30 Мар

ПОГРАНИЧНЫЕ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ У ЖЕНЩИН, ОБРАЩАЮЩИХСЯ НА УВЕЛИЧИВАЮЩУЮ МАММОПЛАСТИКУ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Цель исследования – изучение распространенности, характера и структуры эмоционально-аффективных расстройств у женщин на до- и послеоперационном этапах косметического эндопротезирования молочных желез, с выделением клинико-психопатологических критериев диагностики.

Материал и методы. Методом сплошной выборки с помощью клинических методов исследования (клинико-психопатологического и клинико-анамнестического) обследовано 170 женщин, в возрасте от 20 до 47 лет, самостоятельно обратившихся для проведения увеличивающей маммопластики. По результатам исследования из общей выборки было выделено 2 группы: основная (n=130), куда вошли те пациентки, у которых психопатологическая симптоматика характеризовалась устойчивостью (6 и более месяцев), и контрольная, состоявшая из женщин (n=40), у которых психопатологическая симптоматика не выявлялась – 10 человек, либо отмечались те или иные пограничные нервно-психические нарушения лишь при первичном обследовании, а через 1 месяц полностью редуцировались – 30.

Результаты. В ходе клинического исследования пациенток основной группы были выделены 3-и ведущих клинических варианта стойких пограничных нервно-психических нарушений: эмоционально-аффективные (включавшие депрессивные, тревожно-депрессивные и относительно стойкие расстройства адаптации с депрессивной симптоматикой) – выявлялись у 80 (61,5%) женщин; дисморфофобический синдром – отмечался у 30 (23,1%); сексуальные расстройства – фиксировались у 20 (15,4%) человек.

В контрольной группе, состоявшей из 40 женщин, 30 пациенток (75%) обнаружили лишь кратковременное расстройство адаптации (F 43.0), проявлявшееся на протяжении не более чем 1-го месяца с момента первичного обследования и после оперативного вмешательства, а еще у 10 человек какой-либо психопатологической симптоматики не выявлялось ни на дооперационном, ни на послеоперационном этапах. Клиническая картина кратковременных расстройств адаптации у женщин контрольной группы характеризовалась относительно непродолжительным (до 1 месяца) снижением настроения с чрезмерным повышением требований к себе и избеганием социальных контактов в этот период, что сопровождалось тревогой, беспокойством и меньшей продуктивностью в повседневной жизни.

Эмоционально-аффективные расстройства, выявляемые у женщин, обратившихся на увеличивающую маммопластику во всех случаях относились к пограничному уровню нарушений, наиболее часто проявляясь депрессивными или тревожно-депрессивными расстройствами, а также относительно стойкими расстройствами адаптации сопровождающимися снижением настроения. Наиболее часто встречающийся синдром из группы эмоционально-аффективных – депрессивный (43человека 53,75%) у пациенток был представлен двумя вариантами: астено-депрессивным (30 человек 69,8%) и адинамическим (13 женщин 30,2%). Общим для обоих вариантов депрессивного синдрома являлось присутствие в той или иной степени выраженности аффекта тоски, в отличие от ниже рассматриваемого тревожно-депрессивного синдрома. У подавляющего большинства пациенток на когнитивном уровне выявлялись навязчивые идеи неполноценности и непривлекательности, которые непосредственно связывались с эстетическим дефектом тела (изменением форм молочных желез после кормления грудью, потерей упругости и обвисанием). Ощущение безысходности и безнадежности своего положения зачастую выражалось в нежелании следить за своим внешним видом, изменением стиля одежды, отсутствием мотиваций для каких-либо действий и поступков в плане улучшения и изменения своего внешнего вида и состояния. Обращала внимание наличие у них политематичной картины фобий, как общего, так и специфического содержания (боязнь будущего, социальных отношений, неуверенность в отношениях). Все эти фобии были вторичны по отношению к депрессивному синдрому. Отмечалось также снижение работоспособности и ощущение «нехватки сил», подавленное настроение и потеря удовольствия от жизни.

При астено-депрессивном синдроме клинические проявления депрессии тесно переплетались с астеническим синдромом. При этом варианте физическая и психическая истощаемость сочеталась с симптомами депрессии. Одновременно с этим отмечались выраженные нейровегетативные нарушения преимущественно со стороны кардиоваскулярной системы. Основными жалобами больных были сердцебиения, неприятные ощущения в области сердца, а также потливость, особенно при физическом и психическом напряжении. Достаточно типичными также были жалобы на головные боли и головокружения. Изредка выявлялась вегетативная неврологическая симптоматика в виде расширения зрачков, блеска глаз, повышенного слезотечения. Зачастую вегето-сосудистые расстройства имели пароксизмальный характер, при этом больные улавливали их связь с ситуациями эмоционального напряжения. Вегетативные нарушения не имели отчетливого характера сенестопатических ощущений и не сопровождались ипохондрической фиксацией. Собственно астеническая симптоматика здесь была представлена жалобами на быструю утомляемость при выполнении обычной физической или умственной работы (чего ранее не наблюдалось) раздражительностью, непереносимостью ситуаций ожидания, гиперестезией к физическим и эмоциональным раздражителям. С постоянством выявлялись легкие диссомнические нарушения, которые возникали в связи с ситуациями огорчения, физического переутомления. Отмечались также изменения в сфере влечений и инстинктов, носящие преимущественно не качественный, а лишь количественный характер, проявляясь, прежде всего, в виде снижения аппетита. Что касается интимной жизни, то, как правило, выявлялось снижение полового влечения, избегание сексуальных контактов и интимной близости. У пациенток со стеничными и возбудимыми чертами характера в преморбиде, отмечалась раздражительность, проявлявшаяся в повышенной вспыльчивости, склонности к постоянным переживаниям, волнениям в сочетании с быстрой истощаемостью, с преобладанием жалоб нейровегетативного характера. У лиц с тормозимыми чертами характера на первый план выходили жалобы астенического круга – общая слабость, вялость, недомогание, быстрая утомляемость. Проявления астено-депрессивной симптоматики характеризовались легкой степенью – у 27 (90%) женщин и умеренной – у 3 (10%).

Наиболее тяжелые проявления выявлялись в подгруппе пациенток с адинамической депрессией. Эти больные предъявляли жалобы на «скуку», несмотря на попытки занять себя полезным делом, рассеянностью внимания, не запоминанием прочитанного. Для них были характерны резкое снижение настроения с тоской и практически полной бездеятельностью и непродуктивностью больных дома. Как правило, на работе или за пределами дома, женщины с подобной симптоматикой старались «держать себя в руках», «делали всё через силу». Дома, напротив, отсутствие интереса и безучастность к домашним заботам достигали своего предела. Такие пациентки чаще были склонны лежать в постели, длительное время сидеть в одной позе, в домашних и хозяйственных делах отличались малопродуктивностью. При этом варианте депрессии гораздо чаще, чем при других, встречались суицидальные мысли. Данный вариант характеризовался умеренной степенью тяжести у 10 (77%) и легкой степенью – в 3 (23%) случаях. Психотерапевтическая коррекция была необходима во всех случаях депрессивного синдрома. В особенности это касалось адинамического варианта депрессии.

Заметно реже у лиц, обследуемого контингента фиксировался тревожно-депрессивный синдром (25 человек 31,25%). Он характеризовался сочетанием депрессии с тревогой. При этом симптомы тревоги или депрессии не являлись явно доминирующими, равнозначно сосуществуя в клинической картине. Особенностью данного синдрома явилась невозможность четкого описания своих переживаний, в связи с чем, подавляющее большинство больных о сниженном настроении ничего не говорили или отрицали его. При этом у них определялся выраженный моторный компонент тревоги: неусидчивость, дрожь, повышенная утомляемость. Также был ярко выражен когнитивный компонент тревоги по типу опасений непредвиденных ситуаций, связанных с операцией, а также идеи о своей «неполноценности и непривлекательности как женщины», ничтожности, безысходности сложившегося положения, которые отражали депрессивную симптоматику. Пациентки сообщали о нежелании следить за своим внешним видом и уютом дома, «нежелание лишний раз общаться со своими коллегами, подругами и семьей», о значительном сужении круга интересов и общения. Ранее доставлявшие удовольствие увлечения и мероприятия становились безрадостными. Широко были представлены ипохондрические и нозофобические идеи в контексте депрессивных переживаний, которые не развивались до уровня фобий. В подавляющем большинстве случаев у них в значительной степени были представлены симптомы соматических проявлений депрессии: тахикардия, склонность к артериальной гипотензии, спастический колит. Наряду с характерным для классической депрессии снижением аппетита и массы тела, нередко отмечалось и повышение аппетита с нарастанием массы тела («стрессовая булимия»), а также нарушения сна по типу утраты чувства сна, сонливости днем и невозможности заснуть вечером, в отличие от классического варианта депрессии. У всех женщин с данным синдромом выраженность депрессивной симптоматики определялась как легкая.

Расстройство адаптации, фиксировалось наиболее редко – 12 человек (15%). Основными чертами этого синдрома являлись: пониженное настроение, тревога, беспокойство, чувство неспособности справиться с ситуацией, снижение продуктивности в повседневной жизни. Некоторые пациентки выявляли элементы вербальной агрессии в отношении вопросов, касающихся молочных желез (в частности раздражительность, гневливость в ответах, отказы отвечать на вопросы о молочных железах). Когнитивный компонент тревоги (беспокойства) был непосредственно связан с фактом предстоящей операции и ожиданием перемен в личной жизни. Он характеризовался настороженностью, переживанием состояния с желанием “что-то предпринять” в отношении скорейшего протекания послеоперационного периода. У всех 12-ти пациенток (100%) депрессивный эпизод оценивался как легкий.

В ходе данного исследования обнаружилось, что эмоционально-аффективные расстройства с наибольшей частотой выявлялись у женщин старше 40 лет (46,3%).

Дисморфофобический синдром чаще встречался у женщин с выраженными чертами женственности и у сенситивных личностей. У пациенток с данным синдромом отмечалось сверхценное отношение к эстетическим дефектам тела: размеру, форме, симметрии молочных желез. Триада, характерная для дисморфофобии: сверхценные идеи недовольства собственной внешностью, идеи отношения, депрессия и стремление к коррекции мнимого недостатка, наблюдалась во всех случаях. Идеи физического недостатка проявлялась в двух вариантах: а) в виде активного высказывания о «смирении» с мнимым дефектом тела; б) в виде вербального высказывания о возможном проведении увеличения молочных желез с помощью пластической операции. У этой группы больных нередко отмечалась «сверхценная неудовлетворенность» своим гардеробом и целенаправленный поиск «закрытой одежды» с целью скрыть имеющиеся недостатки или корректирующего нижнего белья, с помощь которого можно изменить объем молочных желез. При этом женщины были убеждены в крайне неприязненном к ним отношении со стороны окружающих из-за перечисленных недостатков (сверхценные идеи отношения), в первую очередь со стороны супруга и друзей мужского пола. Подавленное настроение при дисморфофобии наблюдалось во всех случаях.

Следует отметить, что в группе женщин, в возрасте 20 – 29 лет (38,8%), чаще, чем в других группах, отмечалась масса претензий сверхценного характера в адрес близких людей, в частности отношения к их проблемам. Высказывания этих пациенток носили выраженную аффективную окраску и насыщенность: «Почему же никто не понимает, что это большая проблема для меня», «какие душевные муки я испытываю, из-за того, что мужчины не обращают на меня внимание».

Еще один ведущий клинический синдром объединил расстройства сексуальной сферы. Чаще данный синдром встречался у женщин с выраженным истероидным радикалом. У них отмечалось негативное отношение к своему внешнему виду (и прежде всего к молочным железам), недовольство своими половыми контактами, которые «не приносят чувство удовлетворения». На протяжении последних 6-8 месяцев они отмечали сексуальную дисфункцию. Пациентки из этой группы предъявляли жалобы на отсутствие оргазма, генитальной реакции (увлажнения слизистой влагалища), снижение полового влечения, отсутствие интереса к половой жизни.

Данная группа расстройств была представлена двумя вариантами: отсутствием чувства сексуального удовлетворения или недостаточностью генитальной реакции. При отсутствии чувства сексуального удовлетворения, несмотря на возникновение генитальной реакции в виде любрикации во время сексуальной стимуляции, последняя не сопровождалась приятными ощущениями или приятным возбуждением, что проявлялось также в уменьшении возбудимости и удовлетворенности. Сексуальное возбуждение при этом либо не приходит, либо является лабильным и преходящим, сопровождаясь недостаточностью сексуального наслаждения и чувством неудовлетворенности. Наслаждение часто снижено, редко возникающее возбуждение с требованием оргазма для удовлетворения собственной потребности достигается с большим трудом. Вследствие отсутствия эмоционального удовлетворения у этих женщин легко возникало чувство собственной ненужности. Чувство же страха или тревоги при этом отсутствовало.

При отсутствии генитальной реакции любрикация не возникала во всех соответствующих ситуациях, либо увлажнение появлялось вначале, но оказывалось недостаточным для обеспечения субъективно приятной интродукции полового члена. В части случаев любрикация присутствовала лишь при мастурбации. Данный вид нарушений относится к расстройствам комплекса сексуальной готовности, т. е. физиологического обеспечения готовности женщины к коитусу. При этом недостаточное увлажнение влагалища и расслабление его мышц затрудняют интроитус и весь ход полового акта. Чаще всего расстройства комплекса сексуальной готовности возникают как следствие «неприятия» партнера и отсутствия желания близости с ним либо недостаточного сексуального возбуждения в случаях неадекватной или слишком кратковременной стимуляции со стороны партнера, генерализованного снижения (отсутствия) либидо, а также при неблагоприятной ситуации, вызывающей у женщины различные опасения. Появляющаяся при этом сухость слизистой влагалища затрудняет фрикционные движения, которые сопровождаются сильным трением и вызывают болезненные ощущения у женщины.

Указанные нарушения отмечались, как правило, наиболее часто в возрастной группе 20 – 29 лет (24,5%). При этом женщины высказывали еще ряд жалоб – на сниженное настроение, недовольство своим внешним видом, отсутствие сексуальной привлекательности.

Выводы. Анализ относительно пограничных нервно-психических нарушений у женщин с увеличивающей маммопластикой выявил их достаточно широкую распространенность и клинический полиморфизм как в феноменологических проявлениях, так и по тяжести симптоматики. Эмоционально-аффективные расстройства с наибольшей частотой отмечались у женщин старше 40 лет (46,3%), а дисморфофобический синдром и расстройства сексуального спектра выявлялись у лиц до 29 лет (38,8% и 24,5% – соответственно). Характерной особенностью пограничных психопатологических нарушений вне зависимости от синдрома была специфическая окраска переживаний в контексте изменения состояния молочных желез и, в частности, нарушений в межличностных отношениях. Из вышеизложенного следует, что данная категория женщин нуждается в медико-психологическом обследовании и динамическом наблюдении с оказанием им психокоррекционной и реабилитационной помощи.

ПОГРАНИЧНЫЕ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ У ЖЕНЩИН, ОБРАЩАЮЩИХСЯ НА УВЕЛИЧИВАЮЩУЮ МАММОПЛАСТИКУ
Written by: Дюрягина Татьяна Анатольевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 04/25/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.03.2015_03(12)
Available in: Ebook
28 Мар

ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ ОБОРОТНЫМ КАПИТАЛОМ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Оборотные средства и управления ими играет важную роль в прибыльности и риске предприятий, оказывая влияние на формирование их ценности. Существует множество причин управления оборотным капиталом. В частности, важность управления оборотными активами состоит в том, что они могут занимать до половины всего имущества, а в торговых организациях и более того. Достаточный уровень текущих активов позволяет добиваться приемлемой отдачи на инвестиции и наоборот, недостаток ликвидных активов создает угрозы для ведения нормальной производственно-хозяйственной деятельности.

Традиционно управление оборотным капиталом рассматривается в контексте риска-прибыли. Согласно концепции взаимосвязи риска и прибыли, инвестиции с более высоким уровнем риска приносят большую прибыль. Напротив, предприятие имеющее запас ликвидности и соответственно меньший риск, вынуждены мириться с меньшей рентабельностью инвестиций в оборотные активы.

В связи с этим цель управления оборотным капиталом заключается в установлении оптимального баланса между различными составляющими оборотных средств и выбора источника финансирования.

Управление оборотным капиталом реализуется на двух уровнях:

  1. Анализ коэффициентов, который позволяет осуществлять мониторинг общей тенденции величины оборотного капитала и определять области, требующие особого режима управления;
  2. Управление отдельными составляющими оборотного капитала, которые требую эффективного управления посредством использования различных инструментов и стратегии.

При управлении оборотным капиталом на основе баланса главная задача обычно формулируется как обеспечение оптимального уровня ликвидности, т.е. оптимального соотношения текущих активов и текущих обязательств.

Кроме того, следует учитывать, что управление оборотным капиталом является составной частью общего менеджмента. Необходимость эффективного управления оборотным капиталом должна рассматриваться неотрывно от финансовой и нефинансовой деятельности организации.

Эффективное управление оборотными активами организации во многом зависит от правильного выбора источников их финансирования. На рисунке 1 представлена структура источников финансирования оборотных активов.

 

Рисунок 1. Структура источников финансирования оборотных активов.

 

Оборотный капитал – это часть капитала организации, вложенная в оборотные активы, определяющаяся как разность между оборотными активами и кредиторской задолженностью.

Кредиторская задолженность – это задолженность организации перед другими предприятиями и лицами: поставщиками, бюджетными фондами, персоналом.

Чистый оборотный капитал – это часть оборотного капитала, состоящая из собственных оборотных средств и долгосрочного заемного капитала. Он рассчитывается как разность между оборотными активами и краткосрочными обязательствами, включающими краткосрочные кредиты, займы и кредиторскую задолженность.

Краткосрочные кредиты и займы – это финансовые ресурсы, предоставляемые предприятию кредитными учреждениями под проценты на период не более 12 месяцев.

Собственные оборотные средства – это собственный капитал организации, инвестированный в оборотные активы, определяющийся как разность между собственным капиталом и внеоборотными активами.

Долгосрочный заемный капитал – это кредиты и займы, предоставленные предприятию на срок более 12 месяцев.

Для производственного предприятия характерно, что оборотный капитал в полном объеме формирует запасы, частично покрывает дебиторскую задолженность, а кредиторская задолженность служит источником для формирования высоколиквидных активов.

Определение потребности в оборотном капитале связано с выбором между высоким уровнем риска, связанного с недостатком оборотного капитала и высоким удельным весом кредиторской задолженности, и чрезмерным удорожанием финансирования, вызванного значительным удельным весом оборотного капитала, а в его структуре – собственных оборотных активов.

Потребность предприятия в оборотном капитале напрямую зависит от потребности в оборотных активах. В таблице 1 представлены формулы для расчета потребности оборотного капитала.

Таблица 1.

Определение потребности оборотного капитала организации.

Показатель

Формула для расчета

Пзсм – потребность в капитале для финансирования запасов сырья и материалов Пзсм = МЗпл / 365 * Тзсм,

где МЗпл – планируемый расход материалов за год, руб.;

Тзсм – нормативное время пребывания запасов сырья и материалов на складе, дней.

Пнп – потребность в капитале для финансирования запасов незавершенного производства Пнп = (Спл * Кн) / 365 * Тпр,

где – Спл – планируемая себестоимость продукции за год, руб.;

Кн – нормативное значение коэффициента нарастания затрат;

Тпр – нормативная продолжительность производственного процесса, дней.

Пгп – потребность в капитале для финансирования запасов готовой продукции Пгп = Спл / 365 * Тгп,

где Спл — планируемая себестоимость продукции за год, руб.;

Тгп – нормированное время пребывания готовой продукции на складе, дней.

Пдз – потребность в капитале для финансирования дебиторской задолженности Пдз = Впл / 365 * Тдз,

где Впл – планируемая выручка, руб.;

Тдз – плановый срок погашения дебиторской задолженности, дней.

Пдс – потребность в капитале для финансирования высоколиквидных активов Пдс = (Пзсм + Пнп + Пгп +Пдз) / (1-Кл) * Кл,

где Кл — норматив доли высоколиквидных активов в оборотных активах.

КЗпл – плановая кредиторская задолженность КЗпл = (Спл  + Рплк + Рплу) / 365 * Ткз,

где Спл – планируемая себестоимость продукции за год, руб.;

Рплк – плановые коммерческие расходы, руб.;

Рплу – плановые управленческие расходы, руб.;

Ткз – плановый срок погашения кредиторской задолженности, дней.

ОКпл – потребность в оборотном капитале ОКпл = Пзсм + Пнп + Пгп +Пдз + Пдс — КЗпл

Как видно из таблицы 1 потребность в оборотном капитале определяется плановым объемом производства, плановыми расходами сырья и материалов, при этом необходимо установить нормативный срок хранения запасов, нормативный срок погашения дебиторской и кредиторской задолженности.

После определения уровня потребности в оборотном капитале необходимо оценить эффективность его использования и рассчитать рентабельность оборотного капитала по формуле:

Рок = ЧП/ОК*100 = ОА/ОК * В/ОА * ЧП/В*100 = Мок * Коа * Рп,     (1)

где Рок – рентабельность оборотного капитала, %;

ЧП – чистая прибыль, руб.;

ОК – оборотный капитал, руб.;

ОА – оборотные активы, руб.;

В – выручка, руб.;

Мок – мультипликатор оборотного капитала;

Коа – коэффициент оборачиваемости оборотных активов;

Рп – рентабельность продаж, %.

В соответствии с этой моделью рентабельность оборотного капитала зависит от величины мультипликатора оборотного капитала, коэффициента оборачиваемости оборотных активов и рентабельности продаж. Чем выше значение показателя рентабельность, тем выше эффективность управления оборотным капиталом и более устойчивое финансовое состояние предприятия.

Определив источники финансирования оборотных активов, потребность и эффективность их использования, необходимо установить стратегию финансирования оборотных активов.

Консервативная стратегия определяется тем, что вся постоянная часть оборотных активов и значительная доля переменной части оборотных активов финансируются чистым оборотным капиталом. Данная стратегия не рискованная и с высокой стоимостью.

Агрессивная стратегия характеризуется тем, что переменная и значительная часть постоянных оборотных активов финансируется краткосрочными кредитами и займами, и кредиторской задолженностью. Такая стратегия дешева и рискованна.

Компромиссная стратегия – это баланс между устойчивыми источниками финансирования и постоянным оборотным капиталом, а также между неустойчивыми источниками финансирования и переменными оборотными активами.

Сравнительный анализ альтернативных стратегий управления оборотным капиталом представлен в таблице 2 [3, с. 204].

Таблица 2.

Сравнительный анализ стратегий управления оборотным капиталом.

Сравнительные признаки Агрессивная стратегия Компромиссная стратегия Консервативная стратегия
1.Величина текущих активов Высокая доля в составе всех активов предприятия Текущие активы составляют половину всех активов предприятия Низкий удельный вес текущих активов в составе активов предприятия
2.Оборачиваемость текущих активов Длительный период оборачиваемости Средний период оборачиваемости Небольшой период оборачиваемости
3.Величина текущих пассивов Абсолютное преобладание краткосрочного кредита в составе всех пассивов Нейтральный уровень краткосрочного кредита в общей сумме всех пассивов предприятия Низкий удельный вес краткосрочного кредита в составе пассивов либо его отсутствие
4.Источники краткосрочного финансирования За счет краткосрочного кредита финансируется не только переменная часть текущих активов, но и часть постоянных текущих активов Финансирование одной части переменных оборотных активов осуществляется за счет долгосрочных пассивов, другой — за счет краткосрочных обязательств За счет краткосрочного кредита покрывается лишь переменная часть текущих активов предприятия. Вся остальная потребность в оборотных средствах покрывается за счет постоянных пассивов
5.Рентабельность текущих активов Низкая Средний уровень Высокая
6.Запас ликвидности Высокий Средний уровень Низкий
7.Сочетаемость различных типов политики управления текущими активами с политикой управления текущими пассивами Агрессивной политике управления текущими активами может соответствовать агрессивный или компромиссный тип политики управления текущими пассивами Компромиссной политике управления текущими активами может соответствовать любой тип политики управления текущими пассивами Консервативной политике управления текущими активами может соответствовать любой тип политики управления текущими пассивами
8.Особенности При такой политике у предприятия повышается уровень эффекта финансового рычага Модели управления наличностью (Баумола и Миллера-Орра) применимы только для компромиссной стратегии управления текущими активами Данная политика эффективна при условии глубокой проработки объемов продаж, четкой организации взаиморасчетов, налаженных связей с поставщиками сырья

Выбор стратегии финансирования оборотных активов, потребности в оборотном капитале зависит от позиции организации на рынке, ее кредитоспособности, рентабельности собственного капитала и инвестиционной активности.

Литература:

  1. Бережной В.И., Бережная Е.В., Бигдай О.Б., Зенченко С.В., Лебедева К.Ф. Управление финансовой деятельностью предприятия: учебное пособие // Финансы и статистика, 2011 г. — 336с.
  2. Бороненкова С.А. Управленческий анализ: учебное пособие // Финансы и статистика, 2010г. — 384с.
  3. Негашев Е.В. Анализ финансов предприятия в условиях рынка: учебное пособие — М.: Высшая школа, 1997. – 192с.
  4. Когденко В.Г., Мельник М.В., Быковников И.Л. Краткосрочная и долгосрочная финансовая политика: учебное пособие // Юнити-Дана, 2012 г. – 477с.
  5. Максимова А.И., Мохина М.И., Наумкова О.Г. Финансовый менеджмент: учебное пособие // АНО ВПО «Пермский институт экономики и финансов», 2010. – 130с.
    ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ ОБОРОТНЫМ КАПИТАЛОМ
    В статье рассматривается структура источников финансирования оборотных активов, определяется потребность и эффективность управления оборотным капиталом. Описываются стратегии финансирования оборотных активов. Стратегии финансирования оборотных активов, потребность оборотного капитала, рентабельность оборотного капитала, чистый оборотный капитал, собственные оборотные средства.
    Written by: Осипенкова О. Ю., Матненко Н. Н.
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/30/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.03.2015_03(12)
    Available in: Ebook
28 Мар

ВЛИЯНИЕ ПАРАМЕТРОВ СТАЛЬНЫХ СТЕРЖНЕВЫХ КОНСТРУКЦИЙ НА ТЕХНОЛОГИЧНОСТЬ ТРАНСПОРТИРОВКИ АВТОМОБИЛЬНЫМ ТРАНСПОРТОМ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Одним из наиболее важных способов оптимизации технологических процессов в проектировании, изготовлении, транспортировке и монтаже стальных конструкций является повышение комплексной технологичности. [1]

Основным требованием для возможности применения в организации, изготавливающей и монтирующей данные конструкции, является-высокая точность определения показателей технологичности (включение в него оптимального количества параметров технологичности изготовления, транспортировки, монтажа и параметров конструкции) с учетом различий в технологии изготовления, транспортировки и монтажа. [1]

Подбор оптимального варианта геометрической формы происходит путем оценки параметров вариантных типов конструкций и определения на основании их: конструктивной технологичности, технологичности изготовления, технологичности транспортировки и монтажа и далее комплексной технологичности в условиях конкретной технологии изготовления, транспортировки и монтажа, на основании значения которой и делается выбор. [1]

Оптимизация отдельных частей (узел, стержень) конструкции происходит за счет изменения значений параметров этих частей имеющих наибольшее влияние на комплексную технологичность.

Такой подход позволяет увеличить комплексную технологичность по сравнению с традиционным вариантным проектированием. [1]

В основе оценки технологичности транспортировки лежит сравнение заполнения объема транспортного средства конструкцией фактической с некоторым базовым (идеальным) значением. За базовое значение принимается заполнение кузова балкой, без боковых пластин, так как максимальная масса сконцентрирована на минимальном объеме именно в этом типе конструкций.

Функциональная зависимость показателя технологичности транспортировки от параметров конструкции сформулирована автором статьи следующим образом:

Ктр=f(X10, X3 , X15 ,X16 , X17)                                                                 (1)

где X10-масса конструкции, кг

X3-длина конструкции, м

X15-высота конструкции, м

X16-ширина конструкции, м

X17-выступающие элементы, м

X10, X3, X15, X16 – параметры элемента конструкции – стержень,

X17-параметры элемента конструкции – краевые и промежуточные узлы.

Показатель технологичности транспортировки находим с помощью альтернативной формулы из исследования [2]

Для определения значения показателя технологичности транспортировки по различным типам вариативных конструкций необходимо вывести уравнения регрессии в зависимости от параметров конструкции  в соответствии с следующим алгоритмом:

-выбор определенного типа конструкции;

-создание выборки конструкций данного типа с различными  параметрами (X10 , X3 ,X15 –X17) ;

-статистическая обработка данных, методом регрессионного анализа с помощью программы Statistica в соответствии с руководством пользователя [3];

-подбор уравнения регрессии для данного типа конструкции;

-оценка точности уравнения (F), степени общей корреляции (R), детерминации (R2), вероятности принятия гипотезы (p) и коэффициента Стьюдента (S) по каждой независимой переменой;

-в случае удовлетворительных значений F, R, R2, а также p, S по каждому параметру зависимости — принятие данного уравнения регрессии;

-факторный анализ по каждой переменной с определением раздельного коэффициента детерминации (“вклада” параметра в общее значение функции).

Уравнение регрессии технологичности по транспортировке имеет линеаризованный вид со степенными переменными:

Коэффициенты перед переменными находятся путем статистического  регрессионного анализа выборки  и записываются автором в таблицу 1 в зависимости типа конструкции.

Талица 1

Слагаемые  уравнения регрессии технологичности транспортировки вариативных стальных стержневых конструкций

Факторный анализ в программном комплексе “Statistica” произведен путем определения коэффициента раздельной детерминации и дал следующие результаты “вклада” каждого фактора в общую технологичность и “вклада” по элементам: стержень, узел, в таблице 2

Талица 2

Коэффициенты раздельной детерминации

Конструкция

Стержень

Узел

Пролетные Х10 Х3 Х15 Х16 Х17
Балка прокатная 0,12 0,18 0,21 0,21 0,72 0,22 0,22
Балка перфорированная 0,08 0,18 0,21 0,21 0,72 0,22 0,22
Балка гофрированная 0,12 0,18 0,21 0,21 0,72 0,22 0,22
Ферма гнутосварного профиля 0,08 0,12 0,36 0,56 0,42 0,42
Ферма уголкового профиля 0,08 0,12 0,43 0,63 0,35 0,35
Стоечные              
Колонна сплошная 0,11 0,17 0,20 0,20 0,68 0,30 0,30
Колонна решетчатая из двух швеллеров 0,08 0,17 0,18 0,18 0,61 0,33 0,33
Колонна решетчатая из двух балок 0,08 0,17 0,18 0,18 0,61 0,33 0,33
В таблице 2.

d2-коэффициент раздельной детерминации фактора.

 

Проанализировав коэффициенты раздельной детерминации по отдельным параметрам технологичности транспортировки вариативных  стальных стержневых конструкций автор сделал следующие выводы:

1)Узлы оказывают незначительное влияние на технологичность транспортировки для всех типов балок.

2)В конструкциях ферм и всех типов колонн узлы оказывают значительное влияние на технологичность транспортировки. Данное обстоятельство объясняется достаточно большими размерами базовых плит колонн, значительно выступающих за стержень  колонны, а  также значительным уменьшением объема при выступающих узловых пластинах ферм из-за их большой высоты. При увеличении расстояния транспортировки до объекта возрастает целесообразность приварки выступающих элементов на монтажной площадке.

3)Определяющим значением для ферм из гнутосварной трубы являются выступающие элементы, это объясняется увеличением объема занимаемого данной фермой в 3 раза.

Алгоритм определения технологичности транспортировки:

1)Выявление параметров стальной стержневой конструкций X103, Х15-X17  .

2)Вычисление технологичности транспортировки вариативных конструкций с использованием  уравнения регрессии (2) и таблицы 1.

Выведенные автором уравнения регрессии для типовых вариативных стальных стержневых конструкций позволяют определить показатель технологичности транспортировки конструкций при перевозке автотранспортом. Факторный анализ позволил определить направление оптимизации в рамках конкретных конструктивных форм.

Список литературы:

  1. Колчеданцев Л.М., Ульшин. А. Н. Повышение комплексной технологичности стальной стержневой конструкции путем совершенствования конструктивно-технологического решения // Журнал “Жилищное строительство”. —СПб, 2015-№1-С.1-3
  2. Булгаков С.Н. Технологичность железобетонных конструкций. — М.: Стройиздат, 1983. — 303 с
  3. Буреева Н.Н. Многомерный статистический анализ с использованием ПК “STATISTICA”-Нижний Новгород: Издательство НЦ Информационно-телекоммуникационные системы , 2007-112 с.
    ВЛИЯНИЕ ПАРАМЕТРОВ СТАЛЬНЫХ СТЕРЖНЕВЫХ КОНСТРУКЦИЙ НА ТЕХНОЛОГИЧНОСТЬ ТРАНСПОРТИРОВКИ АВТОМОБИЛЬНЫМ ТРАНСПОРТОМ
    Written by: Ульшин Алексей Николаевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/22/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.03.2015_03(12)
    Available in: Ebook
28 Мар

БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА В УСЛОВИЯХ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Современная общемировая и национальная экономическая действительность дает основания утверждать, что государственно-частное партнерство становится эффективной формой сотрудничества государства и частного бизнеса по многим направлениям. Наибольшая востребованность механизма ГЧП, пожалуй, наблюдается в сфере реализации инновационного развития российской экономики. Природа инноваций такова, что ей свойственно большие риски и неопределенность в получении дохода в то время, как экономический механизм ГЧП способен создать мотивационную составляющую управления инновациями. Как мы видим, со стороны государства существует устойчивый спрос на результаты научно-технических достижений, что является важнейшим инструментом снижения рисков инвестиций частного бизнеса и укрепления доверия кредитных организаций при реализации различных проектов в сфере НИОКР.

Государственно-частное предпринимательское партнерство (ГЧПП), соединяя преимущества частной инициативы с преимуществами государства в осуществлении проектов, требующих масштабных затрат ресурсов, а также концентрации значительных ресурсов на ключевых направлениях развития, имеет давние традиции в истории России. В частности, освоение огромных ресурсов Урала и Сибири осуществлялось на основе государственно-частного партнерства, когда царская власть предоставляла крупным предпринимателям государственные подряды на освоение целых регионов.

В последние годы, в связи с все более очевидной неудачей неолиберальных подходов, предполагающих минимизацию роли государства в экономике страны, все больше внимания уделяется возвращению идей государственного частного партнерства.

Государственно-частное предпринимательское партнерство тесно связано с национальными проектами, которые только начинают набирать силу.

В качестве принципов государственно-частного предпринимательского партнерства можно назвать следующие:

Принцип 1 – общественная польза: государственно-частное предпринимательское партнерство должно быть ориентировано на общественную пользу в качестве главной целевой установки. Государственно-частное предпринимательское партнерство призвано служить интересам общества в целом, в том числе, партнерство в сфере городского автотранспорта должно соответствовать жизненно важным интересам населения города, которые в своей существенной части носят взаимопротиворечивый характер. Например, интенсификация потоков городского автотранспорта необходима для перемещения пассажиров и грузов, но в то же время негативно сказывается на экологической ситуации в городе. Соответственно, при целевой ориентации на общественную пользу необходимо не только искать оптимальную меру между удовлетворением противоречащих одна другой потребностей, но и искать эффективные способы нейтрализации противоречий. В отношении приведенного выше примера, такая нейтрализация может осуществляться путем изменений конструкций автомобилей в направлении экологичности, т.е. в переходе на более экологичные источники питания, допустим, на топливо «аквазин» (изобретено проф. Э.И. Исаевым) или, даже, на электрическую тягу, путем рационализации маршрутов городского транспорта, путем проведения масштабных мероприятий по озеленению города и т.д.

Ориентация государственно-частного предпринимательского партнерства на общественную пользу в качестве главной целевой установки, не означает, что в таком партнерстве должны подавляться целевые установки на прибыль, накопление частного денежного капитала и т.п. Все такие целевые установки не только общественно оправданы, но и являются мощной мотивацией социально-экономического прогресса. Здесь необходимо отметить, что получении прибыли и накопление денег должно осуществляться в русле достижения общественной пользы, аналогично тому, как в свое время Генри Форд накапливал частный капитал путем деятельности, которая обогащала всю родную для него страну – США, способствуя массовой автомобилизации населения, стимулируя значительное расширение строительства, металлургии, химии, машиностроения, создавая высокооплачиваемые рабочие места и т.д. В отличие от этого, такой крупный предприниматель-финансист, как Джордж Сорос, накапливал свой капитал на основе разного рода спекуляций, не приносящих обществу никакой пользы и наносящих огромный вред экономики целых стран, в частности, Малайзии.

Принцип 2 – нравственность: государственно-частное партнерство должно основываться на высокой нравственности; к партнерству не следует допускать лиц с сомнительной репутацией. Нравственная основа государственно-частного партнерства является обязательным условием устойчивого и взаимовыгодного сотрудничества государственных и частных структур.

Взаимодействие в экономике различных субъектов хозяйствования и государственных структур при корыстно-эгоистических установках взаимодействующих лиц, стремящихся достичь собственной односторонней выгоды в ущерб интересам других участников этого взаимодействия (так называемое, псевдопартнерство), никогда не сможет стать ни стабильным, ни эффективным. Только взаимное согласование противоречивых интересов участников партнерства и направление их в русло общественных интересов, может обеспечить его стабильные эффективные результаты, а все это возможно обеспечить лишь на фундаменте нравственности.

Партнерство на фундаменте высокой нравственности, во-первых, ориентировано в качестве главной цели на общественную пользу при достижении частных целей в ее рамках, а, во-вторых, приводит одновременно и к общей (коллективной), и к частной выгоде, что достижимо через создание синергетического эффекта значительной величины.

Принцип 3 – заинтересованность: государственно-частное предпринимательское партнерство предполагает высокий уровень заинтересованности обоих сторон, участвующих в партнерстве, и всегда должно носить взаимный характер. Высокий уровень заинтересованности сторон, участвующих в государственно-частном предпринимательском партнерстве, является обязательным условием деятельности этого партнерства. Ведь частные лица и структуры, если они не будут в этом сильно заинтересованы, вообще не примут участия в таком партнерстве, а государственные структуры, если их представители не испытывают сильной личной заинтересованности в партнерстве, сведут его к формальным бюрократическим процедурам. При всем этом, реальные интересы государственных и частных сторон, участвующих в партнерстве, требуют их взаимного согласования.

Принцип 4 – взаимная ответственность: участники государственно-частного партнерства несут взаимную ответственность друг перед другом – юридическую и экономическую. Все участники государственно-частного партнерства, как со стороны частных, так и со стороны государственных структур, участвуя в этом партнерстве, тем самым берут на себя ряд конкретных обязательств, обусловленных этим участием. Если данные обязательства нарушаются той или иной стороной, в том числе и государственным (городским) органом власти, то все нарушители обязательств, включая и государственные структуры, а не только частные, должны нести как юридическую, так и экономическую ответственность, которая должна быть заранее оговорена в договоре государственно-частного партнерства.

Принцип 5 – законность: государственно-частное партнерство следует осуществлять в соответствии с законами и другими нормативно-правовыми актами при приведении законодательства в соответствие с реальными здоровыми экономическими интересами сторон. Государственно-частное предпринимательское партнерство следует осуществлять в полном соответствии с действующим законодательством, тем более что представители государства в этом партнерстве не только не должны нарушать законодательные нормы, но и им следует всемерно способствовать их соблюдению. Однако, многие законодательные нормы, особенно применительно к хозяйственной сфере, еще далеки от совершенства, не соответствуют реальным здоровым экономическим интересам в обществе. Соответственно, государственные и частные структуры, участвующие в партнерстве, призваны инициировать предложения по совершенствованию действующего законодательства, ориентировать общественное мнение в направлении совершенствования правовых норм, не соответствующих задачам социально-экономического развития общества.

Принцип 6 – прозрачность: государственно-частное предпринимательское партнерство должно быть полностью открытым и носить прозрачный характер. Исключением может стать государственно-частное предпринимательское партнерство, связанное с обороной и др., и, следовательно, может носить закрытый характер, что связано с необходимостью соблюдения государственной тайны. Государственно-частное предпринимательское партнерство на уровне города всегда без каких-либо исключений должно носить открытый характер, быть полностью прозрачным по ряду причин: эффективное взаимодействие усилий государственных и частных структур предполагает полную открытость информации, необходимой для принятия оптимальных решений. Открытость является одним из необходимых условий для создания высокого общественного имиджа партнерства; а прозрачность исключительно важна для контроля за его осуществлением, противодействия коррупции, прикрываемой видимостью государственно-частного партнерства.

Принцип 7 – конкурсность: отбор предпринимателей для осуществления программ, проектов, выполнения заказов и т.п. должен проводиться на основе конкурсности. С целью отбора наиболее эффективных и перспективных партнеров на стороне частных структур и отдельных частных лиц, а также с целью противодействия коррупции, когда наделенные властными полномочиями госслужащие, движимые корыстными интересами, передают госзаказы, подряды и т.п. не наиболее эффективным их исполнителям, а тем, кто обеспечит большую выгоду лично чиновнику. Принципиально важно, чтобы конкурсный отбор не носил формального характера, не использовался в качестве прикрытия для отбора частных юридических и физических лиц по произволу чиновника, движимого корыстью. Заметим, что если чиновников вознаграждать не только заработной платой и привилегиями, но и прямой долей от реально полученного эффекта от государственно-частного партнерства без ограничения абсолютной суммы, то у чиновников появится интерес отбора честных и надежных партнеров на основе определения их эффективности.

Принцип 8 – сочетание плана и рынка: развитие государственно-частного предпринимательского партнерства на основе взаимодействия планово-распределительных и рыночно-капиталистических методов при обеспечении стратегического подхода к задачам, решаемым в ходе этого партнерства. Как планово-распределительные, так и рыночно-капиталистические методы имеют свои сильные и слабые стороны. Поэтому наилучший результат достигается при разумном сочетании, взаимодействии плановых и рыночных методов. Собственно, и само государственно-частное предпринимательское партнерство является в своей сущности взаимодействием планово-распределительного и рыночно-капиталистического подходов к решению сложных социально-экономических задач.

В период непрерывного реформирования советской экономики, начатого с решений сентябрьского Пленума ЦК КПСС 1965 года и продолжаемого вплоть до распада СССР в августе 1991 года, в экономику Советского Союза, являющуюся в своей сущности мобилизационной экономикой планово-распределительного типа, постоянно встраивались, в том или ином виде, рыночные механизмы и формы хозяйствования, связанные с повышением самостоятельности предприятий и организаций и их ориентацией на прибыль. Однако, все эти попытки рыночного реформирования советской экономики не только не дали положительных результатов, но и привели к значительному снижению эффективности экономики страны. При постоянном росте масштабов производства, качественные показатели экономического развития ухудшались, а темпы роста снижались. Такая ситуация породила в определенных кругах миф о несовместимости плана и рынка, стала использоваться в качестве одного из аргументов за применение неконсервативной, т.е. либерально-рыночной концепции экономики в форме монетаризма.

Между тем, ряд стран, например, Германия и Япония, а в настоящее время и Китай, показали полную совместимость рыночных и плановых методов хозяйствования, если их сочетать достаточно разумным образом.

В связи с этим возникает вопрос, почему в СССР не удалось достичь оптимального сочетания плановых и рыночных форм и механизмов хозяйствования.

На этот вопрос уже дан ответ в ряде публикаций. Дело в том, что рыночные формы и механизмы пытались встраивать в планово-распределительные формы и механизмы, что заведомо было обречено на неудачу, порождая, так называемый, затратный механизм хозяйствования, ориентированный на искусственное накручивание валовых стоимостных показателей в ущерб интересам реального дела. Ведь нацеленность на увеличение объема реализации продукции, массы и нормы прибыли при условии гарантированности сбыта продукции системой централизованного материально-технического снабжения приводила к искусственному разделению стоимостных итоговых показателей путем сознательного увеличения затрат на производство (чем больше затраты, тем больше цена, выручка от реализации и прибыль).

Между тем, существует другой путь взаимодействия плана и рынка, базирующийся на трехсекторной экономике:

— планово-распределительном секторе, работающем исключительно в соответствии с государственными директивными плановыми заданиями, без каких-либо попыток внедрения в него рыночных методов и механизмов хозяйствования, с ориентацией не на прибыль, а на непосредственное удовлетворение потребностей общества и государства (как это и было в СССР до 1965г., но только с той разницей, что подобный механизм хозяйствования охватывает не всю национальную экономику, а только один из ее секторов, хотя и весьма важный – это, прежде всего, отрасли ВПК и инфраструктуры);

— регулируемом рыночном секторе (с применением всего спектра мер госрегулирования, но при этом рыночные начала хозяйствования являются базовыми, первичными, а регулирующие отношения добавочными, вторичными (в советской экономике была совершена заведомо неудачная попытка создать систему сочетания плана и рынка таким образом, что первичным оказался план, а рынок вторичным);

— нерегулируемом рыночном секторе, но функционирующем в рамках общего правового поля экономики.

Принцип 9 – контролируемость: обеспечение действенного контроля за всеми стадиями сотрудничества и его конечными результатами. Контроль является необходимым условием всякой экономической деятельности, направленной на общественное благо, тем более, что к этой деятельности непосредственно подключены государственные структуры. Контроль необходим и со стороны вышестоящих органов государственной власти, и со стороны общественности. В то же время контроль нельзя превращать в средство мелочной бюрократической опеки, проводя разного рода мероприятия контроля в ущерб реальному делу. Ряд названных ранее принципов – общественная польза, нравственность, конкурсность являются важными предпосылками для осуществления принципа контролируемости, что касается принципа 3-го – взаимной заинтересованности, то в случаях общественно-здорового государственно-частного партнерства, основанного на началах нравственности, он способствует осуществлению контролируемости, а в случаях коррумпированности властных структур, подлежащих контролю, данный принцип существенно ослабляет действенность контроля (порождает ситуацию, выраженную народной поговоркой – «рука руку моет»).

Принцип 10 – взаимосочетаемость: взаимосочетаемость предпринимательской инициативы и инновационности с возможностями государства (в том числе и на уровне города) концентрации ресурсов всех видов на ключевых направлениях развития. Частное предпринимательство в его рыночной и непосредственной форме имеет неоспоримые преимущества в области инициативности и инновационности перед неизбежно сильно формализованными действиями функционеров государственных структур на всех уровнях власти. Между тем, инициативность и инновационность являются ключевыми факторами научно-технического и социально-экономического развития.

Однако, в сравнении с частными структурами, государственные структуры имеют на порядок больше возможности в масштабах, вовлекаемых в активное применение ресурсов всех видов и их концентрации на ключевых направлениях развития. Кроме того, только государственное воздействие на развитие экономики позволяет ввести его в русло стратегически выверенного курса. Таким образом, взаимосочетаемость преимуществ частнопредпринимательской инициативы с концентрацией государством ресурсов (в том числе на уровне крупного города) на ключевых направлениях стратегии социально-экономического развития является важным фактором государственно-частного предпринимательства.

Принцип 11 – синергетичность: нацеленность государственно-частного предпринимательского партнерства на максимизацию синергетического эффекта. Синергетический эффект является высшей формой экономической эффектности, позволяя получать дополнительный, при чем весьма значительный результат за счет рационального комбинирования факторов производства всех видов – труда, земли и природных ресурсов, техники, денежных средств, результатов НИОКР и т.д. Соответственно, государственно-частное партнерство, соединяя в себе преимущества частной инициативы и инновационности с преимуществами государственного воздействия на воспроизводственный процесс, с одной стороны, обладает огромными возможностями для создания синергетического эффекта, а, с другой – должно быть ориентировано на его максимизацию.

Принцип 12 – устойчивая эффективность: всемерное обеспечение устойчивого высокоэффективного социально-экономического развития. Данный принцип отражает достижение конечного результата, получаемого в результате следования всем ранее изложенным принципам, притом, что все эти принципы:

— взаимопроникают один в другой;

— активно взаимодействуют между собой по принципу прямой и обратной связи;

— взаимно усиливают друг друга;

— в своем системном взаимодействии дают существенно увеличенный общественно полезный результат при условии следования этим принципам в практической деятельности.

Литература:

  1. Брагин Н.И. Государство и рынок. – М.: Союз, 2000; Экономика России /Колл. авторов. – М.: Союз, 2000. – 318с.
  2. Ведута Е.Н. Государственные экономические стратегии. – М.: РЭА им. Г.В. Плеханова, 1998. Новый курс для России. // Обозреватель- Observer. 1998. №№ 4, 6, 7.
  3. Данилов А.И. Комбинационный экономический эффект: понятие, формирование, генерирование. – М.: ИВЦ «Маркетинг», 2001 – 179с.
  4. Сальникова Т.С., Хончев М.А., Волкова Н.М., (2013), Интеграция высшей школы, науки и производства на основе принципов государственно-частного партнерства. Бизнес в законе, 3: 118-122.
  5. Сизов В.С. Стратегическое управление воспроизводственным процессом. – М.: Экономист, 2004. – 238с.
  6. Толмачева Р.П. Экономическая история. – М.: КТК «Дашков и К0», 2004. – С. 501 – 575.
    БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА В УСЛОВИЯХ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
    Written by: Матненко Н. Н., Сальникова Т. С.
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/29/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.03.2015_03(12)
    Available in: Ebook