

На рис. 2 видно, что ледовитость имеет характерный период изменчивости, соответствующий АМО ~60 лет. При этом их характеристики изменяются в противофазе. В 60-е – 90-е гг. XX в. АМО уменьшалась, ледовитость – увеличивалась. В 10-е – 50-е гг. и 90-е гг. по настоящее время обнаруживается противоположная тенденция. Анализ значимых линейных трендов (достоверность аппроксимации R2 = 0,4) многолетних рядов ледовитости и индекса АМО за 1900 – 2014 гг. подтверждает, что с ростом АМО и, соответственно, увеличением поверхностной температуры Северной Атлантики, ледовитость в Баренцевом море уменьшается. Отрицательную тенденцию ледовитости Баренцева моря также подтверждают результаты, полученные с помощью современных глобальных климатических моделей в рамках проекта CMIP5 [5, 17, 24].

Выводы. По многолетним данным контактных наблюдений за 1951 – 2014гг. исследовалась изменчивость термохалинных характеристик Баренцева моря на межгодовых и междесятилетних масштабах. Получено, что в 50-е –   80-е гг. XX в. температура и соленость в районе Мурманского течения Баренцева моря уменьшалась, начиная с 90-х гг., наблюдается их рост.

Выявлено, что при увеличении индекса САК в 60-е – 90-е гг. XX в., происходило сокращение поступления теплых вод из Северной Атлантики в Арктику и как следствие – уменьшение температуры и солености вод Баренцева моря и увеличение его ледовитости. В 90-е гг. XX в. по настоящее время наблюдаются противоположные тенденции.

На основе анализа многолетних рядов данных за период 1900 – 2014 гг. получено, что ледовитость Баренцева моря и АМО изменяются в противофазе с характерным периодом ~60 лет. За указанный период выявлена значимая долговременная положительная тенденция индекса АМО и отрицательная тенденция ледовитости Баренцева моря.

Список литературы:

  1. Алексеев Г.В., Пнюшков В., Иванов Н.Е., и др. Комплексная оценка климатических изменений в морской Арктике с использованием данных МПГ 2007/08 // Проблемы Арктики и Антарктики. – 2009. – №1 (81). – С. 7–14.
  2. Воробьев В.Н., Косенко А.В., Смирнов Н.П. Многолетняя динамика ледового покрова морей западного сектора Арктики и ее связь с циркуляцией атмосферы и океана в Североатлантическом регионе // Изв. РГО, – 2010. – Т.142, Вып. 6. – С. 52–59.
  3. Жичкин А.П. Динамика межгодовых и сезонных аномалий ледовитости Баренцева и Карского морей // Вестник Кольского научного центра РАН – 2015 (20), №1. – С. 55 – 64.
  4. Карсаков А.Л. Океанографические исследования на разрезе «Кольский меридиан» в Баренцевом море за период 1900–2008 гг. – Мурманск: Изд-во ПИНРО, 2009. – 139 с.
  5. Котляков В. М., Глазовский А. Ф., Фролов И. Е. Оледенение в Арктике. Причины и следствия глобальных изменений // Вестник Российской академии наук. – 2010. – Т. 80. – №. 3. – С. 225–234.
  6. Крашенинникова М. А., Крашенинникова С. Б. Изменчивость ледово-термических характеристик Баренцева моря и ее связь с солнечной активностью и Североатлантическим колебанием // Международный научный институт «Educatio» (Науки о Земле) – №3(10). – 2015. – С. 96–99.
  7. Крашенинникова С. Б., Полонский А. Б. Низкочастотная изменчивость меридиональных переносов тепла в Атлантике // Системы контроля окружающей среды. – 2015. – Вып. 1 (21). – С. 52–57.
  8. Матишов Г. Г. Дженюк С. Л., Денисов В. В. и др. Учет вековой динамики климата Баренцева моря при планировании морской деятельности // Труды Кольского научного центра РАН. – 2013. – № 1(14). – С. 50–66.
  9. Матишов Г.Г., Дженюк С.Л. Арктика Морская хозяйственная деятельность в российской Арктике в условиях современных климатических изменений// Экология и экономика – 2012. – №1 (5) – С. 26–37.
  10. Нестеров Е. С. Североатлантическое колебание: атмосфера и океан. – М.: Триада ЛТД. – 2013.– 144 с.
  11. ПИНРО http://www.pinro.ru
  12. Полонский А. Б. Роль океана в изменениях климата. – К.: Наукова думка, 2008. – 183 с.
  13. Сарафанов А. А., Cоков А. В., Фалина А. C. Потепление и осолонение лабрадорской водной массы и глубинных вод в Субполярной Северной Атлантике на 60° сш в 1997–2006 гг. // Океанология. – 2009. – Т. 49. – №2. – C.209 – 221.
  14. Årthun M. et al. Quantifying the influence of Atlantic heat on Barents sea-ice variability and retreat // J. of Climate. – 2012. – V. 25, № 13. – С. 4736–
  15. Bochkov Yu. A., Antsiferov M.A., Karsakov A.L. Role of the North-Atlantic Oscillation in the Formation of marine climate in the Barents Sea//First International BASIS Research Conference, Doc.98/C.2. – St. Peterburg, – 1998. – 2 pp.
  16. Bersh M., Yashayaev , Koltermann K.P. Recent changes of the thermohaline circulation in the subpolar North Atlantic // Ocean Dynamics, 2007. – V. 57. – P.223–235.
  17. Comiso, J. C., Nishio F. Trends in the sea ice cover using enhanced and compatible AMSR-E, SSM/I, and SMMR data // J. Geophys. Res. Oceans, – 2008. – 113, С
  18. Enfield, D. B., Mestas-Nunez A. M., Trimble P. J. The Atlantic Multidecadal Oscillation and its relationship to rainfall and river flows in the continental S. – Geophys. Res. Lett., 2001, V.28, P. 2077–2080.
  19. Furevik, T. Annual and interannual variability of Atlantic Water temperatures in the Norwegian and Barents seas: 1980–1996 // Deep Sea Res., – – Part I, 48, – P. 383–404, doi:10.1016/S0967-0637(00)00050-9.
  20. Hurrel J.W. Decadal trends in the North Atlantic Oscillation: Regional temperatures and precipitation // Science. – 1995. – V. 269, № 5224. – P. 676–679.
  21. Klyashtorin L.B., Borisov V., Lyubushin A. Cyclic change of climate and major commercial stocks of the Barents Sea // Marine Biology Res., – – №5. – P.4 – 17.
  22. Kwok R., Cunningham G.F. Wensnahan M., et. al. Thinning and volume loss of Arctic sea ice: 2003–2008 // J. of Geophys. Res, – 2009. – V.114: doi:10.1029/2009JC005312.
  23. Overland J. E., Wang M., Salo S. The recent Arctic warm period // Tellus, – – 60. – P. 1–9.
  24. Stroeve J.C., Kattsov V., Barrett A., et. al. Trends in Arctic sea ice extent from CMIP5, CMIP3 and observations // Res. Lett., – 2012. – V.39, L16502, doi:10.1029/2012GL052676.
  25. Zhang, X., Sorteberg, J. Zhang R., et. al. Recent radical shifts of atmospheric circulation and rapid changes in Arctic climate system // Geophys. Res. Lett., – 2008. – V. 35, L22701, doi:10.1029/2008GL035607.
    НИЗКОЧАСТОТНАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ЛЕДОВОВИТОСТИ И ТЕРМОХАЛИННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК БАРЕНЦЕВА МОРЯ И ЕЕ СВЯЗЬ С СЕВЕРОАТЛАН-ТИЧЕСКИМ КОЛЕБАНИЕМ И АТЛАНТИЧЕСКОЙ МУЛЬТИДЕКАДНОЙ ОСЦИЛ-ЛЯЦИЕЙ
    Проанализирована низкочастотная изменчивость ледовитости за 1900 – 2014 гг. и тер-мохалинных характеристик за 1951 – 2014 гг. Баренцева моря и установлена ее связь с изме-нениями Североатлантического колебания (САК) и Атлантической мультидекадной осцил-ляцией (АМО). Выявлено, что температура, соленость и ледовитость Баренцева моря изме-няются с типичным периодом ~60 лет, что соответствует периоду АМО, или мультидекадной моде САК.
    Written by: Крашенинникова Светлана Борисовна, Крашенинникова Марина Анатольевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/18/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook