30 Май

РЫНОК ИТ КАК ДРАЙВЕР БИЗНЕС ДЕЯТЕЛЬНОСТИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

С каждым годом развитие ИТ-технологий становится все стремительнее и  без технологий не обходится уже не одна сфера деятельности. Особо остро в инновационных разработках нуждается бизнес, поскольку ему сложнее всего выживать, особенно в условиях кризиса. Бизнес играет важную роль в хозяйстве страны, поскольку предприятия способствуют расширению сферы приложения труда, созданию возможности для реализации предпринимательской деятельности населения, приложению творческих сил. Бизнес помогает уменьшить социальную напряженность и обеспечивает ресурсосберегающий экономический рост. Бизнес является двигателем экономики, неким драйвером, который жизненно необходим современной экономике. Достоинства бизнеса в значительной мере обусловлены возможностями его роста.

Развитие фирмы зависит не только от возможностей инвестировать, но и от умения подстраиваться, адаптироваться, менять свой профиль, иметь точную информацию о рыночной конъюнктуре и технологических новшествах. Согласно данным за 2016 г., предпочтение отдается покупке «железа» (41 % фирм) и его виртуализацию (38 %). Затем идут проекты по внедрению бизнес-приложений (31 %). Пятерку замыкают проекты по построению корпоративных систем связи (18 %) и облачные технологии (15 %).Open Sourceне пользовался большим интересом в прошлом году внедрением таких решений занимались только 6 % компаний.

Рисунок 1.Структура ИТ-проектов реализованных в 2016 г. (составлен автором на основе [1])

Динамика проектов, отражает неравномерное развитие рынка и показывает периодическую потребность проектов по виртуализации и внедрению бизнес-приложений. Так, доля компаний, внедряющих средства виртуализации, в 2016 г. Выросла до 38 % с 18 % в первом квартале. О проектах по виртуализации в 2015 г. Заявили лишь 15 % фирм.

Заметная нестабильность прослеживается и на рынке ПК. В 2016г одним из наиболее популярных направлений деятельности была закупка техники — 41 %, при этом доля таких проектов в общей структуре выросла  до 37 % в 2013 г. Проекты по «железу» в 2016 г. сократились до 34 %.

Резко отрицательная динамика наблюдалась в сегменте бизнеса ПО: число компаний, внедряющих те или иные программные решения, сократилось почти в 2 раза, с 55 % до 31 %. А уже в следующем году стабилизировалось и данный  показатель зафиксировался на уровне 44 %.

Не смотря на общий повышающийся спрос на ИТ-технологии, показатель внедрения облачных проектов имеет тенденцию к снижению. В 2012 г. о наличии облачных проектов сообщили 16 % компаний, в 2016 г. – 15 %, а в 2017 г. рассказали только 13 % фирм.

Таблица 1.

Динамика инновационных проектов, 2015 — 2017гг. (составлена автором на основе [5])

Динамика ИТ-проектов 2015-2017 г., в %

Проекты

2015 г. 2016 г.

2017 г.

Закупка ПК 37 41 34
Виртуализация 18 38 15
Внедрение Бизнес ПО 55 31 44
Open Source Проекты 5 6 4
Построение Сетей Связи 15 18 13
Внедрение Облаков 16 15 13
Строительство ЦОД 15 4 2
Другое 27 7 16

Среди приоритетов в своей работе в 2015 г. ИТ-директора чаше всего называли повышение эффективности работы ИТ-отделов (52 %) опрошенных. Далее следует группа факторов, связанных с сокращением издержек, среди них снижение совокупной стоимости владения инфраструктурой (25 %), снижение расходов на ИТ-персонал (18 %), сокращение расходов на ИТ-услуги (20 %), снижение расходов на АО (21 %), снижение расходов на ПО (18 %).

Рисунок 2. Внедрение инноваций в 2015-2017гг. (составлен автором на основе [8])

При этом, в 2016 г. популярность пунктов про повышение эффективности ИТ-отдела и снижение затрат заметно упала. Это связано с тем, что бизнес активно вкладывается в ИТ. Так же значительно выросла доля категории «другое», в которую попали вопросы усиления безопасности и отказоустойчивости, модернизация оборудования, автоматизация процессов.

В настоящее время происходит постепенное слияние различных сегментов IT рынка, развитие комплексных интеграторских услуг, сращивание IT-услуг с инженерной и строительной инфраструктурной. Таким образом, несколько размываются границы рынка, соответственно, оценки размера IT-рынка также периодически пересматриваются и изменяются. Например, по данным исследовательской компании PMR, объем российского IT-рынка в 2016 г. составил 928,6 млрд руб. На 8 % отличается объем IT-рынка, приведенные социально-экономическим развитием РФ на 2017 г. и на плановый период 2018-2021 г., подготовленном Минэкономразвития в сентябре 2016 г. В 2016 году объем рынка составил 892 млрд руб.

Рисунок 3. Динамика и структура российского IT-рынка, млн долл. (составлен автором на основе [9])

При базовом варианте развития экономики России, который предполагает сохранение инерционных трендов, резкое сокращение зарубежных инвестиций, стагнацию государственного спроса и сокращение расходов на IT в инфраструктурном секторе, Минэкономразвития прогнозирует к 2020 г. рост ИТ-рынка немногим более чем на 6 % по сравнению с 2016 г. до 892 млрд руб.

Динамика последних лет свидетельствует о планомерном сокращении в структуре рынка IT доли аппаратных средств и нарастании доли программного обеспечения (ПО). «Рынок системной интеграции условно можно поделить на два больших направления: поставка оборудования и внедрение ИТ-систем. Сегмент системной интеграции, связанный с поставкой и наладкой сложных аппаратных средств, сейчас падает. Объём закупок нового оборудования, как показывают примеры компаний, с которыми мы сотрудничаем, сильно снизился. Так же как и замедлился темп строительства новых центров обработки данных. Однако рынок системной интеграции в контексте внедрения систем растет. Связано это с тем, что крупные компании обладают большим количеством интеграционных систем, каждая из которых выполняет ту или иную функцию. Умение правильным образом интегрировать системы, заменять их на унифицированные решения является драйвером развития этого рынка»[7].

Самыми заметными темпами развивается направление разработки программного обеспечения: по результатам 2016 г. прирост суммарной выручки здесь составил 16 %, а её объем — почти 70 млрд руб.

Рисунок 4. Структура суммарного дохода ведущих IT-компаний России по итогам 2016 г. (составлен автором на основе [6])

Таблица 2.

 Российские компании-лидеры в области ИКТ по итогам 2016 г. (составлена автором на основе [1])

Место по итогам 2016 г. Место по итогам 2015 г. Группа компаний Выручка от ИКТ-деятельности за 2016 г., млн руб.

Прирост выручки за год, %

1 1 ЛАНИТ 78751,1 10,8
2 3 «Техносерв» 44035,2 -8.7
3 2 «Энвижн Груп» 43348,4 -38,8
4 5 IBS 37636,1 7,2
5 7 Softline 37477,0 24,2
6 6 ITG(INLINE echnologies Group) 36523,0 5,7
7 4 КРОК 33538,2 -19,4
8 8 «Ай — Теко» 30706,0 5,0
9 10 «Компьюлинк» 27936,2 13,2

По прогнозам на ИКТ-рынке продолжится снижение выручки в сегменте интеграционных поставок, а подстегивать рынок продолжат IT-услуги.

Состояние рынка напрямую сказывается на актуализации деятельности бизнеса. Чем более усовершенствованные технологи, тем более успешный бизнес. Отсюда, успешность функционирования бизнеса напрямую зависит от развития прорывных информационных технологий.

Список литературы:

  1. Брусакова, И.А. и др. Развитие инновационной экономики: теория и практика / И. А. Бурсакова – СПб.: Изд-во Политехнич. Унив-та, 2015. – 354 с.
  2. Геронин, Н. Н. Малый и средний бизнес учится / Н. Н. Геронин // Деловой мир. – 2016. – № 246. – С. 34-36.
  3. Дацко, С. Н. Предпринимательство в России: монография / С. Н. Дацко. – Москва: Финансы и статистика, 2016. – 349с.
  4. Деятельность предприятий малого и среднего предпринимательства в 2013 году [Электронный ресурс] // Фед. служба гос. статистики РФ. – 2015.
  5. Дудин, М. Н. Влияние инноваций на развитие малого бизнеса в контексте общего развития российского общества [Электронный ресурс]. // Креативная экономика. – 2014. – № 8 (8). – c. 10-16.
  6. Информационные технологии в медицине (Тематический научный сборник). / под ред. Г. С. Лебедева, О. В. Симакова, Ю. Ю. Мухина. М.: Радиотехника, 2015. – 152 с.
  7. Михайлов, А. Г. Инновационное развитие малого предпринимательства на региональном уровне : на материалах Московского региона / Дисс. на соискание канд. эк. наук. – Москва, 2011. – 170 с.
  8. Михаэль Кригсман. 2011 Обзор ERP: новое исследование и статистика ИТ просчетов.
  9. Шеремет, А. Д. Теория экономического анализа. – М. : Финансы и статистика, 2013. 99с;
    РЫНОК ИТ КАК ДРАЙВЕР БИЗНЕС ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
    С каждым годом информационные технологии все прочнее закрепляются в нашей жизни. Невозможно представить ни одну сферу деятельности, в которой бы не использовались инновационные новшества. Сегодня практически невозможно представить себе эффективную работу специалистов современной фирмы без автоматизированных систем управления, обеспечения, анализа, централизованного хранения и доступа к информации, работу без компьютера, сетей, информационных систем, Интернет. В статье сделан обзор настоящего положения ИТ в Российском бизнесе.
    Written by: Шкитина Анжелика Владимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook
30 Май

Проблемы развития субъектов малого предпринимательства




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Развитие предпринимательства есть сложный и длительный процесс во времени и основной задачей государства является систематическое участие в его деятельности. Для этого есть много разных предпосылок, одной из которых является то, что   малый бизнес, являясь неотъемлемой частью крупного производства, дополняет его и тем самым позволяет освободить крупный бизнес от несвойственных им функций. Малое предпринимательство  более эффективно использует различные ресурсы, заполняет те ниши в которых крупные предприятия не смогут эффективно работать, создает новые рабочие места и управляет затратами производства в более коротком инвестиционном цикле. Малый бизнес есть   надежный источник поступления денежных средств в бюджеты всех уровней, в то числе  и во  внебюджетные фонды. Предпринимательство позволяет более динамично формировать средний класс страны, который выступает гарантом политической стабильности в современном обществе.

Вместе с тем развитие предпринимательства чрезмерно отстает от потребности и потенциала отечественной экономики. Процесс развития проходит в медленном ритме, чередуясь с резкими провалами. Наиболее крупные последние такие провалы были в 2011 и 2013гг., в результате введения высоких ставок на страхование во внебюджетные фонды. После ухода большого количества предпринимателей с рынка пришлось вводить изменения в принятое законодательство. Такой уход исчислялся миллионами субъектов малого предпринимательства, и это  резко отразилось на развитии малого бизнеса.

Не взирая на то, что на протяжении более, чем двух десятков лет на государственном уровне было принято множество различных программ развития и поддержки малого предпринимательства, мы все равно уступаем в этом плане странам с развитой рыночной экономикой по качественным и количественным показателям. «Малое предпринимательство в рыночной экономике многих развитых стран — ведущий сектор, определяющий качество, структуру и темпы экономического роста ВНП…. На долю малого бизнеса приходится от 60 до 70% ВНП. В ряде стран, таких как Великобритания, США, Франция, Япония, Германия,  основную часть — 99,3-99,7% от общего количества предприятий составляют малые и средние фирмы……На долю таких фирм приходится почти половина объема производимого продукта. Малые и средние предприятия создают около 75-80% новых рабочих мест в отличие от крупных предприятий, где происходит сокращение занятости»[4].

Наиболее широкое распространение, в отличие от развитых стран,  в отечественной экономике получило такое явление, как посредническая деятельность. Такое явление не всегда положительно сказывается на развитии экономики страны.

Также малое предпринимательство получило широкое распространение в непроизводственной сфере — в сфере услуг (торговля, общественное питание, парикмахерские, ремонт автомобилей и прочее). В строительной сфере малое предпринимательство, после введения института саморегулируемых организаций (СРО), фактически ушло оттуда, не в силах выплачивать большие взносы. Необходимо отметить рост высоких технологий в IT-секторе, так только в 2015 году было поставлено на экспорт продукции на сумму более 7 млрд.долл. Прорыв случился после введения санкций со стороны ЕС, США и ряда других стран, а до этого мы имели нулевой результат.

По словам Президента РФ В.В. Путина, Россия инвестирует в IT-секторе меньше, европейских  стран. «В ЕС примерно 2,4% от ВВП, а мы, да, пока вкладываем меньше -1,2% от ВВП»[5]. Но при этом по его словам предпринимаются различные шаги  в развитии данного направления. Такого успеха удалось достичь за счет введения льготного режима и различных преференций.

Баланс распределения субъектов малого предпринимательства по стране крайне неравномерный, более половины находится в 8-ми субъектах России. При этом на долю Москвы и С-Петербурга выпадает более одной трети всех малых предприятий.

В этой связи подъем и рост количества субъектов малого бизнеса наиболее актуален для небольших и средних городов страны, особенно моногородов, лишившихся крупных предприятий. Для решения такой проблемы, необходима государственная поддержка, а это в свою очередь позволит решить вопросы занятости населения, пополнения доходной части местных бюджетов. Отсюда очень важен подъем  и рост малого бизнеса для малых и средних городов России, которые объективно нуждаются в государственной поддержке для своего возрождения и развития. «Его разумная финансовая материальная и информационная поддержка может стать важным направлением реализации муниципальной промышленности и социальной политики.

Однако на сегодня существует повсеместно целый ряд проблем в развитии малого бизнеса, который продолжает находиться в сложном положении из-за недостатка финансово–кредитных средств, отсутствия собственной современной материально-технической базы и достаточного уровня опыта у многих предпринимателей-бизнесменов, усложненности порядка получения кредитов, неразвитости региональных систем судебно-правовой защиты, отсутствия должного механизма взимания налогов и платежей, должной социальной защищенности работников малых предприятий, обеспечения безопасности и охраны труда и здоровья работников в малом бизнесе, а также криминализация этой сферы деятельности»[2].

Размеры налоговой и страховой нагрузки лишают возможности формировать запасы оборотных  средств, своевременно менять основные фонды. Снижение остроты данного фактора, а равно и упрощение налоговых процедур должны являться приоритетными аспектами налоговой политики государства, направленными на улучшение деятельности субъектов малого предпринимательства. Такая политика благоприятно сказывается на увеличении  количества хозяйствующих субъектов в легальном обороте.

Немаловажной проблемой для развития предпринимательства в стране на всех этапах является административная составляющая. «Высокая степень администрирования заставляет предпринимателей заставляет предпринимателей не только опасаться что-либо предпринимать, а наоборот, обуславливает использование такой защитной реакции, как уйти в «позицию ожидания» или еще хуже того — «в тень». Такое развитие экономической политики ведет к высоким государственным расходам из-за перекоса в структурах учреждений и, как следствие, низкой управляемости»[1].

 Низким является показатель инновационной активности субъектов малого бизнеса. Это конечно в свою очередь связано с некоторой инертностью средних и крупных предприятий в реализации инноваций. Такое явление негативно сказывается и на инновационной деятельности субъектов малого предпринимательства.

«Государственные дотации крупным, особенно убыточным предприятиям, не только не улучшают их финансовое состояние, но и являются предпосылкой проявления иждивенчества, свертывания инициативы, отражают непрофессионализм руководителей. В итоге при увеличении государственных вложений в крупные предприятия объем реального валового продукта падает, что свидетельствует о неэффективности подхода к управлению экономикой, а доля продукции малых предприятий в объеме внутреннего валового продукта увеличивается в основном за счет собственных вложений»[3]. Поэтому инвестиционная помощь со стороны государства субъектам малого предпринимательства позволит добиться высоких конкурентных преимуществ не только на отечественном, но и на зарубежном рынке в претворении главной задачи — обеспечении общества продукцией высокого качества и создания новых рабочих мест при минимальных затратах, тем самым решая социальные вопросы.

А пока российский рынок товаров массового спроса удовлетворяет потребности покупателей в значительной степени за счет импорта. Поэтому ключевая проблема импортозамещения заключается в обновлении технологических процессов, т.е. в осуществлении инноваций, способствующих повышению качества изделий при обеспечении ресурсосбережения.

Субъекты малого предпринимательства   чрезвычайно мобильны, а потому постоянно заинтересованы в аккумулировании и внедрении прогрессивных технологий, но они не располагают для этого  лабораторно-исследовательской  научной базой и научными сотрудниками, а расходы на приобретение новой техники или технологий часто оказываются не под силу. В данном случае посредником в их передаче могли бы стать  Вузовские малые инновационные предприятия  или общества, объединяющие субъектов малого предпринимательства. В известной мере малое предпринимательство могло бы оказывать поддержку в инвестиционной области для проведения  исследований и выполнения небольших разработок. Такие шаги помогают оперативно создавать небольшие по объему новые технологии, способствующие наращиванию производства в части импортозамещения. Коммерциализация НИОКР в малом бизнесе может  способствовать быстрой окупаемости инвестиций при ограниченных или небольших объемах финансирования. На современном этапе большие возможности открываются в области сотрудничества Вузов с субъектами малого предпринимательства, а  предприятия могли бы стать опытно-производственной базой Вузов.

Несмотря на трудности, с которыми встречаются субъекты малого предпринимательства в России, количество и качество все-таки улучшается, поскольку в результате перманентных реформ освобождается большая часть работников. Они в свою очередь  самостоятельно ищут пути в сфере своего задействования в экономике страны.  Такой сферой и является в первую очередь малый бизнес, являющийся   инициативной формой ведения хозяйства.

Таким образом, субъекты малого бизнеса, как одна из составляющих элементов экономической системы государства должны быть защищены, экономическим  и административным методами. Формами государственной поддержки субъектов малого предпринимательства должны стать:

-законодательство, носящее преференциальный характер;

-упрощенные налоговые и страховые процедуры;

-снижение административных барьеров;

-льготные кредитные ставки;

-расширение банковского  кредитования;

-развитие микрофинансирования;

-расширение применения лизинговой формы и другое.

Благодаря устойчивой государственной поддержке в стране смогут оптимально сочетаться различные типы предприятий и секторы экономики. Решение таких  и ряда других проблем может позволить сделать государственную политику в отношении субъектов малого предпринимательства  более прозрачной и последовательной.

Литература

1.Ахметов Л.А., Чернопятов А.М. Проблемы развития предпринимательства в экономике страны// Ученые записки Российской академии предпринимательства: «Роль и место цивилизованного предпринимательства в экономике России». Вып. 45. Научно-практическое издание. М.: РАП- 2015.  АП «Наука и образование». С.7-19.

2.Чернопятов А.М. Трансформация институциональных условий и их влияние на предпринимательскую деятельность: монография /А.М. Чернопятов. М.: Изд-во РАГС, 2011.-248с.

3.Чернопятов А.М. Роль государства в регулировании предпринимательской деятельности в Российской Федерации: монография/А.М. Чернопятов. — М.: Издательство «Палеотип», 2014. -100с.

4.Chernopyatov A.M. A role of the state is in development and adjusting of institucional’noy environment of Russian enterprise. Raleign, North Carolina, USA: Lulu Press, 2016. 259p.

5.https://life.ru/t/технологии/951110/putin_eksport_ittiekhnologhii_sostavliaiet_7_mlrd_dollarov

Проблемы развития субъектов малого предпринимательства
Автором рассматриваются направления и проблемы развития субъектов малого предпринимательства в России. Проводится анализ процесса преобразований в экономической составляющей страны. Рассматриваются факторы, влияющие на развитие субъектов малого предпринимательства. Показаны успехи, недостатки и пути улучшения развития субъектов малого бизнеса.
Written by: Чернопятов А.М., Юн М.А.
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 06/07/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
Available in: Ebook
30 Май

«Девальвация как механизм повышения конкурентоспособности на примере КНР»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Экономика государства в процессе своей эволюции постоянно испытывает различного рода шоки развития. От экономического опыта государства зависят его благополучие и дальнейшие перспективы эффективного включения в систему мирохозяйственных связей. Отсюда крайне важным представляется изучение мирового рынка, международных экономических отношений и процессов. Особое внимание стоит уделять тем экономическим явлениям, которые влияют как на внутреннюю экономическую обстановку страны, так и на внешнюю экономическую среду. В данной статье автор на примере Китайской Народной Республики рассматривает понятие девальвации национальной валюты как инструмента конкуренции на внешнем рынке.

Девальвация (лат. de — понижение; лат. valeo — иметь значение, стоить) – это снижение курса национальной валюты по отношению к установленному стандарту.

В условиях золотого стандарта термин «девальвация» означает уменьшение золотого содержания денежной единицы. Однако после отмены золотого обеспечения доллара, являющегося главной резервной валютой в мире, термин применяется в основном в условиях официального понижения курса национальной валюты по отношению к твёрдым мировым валютам, составляющим корзину резервных валют.

Девальвацию также можно рассматривать как денежную реформу и инструмент центрального банка,  назначение которого заключается в понижении официальной стоимости национальной валюты. Целенаправленная девальвация проводится для уменьшения дефицита платёжного баланса страны, стимулирования экспорта, повышения конкурентоспособности национальных компаний на мировом рынке.

Национальная валюта страны может переживать и обратный вышеописанному экономический процесс — ревальвацию. Ревальвацию следует рассматривать как рост (укрепление) курса внутринациональной валюты по отношению к валютам других стран, международным счётным денежным единицам, золоту. Ревальвация и девальвация  являются бинарными оппозициями в экономике.

Для дальнейшего рассмотрения процесса девальвации и его применения как конкурентного механизма, необходимо определить границы этого понятия и уметь отличать его от понятия инфляции.  Оба этих экономических процесса связаны с понижением покупательной способности (ПС) денег, однако в случае девальвации ПС снижается относительно других стран и их валюты, т.е. за те же деньги можно купить меньше иностранной валюты. А при инфляции ПС денежной единицы снижается в рамках внутреннего рынка государства. Инфляция и девальвация являются обоюдно независимыми процессами в экономике, однако во многих случаях оказываются сопровождающими друг для друга.

В данной статье девальвация будет рассмотрена как механизм повышения конкурентоспособности государства на внешнем рынке. При этом понятие девальвации тесно связано с термином «валютный демпинг». Сам по себе демпинг – это ценовое средство экспортной политики. Различают товарный демпинг и валютный.

«Валютный демпинг, в отличие от товарного, нацелен на девальвацию валюты страны-экспортера и снижение экспортных цен, а не на непосредственную реализацию товаров по низким ценам. В стране, осуществляющей валютный демпинг, увеличивается прибыль экспортеров, а жизненный уровень трудящихся снижается вследствие роста внутренних цен. В стране-объекте валютного демпинга затрудняется развитие отраслей экономики, не выдерживающих конкуренции с дешевыми иностранными товарами, усиливается безработица. Крупные фирмы-экспортеры используют валютный демпинг как средство валютной и торговой войны для подавления своих конкурентов. Он действует до тех пор, пока цены на внутреннем рынке страны-экспортера не поднимутся до уровня обесценения национальной денежной единицы. Демпинговые махинации более свойственны развивающимся странам. Это связано с тем, что демпинг является одним из наиболее простых и эффективных способов продвижения низкокачественной отечественной продукции на внешние рынки.

Для осуществления страной валютного демпинга необходимы следующие условия:

— конъюнктура рынка и несовершенная конкуренция;

— разделение рынка не сегменты (возможность отделить цены внутреннего рынка от внешнего рынка);

— разница в эластичности спроса на товар на рынках иностранных государств (за границей спрос должен быть более эластичным, чем на национальном рынке).

В условиях применения демпинга компании всегда поначалу несут большие убытки, тем не менее, через определенное время они способны получать сверхприбыль.»[3, с.142]

Валютный демпинг, иными словами конкурентная девальвация, является неотъемлемой частью так называемых валютных войн. Термин «валютная война» ввёл  в оборот в 2010 году министр финансов Бразилии Гвидо Мантенга, усмотрев в высоком курсе реала (который за пару лет после кризиса 2008 года подорожал к доллару почти на 50%) подрыв конкурентоспособности бразильского производителя. В современном мире валютные войны представляют собой последовательные преднамеренные действия правительств и центробанков нескольких стран по достижению низкого обменного курса для своей национальной валюты, с целью увеличения собственных объемов экспорта за счет снижения в местной валюте себестоимости производства, которое в свою очередь приводит к снижению цен на продукцию отечественных экспортеров.[5]

Механизм валютной войны кажется предельно ясным: она ведёт к снижению стоимости единицы труда (unit labor costs, ULC), считающеейся мерой конкурентоспособности. Однако ввиду коренных различий в экономиках разных стран, особенно в отношении внешнеторговой специализации, крупные корректировки курса могут оказаться неэффективными. Например, несмотря на укрепление курса рубля почти вдвое за 2000-2012 гг., структура производств и торговли осталась практически неизменной. Укрепление юаня к доллару более чем на 30% в 2005 году не привело к массовому импортозамещению китайской продукции в США.[5] Более того, исследования (среди которых стоит упомянуть работы американских экономистов Эдуардо Леви-Йейати и Дэни Родрика) показывают, что инструмент конкурентной девальвации является полезным для развивающихся стран и стран с явно отстающими секторами экономики, слабо развитыми отраслями производства и институтами. Намеренные девальвации в таких странах  могут приводить к перераспределению ресурсов в пользу дефицитных торговых секторов, к увеличению валовой прибыли, росту сбережений и инвестиций. В случае с крупными мировыми экономическими игроками занижение курса может иметь самые неожиданные последствия, либо не иметь их вовсе, ввиду четкой привязки более слабых валют к сильным резервным валютам.

Но стоит отметить, что валютные манипуляции и интервенции в краткосрочной перспективе для некоторых стран являются одним из основных инструментов во внешнеэкономической борьбе. «Несмотря на то, что для большинства стран конкурентная девальвация остается труднодостижимой и ненадёжной внешнеполитической стратегией, ряд государств искусно пользуется ею для достижения конкретных экономических целей, главной из которых выступает завоевание иностранных рынков сбыта.

В конце XX – начале XХI века международные валютные войны все активнее «сотрясают» глобальную экономическую систему. Ряд стран, в числе которых Китай, Япония, Колумбия, Таиланд, Южная Корея, Бразилия, Англия и другие, принимали меры для ослабления собственных национальных валют. Причем в этих случаях девальвация принимала преимущественно спекулятивный характер, была средством соперничества и извлечения экономической выгоды. Сегодня многие крупные эмиссионные центры мира по разным причинам пытаются занизить курс собственной денежной единицы. В основном это попытка защитить своих производителей за счёт увеличения экспорта, что является одним из методов выхода из экономического кризиса. В числе стран, преследующих эту цель и использовавших конкурентную девальвацию, наглядными примерами выступают Китай и Япония.

В частности, впервые за последние пять лет Банк Японии был вынужден провести масштабную валютную интервенцию, истратив на неё более 25 млрд долл. Япония скупала доллары с целью ослабления завышенного обменного курса иены на валютном рынке, и в этом случае это на самом деле вынужденная мера, так как Япония на протяжении более 10 лет борется с дефляцией, и, более того, на сьезде G20 ей были официально разрешены подобные меры. За Японией последовали центральные банки Южной Кореи, Тайваня и Бразилии, экономики которых пострадали от слишком дорогой местной валюты в 2010 году. За ними выстроился ряд других экспортоориентированных экономик, объективно заинтересованных в занижении курса своих валют. В данном случае допустимо утверждать, что девальвация валюты была необходимой мерой,  попыткой выбраться из многолетней дефляции.

Однако, переходя к ситуации с Китаем, приходится сталкиваться с другими целями и методами девальвации. КНР с помощью целенаправленной политики снижения курса юаня смогла вывести свою промышленность в число сильнейших в мире и стать главным мировым экспортёром.  Главными противниками Китая в этой валютной войне выступают США, которые также понизили курс доллара в качестве ответной меры на внешнюю экономическую политику КНР. Противники считают друг друга зачинщиками валютной войны и дискриминации, при этом продолжая изощренные валютные спекуляции. Вполне очевидно, что в случае крупных девальвационных маневров Китая и США, большинство развивающихся стран также ответят занижением собственного валютного курса во избежание потерь для своих экспортеров. Так, угрожающе нависшая валютная война не принесёт никакой пользы мировой экономике и в результате «война против всех», о которой говорил Гвидо Мантега, приобретет еще более осложненный характер, и о выгодах этого конфликта говорить пока сложно. Ситуация, когда относительно «твердые» валюты в течение нескольких лет вырастают или падают по отношению друг к другу, крайне неблагоприятна для глобальной экономики, ведь это может привести к вынужденному переходу к новой валютной мировой системе, который будет сопровождаться различными экономическими трудностями и международными конфликтами.

Подробней остановимся на валютных манипуляциях КНР и на специфике девальвации её национальной валюты. Китайский юань вышел на мировой рынок в 1994 г. и в 2000 г. уже активно использовался в международных финансовых операциях. Вступление Китая во Всемирную Торговую Организацию (ВТО) в 2001 г. ознаменовало его официальное открытие для экономической мировой системы и стало началом китайской «экономической интервенции» на иностранные рынки. Методы осуществления так называемой политики «китаизации» варьировались от китайского влияния через «мягкую силу» (soft power) до настойчивого навязывания китайских товаров (преимущественно через товарный и валютный демпинг), методов ведения бизнеса, стиля жизни и общения. Так, к 2005 г., когда КНР объявила об отмене привязки юаня к доллару, доля Китая  в мировом экспорте составила 6%, а на данный момент этот показатель достиг уже 12 %.[1]

Рисунок №1. «Доля стран в мировом экспорте на 2016 год»[1]

Финансовая система Китая устроена так, что основная масса валюты, полученная от экспорта, концентрируется в руках правительства и оттуда распределяется импортерам в соответствии с целями государства. Таким образом, существенно увеличив экспорт, власти Китая смогли направить прибыль и доход от инвестиций на развитие отечественного производства, и уже к 2006 году номенклатура китайского импорта и экспорта существенно поменялась: быстрыми темпами стало развиваться производство высокотехнологичной продукции, также скупалась качественная западная техника и совершенствовалась китайскими производителями. «По данным Министерства Коммерции КНР, внешнеторговый оборот в 2006 г. составил 1760,69 млрд долл. Положительное сальдо торгового баланса КНР достигло 177,5 млрд долл., увеличившись по сравнению с 2005 г. на 74%.»[1]

Путём совершенствования экспортных товаров и их продажи по заниженным (в соответствии с международными стандартами) ценам Китай смог добиться существенного укрепления своего положения в глобальной экономике; из страны дешёвых ресурсов и поставщика рабочей силы он превратился в весомого, опасного игрока на международной арене. Вокруг Китая разгорелся экономический конфликт, так как страны Запада, взволнованные стабильно низким курсом юаня, все чаще обвиняют КНР в намеренном занижении национальной валюты. Важно уточнить, что ряд экспертов полагает, что дешёвые китайские товары и сырье помогают не только самому Китаю, но они также нужны и европейским производствам, которым выгодно импортировать из Китая с меньшими затратами. Другой вопрос заключается в снижении спроса на западную продукцию, которое провоцируется низким курсом юаня и, как следствие, дешевыми китайскими товарами.

«Наиболее сильный удар от девальвации юаня приняли на себя США, их дефицит в торговле с Китаем составляет 347 млрд долл. на 2016 год, учитывая, что весь дефицит торговли США достигает 750,07 млрд долларов.»[8] Американская администрация утверждает, что, занижая обменный курс юаня, Китай не выполняет свою роль в процессе глобальной структурной перестройки и мешает развитию гармоничных экономических отношений в мире. В октябре 2011 года сенат США принял законопроект, предусматривающий санкции против Китая или любой другой страны, спекулирующей курсом национальной валюты в своих интересах. Сторонники санкций утверждают, что курс юаня занижен на 40%, что ведет к чрезмерному повышению цен на американские товары, так как внутренние цены на китайские товары в долларовом выражении значительно уменьшаются. Правительство Китая в обмен на такие обвинения отрицает преднамеренное занижение курса юаня, заявляя о том, что валютная политика страны предполагает свободную зависимость курса национальной валюты относительно доллара и других мировых валют, входящих в так называемые валютные корзины. «Директор Народного банка Китая Чжоу Сяочуань подчеркнул, что от ревальвации китайской национальной валюты дефицит торгового баланса и дефицит бюджета США почти не сократятся, в то время как реформирование курса юаня (в сторону его снижения) будет полезным как для китайской, так и для мировой экономики.»[2]

 

Рисунок 2. Номинальный обменный курс юаня к доллару

Как видно из приведенного графика, юань, став в 2005 году управляемой плавающей валютой, привязанной к основной валютной корзине МВФ, стабильно снижает свой обменный курс по отношению к доллару. Такая динамика неизбежно привела к торговому дефициту США с КНР:

Рисунок 3. Торговля между КНР и США в 2016 г. [1]

Китай шокировал мировой рынок ожесточенной девальвацией юаня в 2016 году. «Осенью 2016 года в начале «Золотой недели» ослабление юаня составило 3,5% при норме менее 1 %, приведя курс ниже порога в 6,7 юаней.» [7]

Рисунок 4. «Ослабление юаня в течение «Золотой недели» осенью 2016 г.

Несмотря на то, что такое серьезное понижение было скорректировано в течение месяца, в итоге юань оставался относительно низким по отношению к доллару. Жесткие финансовые корректировки Китая необходимо рассматривать как часть его экономической стратегии. Именно не плавный, а резкий «обвал» юаня обеспечил проникновение китайской продукции на целевые рынки и её дальнейший успех на них.

Из приведенного ниже графика можно увидеть, как в течение 11 торговых сессий Народный Банк Китая (НБК) девальвировал юань около 10 раз, и к концу 2016 года курс составлял уже 6,7558 юаней за доллар, что является минимумом с сентября 2010 года. [4]

Рисунок 5. Динамика обменного курса юаня по отношению к доллару на 2016 г.[8]

Несмотря на жесткие корректировки курса, явно демонстрирующие желание Китая облегчить себе путь на иностранные рынки и валютную экспансию, с 1 октября 2016 года юань официально вошел в состав корзины валют МВФ. После этого мировые валютные фонды ожидали прекращения девальвации, да и сам Пекин неоднократно заявлял о своей приверженности стабильному курсу. Однако заявления администрации Пекина отнюдь не укреплялись реальными действиями, и заниженный курс юаня до сих пор доставляет неприятности экономикам многих стран. По большей части Китай заявляет, что девальвация вызвана внешними факторами и не будет продолжаться долгое время. Но стоит напомнить, что сам по себе механизм конкурентного валютного демпинга и не предполагает продолжительности, наоборот, представляет собой систему мер в краткосрочной перспективе. Поэтому становится предельно очевидно, что Китаю удалось осуществить важную часть своей экономической стратегии по развитию с помощью валютной девальвации.

Рассматривая  текущую ситуацию на мировом рынке, можно смело заявить, что период шоковой девальвации юаня подходит к завершению. Алекс Капри, эксперт по международной торговле и старший научный сотрудник бизнес-школы Национального университета Сингапура, в интервью с CNBC сообщил, что с увеличением антидемпинговых пошлин увеличится и компенсационная пошлина с китайских товаров. Эта мера, безусловно, смягчит экономический курс Китая и в перспективе сможет привести к выравниваю курса юаня по отношению к доллару. Так как США и Китай являются взаимозависимыми торговыми партнёрами, дальнейшие радикальные меры могут привести к большему разрастанию конфликта. Поэтому необходимо установление гармоничных торговых отношений между США и Китаем, своевременное и взаимовыгодное разрешение проблемных вопросов. 7 апреля 2017 года была проведена встреча президента США Дональда Трампа  и председателя КНР Си Цзиньпина, в результате которой сторонам удалось достичь консенсуса. КНР обещает создать равные условия для американских работников и сотрудничать в обеспечении равных условий взаимного доступа на рынки. В случае соблюдения сторонами перечисленных условий высока вероятность, что очередной валютной войны удастся благополучно избежать, что, несомненно, убережет мировую экономику и фондовые рынки от новых потрясений.

Список литературы

  1. Statistics Database [Online]// wto.org. — World Trade Organization, 1995-2017. — Май 25, 2017. — http://www.wto.org.
  2. А.М. Байчоров Китаизация. Последствия роста мощи Китая для мира в XXI веке. [Book].- Москва : Международные отношения, 2013.
  3. А.О. Руднева Международная торговля и мировые товарные рынки [Book].- Москва : Восток Запад, 2009.
  4. База данных по курсам валют [Online]// Сайт Центрального Банка Российской Федерации. — Май 25, 2017. — http://www.cbr.ru/currency_base.
  5. Междунарожный валютный фонд// What is the International Monetary Fund?. — 1998.
  6. С.Б. Журавлёв Мать родна валютная война [Общенациональный аналитический ресурс].- Москва : Expert.tu, 2006-2017.
  7. Стремительная девальвация юаня продолжается [Информационный проект].- [s.l.] : Ktovkurse.com, 2014-2016.
  8. Фондовые индексы США [Сайт брокерской компании Existrade Limited].- [s.l.] : Wforex.ru, 2007-2017.
    «Девальвация как механизм повышения конкурентоспособности на примере КНР»
    В статье подробно рассматривается понятие валютной девальвации, анализируется её применение как механизма повышения конкуренции на мировом рынке. Для наглядного и достоверного анализа автор приводит в пример экономическую стратегию КНР и использование Китаем валютной девальвации, ссылаясь на статистические данные 2005-2016 гг. Особый акцент делается на негативном характере последствий преднамеренной девальвации валюты для мировой экономики. Цель: раскрытие и анализ понятия валютной девальвации как конкурентного механизма в международной торговле Метод: изучение внешней экономической стратегии КНР на основе статистических данных 2005-2016 Результат: в результате изучения специальной литературы и статистических данных, автору удалось подробно раскрыть механизм валютной девальвации Выводы: использование валютной девальвации как конкурентного механизма на мировом рынке ведёт к негативным последствиям как для самой страны, прибегнувшей к этому методу повышения конкурентоспособности, так и для мировой экономики в целом
    Written by: Трунова Рада Дмитриевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook
30 Май

ДИНАМИКА РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ НА ЕВРАЗИЙСКОМ ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В настоящее время на постсоветском пространстве функционирует и развивается ряд региональных интеграционных формирований межгосударственного взаимодействия, различающихся по формату, глубине и целям:

  • Содружество Независимых Государств (далее — СНГ);
  • Союзное государство Беларуси и России (далее — Союзное государство);
  • Евразийский экономический союз (далее – ЕАЭС) (до его создания — Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Таможенный союз (ТС)и Единое экономическое пространство (ЕЭП));
  • Центрально-Азиатское сотрудничество (ЦАС), существовавшее в 2002—2005 годах и ликвидировано в связи с объединением с ЕврАзЭС;
  • Организация за демократию и экономическое развитие — ГУАМ (до выхода Узбекистана из организации первоначально именовалась ГУУАМ);
  • Организация черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС);
  • Восточноевропейское партнерство (ВЕП).

Основные этапы развития интеграционных процессов на евразийском постсоветском пространстве приведены в таблице 1.

Таблица 1 – Динамика основных этапов развития интеграционных процессов на евразийском постсоветском пространстве

Год

Этап интеграции

Страны-участницы

1991 8 декабря 1991 Беларусь, Россия и Украины подписали Соглашение о СНГ

21 декабря 1991 года одиннадцати суверенных государств (кроме прибалтийских государств и Грузии) подписали Протокол к Соглашению

 СНГ-11
1993 Договор стран СНГ об Экономическом союзе от 24.09.1993 Все 12 стран СНГ (Украина – как ассоциированный член)
1995 Соглашение о Таможенном союзе от 20 января 1995 года (ТС-2) Беларусь, Россия

 

1996 Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях

(ТС-4)

Беларусь, Казахстан, Россия, Киргизия
Соглашение о Парламентском Собрании Беларуси и России Беларусь, Россия
1997 Договор о Союзе Беларуси и России Беларусь, Россия
1998 Декларация о дальнейшем единении Беларуси и России, Договор о равных правах граждан, а также Соглашение о создании равных условий субъектам хозяйствования Беларусь, Россия
1999 Договор о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г.

 

Договор о Таможенном союзе и едином экономическом пространстве (ТС-4, ЕЭП-4) Присоединение к договору Таджикистана (ТС-5, ЕЭП-5)

Беларусь, Россия

 

 

Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан

2000 Ратификация Договора о Союзном государстве

 

Договор о создании Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС-5)

Беларусь, Россия

 

Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан

2002 Украина и Молдавия получили статус наблюдателей ЕврАзЭС Украина, Молдавия – наблюдатели
2003 ЕврАзЭС-5 зарегистрирован в ООН как международная организация.

Принятие приоритетных направлений развития ЕврАзЭС на 2003–2006 гг.

 

Армения получила статус наблюдателя ЕврАзЭС

Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан

 

 

 

Армения – наблюдатель ЕврАзЭС

2004 Разработка базовых соглашений по формированию Единого экономического пространства Россия, Казахстан, Беларусь, Украина
2006 Протокол о присоединении к ЕврАзЭС Узбекистана  от 25.01.2006 Узбекистан-член ЕврАзЭС-6
2007 Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 года Беларусь, Казахстан, Россия
2008 Узбекистан приостановил членство в ЕврАзЭС ЕврАзЭС-5
2009 Создание с 1 января 2010 г. единого таможенного пространства Беларусь, Казахстан, Россия
18 августа 2009 Грузия официально перестала быть членом СНГ СНГ-11
2010 Вступление в силу Единого таможенного тарифа, Таможенного кодекса Беларусь, Казахстан, Россия
2011 Отмена транспортного и таможенного контроля на границе России и Белоруссии

Декларация о евразийской экономической интеграции 18 ноября 2011 года

Беларусь, Казахстан, Россия
18 октября 2011 года  был подписан Договор о зоне свободной торговли СНГ Беларусь, Россия, Украина, Армения, Казахстан, Молдавия, Кыргызстан, Таджикистан
2012 Начало функционирования Единого экономического пространства Беларусь, Казахстан, Россия
Договор о ЗСТ СНГ вступил в силу 20 сентября 2012 года в отношениях между Беларусью, Россией и Украиной — первыми тремя странами, выполнившими его ратификацию;

 

17 октября 2012 г. Армения ратифицировала договор о ЗСТ СНГ;

8 декабря 2012 Казахстан ратифицировал договор о ЗСТ СНГ;

9 декабря 2012 Молдавия ратифицировала договор о ЗСТ СНГ;

Беларусь, Россия, Украина

 

 

 

 

Беларусь, Россия, Украина, Армения, Казахстан, Молдавия

2013 31 мая 2013 года подписан протокол о применении договора о зоне свободной торговли СНГ между его сторонами и Республикой Узбекистан

 

Беларусь, Россия, Украина, Армения, Казахстан, Молдавия, Кыргызстан, Узбекистан
2014 Подписание Договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС-3)

 

Договор о присоединении Республики Армения к ЕАЭС

Договор о присоединении Кыргызской Республики к ЕАЭС

Беларусь, Казахстан, Россия

 

 

Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия

12 января 2014 г. Кыргызстан ратифицировала договор о ЗСТ СНГ; Беларусь, Россия, Украина, Армения, Казахстан, Молдавия, Кыргызстан
2015 Вступление в силу договора о создании Евразийского экономического союза 1 января 2015 г.

Вступление в ЕАЭС-3:

с 01.01.2016 г. – ЕАЭС-4

Вступление в ЕАЭС-4

со 02.01.2016 г. – ЕАЭС-5

Беларусь, Казахстан, Россия

 

 

Республика Армения

 

Республика Кыргызстан

24 декабря 2015 г. Таджикистан ратифицировал договор о создании ЗСТ СНГ Беларусь, Россия, Украина, Армения, Казахстан, Молдавия, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан
2017 В апреле 2017 г. Высший совет ЕАЭС на уровне президентов входящих в Союз стран одобрил просьбу Молдавии о предоставлении ей статуса наблюдателя при ЕАЭС Молдавия – наблюдатель ЕАЭС

Источник: составлена авторами

После распада Советского Союза первым шагом к региональной экономической интеграции на евразийском постсоветском пространстве стало формирование Содружества Независимых Государств, Соглашение о его создании было подписано 8 декабря 1991 года руководителями Республики Беларусь, Российской Федерации и Украины.

21 декабря 1991 года одиннадцать суверенных государств (кроме прибалтийских государств и Грузии) подписали Протокол к этому Соглашению, в котором подчеркнули, что на равноправных началах они образуют Содружество Независимых Государств. Позднее, в декабре 1993 года, к СНГ присоединилась Грузия.

22 января 1993 года в Минске на саммите СНГ был принят Устав Содружества. Его не подписали Украина и Туркменистан, которые тем самым де-юре не являются государствами – членами СНГ, а могут быть отнесены только к государствам – учредителям и государствам – участникам Содружества. Туркменистан на казанском саммите СНГ (26 августа 2005 года) заявил о том, что будет участвовать в Содружестве в качестве «ассоциированного члена». [7]

14 ноября 2008 года Решением Совета глав правительств была утверждена Стратегия экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2020 года. В Стратегии определены приоритетные направления взаимодействия государств-участников СНГ, среди которых особое значение имеют завершение формирования и функционирования зоны свободной торговли в рамках СНГ в соответствии с нормами и правилами Всемирной торговой организации (ВТО), создание предпосылок для формирования общего экономического пространства, развитие общих рынков отдельных видов продукции, в первую очередь сельскохозяйственной и др. [6]

18 октября 2011 года 8 государствами-членами СНГ был подписан Договор о зоне свободной торговли СНГ (далее – ЗСТ СНГ), который отменяет таможенные пошлины, за исключением некоторых товарных позиций, а также количественные ограничения во взаимной торговле, за исключением квот на импорт алкогольной продукции Кыргызской Республикой.

Договор о ЗСТ СНГ учитывает общепринятые нормы и правила ГАТТ/ВТО и регламентирует дальнейшее развитие взаимной торговли в целях обеспечения свободного доступа товаров национальных производителей на рынки стран СНГ.

Договор о ЗСТ СНГ вступил в силу 20 сентября 2012 г. Первыми странами, ратифицировавшими его, стали Беларусь, Россия и Украина. Узбекистан присоединился к договору о ЗСТ СНГ в особом порядке 31 мая 2013 г. (отдельный протокол к договору). В настоящее время Договор о ЗСТ СНГ действует в отношении Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Молдавии, России, Таджикистана, Узбекистана, Украины. В связи с исключительными обстоятельствами действие договора о ЗСТ между Россией и Украиной приостановлено с 1 января 2016 г. Российские контрсанкции в отношении Украины продлены до 31 декабря 2017 г.

Подписание Договора и практическое выполнение его положений явилось новым качественным шагом в развитии торгово-экономических отношений на постсоветском пространстве,  открыло новые горизонты экономического взаимодействия стран СНГ. [7]

Пять из восьми участников Соглашения о ЗСТ СНГ являются также членами другого регионального интеграционного формирования — ЕАЭС, в который входят Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия и Россия.

Если в долгосрочной перспективе рассматривается присоединение к объединению Молдовы или Таджикистана, то возможно подписание соглашения по типу соглашений об ассоциации для постепенной гармонизации соответствующих норм и правил.

Что касается создания зон свободной торговли, то, как уже было отмечено ранее, Армения и Молдова, так же как и Беларусь, Казахстан и Россия, подписали в 2011 г. и ратифицировали соглашение о ЗСТ стран СНГ. Таджикистан подписал это соглашение, но пока не ратифицировал его. Несмотря на неоднозначные условия данного соглашения, этим странам вряд ли имеет смысл инициировать другие переговоры по какой-либо новой ЗСТ с участниками ЕАЭС. Но, возможно, имеет смысл всем участникам улучшать работу существующей ЗСТ в СНГ, путем уменьшения исключений и добавления в соглашение новых важных областей сотрудничества.

Молдова и Таджикистан могут взаимодействовать с ЕАЭС как на двусторонней, так и на многосторонней основах. Для сотрудничества на многосторонней основе возможно создание некой программы, располагающей и управляющей всем комплексом моделей интеграционного взаимодействия с соседними странами, с помощью которой проходила бы координация действий на пространстве СНГ и которая являлась бы площадкой для обсуждения и создания различных форм интеграционных объединений [6].

«Евразийское партнерство» может стать программой ЕАЭС, способной обеспечить развитие торгово-экономического взаимодействия, прежде всего, со странами региона СНГ и, в дальнейшем, других стратегических партнеров континента, без обязательной перспективы образования общего рынка или таможенного союза с ними. При этом можно использовать формат, схожий с партнерством и сотрудничеством в рамках Европейской политики соседства, программы ЕС «Восточное партнерство». ЕАЭС может взаимодействовать с учетом интересов всех сторон с любой из стран СНГ с учетом ее специфики, как в движении на пути к присоединению, так и на пути к определению максимально короткой возможной дистанции в сотрудничестве. Одной из областей сотрудничества могло бы стать, например, приведение стандартов, норм технического регулирования и правил сертификации продукции к единым нормативам [6].

В случае интеграции Молдовы и Таджикистана с ЕАЭС речь о снижении тарифов пока не идет. По всей видимости, в долгосрочной перспективе будут сохраняться различия между величиной внешних тарифов этих стран и ЕАЭС. В то же время Молдова и Таджикистан могут идти по пути координации макроэкономической политики как первого шага к интеграции экономик.

Вместе с тем необходимо отметить, что государства ЕАЭС сохраняют обязательства в форме двусторонних соглашений в рамках СНГ.

Перспективы углубления и расширения, начатой во второй половине 1990-х гг. интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации связаны с созданием и началом функционирования с 1 января 2015 г. Евразийского экономического союза. Накопленный опыт сотрудничества в рамках СНГ, ЕврАзЭС, Союзного государства, Центрально-Азиатского сотрудничества и тесные интеграционные связи в экономике, политике, науке и культуре позволили перейти к этой ступени интеграции в беспрецедентно короткие сроки – чуть больше, чем за десятилетие.

Вместе с тем, создание Евразийского экономического союза является достаточно непростой задачей, так как интегрирующиеся государства обладают разными масштабами экономик, структурой производства и экспорта, отличающимися подходами к методам государственного регулирования и стимулирования экономического роста, а также не всегда совпадающими парадигмами роли государства в регулировании экономики.

В связи с началом функционирования регионального интеграционного формирования  – Евразийского экономического союза – Президенты России, Беларуси, Казахстана, Таджикистана и Кыргызстана 10 октября 2014 г. подписали в Минске договор о ликвидации ЕврАзЭС.

ЕврАзЭС выполнило важнейшую миссию – обеспечило поступательное развитие евразийской интеграции и заложило основу для создания Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана. При этом Президентом РФ Путиным В.В. было подчеркнуто, что «ничто из богатого наследия ЕврАзЭС не должно быть утеряно». Планируется продолжить реализацию большей части соглашений и других документов, заключённых еще в рамках ЕврАзЭС.

При переходе от более простого формата интеграции к более сложному происходит передача части суверенных полномочий интегрирующихся государств на наднациональный уровень, сопровождающаяся качественным изменением институциональных структур интеграции.

Евразийский экономический союз является более высокой ступенью интеграции по сравнению с Таможенным союзом и Единым экономическим пространством, поэтому, очевидно, произошло усиление роли его наднациональных органов и, в частности, Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). При этом в отличие от ЕС, руководители государств ЕАЭС установили, что при принятии решений каждая страна имеет равный голос [1]. Основные этапы интеграционных процессов в рамках ТС-3 и ЕАЭС в ретроспективе, а также  перспективные направления интеграции приведены на рисунке 1.

Рисунок 1. Основные этапы интеграционных процессов в рамках ТС-3 и ЕАЭС

Источник: Евразийская экономическая интеграция: цифры и факты. ЕЭК -2016

Следует отметить, что законодательная база Таможенного союза, а соответственно, и ЕАЭС изначально создавалась с учетом лучших мировых практик и норм ВТО. Договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы провозглашает приоритет положений ВТО в случае возникновения конфликтов с нормами правовой базы Таможенного союза, и ЕАЭС и обязуется исполнять условия присоединения к ВТО входящих в него государств. Этот договор был подписан 19 мая 2011 г. и вступил в силу с момента присоединения России к ВТО в августе 2012 г.

Таким образом, с даты присоединения любого из государств ЕАЭС к ВТО его обязательства, взятые в качестве условия присоединения к ВТО и относящиеся к правоотношениям, полномочия по регулированию которых в рамках ЕАЭС делегированы органам ЕАЭС, и правоотношениям, урегулированным международными соглашениями, составляющими договорно-правовую базу ЕАЭС, становятся частью правовой системы ЕАЭС.

В тех сферах компетенций, которые в ЕАЭС переданы на наднациональный уровень за исполнение обязательств государств, входящих в ЕАЭС, перед ВТО отвечает Евразийская экономическая комиссия – единый постоянно действующий регулирующий орган Евразийского экономического союза, в том числе в сферах: таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, санитарных, фитосанитарных и ветеринарных мер, применения защитных мер.

Договор, вступивший в силу 1 января 2015 г., юридически оформил ЕАЭС в качестве полноправного субъекта глобальных экономических отношений. Евразийский экономический союз в качестве международной организации региональной экономической интеграции обладает международной правосубъектностью и в праве заключать международные договоры с другими субъектами международных отношений и принимать на себя соответствующие статусу международной организации обязательства.

Договор о ЕАЭС от 29 мая 2014 г. в соответствии со статьей 102 Устава Организации Объединенных Наций 24 июля 2015 г. был зарегистрирован в Секретариате Организации Объединенных Наций. Евразийский интеграционный проект не только приобрел юридическую самостоятельность и признанное на международном уровне влияние, но и стал активным и заметным участником международных отношений.

В договоре о Евразийском экономическом союзе (раздел II, статья 7) прописано, что ЕАЭС имеет право осуществлять в пределах своей компетенции международную деятельность, направленную на решение задач, стоящих перед Союзом. [1].

Порядок осуществления ЕАЭС международного сотрудничества устанавливается решением Высшего Евразийского экономического совета. Вопросы заключения международных договоров ЕАЭС с третьей стороной определяются международным договором в рамках ЕАЭС. Проведение переговоров по проектам международных договоров ЕАЭС с третьей стороной, а также их подписание осуществляются на основании решения Высшего Евразийского экономического совета после выполнения государствами – членами соответствующих внутригосударственных процедур [1].

В соответствии с инициативой Президента Казахстана Н. А. Назарбаева 2016 год был объявлен Годом углубления экономических отношений ЕАЭС с третьими странами и ключевыми интеграционными объединениями. Евразийский экономический союз должен стать открытым экономическим сообществом, органично интегрированным в мировую экономическую систему как надежный мост между Европой и растущей Азией. При этом расширение торгово-экономических связей с основными партнерами и новыми растущими рынками должно способствовать повышению роли ЕАЭС на всем континенте.

Одним из наиболее эффективных инструментов реализации имеющегося экспортного потенциала государств-членов ЕАЭС является создание ЗСТ. Соглашения о свободной торговле создают новые возможности для наращивания экономики ЕАЭС, а именно:

— открывают новые рынки сбыта товаров и услуг;

— увеличивают инвестиционные возможности;

— создают благоприятные условия для торговли за счет устранения практически всех таможенных пошлин;

— способствуют упрощению транзита товаров через таможню, устанавливая общие правила по техническим и санитарным нормам;

— формируют более предсказуемую политическую среду путем принятия совместных обязательств по областям, которые влияют на торговлю (права интеллектуальной собственности, правила конкуренции и др.).

С 5 октября 2016 г. вступило в силу соглашение о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Вьетнамом. Соглашение предусматривает, прежде всего, взаимную отмену торговых пошлин. Это первый международный договор о режиме свободной торговле, заключенный между ЕАЭС и третьей стороной. Согласно Соглашению Вьетнам обнулит для поставщиков из государств-членов ЕАЭС ввозные таможенные пошлины более чем на 59% позиций сразу же послу вступления Соглашения в силу, а в отношении еще 29% сельскохозяйственных и промышленных товаров ставки ввозных таможенных пошлин будут обнулены в течение переходных периодов, которые составляют от 5 до 10 лет [2,3].

Соглашение создает условия, чтобы в рамках зоны свободной торговли товарооборот увеличивался и диверсифицировался. В 2016 г. экспорт продовольствия из ЕАЭС во Вьетнам увеличился в 3,5 раза по сравнению с 2015 г., превысив 74 млн. долл. США.

В настоящее время интерес к развитию взаимодействия с ЕАЭС проявляют страны Азиатско-Тихоокеанского региона, Республика Чили, Южно-Африканская Республика, Израиль, Египет и др.

Необходимо отметить, что в апреле 2017 г. Высший совет ЕАЭС на уровне президентов входящих в Союз стран одобрил просьбу Молдавии о предоставлении ей статуса наблюдателя при ЕАЭС.

В качестве основного принципа функционирования Евразийского экономического союза с учетом его расширения за счет присоединения Республики Армении и Республики Киргизия становится синергия объединения в общих интересах, позволяющая одновременно обеспечить уровень динамичного развития ЕАЭС в целом и каждого отдельного государства, входящего в него, в частности.

Следует особо отметить, что пять из восьми стран-участниц ШОС либо входят в состав ЕАЭС (Казахстан, Киргизия, Россия), либо являются участниками соглашений о ЗСТ (Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан, Узбекистан). В связи с тем, что некоторые страны региона одновременно участвуют в разных континентальных партнерствах (ШОС, АСЕАН), с которыми ЕАЭС планирует формирование преференциальных торговых зон, возникают сложности в формировании механизма взаимодействия между блоками.

Учитывая эту особенность, наиболее реалистичным и выгодным сценарием формирования партнерства ЕАЭС с азиатскими странами представляется в формате двухсторонних соглашений с ключевыми игроками ШОС и АСЕАН.

Список литературы:

  1. Договор о Евразийском экономическом союзе. Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015). [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/
  2. Тарасов, В.И., Бикмуллин, А.Л., Осинина, А.Ю. Перспективы региональной интеграции ЕАЭС в формате нового поколения ЗСТ // В.И. Тарасов, А.Л. Бикмуллин, А.Ю. Осинина // Евразийский союз ученых (ЕСУ), № 10 (31), 2016 – с. 105-110
  3. Тарасов, В.И., Бикмуллин, А.Л., Осинина, А.Ю., Глотова, И.С. Новые механизмы создания интеграционных формирований // В.И. Тарасов, А.Л. Бикмуллин, А.Ю. Осинина, И.С. Глотова //Экономика сельского хозяйства России, № 10, 2016 г. – с. 87-93
  4. Соглашение о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом и его государствами-членами с одной стороны и Социалистической Республикой Вьетнам с другой стороны. [Электронный ресурс] – Режим доступа:http://www.eurasiancommission.org/ru/act/trade/dotp/sogl_torg/Documents/
  5. Стратегия экономического развития СНГ на период до 2020 г. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://cis.minsk.by/page.php?id=18764
  6. «Таможенный союз и соседние страны: модели и инструменты взаимовыгодного партнерства» – Санкт-Петербург, 2013. – 80 с.
  7. Интернет-портал СНГ. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.e-cis.info/page.php?id=19397.
    ДИНАМИКА РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ НА ЕВРАЗИЙСКОМ ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
    В статье проанализированы особенности развития региональной экономической интеграции на евразийском постсоветском пространстве, представлена динамика основных этапов развития интеграционных процессов в регионе, а также даны рекомендации по взаимодействию различных региональных интеграционных формирований.
    Written by: Тарасов Владимир Иванович, Осинина Александра Юрьевна, Ивойлова Ирина Владимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.05.2017_05(38)
    Available in: Ebook