30 Мар

ФАРМАКОЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ, ПРИМЕНЯЕМЫХ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ШИЗОФРЕНИИ В СТАЦИОНАРАХ РАЗНОГО ТИПА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Шизофрения – одно из наиболее распространенных психических расстройств, характеризующееся сочетанием продуктивной (галлюцинаторно-бредовой, кататоно-гебефренной, аффективной и др.) и негативной (апатия, абулия, алогия, эмоциональная и социальная отгороженность и др.) симптоматики, поведенческих и когнитивных нарушений (памяти, внимания, мышления и др.) и приводящее к неблагоприятным социальным и экономическим последствиям [1]. Распространенность шизофрении в мире составляет 0,8-1,0%, схожая ситуация наблюдается и в России. Общественная значимость данной проблемы определяется ранним началом заболевания, часто хроническим течением, высоким уровнем инвалидизации, большими экономическими затратами на лечение. В отношении данного заболевания необходим комплексный подход, состоящий как из медикаментозных, так и нелекарственных методов лечения. Выбор антипсихотического лечения основывается на клинической симптоматике, наличии коморбидных психических и соматических расстройств, а также на возможных межлекарственных взаимодействий [1-3]. Также тактика и качество лечения пациентов может определяться и типом стационара, наличием клинической базы высшего медицинского учреждения.

В связи с этим, была поставлена цель исследования: на основании фармакоэпидемиологического исследования определить особенности сложившейся фармакотерапии шизофрении в рамках оказания специализированной медицинской помощи в психиатрических стационарах различного типа г.Саратова (клиническая больница (КБ) и муниципальная больница (МБ) для оптимизации лечения больных с шизофренией.

Согласно цели были поставлены следующие задачи исследования:

1.​ оценить демографические данные и особенности течения шизофрении у больных шизофренией в КБ и МБ;

2.​ изучить структуру назначений психотропных средств больным шизофренией в КБ и МБ;

3.​ провести сравнительный анализ психотропной терапии шизофрении в КБ и МБ и ее соответствие современным рекомендациям по лечению данной патологии;

4.​ проанализировать частоту появления побочных эффектов в группах пациентов, которым были назначены разные схемы психофармакотерапии в КБ и МБ.

Материалы и методы исследования

Было проведено открытое фармакоэпидемиологическое ретроспективное исследование на базе КБ и МБ, основанное на сплошном анализе медицинских карт стационарных больных, обратившихся за помощью в период 2014-2016 гг.

В специально разработанной индивидуальной регистрационной карте отмечались демографические данные пациентов, их диагноз, синдром, тип течения заболевания, длительность госпитализации, возраст начала заболевания; названия нейролептиков и препаратов сопутствующей терапии с указанием режима их применения (доза, кратность, путь введения) в 1-й день, 15-й день и в рекомендациях на амбулаторный этап; результаты основных исследований; наличие или отсутствие побочных эффектов психофармакотерапии, исход лечения в стационаре. Критерии включения в исследование:

  1. возраст пациентов 18 лет и старше;
  2. диагноз параноидная шизофрения в фазе обострения.

Полученные данные обрабатывались с использованием программы Microsoft Excel для Windows XP и пакета прикладных программ Maplesoft Maple STATISTICA 7. Лекарственные средства кодировались в соответствии с АТС классификацией. В исследовании проводился описательный анализ для всех больных, включенных в исследование, по некоторым показателям – подгрупповой анализ. Качественные переменные описывались абсолютными и относительными (%) частотами, для количественных переменных определились среднее арифметическое, стандартное отклонение, стандартная ошибка среднего значения, минимальное и максимальное значения. Для сравнения качественных бинарных признаков применялся классический критерий χ2 по Пирсону. При p>0,05 нулевая гипотеза об отсутствии различий между группами по частоте изучаемого признака не отклонялась. При p≤0,05 отклонялась нулевая гипотеза и применялась альтернативная гипотеза о наличии различий между группами по частоте изучаемого признака. Для сравнения количественных признаков использовали t-критерий Стъюдента. Различия считались достоверными при p≤0,05.

Результаты исследования

Проанализированы медицинские карты 370 стационарных больных с диагнозом параноидная шизофрения, находившихся на лечении в период с 2014 по 2016 гг. (табл. 1).

Таблица 1

Демографические показатели исследуемых пациентов с шизофренией

Пол

Число пациентов

Средний возраст,M±m, лет

Абс. %

МБ

Мужчины 83 46 49,6 ± 1,3
Женщины 99 54 36,6 ± 1,3

КБ

Мужчины 91 48,4 34,4 ± 1,2
Женщины 97 51,6 38,8 ± 1,1

Демографические характеристики больных шизофренией в МБ и КБ существенно не отличались.

Ведущим синдромом у больных шизофренией в обоих медицинских учреждениях являлся параноидный (р<0,05). Частота встречаемости параноидного синдрома в МБ выше на 17,5%, а галлюцинаторно-параноидного синдрома – на 11,3 (р>0,05) выше КБ (табл. 2).

Таблица 2

Частота встречаемости (%) клинических синдромов

у пациентов с параноидной шизофренией

ВЕДУЩИЙ СИНДРОМ

МБ N=182

КБ N=188

Параноидный 67% 49,5%
Галлюцинаторно-параноидный 13,7% 25%
Депрессивно-параноидный 1,6% 9%
Кататоно-Параноидный 0,5% 2,7%
Тревожно-депрессивный 5,5%
Дискордантный 3,7%
Психопатоподобный 3,3% 1,1%
Депрессивный 2,7% 1,1%
Кандинского-Клерамбо 0,5%
Галлюцинаторный 1,1%
Сенесто-ипохондрический 1,1%
Парафренный 0,5%
Параноидно-дикордантный 0,5%
Шизофреноподобный 0,5%
Маниакально-депрессивный 0,5%
Шизофрения без ведущего синдрома 3,8% 4,8%

Согласно современным стандартам лечения шизофрении основной группой препаратов, использующихся в фармакотерапии как острых симптомов шизофрении, так и для длительной противорецидивной терапии, являются нейролептики (НЛ), причем в виде монотерапии [1-3]. Включение в схемы психофармакотерапии антидепрессантов (АД) обусловлено тем, что течение основного заболевания может сопровождаться депрессивными расстройствами. Однако использование НЛ совместно с АД является нежелательным, так как это увеличивает риск развития лекарственных взаимодействий и нежелательных эффектов [4].

Монотерапия НЛ в МБ встречалась чаще комбинированной терапии во все сроки пребывания в стационаре, а в КБ отмечено более частое применение комбинированной терапии НЛ с АД на 15-й день и при выписке. Также в КБ прослеживается тенденция увеличения частоты использования комбинации НЛ с АД от 1 дня к выписным рекомендациям (с 21,5% до 64%), в то время как в МБ наоборот наблюдается увеличение частоты использования только монотерапии НЛ (от 54% до 79,8%) (таблица 3). Таким образом, в МБ психофармакотерапия шизофрении больше соответствует современным рекомендациям, чем в КБ.

Таблица 3

Структура психофармакотерапии шизофрении в МБ и КБ

Лекарственная

терапия

МБ

КБ

1 день

N=182

15 день

N=180

Рекомендации при выписке

N=168

1 день

N=186

15 день

N=188

Рекомендации при выписке

N=178

Монотерапия НЛ 54,4% 73,9%* 79,8%* 57% 40,4% 32%
НЛ + АД 14,3% 15,6%* 14,3%* 21,5% 52,7% 64%
НЛ + транкв. 25,8% 6,1% 0,6% 14,5% 2,1%
НЛ + АД + транкв. 3,3% 2,8% 0,6% 2,2% 3,7% 3,4%
Без НЛ 2,2% 1,7% 4,8% 4,8% 1,1% 0,6%

Примечание:* р>0,05 по сравнению с КБ

В 3-х исследуемых периодах лечения более 70% больных шизофренией получали одновременно 2 и более нейролептических препарата, хотя по современным рекомендациям предпочтительным является использование 1 НЛ. Как в 1-й день, так и в выписных рекомендациях самые высокие показатели сочетанной терапии приходятся на одновременное применение 2-х НЛ (табл. 4). йролептических препарата (табл. Указанное соответствует данным фармакоэпидемиологических исследований по лечению шизофрении в других странах [5,6]. При одновременном использовании сразу нескольких НЛ необходимо всегда учитывать возможное межлекарственное взаимодействие и оценивать соотношение «польза-риск» для данного сочетания [4].

Таблица 4

Структура назначений НЛ в МБ и КБ

Лекарственная

терапия

МБ

КБ

1 день

N=178

15 день

N=177

Рекомендации при выписке

N=160

1 день

N=177

15 день

N=186

Рекомендации при выписке

N=177

1 НЛ 24,7% 22% 33,7% 18,6% 14,5% 19,2%
2 НЛ 55,1% 59,9% 46,9% 70,1% 61,8% 57,1%
3 НЛ 17,4% 16,4% 16,9% 11,3% 22% 20,9%
4 НЛ и более 2,8% 1,7% 2,5% 1,6% 2,8%

В МБ прослеживается тенденция к снижению показателей количества назначаемых НЛ на одного больного от 1 дня госпитализации до рекомендаций при выписке: 1,99 → 1,98 → 1,88, а в КБ отмечено возрастание показателей: 1,93 → 2,11 → 2,07 по сравнению с 1-м днём терапии.

Для лечения шизофрении могут использоваться и типичные, и атипичные НЛ. В связи с меньшим риском развития экстрапирамидных расстройств предпочтение должно отдаваться атипичным НЛ. Также существуют определенные преимущества атипичных НЛ в отношении лучшей комплаентности и преждевременного прекращения терапии у пациентов с шизофренией [1,3]. Подавляющее большинство больных шизофренией в обоих медицинских учреждениях в 1-й день терапии получали типичные НЛ. На 15-й день в КБ также преимущественно назначались представители группы типичных НЛ, однако в МБ отмечено более частое использование сочетания типичный НЛ + атипичных НЛ – на 18% чаще, чем в КБ. В рекомендациях при выписке в обоих стационарах выявлено более частое назначение комбинации типичный НЛ + атипичный НЛ.

Таблица 5

Частота применения типичных НЛ, атипичных НЛ и их сочетания

Лекарственная

терапия

(в кол-ве больных)

МБ

КБ

1 день

N=178

15 день

N=126

Рекомендации при выписке

N=123

1 день

N=166

15 день

N=186

Рекомендации при выписке

N=137

Типичные НЛ 71,3% 33,3 % 32,5% 63,9% 48,4 % 10,9%
Атипичные НЛ 4,5% 14,3 % 22,8% 16,3% 17,2 % 27,7%
Типич. НЛ + атипич. НЛ 24,1% 52,4 % 44,7% 19,8% 34,4 % 61,3%

При анализе частоты использования НЛ (одного или нескольких) можно увидеть, что в обоих стационарах чаще других использовались 2 типичных НЛ. Также можно отметить наличие применения только в МБ 4-х типичных НЛ одновременно (таблица 6).

Таблица 6

Частота применений одного и нескольких типичных и атипичных НЛ

Структура и

кол-во НЛ

МБ

КБ

1 день

N=231

15 день

N=243

Рекомендации при выписке

N=215

1 день

N=210

15 день

N=250

Рекомендации при выписке

N=251

1 типичный НЛ 30,3% 32,9 % 32,1 % 20% 20,4 % 28,3 %
2 типичных НЛ 38,5% 27,6 % 24,6 % 44,8% 32 % 16,1 %
3 типичных НЛ 7,2% 4,5 % 4,6 % 6,7% 9,2 % 5 %
4 типичных НЛ 0,9% 0,4 %
1 атипичный НЛ 23% 28,8 % 33 % 24,3% 32,8 % 40,2 %
2 атипичных НЛ 4,5% 5,3 % 5,1 % 4,3% 5,6 % 6,1 %
3 атипичных НЛ 0,4 % 0,5 % 0,4 %

Большая часть пациентов МБ получали типичные НЛ производные фенотиазина (хлорпромазин, флуфеназин, перициазин, тиоридазин, трифлуоперазин, левомепромазин, перфеназин), в то время как в КБ большинство больных получали типичные НЛ производные бутирофенона (галоперидол) (табл. 7).

Таблица 7

Структура назначений типичных НЛ различного химического строения

Лекарственная

терапия

(в кол-ве назначений)

МБ

КБ

1 день

N=293

15 день

N=251

Рекомендации при выписке

N=205

1 день

N=276

15 день

N=280

Рекомендации при выписке

N=207

Производ. фенотиазина 47,8% 46,2% 45,4% 32,2% 31,4% 30,9%
Производ. бутирофенона 39,6% 39,2% 35,6% 43,5% 42,1% 31,4%
Производ. тиоксантена 12,6%* 17,5% 19%* 24,3% 26,4% 37,7%

Примечание:* р>0,05 по сравнению с КБ.

При исследовании назначений отдельных НЛ препаратов больным шизофренией отмечено, что в обоих стационарах во всех 3-х изучаемых периодах из группы типичных НЛ чаще других использовался галоперидол, а из группы атипичных – клозапин.

В обоих лечебных учреждениях больным назначалось лечение АД. Депрессивные симптомы могут проявляться на всех этапах развития шизофрении, но необходимо дифференцировать их от побочных эффектов самой антипсихотической терапии. Группа неселективных ингибиторов захвата серотонина и норадреналина (ИОЗС и НА) использовалась чаще других, на втором месте по частоте — группа селективных ингибиторов захвата серотонина (ИОЗС) (табл. 8).

Таблица 8

Структура антидепрессантов, назначаемых больным шизофренией

Группа препаратов

МБ

КБ

1 день

N=34

15 день

N=35

Рекомендации при выписке

N=27

1 день

N=47

15 день

N=106

Рекомендации при выписке

N=122

Неселективные ИОЗС и НА 85,3%* 77,1%* 74,1%* 61,7% 54,7% 52,5%
Селективные ИОЗС 11,8%* 14,3%* 11,1%* 23,4% 34% 36,1%
Селективные ИОЗС и НА 2,8%* 3,7% 14,9% 11,3% 10,6%
Мелатонинэргический АД 3% 5,7% 11,1%
ИМАО 0,8%

Примечание:* р>0,05 по сравнению с КБ.

Одновременное использование НЛ и АД может приводить к развитию и усилению нежелательных антихолинергических эффектов [1-3].

У части пациентов было отмечено использование транквилизаторов, но и в КБ, и в МБ имеет место тенденция к снижению назначения их от 1 дня госпитализации до выписки из стационара (табл. 9).

Таблица 9

Применение транквилизаторов у больных шизофренией

Препараты

МБ

КБ

1 день

N=182

15 день

N=180

Рекомендации при выписке

N=168

1 день

N=186

15 день

N=188

Рекомендации при выписке

N=176

Транквилизаторы 29,7% 9% 1,2% 20% 6,9% 3,9%

Анализ клинической динамики на 15-й день пребывания в стационаре и при выписке представлен в таблице 10.

Таблица 10

Клиническая динамика на 15-й день терапии и при выписке

Клинический статус

МБ

КБ

15 день Выписка 15 день Выписка
Без видимой динамики 50 % 45,2 % 1,7 %
Упорядоченность в поведении и эмоц.сфере с сохранением психоза 12,2 % 24,3 % 12,2 % 12,4 %
Дезактуализация психопродукции 36,1 % 38,5 % 37,8 % 36,1 %
Купирование психопродукции 0,6 % 36,7 % 2,1 % 49,7 %
Нестабильное состояние 1,1 % 0,6 % 2,6 %
Побочные эффекты терапии 1,7 % 4,8 % 2,8 %

На 15-й день были выписаны по 10 больных из каждого лечебного учреждения. Дезактуализация психопродукции зафиксирована у половины больных в обоих медицинских стационарах. Полное купирование психопродукции в КБ отмечалось на 20% выше по сравнению в больными из МБ (р>0,05). Утрата актуальности психопродукции при выписке на 15-й день пребывания в стационаре из МБ наблюдалась у 50 % больных, которые получали сочетанную терапию нейролептиков представителей типичных и атипичных групп.

Полное купирование психопродуктивной симптоматики на момент выписки из КБ отмечалось на 13% чаще по сравнению с МБ (р>0,05).

Анализируя частоту побочных эффектов от НЛ, зафиксировано наличие раздражительности и обострения психоза у больных шизофренией в обоих стационарах. Причём в МБ в 66,7% случаев наблюдалось чаще обострение психопродуктивной симптоматики, и повышение раздражительности у 33,3% пациентов (на 52,4% и на 4,7% выше по сравнению с КБ) (р<0,05). В КБ можно отметить наличие экстрапирамидных расстройств – 28,6%, антихолинергических нарушений – 21,4% и делирилиозную симптоматику у 7,1% больных. Побочные эффекты в основном наблюдались у больных, получавших либо только типичные НЛ (41,2%), либо сочетанную терапию типичных и атипичных представителей группы НЛ (58,8%).

Для коррекции экстрапирамидных расстройств в обоих стационарах применялся циклодол. В КБ значительно чаще использовался данный препарат, чем в МБ. В 1 день лечения и во время выписки из стационара в КБ – 80,6% и 84,3%, в МБ – 39 % и 44% соответственно.

Заключение. Таким образом, реальная практика стационарного лечения шизофрении независимо от типа стационара (КБ или МБ) не вполне соответствует современным рекомендациям. В обоих стационарах часто применялось сочетание нескольких НЛ у одного больного. Указанное может приводить к формированию в дальнейшем устойчивых к психофармакотерапии форм шизофрении, ухудшению социальной адаптации пациентов, а также к более частому развитию побочных эффектов. Также было отмечено частое назначение АД, особенно в КБ, что может приводить к негативным межлекарственным взаимодействиям и усиливать нежелательные реакции. Кроме того, это несет дополнительную финансовую нагрузку на службы здравоохранения. В МБ реже используются корректоры экстрапирамидных расстройств, что также может приводить к учащению нежелательных неврологических побочных эффектов.

Для повышения эффективности и безопасности психофармакотерапии больных шизофренией можно рекомендовать соблюдение современных рекомендаций по ведению данной группы пациентов. Полученные результаты являются предметной основой по разработке мероприятий по улучшению качества стационарного лечения шизофрении.

Использованная литература

  1. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению шизофрении (проект, 2013). http://psychiatr.ru/download/1269
  2. Psychosis and schizophrenia in adults. Treatment and management. National Clinical Guideline Number 178 (NICE Guideline) guidance.nice.org.uk/cg178
  3. Practice Guideline for the Treatment of Patients With Schizophrenia Second Edition. www.psychiatryonline.org
  4. Tranulis K, Skalli L., Lalonde P.,et al. Benefits and risks of Antipsychotic polypharmacy. An Evidence-based review of the literature // Drug Safety. – 2008. – Vol. 31. – P. 7-20.
  5. Van Os J., Kapur S. Schizophrenia. Lancet, 2009, 374, 635-645.
  6. Bowers L., Callaghan P., Clark N., Evers C. Comparisons of psychotropic drug prescribing patterns in acute psychiatric wards across Europe. Eur. J. Clin. Pharm, 2004, 60, 29-35.
    ФАРМАКОЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ, ПРИМЕНЯЕМЫХ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ШИЗОФРЕНИИ В СТАЦИОНАРАХ РАЗНОГО ТИПА
    Written by: Карташова Элла Викторовна, Решетько О. В.
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.03.2017_03(36)_часть 1
    Available in: Ebook
30 Мар

«ОЦЕНКА И АНАЛИЗ ЭФФЕКТИВНОСТИ ФАРМАКОТЕРАПИИ»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Фармакотерапия-представляет собой быстро развивающееся направление клинической медицины и разрабатывает научную систему применения Лекарственных Средств. Научные принципы современной фармакотерапии формируются на основе фармакологии, патологической физиологии, биохимии, а также клинических дисциплин. Динамика симптомов заболевания в процессе фармакотерапии может быть критерием клинической оценки качества и степени достигаемого фармакологического эффекта лекарственного препарата.

В настоящее время в условиях реорганизации, реформирования медицинской помощи населению, в условиях нехватки средств и реализации высокотехнологичных проектов в рамках Государственной программы развития здравоохранения Республики Казахстан «Денсаулык» на 2016-2020годы, остро встает проблема рационального клинически и экономически обоснованного применения лекарственных средств. Количество лекарственных средств, имеющихся сейчас в распоряжении врачей, измеряется десятка­ми и даже сотнями, общее количество имеющихся в разных странах препаратов и различ­ных их комбинаций превышает 200 тысяч. Число лекарственных средств особенно быстро возросло за последние годы. Еще 20-30 лет тому назад 60 -80% применяющихся в настоящее время препаратов не были известны или не использовались.

 В СМИ мы часто слышим критику в плане участия в рекламных компаниях по продвижению тех или иных лекарственных средств: «Для фармацевтической компании положительный отзыв или сообщение об успешных клинических испытаниях гораздо предпочтительнее, чем сотни страниц рекламы, поэтому фирмы зачастую затрачивают большие денежные средства на перепечатку таких материалов. При этом подобные публикации достаточно редко приводят результаты, отражающие негативные стороны продукции тех или иных компаний».

Основные принципы фармакотерапии: Фармакотерапия должна быть эффективной, т.е. обеспечивать в определённых клинических ситуациях успешное решение поставленных задач лечения. Стратегические цели фармакотерапии могут быть разными: излечение (в традиционном понимании), замедление развития или купирование обострения, профилактика развития заболевания (и его осложнений) или устранение тягостных неблагоприятных симптомов. При хронических заболеваниях медицина — определила основной целью лечения больных контроль над заболеванием при хорошем качестве жизни (т.е. субъективно хорошем состоянии больного, физической подвижности, отсутствии болей и дискомфорта, способности обслуживать самого себя, социальной активности). Один из основных принципов современной фармакотерапии, проводимой высокоактивными, действующими на различные функции организма лекарственных средств (ЛС), — безопасность лечения. Далее рассмотрим дополнительные принципы необходимые в фармакотерапии:

— принцип минимизации фармакотерапии предполагает использование для достижения лечебного эффекта минимального количества ЛС, т.е. ограничение фармакотерапии лишь тем количеством и такой длительностью применения ЛС, без которых лечение либо невозможно (недостаточно эффективно), либо требует применения более опасных, чем фармакотерапия, методов лечения. Принцип подразумевает отказ от необоснованной полипрагмазии и политерапии. Выполнению которого способствует верная оценка возможности частичной замены фармакотерапии другими методами лечения (например, бальнео-, климато-, психо-, физиотерапией и т.д.).

— принцип рациональности предполагает оптимальное соотношение эффективности и безопасности фармакотерапии, благодаря которому обеспечивается максимально возможный терапевтический эффект при наименьшем риске развития побочных эффектов. При показаниях к сочетанному применению нескольких ЛС принцип рациональности предполагает проведение врачебной оценки сравнительной значимости эффективности и безопасности для ограничения количества назначаемых препаратов. Оценивают также возможные противопоказания к фармакотерапии, в том числе отсутствие диагноза (например, боль в животе) и несовместимость лекарственных и нелекарственных способов лечения (например, дефибрилляция по поводу аритмии сердца после предварительного применения сердечных гликозидов). В некоторых случаях неясность диагноза, напротив, может быть показанием к фармакотерапии для диагностики exjuvantibus.

— принцип экономной фармакотерапии применяют в случаях, когда возможность этиотропной или патогенетической терапии исключает (или сводит к минимуму) необходимость применения симптоматических средств или ЛС, действующих на второстепенные звенья патогенеза.

Контролируемость фармакотерапии предусматривает непрерывный врачебный анализ и оценку как ожидаемых, так и непредвиденных результатов применения ЛС. Это позволяет своевременно внести коррективы в избранную тактику лечения (изменение дозы, пути введения ЛС, замена малоэффективного и/или вызвавшего побочные эффекты препарата другим и т.д.). Соблюдение этого принципа основано на использовании объективных критериев и методов оценки качества и степени терапевтического эффекта, а также ран него выявления нежелательных и побочных действий ЛС.

— принцип индивидуализации фармакотерапии осуществим не всегда, поэтому разработка научных предпосылок к его утверждению — одна из главных задач клинической фармакологии. Практическое осуществление принципа индивидуализации фармакотерапии характеризует высшую ступень владения методом фармакотерапии. Оно зависит от квалификации специалиста, обеспечения его полной и достоверной информацией о действии ЛС, а также наличия современных методов контроля функционального состояния органов и систем, а также действия ЛС.

Важнейшая роль в отборе наиболее эффективных ЛС (лекарственных средств) принадлежит доказательной медицине.

 Доказательная медицина (evidence-basedmedicine) — это раздел медицины, основанный на доказательствах, предполагающий поиск, сравнение, обобщение и широкое распространение полученных доказательств для использования в интересах больных (EvidenceBasedMedicineWorkingGroup, 1993). Термин «evidence-basedmedicine» впервые был предложен в 1990 г. группой канадских ученых из Университета Мак Мастера в Торонто. Ведущий специалист по доказательной медицине (ДМ) в Российской Федерации, председатель Российского отделения Кокрановского сотрудничества В.В.Власов использует определение доказательной медицины, данное Sakett D.L. etal., 1997: «ДМ – сознательное использование наилучших существующих сведений при лечении конкретного больного». Основная цель внедрения принципов доказательной медицины в практику здравоохранения — оптимизация качества оказания медицинской помощи с точки зрения безопасности, эффективности, стоимости и др. значимых факторов. Международное медицинское сообщество говорит о ДМ как об одном из методических следствий новой фундаментальной науки, которая в крупных университетах обозначается как клиническая эпидемиология Существует целый ряд информационных ресурсов, в том числе и международных ассоциаций по доказательной медицине. Например , международная сеть (InternationalClinicalEpidemiologyNetwork –INCLEN) объединяет 54 института из 24 стран (www.inclen.org/faculty/). Основой современной доказательной медицины является так называемое Кокрановское Сотрудничество — международная организация, целью которой является поиск и обобщение достоверной информации о результатах медицинских вмешательств. Известно, что в 1973 г. — английский эпидемиолог Арчи Кокран (Cochrane A.L.) составил первый систематический обзор, в 1992 г. — открыт первый Кокрановский центр в Оксфорде. Кокрановское Сотрудничество — наиболее активная организация, созданная с этой целью в 1992 г. Дж. Чалмерсом (Chalmers J. etal. 1994), в настоящее время насчитывающая около 3000 организаций-участников. Кокрановское Сотрудничество действует в виде сети сообщающихся центров в различных странах. Цель Кокрановского Сотрудничества — создать исчерпывающий регистр всех рандомизированных КИ, необходимых для составления систематических обзоров. Кокрановские центры облегчают работу всех, кто намерен составлять систематические обзоры по отдельным областям клинической медицины и системы здравоохранения в целом.

Для обеспечения единой методологической основы и единого электронного формата для Кокрановских обзоров, создана Кокрановская электронная библиотека. Входящая в эту библиотеку Кокрановская база данных систематических обзоров (CоchranedatabaseofSystematicReviews – CDSR) содержит уникальное по своей полноте собрание полных вариантов систематических обзоров, которые характеризуются не только высокими методологическими стандартами, но и постоянным обновлением материала при появлении новой доказательной информации ЛС. При оценке достоверности информации можно полагаться на мнения экспертов, авторитетные руководства и справочники.

При применении ЛC эффективность должна превышать потенциальную опасность развития побочных эффектов (нежелательных реакций). «Оценка фармакотерапии» об эффективности препарата может быть ложным, частично вследствие субъективности врача и больного, а также необъективности критериев оценки.

Клинические исследования ЛC служат основой доказательной фармакотерапии. Клиническое исследование — любое исследование ЛC, проводимое для получения доказательств его безопасности и эффективности с участием людей в качестве субъектов, направленное на выявление или подтверждение фармакологического эффекта, нежелательных реакций, изучение фармакокинетики. До начала клинических испытаний потенциальное ЛС проходит сложный этап доклинических исследований. Заключительная задача доклинических исследований — выбор способа производства исследуемого препарата (например, химический синтез, генная инженерия). Обязательным компонентом доклинической разработки ЛС служит разработка лекарственной формы и оценка её стабильности, а также аналитических методов контроля.

Клинические исследования: в наибольшей степени влияние клинической фармакологии на процесс создания новых ЛС проявляется при проведении клинических исследований.

Выполнение клинических испытаний на всех его этапах подвергается многостороннему контролю со стороны заказчика исследования, аудита, органов государственного контроля и независимого этического комитета, а вся деятельность в целом осуществляется в соответствии с принципами Хельсинкской Декларации.

При проведении клинических испытаний на людях исследователь решает три основные задачи:

  1. Установить, насколько фармакологические эффекты, выявленные в экспериментах на животных, соответствуют данным, которые могут быть получены при использовании ЛC у человека;
  2. Показать, что применение ЛС оказывает значительное терапевтическое действие;
  3. Доказать, что новое ЛС достаточно безопасно для применения у людей.

Проведение клинических исследований- зависит от тщательности их

планирования, проведения и анализа. Любое клиническое испытание следует проводить по строго определённому плану (протоколу исследования), идентичному для всех медицинских центров, принимающих в нём участие.

Протокол исследования включает описание цели и дизайна исследования, критериев включения (и исключения) в испытание и оценки эффективности и безопасности проводимого лечения, методов лечения субъектов исследования, а также методов и сроков оценки, регистрации и статистической обработки показателей эффективности и безопасности ЛС

 Цели испытания должны быть точно сформулированы. При испытании лекарственного препарата это обычно ответ на вопрос: «Насколько эффективен данный терапевтический подход при определённых условиях в сравнении с другими терапевтическими методами или отсутствием терапии вообще?», а также оценка коэффициента польза/риск (по крайней мере, по регистрации частоты побочных реакций).

 В анализе «Оценка эффективности ЛС » необходимо перечислить критерии оценки эффективности, методы и сроки регистрации её показателей. Безопасность ЛC оценивают в течение всего исследования путём анализа физических данных, анамнеза, проведения функциональных проб, ЭКГ, лабораторных анализов, измерения фармакокинетических параметров, регистрации сопутствующей терапии, а также побочных эффектов. Информацию о всех побочных реакциях, отмеченных во время исследования, следует внести в индивидуальную регистрационную карту и карту о побочном явлении.

Цели и задачи рациональной фармакотерапии

Рациональная фармакотерапия конкретного больного включает решение следующих задач:

  • определение показаний к фармакотерапии и её цели;
  • выбор ЛC или комбинации ЛC;
  • выбор путей и способов введения, а также форм выпуска ЛC;
  • определение индивидуальной дозы и режима дозирования ЛC;
  • коррекция режимов дозирования ЛC в процессе лечения;
  • выбор критериев, методов, средств и сроков контроля фармакотерапии;
  • обоснование сроков и длительности фармакотерапии;
  • определение показаний и технологии отмены ЛC.

 Принцип рациональности лежит в основе построения тактики фармакотерапии в конкретной клинической ситуации, анализ которой позволяет обосновать выбор наиболее адекватных ЛС, их лекарственных форм, доз и путей введения и (предположительно) длительности применения. В основном зависит от предполагаемого течения заболевания, фармакологического эффекта, вероятности формирования лекарственной зависимости.

Литература:

  1. МЗРК РГП Лекарственный информационно-аналитический центр «Основные принципы рационального использования ЛС»
  2. Большой справочник лекарственных средств под редакцией Л.Е. Зиганшиной
  3. Клиническая фармакология. Национальное руководство под редакцией Ю.Б.Белоусова
  4. Руководство по надлежащему назначению ЛС, Региональное бюро ВОЗ, Программа Действии по основным ЛС, Женева.
  5. Сайт www. Dari kz.
    «ОЦЕНКА И АНАЛИЗ ЭФФЕКТИВНОСТИ ФАРМАКОТЕРАПИИ»
    Pharmacotherapy is a fast developing direction of clinical medicine and developing the scientific system of medicine. Scientific principles of modern drug therapy is based on Pharmacology, Physiology, biochemistry, pathology and clinical disciplines. Dynamics of symptoms during pharmacotherapy can be a criterion of clinical assessment of the quality and extent of the pharmacological assay the effect of medical substances.
    Written by: С.Д. Джидебаева
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/12/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.03.2017_03(36)_часть 1
    Available in: Ebook
22 Сен

ИЗУЧЕНИЕ ТРАНСПОРТЕРОВ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ КАК НОВАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ПЕРСОНАЛИЗАЦИИ ФАРМАКОТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ ИБС




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) лидируют среди причин смертности и инвалидности взрослого населения экономически развитых стран мира и имеют тенденцию к прогрессированию [1,2].

К настоящему времени уже формируется подход о необходимости строгой индивидуализации лечения заболевания у каждого конкретного больного [3].

Известно, что генетические особенности пациента более чем на половину могут определять неадекватный фармакологический ответ (неэффективность или развитие нежелательных лекарственных реакции [4]. Учитывая, что метаболизм всех лекарственных средств в организме человека генетически детерминирован, то применение современных фармакогенетических тестов для подбора индивидуальной дозы гиполипидемического препарата приобретает все большую актуальность для персонализированной медицины [5].

Цель исследования: провести сравнительную оценку эффективности гиполипидемической коррекции нарушений липидного обмена ингибиторами синтеза (розувастатин в дозе 10мг в сутки) и абсорбции (эзетимиб 10мг в сутки) холестерина в виде моно- или комбинированной терапии у больных ИБС, стабильной стенокардией напряжения I-II функционального класса (ФК) в сочетании с первичной изолированной или сочетанной гиперлипидемией (ГЛП) с учетом фармакогенетических принципов.

Материалы и методы: Под  наблюдением  находились  120  мужчин (41-60 лет),  страдающих  ИБС

В проведенном исследовании показано, что на фоне 8-ми недельной фармакотерапии розувастатином 10 мг/сут у больных ИБС с изолированной ГЛП наблюдалось статистически значимое снижение уровня показателей липид-транспортной системы, что привело к достижению отрезных значений ХС ЛНП у большинства пациентов с ИБС. Однако, 35% пациентов, участвующих в наблюдении, к 8 неделе монотерапии розувастатином в дозе 10 мг в сутки не достигли целевых значений по показателю ХС ЛНП, отражающего эффективность проводимой гиполипидемической терапии.

Отсутствие возможности достижения целевого уровня при монокомпонентной гиполипидемической коррекции явилось основанием для смены подхода к коррекции нарушений липидного обмена у данной группы больных ИБС.

В нашем исследовании было проведено  генотипирование  полиморфизмов  следующих  генов:  белка-переносчика  ЭХ –  CETPTaq1B  (+279G>A)  (rs708272)  (генотипы  +279GG, +279GA, +279AA), липопротеинлипазы –LPLHindIII (T+495G) (rs320) (генотипы +495TT,  +495TG,  +495GG), эндотелиальной NO-синтетазы –  NOS3-786T> C (rs2070744) (генотипы -786TT, -786TC, -786CC), ангиотензин-превращающего фермента – ACE I/D (rs4646994) (генотипы: II, ID, DD).

Результаты:

  1. Включение эзетимиба 10 мг/сут в схему гиполипидемической терапии, основанную на использовании  розувастатина  10  мг/сут,  приводило  к  достижению целевых значений ХС ЛНП у 30% больных ИБС, стабильной стенокардией напряжения с изолированной и сочетанной ГЛП.
  2. Степень гиполипидемического  эффекта  как  при  моно-,  так  и  при двухкомпонентной терапии не имела прямой зависимости с выраженностью плейотропных  эффектов    розувастатина 10мг/сут у больных ИБС, стабильной стенокардией напряжения I-II ФК в сочетании с первичной изолированной или сочетанной ГЛП.
  3. При монотерапии розувастатином 10 мг/сут носительство генотипа +279AA по полиморфизму CETPTaq1B ассоциируется с повышением уровня ХС ЛВП на 27% в сравнении с генотипами +279GG/GA (16,7%).
  4. Носительство генотипов +495GG и -786CC по полиморфизмам LPLHindIII и NOS3-786T> C определяло большую предрасположенность к нарушению липидного обмена за счет высоких атерогенных фракций липид-транспортной системы до лечения и низкую эффективность розувастатина 10 мг/сут.

Литература:

  1. Аронов, Д. М. Первичная и вторичная профилактика сердечно-сосудистых заболеваний — интерполяция на Россию / Д. М. Аронов // Сердце. — 2002. —№ 3. — С. 109– 112.
  2. Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза. Российские рекомендации (IV пересмотр). // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2009. – Т. 8, №6 (Прилож.3). — 58 с.
  3. Ивлева, А.Я. Фармакоэкономическое обоснование для применения липидснижающих средств / А.Я. Ивлева // Кардиология. – 1998. — № 4. – С. 48
  4. Изучение транспортеров лекарственных средств как новая возможность персонализации фармакотерапии / В. Кукес, Д. Сычев, Т. Бруслик и др. // Врач. — 2007. — № 5. — С. 2-6.
  5. Карпов, Ю. А. Стабильная ишемическая болезнь сердца: стратегия и тактика лечения / Ю. А. Карпов, Е. В. Сорокин.— М.: Реафарм, 2003. — 244 с.
    ИЗУЧЕНИЕ ТРАНСПОРТЕРОВ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ КАК НОВАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ПЕРСОНАЛИЗАЦИИ ФАРМАКОТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ ИБС
    К настоящему времени уже формируется подход о необходимости строгой индивидуализации лечения заболевания у каждого конкретного больного. Известно, что генетические особенности пациента более чем на половину могут определять неадекватный фармакологический ответ. Учитывая, что метаболизм всех лекарственных средств в организме человека генетически детерминирован, то применение современных фармакогенетических тестов для подбора индивидуальной дозы гиполипидемического препарата приобретает все большую актуальность для персонализированной медицины.
    Written by: Маль Галина Сергеевна, Маль Галина Сергеевна, Кувшинова Юлия Анатольевна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/07/2016
    Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
    Available in: Ebook
25 Авг

СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ МАКРО- И МИКРОЭЛЕМЕНТОВ В НЕКОТОРЫХ ВИДАХ РОДА ШАЛФЕЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Определение содержания микроэлементов в растительных объектах представляет интерес в связи с высокой биологической ролью отдельных химических элементов. Растения содержат практически все природные элементы, причем концентрация их близка по содержанию в почве и, может меняться в зависимости от состава почвы, влажности, биологии растения и других факторов. Лекарственные растения могут накапливать не только вредные тяжелые металлы, но и жизненно необходимые элементы, например,  цинк, железо, медь, селен, марганец и другие, которые оказывают определенное влияние на возникновение и течение ряда заболеваний. Макро- и микроэлементы играют определенную роль в обмене веществ, влияют на многие физиологические процессы, происходящие в растениях: развитие, рост, дыхание, фотосинтез и т.д. Некоторые микроэлементы активизируют ферментные системы, играют важную роль в пластических процессах, формировании тканей организма, поддержании кислотно-щелочного равновесия, кроме того, в ряде случаев, проявляют фармакологическую активность [2].

Шалфей лекарственный – пряно-ароматическое растение, основным действующим веществом которого является эфирное масло, широко применяется в медицине. Другие виды рода шалфей (шалфей дубравный, кустовой, ярко-красный, сверкающий) мало изучены, хотя активно культивируются как декоративные растения.

Целью исследования является проведение сравнительного изучения количественного содержания макро- и микроэлементов в неофицинальных видах шалфея, выращенных в условиях Республики Башкортостан.

В качестве объектов исследования использовали  нефармакопейные виды шалфея, выращенные в Республике Башкортостан (РБ): шалфей сверкающий (Salvia splendens Schult.) – образец №1; шалфей дубравный (Salvia nemorosa L.) – образец №2; шалфей кустовой (Salvia fruticosa  Mill.) – образец №3; шалфей ярко-красный (Salvia coccinea Juss.) – образец №4 в сравнении с шалфеем лекарственным (Salvia officinalis L.), также выращенным в РБ и заготовленным в 2014 и 2015 г.г. (образцы №5 и №6). Сырье хранили в сухом, чистом, хорошо вентилируемом помещении, без прямого попадания солнечных лучей. Определение макро- и микроэлементов проводили с использованием спектрофотометра, соединенного с компьютером фирмы «Pacific Scientific» модель 6250 в диапазоне 1000-1500 нм (ближний инфракрасный спектр). Эффективность применения данного метода обусловлена хорошей корреляцией между оптическими, аналитическими и качественными показателями.

Числовые показатели содержания макро- и микроэлементов в образцах шалфея определяли в аналитических пробах, изготовленных в лабораторных условиях. Образцы хранили в сухом, чистом, хорошо вентилируемом помещении, без прямого попадания солнечных лучей. В результате изучения исследуемых образцов были получены следующие экспериментальные данные, представленные в таблице 1.

Таблица 1

Содержание макро- и микроэлементов в различных видах шалфея

 

Вид сырья Макроэлементы, % Микроэлементы, мг/кг
К Na Ca P Zn Fe Cu Mn J
1 Salvia splendens 0,75 0,40 2,64 0,29 93,38 290,09 9,38 512,65 0,31
2 Salvia nemorosa 0,76 0,39 2,43 0,23 91,81 354,74 8,99 475,90 0,30
3 Salvia fruticosa 1,24 0,33 2,24 0,23 101,73 337,62 5,86 416,79 0,26
4 Salvia coccinea 1,42 0,33 2,13 0,15 107,13 489,56 5,09 411,05 0,27
5 Salvia officinalis 1,08 0,43 3,20 0,16 127,18 828,58 4,87 561,65 0,35

Таким образом, сравнительное изучение элементного состава исследуемых образцов видов шалфея показывает, что макро- и микроэлементы накапливаются в них в достаточном количестве. Это расширяет возможности их использования в медицине, так как известно, что фосфор входит в состав АТФ  —  непременный  участник  всех  биохимический  реакций; кальций является структурным элементом мембран, входит в состав межклеточного вещества в виде солей пектиновых кислот; калий обеспечивает удержание воды протоплазмой; калий и кальций входят в состав биологически активных веществ растений, например, в состав камедей и слизей. Существует связь между  накоплением в растениях микроэлементов и биологически активных веществ.

Согласно литературным данным по содержанию K, Nа, Ca, P, Cu, J сырье разных видов шалфея не отличается от средних показателей сырья различных других лекарственных растений [1, 3]. Так известно, что в среднем содержание основных микроэлементов в растительном сырье находится в диапазонах: Zn 15-35, Fe 40-220, Mn 25-56 (мг/кг) [1, 3], в изучаемых видах шалфея содержание этих элементов достаточно высокое: цинка от 91,81 до 127,18 мг/кг, железа от 290,09 до 828,58 мг/кг, марганца от 416,79 до 561,65 мг/кг. В результате наших исследований установлено, что в изучаемых растениях из макроэлементов преобладают калий, натрий, кальций, а из микроэлементов высокое содержание цинка, железа, марганца и по количественному их содержанию малоизученные виды шалфея не уступают шалфею лекарственному. Среди изученных видов шалфея наиболее интересными по содержанию макро- и микроэлементов оказались шалфей сверкающий, дубравный и ярко-красный.

Таким образом, растения рода шалфей можно рассматривать как потенциальные источники микроэлементов (цинка, железа, марганца), что может позволить расширить сферу применения данного растительного сырья.

Список литературы:

  1. Масляная, А.В. Сырье лекарственных растений – источник микроэлементов / А.В. Масляная // «Здоровье и образование в XXI веке». — №1, 2008. — С. 112.
  2. Клепцова, И.А. Особенности техногенного загрязнения лекарственных растений / И.А. Клепцова, Л.П. Волкотруб, Н.Р. Караваев // Фармация, 2001. – № 5. – С. 28-29.
  3. Коротаева, М.С. Рентгенофлюоресцентный анализ элементного состава и результаты количественного определения фенольных соединений в видах рода багульник / М.С. Коротаева, Н.С. Фурса // Фармацевтическая ботаника и фармакогнозия. – 2014. — С.246-249.
    СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ МАКРО- И МИКРОЭЛЕМЕНТОВ В НЕКОТОРЫХ ВИДАХ РОДА ШАЛФЕЙ
    В статье приведены результаты изучения содержания макро- и микроэлементов в нефармакопейных видах шалфея, выращенных в условиях Республики Башкортостан, в сравнении с сырьем официнального вида шалфея. Установлено, что растения рода шалфей можно рассматривать как потенциальные источники микроэлементов (цинка, железа, марганца).
    Written by: Шайдуллина Галия Гаитнуровна, Пупыкина Кира Александровна, Улямаева Диана Рустемовна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/11/2016
    Edition: euroasia-science.ru_#29_25.08.2016
    Available in: Ebook