28 Фев

СТРУКТУРНО-КОМПОЗИЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНЫХ АКТОВ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ СТРАН




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Основной единицей коммуникации является текст. В процессе общения между юридическими и физическими лицами используется определенный языковой код, который представляет собой систему языковых знаков и правил их использования. Адресат в результате использования языкового кода создает конкретные тексты в письменной или устной форме. Реципиент должен его декодировать, учитывая элементы поведения, связанные с определенной традицией, различия в вербальном и невербальном поведении носителей различных языков, отличия в речевом этикете и картинах мира [5]. Переработка текста состоит в сопоставлении информации с получаемой из текста, которая кодируетсясредствамилитературногоязыка. Типовойязыковойкодтогоилииноготекстапредопределяетсякоммуникативной функцией, которую такой текста выполняет в определенном социуме [8].

В настоящей статье рассматриваются экстралингвистические средства организации текстов судебных решений англо-говорящих стран. Необходимо отметить, что данные тексты находятся в открытом доступе на сайтах судов. Публикуя акты в открытом доступе, суды обеспечивают принцип прозрачности правосудия. Однако, соблюдая права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и деловой репутации граждан и компаний, при публикации из текстов судебных актов исключают персональные данные.

С целью изучения особенностей структурно-композиционной организации текстов судебных решений нами были исследованы судебные акты Апелляционного суда Англии и Уэльса (гражданские дела) (England and Wales Court of Appeal (Civil Division) Decisions), решения Верховного суда Ирландии (High Court of Ireland Decisions), решения Верховного суда Новой Зеландии (New Zeland High Court Judgments), Верховного суда Ямайки (Supreme Court Of Judicature Of Jamaica) и Верховного суда США (U.S. Supreme Court). Можно заметить, что суд Англии и Уэльса, суд Ирландии и суд США основной своей целью ставят обеспечение доступа к информации о деятельности судов, заботясь о общих моментах деперсонификации. Верховный суд Новой Зеландии и Верховный суд Ямайки ставят своей целью не только обеспечение доступа, но и сохранение документальности данной информации, так как пользователь может работать с документом именно в том виде, в котором документ был создан. С этой точки зрения судебные решения Новой Зеландии и Ямайки представляют большой интерес для исследования.

Данный вид текста имеет своеобразную структуру и ее оформление. Несомненно, вербальные средства обладают определяющей ролью при информационном кодировании, однако особая композиция, характерная дляданного вида текстов, строится с помощью невербальных средств.Структурно-композиционные средства, используемые в конкретной ситуации, состоящие из множество факторов, которые имеют значение для содержания самой коммуникации, относятся к области изучения паралингвистики. Паралингвистика [1] как научная дисциплина занимается изучением факторов, сопровождающих речевое общение и участвующих в передаче информации. В своем словаре доктор психологических наукМ.И.Еникеев дает следующееопределение:«паралингвистическиесредства(отгреч.para–околоилингвистика)–невербальные(неречевые)средствапередачиинформации.Различаютсятривида паралингвистическихсредств:фонационные,кинетическиеиграфические(вписьменнойречи)» [4, c. 281]. В это ключе необходимо выделить два понятия: «паралингвистика» и «параязык», где паралингвистика представляет собой науку о неязыковых средствах, а под параязыком подразумеваетсясовокупность самих средств, участвующих в языковой коммуникации.

Следует сказать, что под паралингвистикой изначально рассматривали все виды кинесики [2], все виды фонации (от говорения до вокального искусства) и все виды общения с участием «ситуативного контекста» (от диалога до врачебного интервью). В настоящей статье под паралингвистическими средствамипонимаются инструменты, употребляемые в письменном языке (восклицательные знаки, многоточие, комбинации восклицательных и вопросительных знаков, рисунки, чертежи, графики, графическая сегментация текста и его расположение на бумаге, шрифтовой и красочные наборы, необычное написание). Параязык представляется совокупностью самих средств, участвующих в языковой коммуникации.

Любой связный текст, раскрывающий определенную тему и выполняющий соответствующую коммуникативно-прагматическую функцию, представляет собой высшую коммуникативную единицу, организованную в соответствии с его коммуникативно-прагматическойнормой. В изучаемых нами судебных решениях такими факторами, участие которых в вербальном (письменном) общении обусловливается их паралингвистической функцией, являются графическая сегментация текста и его расположение на бумаге, шрифтовой набор, необычное написание, т. е. графика, линии, отделяющие название от остального текста, квадратные и круглые скобки, буквенные обозначения и другие.

Так, в примечании к приговору Верховного суда Новой Зеландии по уголовному делу Королева против Кларка Джона Периско (R v Clarke John Persico) от 27 сентября 2016 года название документа (информация особой важности) выделяется двумя линиями, отделяющими его от информации об участниках процесса и от остальной информации.

Являясь носителями определенной информации, паралингвистические средства приобретают особую значимость в тексте. Так, при восприятии письменного текста получатель информации лимитирован только узким каналом, а именно письменными знаками определенного набора. Эти условия и накладывают больше ограничений на использование паралингвистических средств в письменной речи.

Требованиясовременнойкоммуникации, особенностипередачиивосприятияинформации,тенденциякростуеёвизуализациив обществеобусловливаетактивноеизучение языковедами семиотически осложнённого, гетерогенного текста. Исследуя проблемы текстовой гетерогенности, отечественные и зарубежные учёныеприменяютразнообразныетермины – «поликодовыйтекст»(Г.В. Ейгер,В.Л. Юхт), «гибридный текст» (В.Е.Чернявская), «изовер-бальныйкомплекс»(А.А.Бернацкая),«иконо-текст»(М.Нерлих)«видеовербальныйтекст» (О.В.Пойманова),инекоторыедругие.Широкую известность получил термин Ю.А. Сорокина и Е.Ф.Тарасова «креолизованные тексты» – «тексты,фактуракоторыхсостоитиздвух негомогенныхчастей(вербальнойязыковой (речевой)иневербальной(принадлежащейк другим знаковым системам, нежели естественный язык)» [6].

При работе с такими текстами следует обратить внимание на членимость текста. И.Г. Гальперин придал членимости текста статус текстовой категории как свойство текста в своей работе «Текст как объект лингвистического учения». Категория членимости, с одной стороны, имеет субъективную природу, так как она всегда интенциональна (запрограммирована автором) и экстенсиональна (осмыслена читателем). С другой стороны, она объективно обусловлена необходимостью отражения мира в его упорядоченности и устроенности. Членимость текста также напрямую связана с характером человеческого мышления, включающего одновременно операции анализа и синтеза поступающей информации, взаимодополняющие друг друга, что также объясняет объективную обусловленность этой категории.

И.Г. Гальперин разделил членимость на два вида, отмечая, что «размер части обычно рассчитан на возможности читателя воспринимать объем информации «без потерь»»:

1) объемно-прагматическое (синтактико-смысловое), когда отрезки текста расположены последовательно и ориентированы на оптимальную организацию текстовой информации. Этот вид членения связан с изучением единиц, которые по сложившейся традиции называются сверхфразовыми единствами (СФЕ), изучающимися под разными углами зрения и лингвистами, и литературоведами;

2) контекстно-вариативное (или композиционно-смысловое), которое предполагает различные типы передачи информации и реализуется в формах речи (повествование, описание, рассуждение), а также в элементах композиции как способе содержательно-смысловой упорядоченности текста (абзац, параграф, раздел, глава и т.д.) [3].

При изучении решений судов, наблюдается большое количество абзацев и их нумерация и поднумерация (при наличии нескольких аргументов или дополнительных положениях). Например, в решении Верховного суда Ямайки по гражданскому иску Эррол Бахас против Совета прихода Уэстморленд, Чарльз Бехари и Опал Бехали (Bacchas, Errol v Westmoreland Parish Council, Beharie, Charles and Beharie, Opal) от 12 февраля 2016 года можно увидеть такую нумерацию. Таким образом, осуществляется чёткая репрезентация высказываний каждого параграфа, объединенных определенной микротемой. Кроме этого некоторые абзацы имеют своую поднумерацию. Весь же текст решения содержит 16 пунктов:

[1]By Notice of Application filed on the 29th September 2015 the Defendants seek:

a)LeavetoenlargetimetoappealagainstanOrder made on the 21st April 2015 that theDefendants pay coststotheClaimantonapplicationsataCase ManagementConferenceandthathalfthecostson Case Management Conference be costs in the claim.

b)That Leave to Appeal the Order of the Judge awarding costsagainsttheDefendantinanInterlocutory proceedinginwhichthediscretiontoawardcostsis prescribed by Law.

c)An Order that proceedings to recover costs awarded to theClaimantto be taxed or agreed be stayed pending the determination of this Application.

Изучая судебные решения, можно увидеть также большое количество цитат из заявлений одной из сторон, оформленные кавычками и отделенные от основного текста пустыми строчками с более широким отступом от края документа. Например, в решении Апеляционного суда Англии и Уэльса по гражданскому иску Крукс против ООО Хендрикс Ловелл (Crooks v Hendricks Lovell Ltd) от 15 января 2016 года приводится цитата из предложения Хендрикс Ловелл по урегулированию спора:

  1. Hendricks Lovell made its offer to settle the claim under CPR Part 36 on 12 September 2012. The offer was made in the standard form N242A “Notice of offer to settle”. In the box on the first page of the offer form the offer was stated to be:

“£18,500 net of CRU and inclusive of interim payments in the sum of £18,500.”

On the second page of the form, in the section headed “To be completed by defendants only”, the box against the statement “This offer is made without regard to any liability for recoverable benefits under the Social Security (Recovery of Benefits Act) 1997” was ticked.

Также данное решние сожержит 51 нумерванных абзацев, содержащих до одного высказывания, а также данный текст имеет логическое деление и все абзацы имеют подзаголовки, выделенные курсивом или жирным шрифтом, например:

Conclusion

  1. I would therefore allow the appeal.

Lady Justice Arden

  1. I agree.

Lord Justice Moore-Bick

  1. I also agree.

В примечании к приговору Верховного суда Новой Зеландии по уголовному делу Королева против Кларка Джона Периско (R v Clarke John Persico) от 27 сентября 2016 года имеются также постраничные ссылки на правовые акты, упоминающиеся в ходе процесса, например:

Данное решение содержит 30 нумерованных абзацев, нумерция заключена в квадратные скобки. Также имеется поднумерация в некоторых абзацах и разделение на на абзацы без нумерации с меньшим межстрочным интервалом, например:

Также следует отметить, что названия правовых актов, упоминающихся в решении Апеляционного суда Англии и Уэльса по гражданскому иску Крукс против ООО Хендрикс Ловелл (Crooks v Hendricks Lovell Ltd) от 15 января 2016 года, выделяются кавычками, а названия актов в тексте примечания к приговору Верховного суда Новой Зеландии по уголовному делу Королева против Кларка Джона Периско (R v Clarke John Persico) от 27 сентября 2016 года, выделены курсивом. Эта особого рода интертекстуальность в виде ссылок на законы, используемые в ходе судебного процесса, служит для аргументации концептов.

Таким образом, вид текста является некой моделью речевогоповедения коммуникантов в социуме, образцом их регулярных речевыхдействий, формой организации обыденного знания и представляет собой схему по созданию определенного текста [8]. Действующие в текстах коммуникативно-прагматические нормы являются правиламикомбинированияи использования в них вербальных и невербальных средств, употребление которых нормы текстов соответствующим образом регулируют. В данном случае подразумеваются языковые нормы (в особенности кодифицированные), так как приближение к юридической сфере означает необходимость незыблемости естественных «прав» языка и носителей языка [7]. Текст судебного решения имеет своеобразную структуру и ее оформление. Абсолютно ведущую роль в кодировании такой информации играют вербальные средства, но велико значение и невербальных средств, способствующих созданию особой композиции данного вида текста.

Литература:

  1. Анисимова Е. Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов) // Учеб. пособие для студ.фак. иностр. яз. вузов. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. — 128 с.
  2. Верещагин Е. М. Язык и культура / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров // М.: Индрик, 2005. — 1038 с.
  3. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования (Лингвистическое наследие XX века) (5-е изд., стереотип.) — М.: КомКнига, 2007. — 144 с.
  4. Еникеев М.И. Психологический энциклопедический словарь. – М.: Проспект, 2008. – 560 с
  5. Маслова В.А. Когнитивный и коммуникативный аспекты художественного текста // Монография. — Витебск: ВГУ имени П.М. Машерова, 2014. — 104 с.
  6. Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция // Оптимизация речевого воздействия. – М.: Наука, 1990. – с. 180–186., С. 180–181.
  7. Попова Е.В. Природа судебного дискурса // Вестник Оренбургского Государственного университета. 2016. № 6 (194). С. 24-29.
  8. ТаюповаО.И.Языковойкодвнаучно-популярномтексте //ВестникБашкирскогогосударственногоуниверситета. 2012. №4. С. 1550–1553.
    СТРУКТУРНО-КОМПОЗИЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНЫХ АКТОВ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ СТРАН
    Целью настоящей статьи является рассмотрение экстралингвистических средств, используемых при организации текстов судебных актов англо-говорящих стран.Абсолютно ведущую роль в кодировании такой информации играют вербальные средства, но велико значение и невербальных средств, способствующих созданию особой композиции данного вида текста.
    Written by: Попова Екатерина Валерьевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/17/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_28.02.2017_2(35)
    Available in: Ebook
28 Фев

CЕМАНТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В МАРОККАНСКОМ ВАРИАНТЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА КАК ОТРАЖЕНИЕ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В МАРОККО




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В современную эпоху глобализации мировые языки становятся посредниками при международном общении, именно эта функция, посредническая, приводит к вынужденному упрощению, — часто стихийному, а иногда сознательному, — данного языка в данной специальной функции.Мировые языки — это языки межэтнического и межгосударственного общения, имеющие юридический статус официального языка в ряде государств. Под влиянием лингвистических, социолингвистических и экстралингвистических факторов происходит развитие вариантных структур мировых языков. Исторический выход европейских языков за пределы национальных территорий явился причиной формирования отличительных черт этих языков в маргинальных ареалах.

Изучению особенностей французского языка в мире посвящен ряд работ российских исследователей, в том числе работы В.М. Дебова, Ж. Баганы, В.Г. Гака, А.И. Чередниченко,Е.А. Реферовской, В.Т. Клокова.

Цель работы: обозначить специфику функционирования вариантов французского языка вМарокко. Цели статьи определяет выбор методов исследования: метод типологизации языков и их вариантов, метод выборки из словарей, метод лингвистического описания.

Колонизация Африки французами началась в 1830 году на севере континента и сопровождалось мощным сопротивлением местного населения. Колониальный захват привел к образованию нескольких крупных территорий, куда постепенно стал внедряться французский язык. В Африке он представлен в двух вариантах: в странах Магриба (Марокко, Алжир, Тунис, Мавритания) и странах Тропической Африки (Буркина Фасо, Габон, Бенин, Бурунди, Гвинея, Заир, Камерун, Джибути, Нигер, Руанда, Сенегал, Того, Конго, Кот-д’Ивуар, Мали,ЦАР, Чад).

Языковая ситуация в Марокко отличается рядом специфических черт, выделяющихее среди других стран Магриба (Тунис, Алжир, Мавритания и др.) в также, стран Западного Судана (Сенегал, Мали, Гвинея, и др.), что позволяет считать Марокко очень важным и интересным регионом франкоязычной Африки для лингвистических исследований. Следует также учитывать место и роль Королевства Марокко в глобальной политике, в сфере международного взаимодействия в современных условиях, где роль арабских стран, в том числе стран Магриба, неуклонно возрастает.

В Марокко письменными языками государственного управления, образования иСМИ является арабский язык – официальный язык страны и французский, первый иностранный язык. Следует принимать во внимание французский язык, оказавший заметное влияние на лексический состав современного марокканского диалекта. Особенно широко он используются в центральных городах; до сих пор в ряде государственных и частных учреждений французский язык остается основным рабочим языком, на котором ведется делопроизводство.

Исследователи отмечают распространение разновидности французского, которую местные жители приспосабливают к особенностям своего языка, придавая ей местный колорит. Появились специальные термины: «тунисизмы», «алжиризмы», которые обозначали лексические единицы, отсутствующие в словарном составе французского языка Франции. По классификации В.М. Дебова, эти лексемы были заимствованы из арабского языка и в основном имеют одно значение; являются однокоренными словами арабизмов, построенными по французским моделям; появились путем словообразования на основе материала французского языка [1].

Как справедливо замечает Ж. Багана, в этих условияхстановится не просто понять речь местного населения: слова нередко сильно искажаются фонетически и семантически [2, с.95]. По словам Н.С. Найденовой, даже говоря на одном языке (французском), носители различных его вариантов встречают непонимание по причине разных истоков, условий развития и существования африканской и европейской культур [3, с. 178]. 0Изменения, возникшие под влиянием местного языка и менталитета, усложняют коммуникацию с европейцами. Важно отметить, что подобное явление присуще языку, на котором говорят в городах, нежели в сельской местности, и среди более просвященных и обеспеченных слоев населения.

Если говорить о заимствованиях из французского, полностью адаптировавшихся в марокканском диалекте, особенно в городских индустриальных центрах и больших сельскохозяйственных районах, бывших французскими колониями в эпоху протектората, то они относятся к специальной лексике [4, p.347].Лексика, относящаяся к механике, изобилует примерами:дарижа [s-simarmok] – фр. semi-remorque (автопоезд), [kamiyyou] – фр. сamion (грузовик), [traktour] – фр.tracteur (трактор), [toumoubil] – фр. automobile (автомобиль), [bisklit] – фр. bicyclette (велосипед),[lxiratour] – фр. l’accélérateur (ускоритель). Лексика из сферы информатики также отмечена некоторыми французскими заимствованиями, частично измененными фонетически: дарижа [skani] – фр.      scanner (сканер),дарижа [‘tteblokalpici] – фр.          leP.C (персональный компьютер).

Рассмотрим некоторые примеры сужения семантического значения лексем в марокканском варианте французского языка. Некоторые лексические единицы с широкой семантикой встречались местному населению в узких сферах и конкретных ситуациях, поэтому другие их значения перестали существовать. Так произошло со следующими существительными: detailleur — (от общефр. detailler «продавать в розницу») «продавец сигарет поштучно» ; в связи с широким распространением табакокурения в стране и высокими ценами на сигареты продажа сигарет не только пачками, но и поштучно является повсеместным явлением, которое отразилось в языке путем семантического сужения глагола и созданием производного существительного; materiel — (общефр. «материал; техника; материальная часть; инвентарь; оборудование; имущество; материалы») «строительные материалы»; fondamentaliste — (общефр. «ученый-теоретик, занимающийся фундаментальными исследованиями; религиозный фундаменталист») «исламский фундаменталист; мусульманский консерватор».

Наряду с широко известным процессом заимствования, когда язык перенимает готовые лексические единицы и морфемы и их семантику, внося какие-либо изменения с учетом специфики языка-реципиента, отмечается и появление калек под влиянием иной языковой системы. Семантическое калькирование представляет собой использование в новых значениях слов языка-реципиента по образцу употребления слов-прототипов в языке-доноре. Главными факторами образования семантических калек является наличие общих семантических звеньев у лексических единиц контактирующих языков и их фонетическое сходство.

К калькам во французском языке Марокко относятся некоторые выражения, уже ставшие известными и в центральном варианте французского языка. Например, самым употребимым во французском языке выражением такого рода можно считать выражение, взятое из Корана, gens du livre (от общефр. «люди книги») — «верующие, принадлежащие к религии, чьи основные постулаты изложены в книге».

К семантическим калькам следует отнести также выражение entrer en islam / dansl’islam — «входить в ислам», используемое во французском языке арабофонов в противоположность центральнофранцузскому варианту se convertir а l’islam — «принимать ислам». Это калькированое выражение объясняетпринцип мусульманской веры: в отличие от кодифицированной лексической единицы, которая может пониматься как смена религии, переход в другую религию, данная калька в основе своей хранит смысл о единственной верной религии — исламе, в который человек «входит». К другим примерам семантической кальки можно отнести слова frèreи gazelle. Общефр. frère «брат» под воздействием марокканского диалекта стало калькой с арабского и используется при обращении к любому лицу мужского пола, с которым у вас установились взаимоотношения (национальные, религиозные, политические или дружеские). Другая калька с арабского – gazelle (общефр. «грациозное небольшое животное с тонкими конечностями и изящными рогами, относящеес к подсемейству антилоп») – так в Марокко нередко называют привлекательную девушку.

Приведенные примеры характеризуют способ переноса значений, присущих лексическим единицам и выражениям арабского языка, в лексику французского языка Марокко. Семантические изменения, возникающие во французской лексике Марокко- это чуткая реакция языка на процессы, происходящие в социуме. Результат взаимодействия менталитетов и культур проявляется в первую очередь на стыке языков, а языковые контакты дают новый толчок для развития языковой системы страны, что выражается и в семантических изменениях лексики.

Список литературы:

1.Дебов В.М. Словарь особенностей французского языка в Алжире. — Иваново: Ивановский государственный университет, 1996. — 140 с.

2.Багана Ж. Локальные преобразования французской лексика на Африканском континенте.// Вопросы языкознания,М., 2008, 3. -С 95.

3.Н.С. Найденова. Африканский культурный компонент в семантике общефранцузских лексических единиц. // Функциональная лингвистика. Итоги и перспективы. Материалы конференции. Ялта, 2002. — с. 178-179.

4. Brunot      Louis. Emprunts dialectaux arabes à la langue française         dans      lescites marocaines           depuis 1912. Hespéris, Archives Berbères et Bulletin de l’Institutdes Hautes Etudes Marocaines XXXVI.            Rabat, 1949, p.347

CЕМАНТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В МАРОККАНСКОМ ВАРИАНТЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА КАК ОТРАЖЕНИЕ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В МАРОККО
Цель работы: обозначить специфику функционирования вариантов французского языка вМарокко. Цели статьи определяет выбор методов исследования: метод типологизации языков и их вариантов, ме-тод выборки из словарей, метод лингвистического описания. На основе анализа сделаны выводы: 1) Ма-роккоявляется очень важным и интересным регионом франкоязычной Африки для лингвистических ис-следованийв современных условиях, где роль арабских стран, в том числе стран Магриба, неуклонно возрастает; 2) заимствования из французского, полностью адаптировавшиеся в марокканском диалекте относятся к специальной лексике;3) сужения семантического значения лексем, а также образования се-мантических калек рассматривается какследствие переноса значений, присущих лексическим единицам и выражениям арабского языка, в лексику французского языка Марокко.
Written by: Косенко Елена Игоревна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 03/17/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_28.02.2017_2(35)
Available in: Ebook
30 Янв

ОДНОСТОРОННИЕ ИДЕАЛЫ И МНОЖЕСТВЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ ПРЕДМЕТОВ И ЯВЛЕНИЙ МИРА ЧЕЛОВЕКА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Упрощенное мышление человека ведет к многовековым и не прекращающимся, попыткам создания идеальных односторонне положительных предметов и явлений (нереальных «медалей с одной стороной»). При этом с глубокой древности не обращается внимания на биологическую нереальность и принципиальную неосуществимость односторонне идеального мира:

«Создали прежде всего поколенье людей золотое

Вечно живущие боги, владельцы жилищ олимпийских,

Жили те люди, как боги, с спокойной и ясной душою,

Горя не зная, не зная трудов. И печальная старость

К ним приближаться не смела… Добра недостаток

Был им ни в чем не известен» (Гесиод, древнегреческий поэт).

Как полагал древний китайский трактат «Лицзы», «тогда осуществились принципы всеобщей справедливости», «…не было на земле несправедливости, не разбойничал крокодил, не кусалась змея…» (?!). Это абсолютно недостижимое (биологически невозможное) и полностью идеализированное альтруистическое представление о рае, о вероятности получения однополярного результата и целиком положительного мира, сохранилось до сих пор. Такой парадокс можно объяснить только упрощенным мышлением человека. Упрощенное мышление – следствие необходимости быстрого реагирования для выживания [4, 5]. Прошлая история человечества во многом негативна (хотя, может быть, ее негативная и позитивная ветви почти равновесны), но человек всегда мечтал о рае на Земле, постоянно надеясь на однополярное развитие. Светлое будущее, зеленая планета, красивые и этичные люди, однополярный мир без войн, устойчивое развитие, — таково идеализированное представление о будущем Земли и стандартное суждение о рае (рис. 1). На картине рая рядом мирно живут хищник и травоядное. Чем питаются хищники в раю? Гомеостаз в природе основан на всеобщем поедании, он в этом смысле жесток с точки зрения человека, но поддерживает динамическое равновесие.

Рис. 1. Рай с соседствующими мирными хищниками и травоядными

В основе таких представлений лежит работа унаследованного человеком многослойного мозга.«Наш предок – не слишком-то симпатичная обезьяна, научившаяся есть мясо и утратившая волосяной покров, — продолжает жить в нашем теле. Эта смышленая, сверхвозбудимая сексуально обезьяна, не способная расстаться со своим предчеловеческим, магическиммышлениемиреакциями, это существо, в психике которого не меньше слоев, чем в геологической формации, не может быть константой во всей многозвездной вселенной. Хотя человеческий разум по принципу своего действия обращен в будущее, он в то же время атавистическое наследие доисторических эпох, тех трех миллионов лет, которые из приматов вылепили человека» ([2]). Это сложное существо часто поступало неразумно. Сейчас многие известные исследователи, опираясь на данные о негативных результатах глобальной деятельности, говорят о необходимости быстрого перехода человечества на «путь разума» и ускоренного формирования нового, более прогрессивного и разумного, склонного к альтруизму, добру, правде, человека и его мышления [4, 5], иначе предсказывается конец истории. Создаются многочисленные «кодексы» для этого «Homopulcher» — «человека прекрасного» [1], которые, к сожалению, не привели и не смогли бы привести к его улучшению, так как этот процесс связан со структурой и деятельностью мозга человека – самого консервативного органа. Именно этот орган и стоит в начале всех действий человека, он определяет особенности его мышления. Деятельность человека протекает также и в поле действия объективных законов развития, в конкретных географических и общественных (материально-экономических, духовных, социальных и др.) условиях.

Таковы особенности восприятия и деятельности сложного мозга человека. Этот важнейший орган необычайно сложен по структуре и работе. Мозг человека включает в себя множество древнейших, древних и более новых структур, объединенных нервными сетями и взаимодействующих в процессе анализа информации и выработки решения. Для мозга характерно не совсем одновременное прохождение импульсов от рецепторов сенсорных систем через множество древних, старых и более новых (но выросших из старых) структур, их активное участие в анализе информации и выдаче решений, важная роль эмоций в мышлении и сознании (окраска мыслей чувствами), ограниченность кратковременной памяти, не осознаваемый анализ большинства поступающей информации и осознаваемый анализ минимальной информации, и др. Эти особенности приводят чаще всего к упрощенному восприятию действительности, к простой – с двух – трех сторон — оценке предметов и явлений как наиболее понятной. Абстрактное «человеческое» мышление ярко окрашено «животными» эмоциями и чувствами: большим или меньшим влияниеи одного из трех (может быть, и большего числа) отделов «триединого» мозга – «ритуально — иерархического и агрессивного» рептильного отдела, «эмоциональной» лимбики и «когнитивной» новой коры.

Бинарное множество признаков, качеств, характеристик всех предметов и явлений подчиняется, скорее всего, нормальному закону распределения. Он является, как известно, приемлемой моделью для многих физических явлений ввиду того, что распределение среднего «n» наблюдений стремится к нормальному, независимо от формы исходного распределения, при «n», стремящемся к бесконечности. При этом форма кривой распределения может быть несимметричной. Таким образом, вполне вероятно существование закона бинарной множественности, одного из наиболее общих законов бытия, согласно которому одной из общих характеристик всех явлений и предметов мира является их бинарная множественность, состоящая из подмножеств, находящихся в «эволюционной сети» разнообразных взаимодействий [5]. Но если это так, то бороться с множественностью и ее двойственностью, искусственно поощрять лишь один из ее полюсов – бесцельный путь. Например, нет никакого основания стремиться искоренять неудобные для человека естественные ландшафты, полные неприятных и даже опасных для него хищников и насекомых. Опасна как раз односторонность, культурность всех ландшафтов Земли, к которой стремятся многие люди. Осушать болота, превращать пустыни в цветущие сады, размораживать ледники, сводить леса, срезать горы, менять течение рек, уничтожать виды животных, искоренять хищников и неприятных человеку животных, заменять биоразнообразие однообразием культурных и полезных для человека растений, — это стремление к уходу от естественной, необходимой эволюционной бинарной множественности мира. На искусственное отсечение одного из полюсов природа отвечает порождением противоположного полюса. Природа не терпит однополярности, она восстанавливает искусственно нарушенное равновесие двух полюсов. Как пример на рис. 2 приведена бинарная множественность красоты и безобразия тел и лиц: основная масса «нормальных» лиц и все уменьшающиеся количества красивых и безобразных тел и лиц.

Рис. 2. Нормальное распределение интегральных признаков физической красоты человека

В «хвостах» распределения представлены самые прекрасные и самые безобразные тела и лица, встречающиеся редко, что позволяет устраивать конкурсы красоты и поддерживать моду на определенный, стандартный тип красоты.

Среди разных примеров борьбы с двойственностью мира наиболее интересно стремление к ускоренному (искусственному, не эволюционному) улучшению человека – как социально, духовно, так и физически. Исторически эти процессы протекали, видимо, одновременно. В этих процессах ярко проявлялась упрощенность мышления и склонность к быстрым и простым решениям. Человек пытался самыми простыми («топорными») способами улучшить свое лицо и тело, чтобы красота стала всеобщим явлением, а некрасивые люди исчезли. Социальное, духовное улучшение заключалось в поощрении добра, взаимопомощи, взаимопонимания, исключении зла, агрессивности и деструктивности в поведении (поощрение достигалось как проповедями, так и дубиной, огнем, мечом). Быстрое искусственное улучшение физической красоты оказалось нерационально. Надежды на одностороннее духовное улучшение известны еще с библейских заповедей, но они пока не привели к массовому улучшению человечества. Если распространить это обстоятельство на другие бинарные множества (например, правда — ложь, альтруизм — эгоизм, мир — война, и пр.), то можно предположить, что вследствие эволюции, культурного развития, привития этики, этического образования и воспитания могут происходить процессы роста максимума, или несимметричного изменения формы кривой в сторону положительных качеств, или сдвига кривой в сторону положительных признаков, но это – длительный путь, который не может завершиться односторонним улучшением [5]. Человек должен научиться жить в условиях реального множественного мира.

Но человечество мечтает именно о полностью позитивном настоящем и будущем, таково общепринятое представление о рае. Привычно и понятие о прогрессивном развитии по спирали с ускорением движения и сужением витков. Лучшие умы человечества, как и все люди, мечтали о рае на Земле. Пьесы и рассказы А.П. Чехова полны высказываний о прекрасном будущем: «Мы еще увидим небо в алмазах…». «Сердце в будущем живет; // Настоящее уныло» (А.С. Пушкин). Известно выражение «прекрасное далеко» – но почему именно то, что далеко, может быть прекрасно? Не потому ли, что оно далеко от сложной реальной действительности? Борьба хорошего и плохого в сказках всегда заканчивается победой хорошего и словами о героях «они жили долго и счастливо», но без описания этого долгого счастья, так как его невозможно описать ввиду отсутствия предмета. Каким видит, например, В.В. Маяковский идеальный мир будущего? «Представь — там под деревом видели // С Каином играющего в шашки Христа». «Вчера бушевавшие моря, мурлыча, легли у ног…// Броненосцы привозят в тихие гавани всякого вздора яркие ворохи…// Цари-задиры гуляют попарно под присмотром нянь…». Одностороннее мышление, стремление к полностью позитивному миру, привело поэта к описанию полного нелепости и биологической недопустимости, далекого от естественных взаимоотношений существования.

Может ли быть развитие человечества полностью позитивным, может ли произойти постепенное улучшение всего человечества и его взаимодействия с остальной природой планеты? В самых разнообразных явлениях, когда, казалось бы, все прекрасно, вдруг и некстати возникает нечто противоположное. А.С. Пушкин записал: «Стерн говорит, что живейшее из наших наслаждений кончится содроганием почти болезненным. Несносный наблюдатель! знал бы про себя; многие того не заметили б». Исследователи обращали внимание на непредвиденные последствия положительных шагов: «Побочные и непредвиденные последствия человеческой деятельности часто бывали гораздо важнее тех последствий, которые эта деятельность имела непосредственно в виду» (О. Марш, середина XIX века). Все, что можно считать полностью положительным для человека, в реальной жизни является только частью нормального распределения, в котором широко представлены и положительные, и отрицательные, и нейтральные признаки. Любовь? Да, есть яркая любовь, но чаще всего она сопровождается страданиями, ревностью, и пр. Красота? Она необычайно редка, и потому бывает очень опасна. Половая любовь важна в индивидуальной жизни и, по-видимому, не играет никакой роли в истории, в эволюции. Как отмечал Вл. Соловьев, сильная любовь или сильная страсть обычно оказывается неразделенной, то есть не сопровождается произведением потомства; при взаимности приводит обычно к трагическому конфликту, не доходя до произведения потомства; в счастливых случаях также остается обыкновенно бесплодной. В тех же редких случаях, когда необычайно сильная любовь все же производит потомство, оно оказывается самым заурядным. Философ продолжает: «По теории Ромео и Джульетта должны были бы соответственно своей великой взаимной страсти породить какого-нибудь очень великого человека, по крайней мере Шекспира, но на самом деле, как известно, наоборот: не они создали Шекспира, … а он их, и притом без всякой страсти – путем бесполого творчества. Ромео и Джульетта, как и большинство страстных любовников, умерли, не породив никого, а породивший их Шекспир, как и прочие великие люди, родился не от безумно влюбленной пары, а от заурядного житейского брака» [5]. Искусство? Г. Гегель предостерегал от чрезмерного поклонения искусственным произведениям: «Живые предметы природы представляют собой как изнутри, так и извне до мельчайших деталей целесообразные организмы, между тем как произведения искусства достигают видимости жизни лишь на своей поверхности, а внутри являются обыкновенным камнем, деревом, холстом, или, как в поэзии, представлением, проявляющимся в речи и буквах». Искусство бинарно множественно, наряду с прекрасными произведениями искусства есть и безобразные, и близкие к нейтральным. К тому же, возможно, выдающиеся творения рождают и невыполнимые желания, и зависть: «Что пользы, если Моцарт будет жив // И новой высоты еще достигнет? // …Что пользы в нем? Как некий херувим, // Он несколько занес нам песен райских, // Чтоб, возмутив бескрылое желанье // В нас, чадах праха, после улететь! // Так улетай же! чем скорей, тем лучше» (А.С. Пушкин). Так же, очевидно, человек воспринимает и красоту. Об этом писал А.П. Чехов: «Ощущал я красоту как-то странно. Не желания, не восторг и не наслаждение возбуждала во мне Маша, а тяжелую, хотя и приятную грусть. … Была ли это зависть к ее красоте, или я жалел, что эта девочка не моя и никогда не будет моею» (синдром присвоения? – А.Т.) Красота – это часть бинарной множественности признаков.

Односторонне прекрасные предметы исключительно редки и недолговечны (радуга, красивый цветок, бабочка); они быстро уравновешиваются некрасивыми предметами, их красота бывает только внешней. Только отсутствие углубленного анализа, от которого человек уходит, позволяет считать отдельные предметы и явления полностью, односторонне, прекрасными, при более глубоком рассмотрении выявляется их вторая сторона. Прекрасные культурные ландшафты требуют больших затрат энергии на их поддержание, они занимают место естественных ландшафтов, не производя нужную биопродукцию и не предоставляя ниши животным; это – бедные, не отличающиеся биоразнообразием территории, не поддерживающие существование природы. Прекрасные чувства исключают негативную часть бытия, обедняя сравнительную палитру чувств и взаимоотношений. Одинаково прекрасные тела и лица людей (что невозможно в соответствии с законом бинарной множественности) быстро надоели бы, так как отсутствовало бы сравнение, при котором и познается красота (так, одни сладкие блюда непереносимы). Полностью положительных предметов и явлений нет, и их не может быть, так как длящееся достаточно долго прекрасное явление означает остановку развития, гибель. Природа (высший разум) не может допустить этого.

В итоге активной деятельности человечества по пути максимального удовлетворения потребностей были получены впечатляющие результаты научно — технологических прорывов (таких, как разработка двигателей внутреннего сгорания, высокопродуктивных сельскохозяйственных сортов растений и видов животных, открытие ядерной энергии, создание новых средств передвижения по суше, воде, воздуху и безвоздушному пространству, телевидения, средств коммуникаций, компьютеров, сети Интернет, и пр.). Но все эти достижения затем сопровождались негативными последствиями, нуждающимися в решении. Так, человечество в ходе истории создавало все более мощное оружие. Люди постоянно воевали и уничтожали себе подобных. Развивая энтропийные технологии, человек загрязнял природу; результатом стали признаки глобального экологического кризиса, появившиеся в XX веке.

 

Заключение. Односторонние идеальные предметы и явления в мире – это утопии. Реальные предметы и явления бинарно множественны. Но упрощенное мышление, обусловленное наследием животного мира, ведет к бесцельным и постоянно повторяющимся попыткам создания человеком идеальных односторонне положительных предметов и явлений. Постоянное стремление к идеальным решениям глубоко закреплено в многослойном мозге человека. Очевидно, стремление к идеалу удовлетворяет важную потребность человека в сказочном решении (симулякре) как замене неосуществимой реальности.

Список литературы:

  1. Саган К.Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума. – М.: Знание, 1986. – 312 с.
  2. Лем Ст. Собрание сочинений. Так говорил…Лем. — М.: АСТ, 2006. -с.
  3. Крюковский Н.И. Человек прекрасный. – Минск: БГУ, 1983. – 303 с.
  4. Тетиор А.Н. Этологические истоки упрощенного мышления и сознания человека. – М.: Ж-л «Сознание и физическая реальность», №1, 2003, стр.2-14.
  5. Тетиор А.Н. Бинарно множественная философия разветвляющегося и сходящегося мира. — ФРГ:Palmarium Academic Publishing, 2014. – 698 с.
    ОДНОСТОРОННИЕ ИДЕАЛЫ И МНОЖЕСТВЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ ПРЕДМЕТОВ И ЯВЛЕНИЙ МИРА ЧЕЛОВЕКА
    Упрощенное мышление человека ведет к многовековым попыткам создания идеальных односторонне положительных предметов и явлений (утопических «медалей с одной стороной»): здесь – и бесконфликтное общество, и идеальный политический строй, и кодекс строителя коммунизма, и город–сад, и живущие рядом мирные хищники и травоядные, и длинный ряд прочих нереальных решений, соз-данных таким мышлением. При этом человечество не обращает внимания на биологическую нереаль-ность и принципиальную неосуществимость односторонне идеального мира. Очевидно, стремление к идеалу удовлетворяет потребность человека в сказочном решении (симулякре) как замене неосуществи-мой реальности. Но для адекватного взаимодействия в обществе надо стремиться к реальности.
    Written by: Тетиор Александр Никанорович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/15/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.01.2017_1(34)
    Available in: Ebook
30 Янв

ФАБУЛЬНАЯ ПАМЯТЬ ГОТИЧЕСКОГО РОМАНА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

«Память жанра» — понятие, данное М.М. Бахтиным в книге «Проблемы поэтики Достоевского» для обозначения существования устойчивых традиций внутри жанра, имеющих свою логику развития. «Жанр живёт настоящим, но всегда помнит своё прошлое, своё начало. Жанр — представитель творческой памяти в процессе литературного развития» [2, с. 163].

В качестве рабочего определения фабулы будем использовать определение Р.Г. Назирова: «Фабула — событийная конструкция произведения, предопределенная литературной традицией, мыслимая как жизнеподобно выпрямленная в плане общечеловеческого опыта времени и выведенная из-под субъективной точки зрения, в отличие от сюжета» [4, с. 2].

Мы утверждаем, что каждый жанр имеет свой фабульный репертуар, наиболее частотно употребляемый и закрепленный в «фабульной памяти жанра». Для подтверждения нашей идеи мы рассмотрим готический роман. Согласно нашим наблюдениям, за готическим романом закрепились две фабулы – это фабула о колдуне-предателе и фабула о возрождении грешника.

Р.Г. Назиров в статье «Гоголь и английский готический роман» перечисляет следующие признакиготического романа: жанр конституируется тайной и интригой, готическому роману присущи романтический эклезиастицизм, (очуждение религиозного человека от окружающего мира) и часто главным героем романа выступает замок. Также характерен фаталистический сюжет.Героев преследует фатум проклятия. В своей основе сюжет имеет сверхъестественный или противоестественный характер: пакт с дьяволом, кощунство, нарушение норм морали: предательская узурпация, братоубийство и в особенности инцест. Все преступления обычно наказываются в финале: поверженный либо раскаивается в нравственном падении, либо обретает свой конец в аду. Действие часто сводится к преследованию добродетельного героя или лучше героини, их заточению в замке, монастыре, тюрьме инквизиции и их запугиванию эффектными ужасами (кровавыми следами, таинственными голосами, оживающими портретами, кровоточащими статуями). В роли злодея всегда либо человек высшего сословия, либо существо большого ума с коварными замыслами, либо прямой посланник дьявола, призванный развратить добродетель. Этот готический злодей (the hero-villain) — единственный характер, все прочие персонажи стереотипны [5, с. 58].

В.В. Гиппиус отмечает, что «к готическим традициям восходят и образ колдуна, и подробности его чародейства» [3, с. 68].

Также исследователь в своей работе отмечает, что фабула о колдуне-предателе присутствует в таких готических романах, как «Страшная месть» Н.В. Гоголя (отметим вслед за ним, что это единственный русский готический роман, хотя это спорный вопрос) и «Замок Отранто» Горация Уолпола, что является одним из аргументов в защиту нашего тезиса. Готический роман в русской традиции неразрывно связан с западной традицией и потому мырассмотрим подробнее скандальный для того времени роман «Монах» Мэтью Грегори Льюиса, которого критики его времени обвиняли в богохульстве и святотатстве в связи с претенциозными для 18 века эпизодами книги и называли роман «эпатажным», «провокативным», «сенсационным» [1, с. 53]. Мрачный, исполненный мистического ужаса роман о священнослужителе, продавшем душу дьяволу ради любви женщины, жертвы дьявольских козней и губителя двух жизней – о новом Фаусте. В романе совершенно четко просматривается контаминация двух фабул: фабула о колдуне-предателе иперверсия фабулы о возрождении грешника. Фабульный               инвариант фабулы о колдуне-предателе складывается из мотивов, перечисленных в диссертации Р.Г. Назирова: 1) колдовство ради обладания юной Антонией. Главный герой, монах Амбросио влюбляется в прихожанку Антонию и, используя колдовство, и при помощи серебряной магической палочки врывается к ней в дом. 2) раздвоение героини между колдуном и близким ей человеком, препятствующим его преступной страсти – в тексте Антонию пытается предостеречь ее мать, заметив сверкающие глаза Амбросио, когда его взоры обращены на Антонию. Антония испытывает замешательство между возникшим интересом к монаху и наставлениями матери. 3) мотив убийства колдуном этого человека. Для свершения колдовского рока Амбросио убивает мать Антонии. 4) следующий мотив – безумие героини. Антония, очнувшись после грехопадения в одном из подземелий монастыря, теряет рассудок.

Также в романе присутствует перверсия фабулы о возрождении грешника. Если в классической фабуле грешник проходит путь очищения и обретает нравственную чистоту, то здесь с помощью посланца из ада, чья цель — развратить монаха, изначально духовный и чистый человек спускается на дно порока. Необходимо отметить, что фабула о возрождении грешника присутствует и в романе Э.Т. Гофмана «Эликсир дьявола» — Медард, также монах, главный герой в финале раскаивается в преступлениях и умирает приобщенным к святой благодати. Его судьба трактуется как искупление своих грехов, пример победы над дьявольскими силами. Также фабула о возрождении грешника присутствует в «Романе в лесу» Энн Рэдклифф, в классическом готическом романе. Маркиз, сначала совершивший гнусное убийство ради похищения наследства Аделайн в последние минуты перед смертью испытывает нравственное возрождение и успевает искупить свои грехи, восстанавливает Аделайн в ее законных правах и завещает значительное наследство. Мэтью Льюис же в романе «Монах» не ломает фабульную традицию, представив ее перверсию.

Итак, мы видим на примере готического романа, что действительно каждый жанр имеет закрепленные за ним фабульные традиции, наиболее часто употребляемые: фабула о колдуне-предателе появляется в следующих готических романах, таких как «Страшная месть» Н.В. Гоголя, в «Замке Отранто» Хораса Уолпола и в «Монахе» Мэтью Льюиса. Фабула о возрождении грешника присутствует в «Монахе» Мэтью Льюиса (в перверсированном виде), в «Эликсире дьявола» Э.Т. Гофмана, в «Романе в лесу» Энн Рэдклифф.

Список литературы:

  1. Miles R. Ann Radcliffe and Matthew Lewis. Blackwell, 2000. —384
  2. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. — М., 1963. — 363 с.
  3. Гиппиус В. В. От Пушкина до Блока. М. — Л., 1966. — 346 с.
  4. Назиров Р.Г. Традиции Пушкина и Гоголя в русской прозе. Сравнительная история фабул / автореф. дисс. … докт. филол. н. — Уфа, 1995. — 46 с.
  5. Назиров Р.Г. Н. В. Гоголь и английский готический роман // Назировский сборник: исследования и материалы / под ред. С. С. Шаулова. — Уфа: Издательство БГПУ, 2011. — С. 57—61.
    ФАБУЛЬНАЯ ПАМЯТЬ ГОТИЧЕСКОГО РОМАНА
    Written by: Авхадиева Индира Артуровна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/15/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.01.2017_1(34)
    Available in: Ebook